Хроники летающих островов. Книга 1. Призрак с Ларнии.

Форма произведения:
Повесть
Закончено
Хроники летающих островов. Книга 1. Призрак с Ларнии.
Автор:
Alber Torch
Аннотация:
Перед вами уникальный мир, состоящий из нескольких тысяч островов летающих над планетой наполненной опасностями.Это раздробленное на сотни государств общество, живущее частично в средневековье, частично в более демократичных торговых республиках. Главному герою предстоит столкнуться со многими опасностями, пока он будет пытаться спасти близких для себя людей. Это и раса укурашей, существ напоминающих зомби и таинственные тёмные, пираты этого мира владеющие секретом летающих кораблей.
Текст произведения:
                                                  ПРОЛОГ          
                                                                                   610 год с момента ухода древних
Бэрни сидел со своей сестрой на самом краю скалистого выступа и внимательно рассматривал «проплывавшие» под его родным островом земли.
— Брат, а тебе не бывает здесь страшно? — спросила его Элли. — От такой высоты меня дрожь берет.
— Держись крепче сестрёнка и все будет хорошо, — ответил ей Бэрни. — Здесь нет ничего пугающего. Ты лучше подумай о том, что эта пещера самое интересное место на нашем острове, хотя конечно есть ещё Дом Боев. Поэтому лучше наслаждайся красотой Нижних земель, так близко их никто кроме нас не видит.
— Но в чем-то Элли была и права, — подумал Бэрни. — До земель, раскинувшихся далеко внизу, было километра два, может три или четыре, трудно сказать точнее, ведь летающие острова часто меняют свою высоту. Поэтому, когда ты смотришь на Нижние земли, то начинаешь чувствовать себя маленьким и беззащитным человечком. Однако, несмотря на все эти пугающие ощущения, мир, который он видел внизу, очень сильно завораживал и притягивал к себе, заставляя приходить сюда снова и снова, ведь каждый раз ему с сестрой удавалось открывать для себя что-то новое. Вот и сейчас их остров проплывал над огромнейшим массивом леса, который простирался на многие десятки или скорее сотни километров, так как дети не видели где он заканчивается. Таких огромнейших лесов он раньше и представить себе не мог. Отсюда трудно было рассмотреть из каких деревьев он состоит, но вид его был просто потрясающий: бесконечное зелёное море до самого горизонта.
Учитель Тэйсал рассказывал им на уроках, какие могучие деревья растут внизу, стволы некоторых из них могли обхватить полностью лишь несколько человек и порой эти лесные гиганты достигали высоты ста и более метров. Как бы хотелось увидеть их поближе, а ещё лучше полазить по их могучим ветвям, не боясь получить за это взбучку от взрослых. На летающем острове таких высоких деревьев не было, в основном здесь были фруктовые сады, хотя встречались и небольшие дикие рощи. Лазание по деревьям не поощрялось, ведь они были ценными источниками плодов, орехов и древесины. Жители постоянно заботились о дарах, которые давал им остров, так как благодаря этому они были живы. Этот мир учил детей рано становиться взрослыми, они понимали, что нужно соблюдать определённые правила, тех же кто нарушал их ожидало неминуемое наказание.
Бэрни скоро шестнадцать, на острове таких считают почти взрослыми. Среди своих сверстников он не был самым высоким, но отличался довольно крепким телосложением, из-за этого местные задиры всегда обходили его стороной. Внешностью они с сестрой очень походили на маму, их бабушка говорила, что сестра её точная копия. У них были такие же светлые волосы, правда у Бэрни скорее светло-пепельные, а вот у Элли полностью белоснежные. Но самое главное, что детей всегда объединяло с мамой и на что обращали внимание чужие люди так это редкий цвет глаз, таких на острове не было ни у кого. По городу даже ходили слухи, что взгляд молодых Лейтвинов пробирает до костей и он совсем не похож на взгляд обычного человека. Но Бэрни с Элли было все равно, о чём там шепчутся местные сплетницы ведь семейство Лейтвинов всегда отличалось своей независимостью от мнения окружающих.
— Внешность Бэрни конечно у тебя от мамы, а вот характер и поступки только от твоего отца — любил повторять ему дедушка, ведь лицо внука напоминало ему больше невестку, чем своего сына.
