Операция "Наставник"

Форма произведения:
Рассказ
Закончено
Операция "Наставник"
Автор:
Maxfactor
Аннотация:
Рассказ хронологически последний в серии, перед ним еще три или четыре, так что, может быть, кое-что будет неясно. Потом выложу его в основной сборник, как время подойдет. Итак, Кларенс Т. Хантер все же попал в мир Мстислава Когана Вестфолк.
Текст произведения:

 

Операция «Наставник».

(Хантер в Вестфолке.)

 

Кларенс Т. Хантер выбрался из теплой и соленой, словно человеческая кровь, воды, присел на носовую посадочную опору и залюбовался Шейлой. Рассекая подернутую рябью гладь точно рассчитанными взмахами рук, она мчалась к берегу, точно электрическая торпеда.

Девушка вихрем вылетела на берег и схватила Кларенса за руку:

- Ты все, что ли? Накупался? – в ее голосе сквозило недоумение.

- Разве я не говорил тебе, что не умею плавать? Ну, то есть, теоретически знаю, как. Я прочитал массу инструкций и руководств. Но почему-то на практике я иду ко дну. Буль-буль.

Оранжево-красная в свете заката волна с шипением накатила на берег и отхлынула, унося в океан желтый песок.

Шейла почесала в затылке:

- Ты похож на книгу. Перелистываю тебя и постоянно узнаю что-то новое. Давай поплещемся… хотя бы.

Кларенс нехотя встал и окинул взглядом напарницу. Нагая Шейла напомнила ему деву-воительницу с картинки: такая же прекрасная и в то же время грозная и подтянутая. Кубики пресса играют под бронзовой кожей втянутого живота. Беспомощный взгляд оленьих глаз на самом деле обманчив: он сулит надежную защиту другу и скорую гибель врагу.

Вздохнув, Хантер посмотрел на свою мертвенно-бледную руку и попытался втянуть чуть выпирающий живот.

Шейла расхохоталась:

- Да не переживай! Ты тоже хорошо выглядишь.

Что-то сдавленно пискнуло. Хантер сорвал со стойки скомканную куртку и выхватил из кармана коммуникатор. Глянул на экран и крикнул:

- Труба зовет!

Шейла схватила одежду и влетела в люк. Хантер плюхнулся в кресло, поднял звездолет и понесся над изрытой воронками пустыней.

 

Дверь в кабинет профессора Невтриносова была гостеприимно распахнута. Хантер плюхнулся на стул. Шейла скромно устроилась на диване. Она с удивлением воззрилась на конструкцию в человеческий рост, походившую на произведение безумного скульптора в стиле кубизма:

- Что это… профессор?

- Робот Кустодия, - важно сказал ученый и открыл крышку ноутбука. – О нем позже. Как прошел отпуск?

- Слишком затянулся. Мы побывали на двух курортных планетах, в центре, прочитали несколько лекций в интернатах для детей… - начал было Хантер.

- На какую тему? – осведомился Невтриносов.

- Романтика или рутина: служба в космическом десанте, как альтернатива скучной жизни на всем готовом. Шейлу слушали, раскрыв рты!

- Зато Хантера едва не закидали пирожными. Он попытался познакомить детей с энергетической системой десантного челнока, - отозвалась Шейла, продолжая изучать робота.

- В его стиле, - Невтриносов почему-то довольно хмыкнул. – Значит, отпуск удался? Что ж, я рад. У меня для вас две новости.

- Хорошая и плохая? – Хантер попытался заглянуть в ноутбук профессора.

- Одна точно хорошая. Совет одобрил создание команды «Дракон». «Призрачный» пришлось опустить – слишком длинно и напыщенно. Поздравляю. Теперь вы муж и жена…

- Что? – одновременно вскричали Кларенс и Шейла.

Ученый от души расхохотался:

- Видели бы вы свои физиономии, - проговорил он, вытирая глаза платком. – Не буду вас мучить: теперь вы – Зуб и Коготь. Специалисты по решению особых проблем.

- Значит, я все-таки лишилась лучшего инструктора по рукопашному бою? – спросил с порога приятный женский голос.

Хантер обернулся и честно уставился в обманчиво безмятежное лицо майора Агнессы Крамер.

- Дверь никто не удосужился закрыть, - любезно пояснила она. – Ваше совещание слышно, наверное, во всем Центре.

- Мы же вроде договорились, что Шейла будет совмещать…

- Не надо вешать мне лапшу на уши, первый уорент-офицер Хантер! – осадила его Агнесса. – Профессор, я с вами разговариваю!

- Будете оспаривать решение Совета? – спросил ученый.

- Разумеется, нет. Но то, что вы сделали – возмутительно со всех точек зрения! Мало того, что вы сорвали мне график подготовки новобранцев, так вы еще и превратили моего подчиненного в какого-то авантюриста! До свидания, профессор! Я больше вас видеть не желаю!

- Постойте! – отчаянно крикнул Хантер, чувствуя себя виноватым. – Останьтесь, майор. Умоляю вас!

Безмятежное выражение лица Агнессы не изменилось ни на йоту. Майор немного поколебалась, закрыла дверь и села возле Шейлы, возвышаясь над своей маленькой подчиненной на голову.

Профессор оперся подбородком на руки:

- Нас прервали, когда я собирался сообщить вам вторую новость… не знаю, хорошую или плохую. Несколько дней назад пропала связь с одним из наших… эээ… гм…

- Засланцев? – ввернул Хантер.

- Скорее, поверенных. В своих кругах он был известен, как барон Ральн. Есть подозрение, что его взяли в плен. Вам надо его разыскать. Заодно проверите систему орбитального перехода.

Хантер пришел в полный восторг:

- Ух ты! Я давно слышал о ней, но не думал, что кто-то сумел ее создать. Там проблемы с линиями равных энергий.

- Именно. Это не все, - ученый пощелкал клавишами ноутбука. – У меня кое-что накопилось. Испытаете: воскресительную машину четвертой модели – она теперь называется демортификатор, новый аварийный пищевой регенератор, большой экспедиционный вездеход, летающий мотоцикл на антигравах, гиперзвуковой антиматериальный пистолет и робота Кустодию…

- Только взлететь сначала попробуем со всей этой ерундой, - съехидничал Хантер.

Ученый почесал квадратный подбородок.

- Робота Кустодию можно не брать. Испытаем здесь. Экспедиционный вездеход и мотоцикл – тоже. Но демортификатор проверьте. А новая пушка должна тебе понравиться. Ты любишь такие штучки.

Ученый выложил на стол большую кобуру. Хантер вытащил тяжелый пистолет с длинным и необычно толстым стволом, и положил на рукоятку боевой разрядник. Для сравнения.

Ученый нахмурился, но промолчал.

- Майор! – воскликнул Хантер. – Сколько у вас высадок?

- Девятнадцать… боевых. И пятьдесят восемь на симуляторе.

- Отлично. Не хотите поехать с нами? Оценить нашу, так сказать, тонкую работу?

- В самом деле, майор? – подхватил ученый. – Миссия несложная и вполне официальная. Разрешение вашего начальства я выбью – запишем вам экспедицию, как двадцатую высадку.

- У меня много дел, - Агнесса провела ребром ладони по горлу.

- У вас вроде как есть заместители? – подколол ее профессор. – Соглашайтесь, майор. Я вижу, вы сгораете от любопытства.

По-прежнему безмятежная Агнесса покачала головой, но вдруг передумала:

- Хорошо! Но только завтра! Я должна отдать распоряжения на время моего отсутствия.

- А я думал, вылетим немедленно, - вздохнул Хантер.

- Данные в звездолет когда будем вводить, а? Параметры перехода, последние известные координаты барона. К тому же у тебя сегодня брачная ночь. Бери свою голубку… скорее, дракониху и топай в гнездышко, - едко сказал профессор.

Хантер с трудом подавил желание запустить в Невтриносова пистолетом. Сунул разрядник в карман, взял Шейлу под руку и побрел в свою комнату, унося на спине ехидный взгляд ученого.

 

К полудню Хантер наконец-то оделся, схватил Шейлу за руку и потащил ее к звездолету. Агнесса в полевой униформе, с десантным ножом на поясе, скучала у выхода на посадочную площадку.

Хантер открыл люк, забрался в командирское кресло и тщательно пристегнулся.  Несколько минут он, водя пальцем по экрану, сверял данные навигационной системы с цифрами в коммуникаторе.

- Вот это да, - заметила Агнесса с откидного сиденья. – Хантер, ты на весь корпус прославился, как отъявленный разгильдяй. Никогда бы не подумала…

- Когда на кон поставлена собственная шкура обо мне можно подумать и не то, - пробурчал Хантер, сверяя последнюю колонку.

- Старт! – крикнул Кларенс и, не трогая ручек управления, запустил программу.

Засвистели вихревые двигатели, посадочная площадка ринулась вниз и превратилась в серую точку на фоне ослепительной желтизны песков. Через минуту на дисплее вспыхнула надпись «орбитальный переход» и мир за прозрачным фонарем кабины расплылся в чернильную мглу.

Наваждение длилось пару секунд. Кутерьма за броней рассеялась. «Призрак» словно налетел на невидимую стену и провалился к укрытой облачной мутью поверхности планеты.

Отключился автопилот и Хантер схватился за ручки управления. Звездолет не слушался, его неудержимо тянуло вниз, к зазубринам горных отрогов. Корпус вибрировал, словно по нему колотили тысячи стальных молоточков, вихревые двигатели надсадно верещали, указатель компенсатора перегрузок бесновался и «Призрак», точно пуля на излете, бессильно падал на заснеженные скалы.

Хантер сбросил тягу. Визг двигателей смолк, теперь они лишь негромко посвистывали на холостом ходу. Скорость упала. Машина выровнялась и нехотя перешла в горизонтальный полет.

- Контрольный опыт! – крикнул Хантер, перевел звездолет в набор высоты и двинул ручку тяги.

«Призрак» пронизал облака, и, казалось, вырвался на свободу. Ослепительное солнце залило кокпит желтовато-белыми лучами. Внезапно корпус затрепетал, и машина рухнула вниз, будто ее швырнула оземь невидимая рука.

- Удивительно, - сказал Хантер и потянул ручки управления, уворачиваясь от выросшего прямо по курсу горного пика. – Такое чувство, будто что-то не дает набрать нам орбитальную скорость.

- Интересно, что будет, если подойти к планете снаружи… ну, из глубокого космоса? – Шейла размышляла вслух.

- Гениально! - восхитился Хантер. – Наверное, нас бы отбросило назад и вышвырнуло с орбиты куда подальше. Теперь-то ясно, почему профессор заморочился с орбитальным переходом.

- И? – безмятежно спросила Агнесса. – Что дальше?

- Да ничего, - огрызнулся Хантер. – Будем выполнять задание. Может, я чего и придумаю. Жаль, картографирование накрылось – придется летать вслепую и вглухую. Кстати, пикантная подробность: транссветовой связи нет.

- Как… нет? – прошептала Шейла. – Как-то же барон связывался… со своими кураторами.

- Это нам и предстоит выяснить.

Кларенс развернул звездолет. Горы остались позади: лесной массив обволакивал их, вдаваясь между вершинами темно-зелеными языками.

- Солдаты! – крикнула Шейла, указывая куда-то вбок. – Я вижу, как блестят латы!

Грязно-желтая лента дороги вилась между деревьев.

- Я могу их расстрелять! Из нейтронных пушек, – ответил Хантер.

- Зачем? – воскликнули одновременно Шейла и Агнесса.

- Вот и я думаю: зачем? Лишний расход энергии…

 Лес понемногу редел, сменяясь разделенными перелесками бирюзовыми лугами. Какое-то поселение – два десятка домиков, окруженных частоколом из почерневших от времени бревен, уплыло под атмосферную плоскость. Кларенс накренил машину и на вираже разглядел обугленные остатки сарая. На единственной улице не было ни души.

Хантер сделал круг, выпустил посадочные опоры и посадил звездолет рядом с оградой. Интересно, куда пропали все жители? Нет, куда может исчезнуть население в Средневековье и без того понятно, вопрос только, где трупы?

- Кларенс, - Шейла отстегнула ремни. – Вернись, мы тебя потеряли!

- Да ладно, потеряли, - едко заметил Хантер. - Век бы не видели, правда? Идем в разведку. Все вместе.

- Мне кажется, кто-то должен оставаться в звездолете, - откликнулась Агнесса.- Пока мы не убедимся в безопасности.

- Я уже убедился, когда нарезал круги над этим стойбищем. Мимо сенсоров даже полевая мышь не проскользнет, не то, что человек. Нет здесь никого живого.

Хантер нацепил кобуру с гиперзвуковым пистолетом, спустился в шлюз, открыл оружейный сейф и похолодел.

- Вы меня будете бить, - проблеял он, разглядывая пустой ящик. – Я все стволы сдал на пристрелку… То есть, пристреливал я их, конечно, сам, но как-то поленился тащить обратно… Думал, мы вдвоем дотащим…

- Шпак! – презрительно выплюнула майор Крамер.

Шейла прижала Хантера к переборке. Тот сжался и втянул голову в плечи, закрывая макушку руками.

- Тебя и бить-то противно. Тряпка!

- Постойте! – взмолился Хантер. – У меня есть старинный револьвер! Семизарядный! Подарок друга!

- Неси! – десантница разжала отнюдь не дружеские объятия.

Кларенс, будто новобранец в наряде, мухой слетал в каюту и принес оружие и патроны. Шейла пощелкала барабаном и сунула револьвер в походную сумку.

Хантер перевел дух и спрыгнул в густую траву. Агнесса сглотнула слюну:

- Мертвечиной несет – хоть топор вешай.

- Верно, - отозвалась Шейла. – Вонища ужас.

Хантер втянул носом воздух и своим подпорченным обонянием уловил едва ощутимый запах разложения.

- Да, есть малость…

- Малость? – возмутилась Агнесса и зашагала к сгоревшему сараю. – Да здесь не продохнешь!

Она глянула между обугленных бревен и губы ее сложились в тонкую складку. Но через мгновение Агнесса вновь смотрела безмятежным взглядом юной девушки.

- Мне кажется, я их нашла, - спокойно сказала десантница. – Все мертвы.

Кларенс осторожно посмотрел в щель и с трудом подавил приступ тошноты. Кровь отхлынула от лица.

Тела были изувечены до неузнаваемости: белели ребра, из ужасных ран сизыми петлями вывалились ошметки внутренностей. У некоторых трупов не было ни рук, ни ног, лишь обломки костей, словно лишенные коры ветки, торчали наружу. Что-то зашипело и Хантеру показалось, будто в отвратительной груде мертвецов кто-то зашевелился.

- Трупные газы, - равнодушно заметила Агнесса. – Никому не кажется, будто людей кто-то ел?

- Неважно, - ответил Хантер. – Придется вам поработать лейхентрагерами в этой чудной комнате смерти. Заняться уборкой тел, так сказать. Ну, раз уж мы не захватили с собой робота Кустодию.

- Может, надеть костюмы химзащиты? - отозвалась Шейла.

- Не возражаю. Лучше с автономной системой дыхания.

Хантер открыл грузовой люк, выдвинул пандус и вывел гусеничную тележку с демортификатором. Аппарат был похож на солярий: точно такой же полый цилиндр длиной примерно в рост высокого человека, и панель управления с экраном и кнопками.