Андал был самым старшим из рода Лейтвинов и говорил это тогда, когда кто-то из горожан в очередной раз жаловался ему на внука. Дедушкины глаза при этих словах всегда становились грустными, так как он очень скучал по своему сыну, да и по невестке тоже. Прошло уже больше десяти лет, как Темные совершили неожиданный набег на остров, враг смог захватить часть людей, оказавшихся в этот момент на фермах, среди похищенных островитян была и мать мальчика Кэйлин. Его отец Хагард не смог смириться с этой потерей, поэтому не прошло и недели, как он отправился на поиски любимой, оставив детей на попечение своим родным, с тех пор их обоих никто и никогда не видел, да и вряд ли надеялись увидеть снова. Бэрни не помнил своих родителей, лишь изредка в его памяти проскакивали какие-то смутные образы. Ему очень сильно их не хватало, но он все же продолжал верить, что когда-нибудь они вернутся.
— Ладно, хватит сидеть сестрёнка — сказал Бэрни, вставая с края пропасти. — Нам уже пора домой, ведь подъем по этим бесконечным ступенькам займёт уйму времени, а если дедушка забеспокоится, то ждёт нас наказание в виде домашней работы. Хотя нет, накажут только меня, ведь хитрая Элли всегда выйдет сухой из воды.
Сестра в ответ весело рассмеялась и ответила:
— Бяка не доволен мой. Не забывай, что раз дедушка и дядя постоянно заняты, то вся ответственность за меня ложится на твои плечи, но так уж и быть пожалею тебя.
Она встала на ходу поправляя свою помятую юбку и пошла вслед за братом к лестнице.
— Ну, спасибо тебе! — шутливо пробурчал Бэрни, догнавшей его Элли. — Скорей бы отдать тебя замуж. Хотя где найти такого сумасшедшего, который добровольно согласится испортить себе жизнь. Впрочем, жить он будет недолго, ведь ты быстро сведёшь его в могилу.
— Да ладно тебе! — засмеялась Элли — ко мне очередь будет стоять. А вот для тебя мне придётся ещё найти дурёху согласную терпеть такую недовольную бяку. Я даже представляю, как ты сидишь рядом со мной и плачешь от одиночества. Что ты там будешь говорить? О любимая сестрица и почему же все девушки избегают меня, как будто я заражён неведомой болезнью. 
Бэрни тоже рассмеялся, представив себе эту картину и вот так шутя друг над другом, они поднимались по ступенькам все выше и выше.
— Про дедушку Элли сказала правду, — подумал Бэрни, — Андал всегда был занят работой, недаром он был очень уважаемым человеком на острове. Старший из Лейтвинов входил в Малый городской совет, ему неоднократно предлагали даже стать бургомистром, но он постоянно отказывался, так как был занят изучением и починкой оружия, а также всяких приспособлений Древних в арсенале. Нельзя сказать, что он был плохим дедушкой, он любил нас, баловал всякими вкусностями, однако в тоже время оставался очень ответственным человеком и переживал за судьбу своего города. Долгие годы Андал являлся бессменным главой гильдии оружейников, самым уважаемым и опытным из них. Не было такого устройства, в котором он не разобрался бы со временем, но именно времени ему всегда и не хватало. Бэрни часто любил захаживать к нему в арсенал и наблюдать за работой оружейников. Дедушка всегда ему объяснял, что сейчас делает, показывал, как устроен тот или иной механизм древних, заставлял понять принцип его работы. Позже, уже находясь дома, дедушке нравилось задавать внуку вопросы, проверяя усвоил ли он то, чему его учил дед. Когда Бэрни хотелось выбраться на улицу, он все быстро рассказывал и бежал гулять с друзьями. Если же его не тянуло на развлечения и просто хотелось побыть дома, то тогда приходилось делать вид, что он все забыл и просить дедушку снова все объяснять. Андал даже и не догадывался, что его внук ничего и никогда не забывает. Со временем у Бэрни проявилась одна интересная особенность, если он что-то видел или слышал хотя бы мельком, то потом всегда мог это вспомнить. Благодаря этой способности учитель Тэйсал считал Бэрни лучшим своим учеником. Он думал, что молодой Лейтвин добросовестно учит дома все, что он задаёт на уроках, однако тот в это время играл со своими друзьями на улице или бегал за городом, а на следующий день за плохое знание предмета всем детям попадало от учителя, а Бэрни был единственным кто отвечал правильно. Иногда из-за этого товарищи начинали на него злиться, и тогда на следующем уроке Бэрни делал вид, что ничего не помнил и ему, как главному любимчику попадало от наставника, но зато друзья прощали его и все опять повторялось по кругу. Однако при такой феноменальной памяти Бэрни совсем не помнил своих родителей......почти не помнил.