Крышка открылась. Девушки, в прорезиненных костюмах и дыхательных аппаратах похожие на чумных докторов из учебника истории, уже несли первую жертву – изувеченное тело подростка без обеих ног и руки.

- Класть… прямо туда? – зачем-то спросила Шейла.

- А куда еще? Плазма потом все выжгет, давай, вали жмура в аппарат!

- Прямо в одежде?

- Не знаю… Выгружай, как есть!

Шейла осторожно, словно боялась повредить покойника, опустила тело в камеру.

- Можешь не церемониться, - съехидничал Хантер, и запустил программу, стараясь не глядеть в сторону воскового лица с черными провалами вместо глаз. – Ему пока все равно.

Внутри воскресительной машины что-то засвистело и звякнуло. Щелкнул замок. Бесшумно поднялась крышка, и Хантер увидел совершенно целого, но, видимо, насмерть перепуганного подростка.

- Не.. не убивайте меня… - сказал мальчик и закрыл голову руками. Обеими руками.

- Где барон Ральн? – грубо спросил Хантер.

- Я… не знаю…

- Пшел вон! – Хантер схватил мальца за одежду и вышвырнул в траву. Тот покатился кубарем, вскочил и пустился наутек. Отбежав на сотню метров он остановился, наблюдая за пришельцами. Наверное, ему некуда было идти.

- Ты понял, что он сказал? – удивилась Шейла и у Кларенса по коже побежали мурашки. В горле мгновенно пересохло.

- Он говорит по-кериански, - прохрипел Хантер. – Мы знаем наш язык с рождения. Но мальчик не керианец… я бы это понял. Следующий!

Девушки принесли новое тело. Засвистела воскресительная машина, и еще один испуганный мальчуган присоединился к своему товарищу…

Оранжевый шар заходящего солнца скрылся за атмосферным стабилизатором звездолета. На синий пластик демортификатора упала длинная тень.

- Это все, - вымученно пробубнила из-под маски Шейла. – Никого не осталось.

На лугу как-то сама собой образовалась целая толпа крестьян. Мужчины, женщины, дети. Старики и девушки. Но никто из них ничего не знал о треклятом бароне.

- Еще одного выудила! За сараем валялся! – возвестила Агнесса, и швырнула в демортификатор тело в окровавленной рубахе. Поперек тощей шеи крестьянина, словно еще один рот, багровела зияющая рана.

В который раз открылась крышка и Хантер безразлично спросил:

- Где барон?

- Так энто… милсдарь… наверное, капитан его забрал.

- Какой капитан?! Куда?! – встрепенулся Хантер.

- Откуда ж мне знать, куда, милсдарь? – затряс бородой крестьянин. - А капитан… как бишь его… Орстед! Он же барона побил, наверное он и забрал! Сарай поджег кто-то, мы  водой заливали… а дальше не помню…

- Шейла! – крикнул Хантер. – Освежи ему память.

Увидев сверкающую огромными глазами-стеклами фигуру с птичьим клювом, старик забился, замолотил узловатыми пальцами по внутренней обшивке демортификатора и тонко завыл, будто ему воткнули под ноготь иглу. По толпе пролетел многоголосый вопль, и крестьяне, как по команде, бухнулись на колени.

- Стоп! – скомандовал Хантер. – Девочки, снимайте маски. Не то, боюсь, ему вторично потребуются услуги воскресительной машины.

Шейла сбросила дыхательный аппарат, сняла капюшон и вытерла с лица пот. Швырнула крестьянина оземь и поставила на впалую грудь ногу.

- Пощадите! Я больше ничего не знаю! – заголосил тот.

- А кто знает? Изобретатель Вилли Пат?

- Неееее… Знааааа…

По лугу, перекрывая завывания старика, прокатился странный звук. Хантеру показалось, будто страдающий насморком  великан захотел прочистить ноздри. Крестьяне пустились наутек. Из перелеска, обломав молодое деревце, выползло черное существо и, сопя, вразвалку зашагало прямо к звездолету.

Сухо щелкнул револьверный выстрел. Выпущенная Шейлой пуля, очевидно, лишь раззадорила чудовище. Оно прибавило шагу.

Кларенс вытащил из кобуры гиперзвуковой пистолет. Мушка ходила ходуном перед глазами, спусковой крючок заупрямился, никак не желая поддаваться. Хантер взял себя в руки, повернул флажок предохранителя и выжал, наконец, спуск.

Над ухом, казалось, рявкнуло крупнокалиберное орудие. Из всех звуков мира остался лишь всепоглощающий звон. В грудь ударила тугая воздушная волна. Хантер попытался удержаться на ногах, рухнул навзничь и треснулся спиной о воскресительную машину.

Агнесса налетела разъяренной фурией. Десантница обхватила рукоятку пистолета обеими руками, выпрямилась и выстрелила. В лицо резко ударил ветер. Белесая полоса протянулась над поляной. Монстр вспух алым пузырем и разлетелся в клочья. Там, где он только что шел, осталось лишь кровавое пятно, да несколько черных лоскутов лениво опускались на землю.

Хантер несколько раз вздохнул, приподнялся и сел прямо на траву. Шейла, глядя в лицо, беззвучно шевелила губами. В ушах щелкнуло.

-…жив? Кларенс, не молчи! Пожалуйста!

- А ничего пушка! – лицо Агнессы осталось безмятежным, но глаза горели, как у девочки, которой подарили на день рождения новую куклу.

Кларенс швырнул ей кобуру.

- Держи. Мне хватит разрядника. И, конечно, Шейлы с ножом и револьвером.

В траве, ни жив, ни мертв, лежал селянин. Хантер наступил ему на руку, достал из кармана пассатижи, пощелкал у него перед носом и спросил:

- Где найти капитана Орстеда? Отвечай!

- Я… неее…. знааа…. – проблеял крестьянин.

- Отпусти старосту, пришелец! – произнес чей-то уверенный голос.

Возле частокола стоял высокий человек с арбалетом.

- Я его и пальцем не тронул, - ответил Хантер.

- Вижу я, как не тронул! Ногти щипцами рвать собрался! Он тебе что сделал?

- Ты слышал вопрос? Вот и помоги старосте! Или тебе капитан дорог, как память? Ты вообще сам-то кто?

- Охотник за оборотнями. Когда-то меня звали Эйрен.

- Ну так вот, Эйрен! Или ты говоришь мне, где твой капитан или я перережу глотку этому… а… не перережу. Ну вас, - Хантер схватил крестьянина за шкирку, приподнял и смачным пинком указал ему дорогу. Тот, не веря свалившемуся с неба счастью, припустил со всех ног, споткнулся, поднялся и рванул вслед за остальными сельчанами.

Кларенс выключил демортификатор и приказал тележке возвращаться. Повинуясь заложенной в памяти программе, умная машина въехала в грузовой отсек. Захлопнулся люк.

- Адью! – бросил Кларенс охотнику и добавил: - Девочки, за мной!

- Стойте! – крикнул Эйрен. – Капитан Орстед с отрядом ушел на восток. Наверное, он сейчас в городе. Если повезет, можете встретиться с ним в какой-нибудь корчме.

- Слушай, а барон Ральн тебе незнаком? Может, составишь нам компанию? Понимаешь, если мы возьмемся за поиски всерьез, наломаем немало дров. Нас ведь никто не остановит.

- Я это уже понял, - охотник разрядил арбалет и закинул оружие за спину. – Мне наплевать на долг, баронов, лордов и королей, но моему миру… нужна защита.

- Тогда прошу, защитничек! – Кларенс открыл входной люк.

Свободных кресел в кабине больше не осталось, и Агнесса уступила откидное сиденье гостю. Хантер вел звездолет над залитыми закатом лугами, озерами и полями, а Эйрен указывал дорогу, будто всю жизнь проработал навигатором на крейсере.

Как только стемнело, Хантер включил тепловизоры, но на горизонте уже показались крепостные стены и башни города. Кларенс прошел над паутиной улиц и плюхнул звездолет в глубокую балку в миле от защитного рва.

- Девочки, идите вы… в баню! – сказал Хантер.

- В смысле? – отозвалась Шейла.

- Мыться и спать. Вы и так накосячили. Проворонили нашего друга-охотника.

- Это ты проворонил, Хантер! – безмятежно сказала Агнесса. – Говори только за себя. Мы просто не хотели тебе мешать.

Хантер вздохнул:

- Виноват. Ну, раз так, я приготовлю автоматические переводчики.

Шейла и Агнесса не заставили себя долго упрашивать и мгновенно испарились. Хантер притащил в шлюзовую камеру постель и швырнул ее на пол.

- Какие удобства, - ухмыльнулся Эйрен. – Гляди-ка, даже одеяло.

- Захочется проветриться, нажми на кнопку, и дверь откроется, - устало сказал Кларенс. -  Погуляешь, нажми снова.

- А если я убегу?

- Можно подумать, кто-нибудь тебя здесь держит. У тебя деньги есть?

Эйрен протянул золотой с выбитыми на нем перекрещенными мечами.

- Жди, - приказал Хантер и поднялся в каюту. Сунул монету в регенератор и снял с нее образец. Запустил программу копирования и открыл дверцу. Внутри стояли аккуратные столбики монет. Кларенс положил их в мешочек, спустился в шлюз и высыпал деньги на ладонь. Эйрен только разевал рот, не в силах вымолвить ни слова.

- Монеты настоящие, - заверил его Хантер. - Даже отличаются друг от друга.

- Я не об этом, - наконец, пришел в себя охотник. – Ты собрался купить замок? Снарядить армию? Ты знаешь, какая здесь сумма?

- Мне все равно, - устало сказал Кларенс. - Возьми. Сделай что-нибудь хорошее для людей. Да хотя бы для жителей деревни.

Хантер поднялся в рабочий кабинет и достал из шкафчика два искусно сделанных ожерелья, украшенных сверкающими в свете ламп бриллиантами. Подключил автоматические переводчики к бортовому компьютеру и с головой ушел в работу. Когда он закончил, спустился в шлюзовую камеру и принес охотнику еды. Эйрена нигде не было, в открытый люк задувал прохладный ночной ветер. Порядка ради Хантер выждал несколько минут, посмотрел в непроглядную тьму, закрыл дверь и пошел спать.

 

Утром Шейла растолкала Кларенса:

- Пленник сбежал!

- Еще ночью. И стоило будить меня в такую рань по мелочам? Хотя бы до полудня могла бы дать мне выспаться.

- Ты что, знал? – растерялась десантница.

- Разумеется, - сказал Хантер и швырнул на постель ожерелье-переводчик. - Придется нам самим браться за дело. Зови Агнессу! Айда шерстить местные таверны!

Но когда Хантер открыл наружный люк, он увидел отвратительно жизнерадостного Эйрена. Тот широко улыбнулся:

- Ну и горазды же вы дрыхнуть, пришельцы! Кто рано встает…

- Тому спать очень хочется, - оборвал Хантер. – Ты что-то хотел сказать?

- Я нашел Орстеда. Он в таверне «Три толстяка» на северной окраине.

Хантер спрыгнул в траву, дождался девушек и закрыл за ними люк.

Наверное, город находился на военном положении. Туда-сюда сновали солдаты. Вооруженные короткими мечами патрули чинно прохаживались по главной улице. Тут и там пострадавшие от огня дома черными провалами зияли в рядах каменных и деревянных строений.

Но город жил. Работали лавки, таверны и даже цирюльни. Горожане, в темно-серых и черных одеждах, маячили среди людей в доспехах.

Эйрен свернул в переулок и вывел Хантера и его спутников к деревянному зданию с вывеской, на которой были грубо намалеваны три воина. Каждый держал в руках объемистую кружку.

Хантер нагло завалил прямо в зал. Три десятка человек, очевидно, еще не пьяные в дым, стучали кружками по столу. Корчмарь за стойкой наливал кому-то новую порцию горячительного. На Кларенса никто не обратил внимания, но едва десантницы переступили порог, на них немедленно посыпались оскорбления:

- Шлюхи к элю пожаловали, Дагор меня разбери! – прохрипел кто-то.

- Бабы только на это и годятся! И еще рожать!

Казалось, пол задрожал от хохота.

Эйрен указал на коренастого мужчину, развалившегося на скамейке.

- Капитан Орстед? – спросил Хантер. – Где барон Ральн?

Орстед расхохотался:

- А ты кто вообще такой, отродье Дагорово? Какое твое собачье дело, где барон?

- Государственная необходимость. Я – королевский посланник. У меня письмо к барону, - Хантер запоздало понял свою ошибку.

Заскрежетала сталь. Три десятка мечей блеснули в тусклом свете, пробивающемся из  окна, затянутого мутной пленкой. Капитан поднял руку, и в зале воцарилась тишина.

- Гони бумагу! – процедил он. – Эльнор! Обыскать!

Безусый парень подскочил к Хантеру. Агнесса лишь согнула руку в локте, юноша сложился пополам и скорчился на полу, хватая ртом воздух.

- Убейте выродков!- крикнул Орстед.

Седоусый гигант попытался ткнуть Шейлу мечом в грудь. Та легко увернулась,  подсекла противника и пнула по голове. На секунду солдаты пришли в замешательство.

- Агнесса! Стреляй! – спокойно сказал Кларенс, не давая врагу опомниться.

- Ты уверен?

- Да! В стену!

Хантер схватил Шейлу, швырнул ее на пол и зажал уши ладонями. По голове словно ударила кувалда. Пол подпрыгнул и больно врезал по ребрам. По залу пронесся ураган, сметая все на своем пути.

Когда все, наконец, стихло, Шейла помогла Хантеру подняться. В залитой веселым солнечным светом таверне царил полный разгром: оглушенные солдаты, словно сломанные куклы, корчились на перевернутых столах и стульях. Дальняя стена… нет, выстрел не пробил в ней дыру. Стены вообще не было: искромсанные обломки бревен, словно гнилые пеньки, торчали в крыше соседнего дома. И посреди хаоса и разрухи, гордая и прямая, будто крепостная башня, высилась Агнесса с гиперзвуковым пистолетом в руке. Ее обычно безмятежное лицо сияло. Но как она устояла на ногах?

- Нет, это не женщина… - только и смог вымолвить Хантер. – Это… киборг-убийца!

Первым очнулся Эйрен. Он помахал рукой и, шатаясь, заковылял к свету.

Агнесса сунула пистолет в кобуру, схватила Орстеда за шиворот, подняла и замкнула на его запястьях инкрустированные золотом наручники. Хантер оперся о Шейлу и побрел на улицу, размышляя о странных эротических фантазиях майора Крамер.

Эйрен вывел пришельцев через потайной ход. Выложенный кирпичом узкий тоннель вел почти в ту самую балку, где Хантер оставил звездолет.

У выхода Орстед окончательно пришел в себя и попытался лягнуть Агнессу. Та легко ушла от его удара, а вот капитану в наручниках деваться от ее наказания было некуда. И когда десантница рывком поставила его на ноги, Орстед, словно зомби, покорно зашагал впереди нее.

Не доходя до звездолета, Хантер скомандовал всем остановиться и вынул из кармана пассатижи.