Ступенька за ступенькой они с сестрой поднимались все выше, преодолевая этот тяжёлый и бесконечный подъем. Об этом секретном месте они узнали совершенно случайно: однажды на дедушкином столе в арсенале Бэрни увидел огромную старинную карту острова на которой и было обозначено это странное место. Наверху оно закрывалось крепкой потайной дверью с хитрющим замком, но и сам вход было непросто увидеть, он был тщательно замаскирован. Ему пришлось изрядно постараться, чтобы найти и открыть дверь, однако не зря дедушка часами вкладывал в него знания об устройствах древних, Бэрни всегда мог взломать подобные замки.
Наконец-то подъем закончился, и брат с сестрой выбрались на поверхность. Они закрыли за собой дверь, которая практически полностью слилась со скалой. Да и сама дверь заросла травой почти полностью, видно этот тоннель давно был никому не нужен, а брату с сестрой он очень даже пригодился. Вход в секретное место находились в запретной для детей зоне недалеко от каменного причала, поэтому брат с сестрой всегда были осторожны и старались остаться незамеченными. Правда несколько раз они попадались в руки бдительных охранников, но наготове всегда была отговорка: их бабушка Лэни была известной знахаркой в городе, её настои имели чудодейственную силу, а все знали, что делались они с использованием мха, который рос на этих склонах или в середине острова на горе. К горе идти было довольно далеко, поэтому дети часто собирали мох тут, охранники это знали и смотрели на такие похождения сквозь пальцы, изредка поругивая для острастки. Ведь все понимали, что возможно завтра им самим понадобиться помощь знахарки, поэтому их всегда отпускали и не вели к главе городского гарнизона Брандору. К тому же бабушка каждую неделю отправляла кого-нибудь из них занести настойку в городские казармы, так как у Брандора побаливала спина, поэтому дети всегда знали расписание патрулей, висевшее у него в кабинете. Кстати они попадались именно тогда, когда не брат, а сестра заносила настойку. С тех пор Элли всегда говорила бабушке, что пускай Бэрни ходит в замковые казармы, ибо там дурно пахнет и мужчины провожают её странным взглядом. Сестра была больше чем на год старше брата и действительно становилась уже похожей на взрослую женщину, притом на очень красивую женщину, поэтому теперь походы в замок стали только обязанностью Бэрни, зато и у охраны пропал последний шанс их поймать. С этого дня и начинаются приключения Бэрни и пускай он нам сам о них расскажет.


















ЧАСТЬ 1 НАЧАЛО.
До города было довольно близко и так как мы уже вышли с запретной территории, то можно было расслабиться. У меня за спиной болтался рюкзак со мхом, ведь в нашем потайном месте им были усеяны все стены и хватало пяти минут на сборы, а все сэкономленное время мы с Элли могли любоваться пейзажами Нижних земель. На нашем тихом острове было мало развлечений и это было одним из интереснейших, тем более мысль, что оно было доступно только нам, придавало ему ещё большую привлекательность. Можно конечно было наблюдать за Нижними землями со склонов острова, но, во-первых, это запретная для детей территория, а во-вторых склоны находятся все-таки выше чем наше тайное место. К тому же там постоянно собирались облака, в общем вид если и открывался, то не такой потрясающий, как из нашего убежища. Я даже не знаю для чего оно было предназначено, от двери шла наклонная каменная лестница под крутым углом, а в самом низу она заканчивалась большим помещением, уходившем в глубину острова на пять-шесть сотен метров, мы с Элли называли его «нашей пещерой». В конце этой «пещеры» находилась ещё одна дверь, но я так и не смог найти в ней замок, возможно, она открывалась только изнутри. Помещение было шириной больше ста метров и имело идеально гладкие стены, потолок и даже пол. Сам вход находился возле самого края, там мы и сидели, наблюдая за проплывавшими под нами Нижними землями. Иногда это были бескрайние океаны или моря, в другое время мы пролетали над высокими горами, заснеженными землями или же огромными зелёными равнинами, один раз мы даже видели гигантский по нашим меркам город, но вроде он был разрушен, хотя с такой высоты это было трудно определить. Учитель предупреждал нас, что земля внизу таит в себе очень много опасностей, поэтому древние и поселили нас на летающих островах, чтобы их потомки жили подальше от угроз нижнего мира.