- Орстед, ты стоишь перед великим королем стихий по имени Валя, - начал он фальцетом. – Я заточен в темнице и у меня нет никаких развлечений, кроме пыток моих подданных.

- Шут, - сплюнул капитан.

- Где барон? Я тебе сейчас ноготки-то повырываю, - сказал Хантер, щелкнув перед глазами капитана пассатижами.

Орстед презрительно фыркнул:

- Ты не палач. Воин без страха и упрека. Благородный рыцарь. Взгляд, как у тебя мне приходилось видеть много раз. Такие, как ты никогда не ударят в спину…

Хантер почесал пассатижами в затылке.

- Ну, хорошо. Я отвернусь. Тобой займется она, - ткнул он в Агнессу.

Капитан побледнел, но сказал твердо:

- Нет. Я не изменник. Я служу лорду…

- Дружок. Ты не понял. Мы будем пытать тебя до смерти, а потом воскресим. И снова будем пытать, пока ты не заговоришь.

Орстед грязно выругался и ехидно ухмыльнулся:

- У тебя нет времени. Меня будут искать и обязательно найдут. Тогда мы поговорим по-другому. Я лично вырву твои глаза и буду тянуть из тебя жилы…

- Ты, пожалуй, прав, - нарочито безразлично сказал Кларенс. - Тогда идем. Я тебе кое-что покажу.

Хантер спустился в балку и указал пассатижами на острый нос звездолета:

- Видишь это? Он летает и стреляет. Я тебя отпущу, конечно, не сомневайся. Но потом я начну борьбу за мир и не оставлю от государства камня на камне. Я разобью твоего лорда в пух и перья и устрою маленькую реставрацию. А может, и загоню вас в каменный век – мне все равно. Могу продемонстрировать огневую мощь «Призрака», если желаешь.

- Не надо… Я видел в таверне… - голос Орстеда сел. Очевидно, капитан сообразил, что дело куда серьезнее, чем он может себе представить. – Я сам приведу барона. Правда, он… как бы сказать… не совсем целый.

- Неважно. Тащи. Мы на всякий случай будем ждать внутри. Если что, разнесем в лоскуты и тебя и твое войско. Майор, освободи пленника!

Агнесса сняла с шеи позолоченный ключик и разомкнула наручники. Орстед кинулся бежать. Хантер открыл дверь звездолета и забрался в кокпит.

- А если Орстед приведет сюда гарнизон? – подал голос Эйрен.

- Как? – удивился Хантер. – Ты еще здесь? Я надеялся, ты свалил!

- Мне идти некуда. Меня видел капитан. Он с меня кожу сдерет, если поймает.

- Можно подумать, у меня здесь автобус. Места и так нет… ладно, сиди.

Капитан выполнил обещание: через пару часов два солдата приволокли под руки какого-то человека. Сам Орстед плелся чуть позади.

- Оставьте барона здесь и проваливайте, - сказал Хантер через громкоговорители.

- Нам запрещено рассказывать о вас? – осведомился капитан.

- Можешь раструбить на весь белый свет. Если желаешь отправиться на костер. Ну, или в приют для умалишенных.

Орстед и его солдаты побрели к городу. Когда они скрылись из виду, Агнесса и Шейла втащили барона в шлюзовую камеру.

- На этот раз досталось не мне, - только и смог вымолвить Хантер.

Он мысленно пожалел беднягу. Волосы барона слиплись от крови, один глаз заплыл и, похоже, вытек. Нос грязной лепешкой растекся на синем от побоев лице. Перебитая рука висела плетью.

- Как ты связывался с… нашими? – спросил Хантер.

- Ыам… Ыам… - провыл барон, едва открывая рот.

- Походу, ему сломали челюсть. Несите в трюм.

Барона положили в демортификатор. Захлопнулась крышка, воскресительная машина засвистела и дикий вопль, приглушенный пластиком, прорезал мертвую тишину.

Хантер ударил кулаком по красной кнопке:

- Отмена! Похоже, аппарат не отличает живой труп от совсем дохлого.

Кларенс запустил программу лечения. На этот раз машина защелкала, и на дисплее появились результаты сканирования. «Автоматическая коррекция?» - спросил умный аппарат. Хантер ответил утвердительно, и в демортификаторе что-то громко затрещало и зашипело. Наконец, все стихло.

Крышка поднялась, и Хантер помог целому и невредимому барону выбраться в трюм.

- Ты как связывался с нашими-то? – повторил Кларенс.

- Я не знаю, кто вы! Я говорил только с Элайшей… - ответил барон.

- С каким еще Элайшей?

- Это женщина! Правительница Северной Крепости! Лорд, наверное, уже там… Тогда ей конец… Спасите ее, прошу! – взмолился барон.

Хантер вздохнул и побрел в кокпит.

Пять человек с трудом влезли в кабину. Теперь на откидном сидении устроился барон. Агнесса и Эйрен кое-как втиснулись между кресел. Кларенс повел «Призрак» над самыми верхушками деревьев, направляя звездолет к далеким горам на севере. Ему казалось, будто ветви расступаются перед безумной мощью крылатой машины, но на самом деле, конечно, их беспокоил срывающийся с корпуса вихрь.

Внезапно барон заорал благим матом:

- Вот они! Они! Лорд!

Хантер поднял «Призрак» чуть выше. Под атмосферной плоскостью промелькнули люди, лошади, телеги. Солнце сверкнуло на полированных доспехах. Какой-то всадник запрокинул голову, разглядывая звездолет. Вся эта картина осталась в памяти Хантера навсегда, словно стоп-кадр странного и в тоже время увлекательного кинофильма.

Кларенс положил машину в глубокий вираж и помчался к  сверкающей снегом и льдом вершине. И когда у подножия окруженной лесом скалы показались обвалившиеся и закопченные пожаром крепостные стены, стало ясно: он опоздал…

Хантер двинул ручку от себя. Звездолет опустил нос и рухнул прямо в зеленое море. Хрипло вскрикнул Эйрен, отчаянно заголосил барон. «Призрак», ломая атмосферными плоскостями стволы деревьев, пронесся сквозь лес. У разбитых ворот Хантер выпустил посадочные опоры и припечатал машину к земле.

- Что, испугались? – съехидничал он и указал на просеку там, где звездолет поработал за целую лесопилку. – Для моей птички это пустяки!

Хантер стукнул уцелевшую створку ворот и осторожно заглянул во двор: повсюду виднелись следы грабежа. Постройки почернели от огня, из провалившихся крыш торчали  обугленные бревна. Каменная громада замка, увенчанная высоким шпилем, казалась покинутой обитателями: створки парадных дверей были распахнуты настежь, в узких окнах не осталось ни одного целого стекла.

Барон, испустив горестный вопль, бросился внутрь. Хантер, оглядываясь на остальных, едва поспевал за ним. Ральн взлетел по широкой лестнице и ворвался в зал, украшенный ярко-красными гобеленами…

Возле позолоченного трона рыжеволосая женщина уставилась в потолок широко раскрытыми глазами. Из ее груди торчали две стрелы, и, казалось, будто белоснежное платье украшено алыми розами. На скуластом лице застыло выражение изумления и, почему-то, неземного блаженства. Из уголков губ на пестрый ковер стекали две застывшие струйки крови.

Ральн крикнул: «Элайша!», рухнул на колени над бездыханным телом и застонал, сотрясаясь в рыданиях. Его горе было настолько искренне и в то же время неуместно, что Хантеру почему-то стало смешно, и он отвесил барону смачный пинок под зад. Тот перелетел через тело, ударился о трон и вскочил на ноги.

- Ты чего, Дагорово отродье? – набычился барон, безуспешно испепеляя обидчика взглядом.

- Агнесса, Шейла! – весело крикнул Хантер. – Возьмите этот совсем мертвый труп и отнесите на… гм… процедуру.

Агнесса схватилась за древки, потянула и вытащила их из тела.

- Вот гады, - сказала она. – Наконечники остались в ней… Бракоделы!

- Да и ладно. Попробуем прямо так.

- Я не позволю глумиться над телом своей… своей… - зарычал барон.

Хантер дружески похлопал его по плечу:

- Не надо закатывать истерики, хорошо? Ты же хочешь увидеть ее живой? Правда?

Девушки отнесли тело в трюм «Призрака». Воскресительная машина засвистела и щелкнула. Открылась крышка. Элайша раскинула руки в стороны и отчетливо проговорила:

- Мой замок лежит в руинах, люди разбежались или погибли. Я лучше умру, чем буду служить кровавому лорду! Я готова к смерти! Если у вас еще осталась хоть капля чести, убейте меня быстро!

Хантер терпеливо дождался окончания пафосного монолога.

- Не, мы только долго умеем, - возразил он и сунул ей между ровных зубов конфету. - Такие вот мы сволочи. Скушай вкусняшку, девочка.

Элайша прожевала сладость, выбралась из воскресительной машины и удивленно заморгала глазами.

- Значит, нет на свете порядочных рыцарей… - пробормотала она.

- Неа! – вздохнул Хантер. – Кончились. Сейчас другая эпоха. Лучше расскажи мне, как ты разговариваешь со своими высшими покровителями?

Элайша побледнела:

- Тайны предков я не выдам даже кровавому лорду!

- Разве я на него похож? Пойдем со мной, я кое-что покажу.

Кларенс открыл грузовой люк, спустился по пандусу на землю и подал Элайше руку. Ральн отпихнул его, схватил воскрешенную подругу в объятия и закружил, покрывая поцелуями ее лицо. Под ноги ему попалась какая-то ветка, и барон, едва успев отпустить девушку, растянулся прямо у звездолета.

- Тормоз, - подытожил Хантер. – Я бы еще в грузовом отсеке расчувствовался.

- Про меня забыл? – возмутилась Шейла и погрозила кулаком.

Неожиданно ставший воплощением любезности Хантер тут же поднялся и взял десантницу за локоть.

- Ты это… потише там, - зашептал он ей. – Операцию сорвешь. Кажется, наша голубка уже оттаяла.

- Значит, вы – люди со звезд? – сверкнула глазами Элайша. – И ваш девиз – иди, творя добро?

- Нет, у нас другой девиз. Люби себя, чихай на всех и в жизни ждет тебя успех.

Девушка покатилась со смеху. Даже серьезный Эйрен не удержался от улыбки.

- Я провожу вас в замок, - сказала Элайша. – И покажу…

- Хорошо, - перебил ее Хантер. – Правда, и так все знаю. Атмосфера прозрачна для какого-то диапазона радиоволн. Скорее всего, на стационарной орбите висит спутник-ретранслятор. Дальше объяснять? Попробуем связаться с профессором. Вдруг чего подскажет?

Элайша взяла барона под руку и, не обращая ни на кого внимания, направилась к воротам замка. Хантер закрыл грузовой люк и, спотыкаясь о разбросанные ветки, побрел за сладкой парочкой.

 

Кларенс развалился в колченогом кресле, печально разглядывая усеянный обломками аппаратуры пол. Элайша вздохнула:

 - Все разграбили солдаты. А что не поняли - разбили. Только кресло и осталось. И книги почему-то не тронули.

- Наверное, лорд не любит читать. А раз компьютерных игр у него нет, вот он и развлекается в реале, - в очередной раз съехидничал Хантер. – Я, правда, не понимаю, зачем он вообще полез в замок?

- Он себя обезопасил, - отозвался барон. - К счастью, у лорда не хватает людей, иначе он оставил бы здесь гарнизон.

- Что ж, - сказал Хантер. – В любом случае, могу доставить вас, куда пожелаете.

- Нет, - ответила Элайша. – Мы останемся здесь. Надеюсь, в ближайшее время лорду будет не до замка.

- Тогда возьмите пару золотых у Эйрена. Думаю, он с удовольствием поделится своим богатством. Остается вопрос, что делать нам?

В библиотеке повисла безнадежная тишина.

- А что за горами? – неожиданно воскликнула Шейла.

- Край вечной зимы, - вздохнула Элайша. – Ледяная пустыня.

- Интересно, я когда-нибудь попаду на планету без полярной шапки? – ввернул Хантер.

Элайша продолжила:

- По легенде, в ее сердце  дворец ордена магов. И тот, кто его найдет, станет всемогущим.

Хантер вскочил с кресла и схватил девушку за плечи:

- Карты есть? Хоть что-то?

Элайша с трудом освободилась от навязчивых объятий, достала с полки книгу. Между страниц лежал сложенный вчетверо лист бумаги. Девушка подала его Хантеру:

- Только это… Много путешественников прошло через мой замок и я объединила их заметки в одно целое.

Кларенс развернул кое-как намалеванный план. Непонятные значки, вымаранные надписи, стрелочки и кружочки привели его в замешательство. Постепенно все же он различил обозначения замерзшего леса, ледяную деревню, часть города… Жаль, что карта не в масштабе, конечно… Хорошо, что север обозначен четко.

Кто-то тронул Хантера за руку, он ругнулся и поднял глаза. Еще один листок трепетал в тонких пальцах Элайши:

- Это старый план. Может, он чем-нибудь поможет?

Кларенс глянул на одну карту, потом на другую. Какие-то значки совпадают, какие-то нет.

- У кого-нибудь есть ручка и бумага? – крикнул он.

Шейла достала карандаш и блокнот. Хантер проглядел ее зарисовки – портрет барона, таверну с посетителями, звездолет у деревни. Когда успела?

Кое-как он расчертил сетку и нанес на нее точки: поменявшиеся значки. Соединил их линией: получилось что-то вроде дуги. Начертил примерные радиусы и на их пересечении нарисовал кружок.

- Значит, у всей этой катавасии единый центр. Теперь хотя бы примерно ясно, где искать. Сегодня отдыхаем, а завтра по холодку – на мороз! – Кларенс не удержался от каламбура.

Утром Хантер поднял звездолет высоко в ясное небо, перемахнул горный хребет и помчался на север. Здесь лед победил камень и теперь лишь верхушки скал черными глыбами торчали среди гибельного безмолвия.

- На Земле такие вершины называют нунатаки! – крикнул Хантер.

«Призрак» вышел на сверхзвук. Ударная волна вздыбила снег, и белесый вихрь помчался позади звездолета, безуспешно пытаясь его догнать.

Через час Хантер понял, что промахнулся. Он взмыл на пять километров, описал длинную дугу и полетел обратно, переключив сканер на широкий угол. И все равно на экранах ничего не было.

Внезапно уши заныли от крика Шейлы:

- Там! На девять часов! – закричала она, указывая куда-то в сторону.

Хантер заложил вираж и увидел нечто, похожее на кофейное пятно на белой скатерти. И как Шейле удалось разглядеть его на таком расстоянии? Орлиный глаз!

Кларенс бросил звездолет в пике, промчался над гладкой почти черной поверхностью, развернулся и облетел сооружение, похожее на гигантскую перевернутую сковородку. Ни намека на вход.

Хантер посадил звездолет прямо на снег, прошел в каюту и достал из регенератора три тонких белых комбинезона. Один натянул прямо поверх формы, два других выдал девушкам.

- Почему ты не наденешь бронекостюм? – поинтересовалась Агнесса.

- Это нечестно. Я пойду ходячим танком, а вы будете рисковать?

Хантер спрыгнул на снег и закашлялся: мороз обжег легкие.