В таких вот размышлениях, мы с сестрой подошли к нашему единственному на острове городу Ларнии. Такое же название было и у острова, что в переводе с древнего означало число четыре. Ворота, как и всегда днём были открыты, а подъёмный мост опущен. На самом верху сидел бдительный охранник, он внимательно посмотрел на нас, но ничего не сказал. Думаю, в наблюдательное устройство уже давно заметили наше приближение, но охрана нами не интересовалась. Их основной задачей было не дать темным или другим врагам застигнуть Ларнию врасплох. После того трагического набега, город стал охраняться гораздо лучше, до этого ларнийцы были слишком уверены в своих силах, в том, что нас бояться, поэтому мы расслабились и поплатились за это. Никто не думал, что на остров входящий в Единый союз и являющийся самым мощным его членом решатся напасть. Наш союз существовал уже 190 лет и в последнее время никто из «диких островов», так мы называли все остальные острова, не решился бы напасть на члена Единого союза. Все знали, что мы не оставим это безнаказанным, с нами было выгодно торговать, но не воевать. Другие сильные и богатые острова не рисковали сориться с союзом, многие полезные вещи они могли получить только благодаря торговле с нами. С помощью оружия которое мы им продавали богатые острова могли отбиться от нападения врагов, а также имели преимущества над более маленькими и бедными соседями, зачем пытаться бить сильного противника, когда можно ограбить более слабого, такая логика господствовала на «диких островах». До того набега о тёмных мы слышали крайне редко, некоторые их считали даже выдумкой, однако они оказались нашей злобной реальностью. В рукописях союзников за последние девяносто лет встречаются упоминания о набегах на них неизвестного врага, многие считали, что это остатки уничтоженных мальтозких работорговцев. Однако все это происходило до того, как острова вступали в наш союз, после вступления такие набеги больше не происходили. Последнее нападение было зафиксировано в хрониках союзников в 580 году, тогда тёмные напали на Тайдер, через три года этот остров приняли в союз и лишь поэтому мы узнали об этом набеге. Не обращали мы внимание и на доходившие до нас слухи с других островов, мало ли что происходит там, где царит беззаконие и правит сила. Атаки этих таинственных врагов всегда были неожиданными и удачными, так как говорили, что тёмные для того чтобы незаметно подобраться к городу, всегда использовали небольшие безлюдные острова, траектории которых были очень редкими и о них почти никто не помнил. Вычислить их могли лишь в городах нашего союза, да и то не во всех, так как это было очень трудным делом. Например, тот остров, с которого они на нас напали, был всего лишь несколько сот метров в диаметре и приставал к нам раз в 90 лет, да и то далеко от каменного причала. Это было очень странно, так как обычно все крупные и средние острова пристыковывались друг с другом причалами, это такие скалистые выступы, которые были сделаны древними для удобного перехода с одного на другой остров. Некоторые же небольшие острова могли приставать в любом другом месте, хотя в хрониках древних было сказано, что такое невозможно, но хранители со времён Темных веков начали сталкиваться с этими странностями в маршрутах летающих островов. За этими небольшими островками у нас почти никто не следил, они в основном были маленькие и появлялись очень редко. Название острова, с которого совершили набег тёмные, мы определили только через день поиска в архивах, это был небольшой остров, на котором никто не жил, он продолжил свой полет к незаселённым островам, поэтому наши воины даже не знали кому нужно мстить.