- Агнесса! Бахни в стену из своей пушки! – крикнул Хантер и швырнул Шейлу на снег.

В уши рубанул гром, десантницу окутал снежный вихрь. По темной глади зазмеились трещины.

- Еще раз!

Снова над головой пронеслась упругая волна, от стены откололась бесформенная глыба  и медленно, как в кино, рухнула на лед.

Выстрелы загрохотали один за другим. Агнесса скрылась в молочной пелене. Хантер уткнулся носом в плечо Шейлы, закрыл глаза и, что было сил, вжался в снег. Оглушающий гул стих, снова молотом ударил, казалось, прямо в голову и, наконец, окончательно умолк.

- Готово! – откуда-то издалека донесся голос Агнессы.

В стене зияла дыра с зазубренными краями. В лицо дохнуло сухим теплом. Хантер заглянул внутрь, посветил встроенным в разрядник фонариком, протиснулся и выскочил в кромешную тьму. Где-то наверху вспыхнул голубоватый свет, мягко заливая улицу, по которой в ряд могли бы проехать два тяжелых танка.

- Что это? – спросила Шейла, словно пытаясь пробить взглядом потолок.

Над головой нависали похожие на перевернутые пирамиды дома без окон.

Хантер втащил Агнессу и ответил:

- Керианская архитектура. Я читал в архивах: Кера была довольно прохладной планетой, если не считать полосу возле экватора. Поэтому дома строили наоборот. Крыши накапливали тепло и служили… ну как бы куполом. Приполярные города обносили стеной, защищающей от ветра.

- И люди там не видели солнечного света? – прошептала Шейла.

- Когда месяцами с неба сыплет ледяная крошка, метет поземка и облака, кажется, готовы тебя раздавить, сделаешь все, лишь бы уйти от вечного кошмара. И редкими солнечными днями вполне можно пожертвовать. Я понимаю, зачем керианцы хотели малость разогреть собственную звезду.

Что-то негромко затрещало. Хантер обернулся: пролом в стене почти затянулся, еще минута – и на ровной, темной поверхности не осталось ни царапины. Шейла, не мигая, смотрела на место, где совсем недавно белела пробоина.

- Ничего страшного, - попытался успокоить ее Хантер. – На крайний случай есть наш бравый майор.

Кларенс уверенно зашагал по улице. Агнесса заглянула в ближайшее жилище. На безмятежном лице отразилось изумление:

- Там лифт и винтовая лестница. Как у нас.

Хантер прыснул:

- А что ты ожидала? Там вроде как люди жили, а не зомби-демоны.

Улица закончилась на площади, едва освещенной сумеречным светом. В потолок упиралась светлая башня, от ближайших домов к ней тянулись балки, поддерживающие прозрачный купол.

- Здесь и можно было посидеть на солнышке, - печально сказал Хантер. У администрации.

Кларенс вошел в залитый светом круглый холл и заглянул в несколько кабинетов. Только столы, да компьютеры. Лифты, естественно, не работали, Хантер взлетел по лестнице и остановился перед закрытой дверью.

- Серверная, - прочитал он.

- Керианцы и читать умели с рождения? – озадаченно спросила Шейла. Слово «умели» отозвалось в сердце тупой болью. Оно напомнило Кларенсу о том, что планеты его предков больше нет.

- Разумеется, - ответил он. - И даже писать… конечно, как только малыш научится держать ручку.

Хантер толкнул дверь, она, к его искреннему изумлению, без усилий открылась.

В серверной горел тусклый синий свет. Несколько гладко выкрашенных стоек темнели у стены, поблескивая мертвыми глазами сигнальных ламп. У входа, рядом с распределительным щитом, монументальными башнями высились два старинных терминала. Между ними сиротливо валялся перевернутый стул.

Кларенс щелкнул выключателями. В полутьме будто вспыхнули глаза жадного зверя. Загудели вентиляторы, по экранам пробежали буквы и цифры. На белом поле появились значки. Хантер сел за клавиатуру, положил руку на сенсорную панель и облегченно вздохнул: графический интерфейс вполне человеческий. Интуитивно понятный.

Кларенс быстро нашел то, что искал: инструкции для экипажей звездолетов. Но чем больше он вчитывался в текст, чем больше изучал таблицы и графики, тем больше он хмурился, чавкал, сопел и вздыхал. Не все так просто.

- Мы не улетим отсюда? – спросила Шейла, уловив настроение напарника.

- Можно попробовать, - Хантер внимательно рассмотрел обкусанные ногти. – Но «Призрак» сможет пробить энергетическую оболочку планеты, только если я включу аварийные ускорители.

- И? – Агнесса спросила это таким тоном, будто выслушивала оправдания провинившегося новобранца.

- Гравитационный сдвиг от компенсатора перегрузок вызовет мощную ударную волну. Она разнесет все в хлам. Не знаю, какой радиус, но здесь все точно будет уничтожено.

- И?

- Разве я не сказал? Здесь, в городе, до сих пор действует установка, прокалывающая кокон планеты. Без нее мы вообще отсюда не выберемся.

- Но керианцы же как-то взлетали? – воскликнула Шейла.

- Тяжелому кораблю нужно меньшее ускорение. Будь «Призрак» хотя бы раз в двадцать массивнее… но увы.

Хантер махнул рукой и щелкнул по значку видеозаписи. Дисплей заморгал и на экране появился светловолосый молодой человек. Он покрутил в руках налобный фонарь, укусил себя за палец, сжал губы и отчетливо произнес:

- Я, главный системный администратор Тед Ал, хочу сделать важное заявление: несколько дней назад планета, известная под именем Кера, была уничтожена взрывом собственной звезды. Мы вынуждены свернуть операцию «Наставник» и отправиться на помощь выжившим. На всякий случай я разблокирую систему защиты и сниму все пароли. Может быть, мы сюда еще вернемся.

Тед немного помялся, словно ему было тяжело продолжать, и быстро заговорил:

- Мне никто не верит, но я думаю… нет, знаю: это – диверсия. Передайте… нет, ничего уже не изменить. Мне пора. Прощайте.

Кларенс внимательно изучил план базы, нашел наружные шлюзы и лишь тогда выключил питание. Экраны терминалов погасли, словно их задуло ветром. Хантер открутил болты, открыл стойку сервера и снял модуль памяти: такое сокровище оставлять нельзя.

Шейла взяла напарника за руку и повела к выходу, как обиженного ребенка.

 

Морозный воздух ударил в легкие огненными пальцами. У горизонта, затмевая мерцающие звезды, поднималась молочно-белая луна, заливая ледяное безмолвие призрачным светом.

Дверь шлюза исчезла, стена вновь стала гладкой и непроницаемой. Звездолета нигде не было видно. Очевидно, «Призрак» остался с другой стороны базы, и Хантер, застегнув термозащитный комбинезон до подбородка, потопал в обход.

Когда до звездолета осталось совсем немного, Шейла вдруг вскрикнула:

- Там! Смотри!

Не белой равнине копошились какие-то тени. Они быстро приближались, принимая очертания окутанных снежной пылью людей и животных. Агнесса выстрелила, вихрь едва не сбил Хантера с ног. Сразу несколько существ разлетелись блеснувшими в лунном свете иглами. Но чудовища наступали стеной и новые тени тут же заполнили пробитую брешь.

- Мне холодно! – Шейла поежилась.

Только теперь Хантер почувствовал, будто к его груди прижалась рука в стальной перчатке. Неужели отказала система обогрева? Нет, шпарит вовсю!

- Наверное, монстры поглощают энергию! – Кларенс достал из кармана пластиковую трубку в палец толщиной.

Агнесса бахнула еще раз, волна ледяного воздуха ударила в спину.

- Что это? – крикнула Шейла.

- Осветительная ракета! Я стащил ее со стола у профессора! Может, она отвлечет внимание тварей?

Хантер поднял руку и нажал на спусковой рычаг. Над ухом что-то щелкнуло, трубочка ощутимо лягнула по пальцам. В небо взмыла тусклая звездочка и пропала.

- Ну, значит все, - спокойно сказал Кларенс и привлек Шейлу к себе. – Иди ко мне, так теплее…

Агнесса начала стрелять непрерывно – отважная десантница не желала сдаваться без боя. Выстрелы разносили странные существа на части, но почти не замедлили чудовищ. «Да хватит!» - хотел крикнуть Хантер, но сообразил, что майор его попросту не услышит. Агнесса остановилась сама…

Небо вспыхнуло адским пламенем. Желто-зеленый слепящий свет обрушился на землю, будто возле планеты взорвалась новая звезда. В лицо ударил нестерпимый жар, он сушил глаза, стягивал кожу, и уйти, скрыться от него, казалось, было невозможно. Хантер прикрыл Шейле лицо рукой и зажмурился, но даже сквозь веки он видел оранжевые сполохи пополам с цветными кругами.

Буйство света длилось несколько минут. Наконец, обжигающие краски погасли, огненные кольца перед глазами расплылись и померкли.

Агнесса сидела на снегу и крутила головой. Она быстро вскочила, поводя стволом пистолета из стороны в сторону. Но на ледяной равнине было пусто. Чудовища исчезли.

- Ничего себе – осветительная ракета. Шейла, Агнесса, вы как? – крикнул Хантер. – Бежать сможете?

- Да!

Хантер, что было сил, припустил вокруг керианской базы. Он и сам не думал, что сможет настолько быстро добежать до звездолета…

«Призрак» завис точно над центром гигантской «сковородки». Хантер поставил машину вертикально и сказал:

- Стартуем. У нас единственная попытка. Кто-нибудь хочет сказать прощальную речь?

- Неужели тебе все это… не жалко? – вздохнула Шейла и махнула рукой, указывая вниз.

- Нет – значит, и не было! – Хантер двинул ручку тяги до упора.

Время остановилось. В полном  безмолвии звездолет ужасающе медленно двинулся в звездное небо. На указателе перегрузок вспыхнули четыре девятки – зашкалило. «Надо бы поставить еще один разряд» - мелькнула неуместная мысль.

По «сковородке», почти до самых краев, побежали трещины. Середина ее, словно по ней ударили кувалдой, провалилась и рассыпалась на мелкие осколки. Во все стороны, расходясь от центра, помчалась волна, перемалывая и унося куда-то далеко то, что еще секунду назад гордо именовалось звездной базой.

Мир оттаял. «Призрак» рванулся в небо, внизу осталась лишь белая клубящаяся муть, она заволокла собой все до самого горизонта.

Акселерометр взбеленился, цифры мелькали, как сумасшедшие. И все же они вырвались: планета быстро превратилась в отливающий бирюзой диск.

Хантер выключил ускоритель, настроил бортовой компьютер на возвращение и ушел в каюту. Заперся и рухнул на койку, не обращая внимания на попытки Шейлы и Агнессы выломать дверь. Наверное, на нем лежит какое-то проклятье: видеть в подробностях гибель родного мира.

Лишь когда звездолет вздрогнул и ушел в гиперпространство, Хантер перевернул мокрую от слез подушку, встал и отворил задвижку. Шейла заглянула ему в глаза и взяла за руки:

- Ты меня так не пугай больше, хорошо? – прошептала она.

- Все в порядке. Все хорошо. Скоро мы будем дома, - только и смог вымолвить он.

 

Увидев Хантера, Невтриносов раскрыл рот и съежился, как загнанный в угол зверь. Кларенс выхватил пассатижи и рванулся к профессору. Агнесса едва успела схватить за плечи рассвирипевшего уорент-офицера. Шейла на всякий случай преградила ему путь.

- Пустите меня! – рычал Хантер, беснуясь в стальных объятиях. – Я этому мерзавцу нос-то пооткручу! Уши пообрываю!

- Да в чем дело? – встряхнула его Агнесса.

- Да в том, что он… он… - Хантер задохнулся от праведного гнева.

- Ну?! – крикнула Шейла.

- …хотел оставить нас резидентами в проклятом Средневековье! Ты думаешь, он просто так хотел, чтобы мы тащили с собой кучу барахла? Просто так он убедил Агнессу лететь с нами?

- Зачем это ему? – озадаченно спросила Агнесса.

Хантер обмяк. Он перевел дух и продолжил поникшим голосом:

- Да не ему. Профессор выполнял чьи-то указания. Он ведь хорошо знал, что вырваться с планеты нельзя. Когда-то дальний зонд обнаружил радиосигнал Элайши. Наши ученые расшифровали его и отправили туда спутник-ретранслятор. Когда передачи прекратились, кто-то решил послать туда… постоянный контингент.

Агнесса разжала мертвую хватку и приказала:

- Уорент-офицер Хантер и сержант Гордон! Покиньте помещение! Я сама переговорю с профессором!

- Нет… нет… только не это! - застонал ученый.

Хантер закрыл за собой дверь. Шейла сочувственно улыбнулась. Они стояли, переглядываясь, пока не открылась дверь, и Агнесса не приказала:

- Заходите!

В кресле сидел растрепанный ученый и, не отрываясь, ел глазами майора. Та встретилась уверенным взглядом с Хантером и самодовольно произнесла:

- Больше он так не будет. Не переживай! Я не оставляю следов!

Агнесса хлопнула дверью. Шейла присела на край дивана. Профессор отдышался, но Хантер не дал ему опомниться:

- Курировал операцию Дасти Мэйн? – спросил он.

Ученый едва заметно кивнул. Безжалостный Хантер продолжил:

- Кто же еще мог заставить вас пойти на такую авантюру? В общем, за нарушение принципа добровольности я требую компенсации.

- Какой еще… компенсации? – профессора передернуло.

- На складе я нашел несколько дезинтеграторов. Молекулярно-резонансных. У меня в «Призраке» как раз есть свободный слот.

- Не наглей, Хантер! – ученый окончательно пришел в себя, - Использование оружия особой мощности строго регламентировано!

Кларенс фамильярно похлопал Невтриносова по плечу:

- Вообще-то дезинтеграторы – горно-геологическое оборудование. Ладно, не переживайте, вас я слишком уважаю. Пострадает разве что наш друг Дасти: ему я ничем не обязан. Будем считать, он вряд ли настучит на вас.

- Хорошо, - вздохнул ученый. – Подавись ты этим дезинтегратором, Хантер. Проваливай с глаз моих долой!

- Я еще не закончил. Профессор, какая энергия у вашего экспериментального пистолета?

Невтриносов назвал цифру. Хантер присвистнул:

- Ничего себе аппарат. Зачем столько? Слонопотамов на куски рвать?

- Ты инструкцию читал? Как называется пистолет? Какой он?

- Гиперзвуковой, - неуверенно сказал Кларенс.

- Антиматериальный! Для стрельбы по броневикам, грузовикам и прочей технике!

- Ну, в Средневековье мы разве что телеги могли крушить, - съехидничал Хантер. – Как там робот Кустодия?

- Плохой получился, - вздохнул профессор. – На испытаниях чуть не убил пятерых десантников. Отправили на доработку. Какие будут рекомендации по планете? Санировать?

Кларенс почесал в затылке разрядником:

- Пожалуй, санация здесь не поможет. Взорвите звезду. Вы же один раз это делали, правда?

Ученый стыдливо отвел глаза.

Хантер взял Шейлу за руку и повел девушку в свою комнату. Ему надо было выспаться. А модуль памяти может и подождать.

 

+1
95
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...