Летающих островов по записям древних было огромное количество, больших, средних, маленьких и очень маленьких, конечно большая часть из них была очень маленькими и годилась не столько ради жизни, сколько ради перемещения с одного заселённого острова на другой. Почти все их маршруты есть в книгах хранящихся в храмах знаний, есть даже маршруты тех островов, с которыми мы встречаемся раз в века или вообще не встречаемся, но объёмы этих записей просто огромны, уследить за всеми перемещениями было нереально. Несколько десятков лет назад, когда работало Большое око в храме хранителей, наш город мог контролировать маршруты островов, с которыми мы встречаемся, но со временем это сложнейшее механическое устройство вышло из строя. А с помощью Малого ока хранители могут следить в реальном времени только за парой тысяч выбранных ими траекторий. Андал все эти десять лет вместе с остальными мастерами ремонтирует Большое око, однако, когда они закончат работу неизвестно. Если бы в своё время наши предки занялись ремонтом, то возможно враг и не застал бы нас врасплох. Однако они действовали практично, достигнув мощи в составе союза, не считали нужным следить за всеми мелкими островами, и судьба преподнесла урок их потомкам, а мы его запомнили и сделаем все, чтобы не повторить свою ошибку.
Когда мы переходили подъёмный мост, Элли сказала мне: 
— Бэрни скажи бабушке, что я буду у Мэри и вернусь позже обычного.
— Да-да, как обычно вся работа достанется мне — пробурчал я, идя рядом с ней.
— Ну не будь такой бякой, тем более что я и так сегодня сильно. Хотя признайся дело ведь не в работе? Просто тебе сильно не нравится Мэри, а теперь ещё из-за неё придётся потрудиться —голос Элли был полон иронии.
Мне не нравилась Мэри, внутри это была ещё та ведьма, на протяжении многих лет она дразнила и изводила меня различными способами, например, постоянно перед всеми называла зубрилой, а не по имени. Мэри была на год старше, но ходили мы с ней на уроки в одно время. Другие девочки, смотря на неё, меня тоже так подразнивали, но редко, а вот мальчики после нескольких разбитых носов прекратили эту опасную затею. Но Мэри, эта заноза, постоянно потешалась надо мной, как будто не могла найти себе другую жертву.  
— Ладно сестрёнка, можешь идти гулять. Половину рюкзака перебирать или полный разница небольшая. А подруга твоя плохой человек, лучше бы ты нашла кого получше, ведь все не любят её из-за гадкого языка. Я бы, наверное, отправил твою Мэри на дикий остров, пускай бы там попробовала над местными потешаться.
Улыбнувшись, Элли ответила на мои слова:
— Не будь таким злым, не такая Мэри и плохая. Конечно, она иногда тебя достаёт, да и не только тебя, но в этом есть и моя вина, люблю похвастаться перед другими подружками своими родными, в том числе и братом. А она не любит, когда я кому-то столько внимания уделяю, дружим мы с ней с самого детства, а так как Мэри единственный ребёнок в семье, то и ревнует меня к тебе. Вдобавок ты тоже не молчишь, отвечаешь ей ударом на удар. Хочешь, я с ней поговорю и объясню все, гарантирую, что она сразу же перестанет тебя доставать.
— Нет уж, пускай мучается в наивных попытках пробить головой стену, мне плевать на её шуточки, просто когда-нибудь я ей все припомню.
— Бэрни, ты не любишь уступать, но это плохие мысли. Не нужно держать внутри себя на кого-нибудь зло. Она моя подруга и как-то не хочется её обижать, ведь я всегда стану на твою сторону. Ну все, я побежала, а ты не скучай, – весело рассмеялась Элли и чмокнув меня в щёчку повернула в переулок ведущий к дому Мэри.
Теперь я шёл уже один по улице ведущей в центр города, где и стоял наш дом. Жилые дома в Ларнии были похожими друг на друга, их построили из тёмного камня в четыре этажа, на концах высоких крыш торчали острые шпили. Улицы в городе за исключением главных были узенькие, а края крыш далеко выступали от стен, также они были соединены деревянными мостиками, поэтому можно было добраться из одного конца города в другой, совсем не ступая на каменную мостовую. Мы с мальчишками на свой страх и риск любили полазать по ним, хотя взрослые за это очень сильно наказывали. Мне наш город нравился, он был чистый, ухоженный, все дороги были мощённые серым камнем. У нас не было нищих как на других островах, городские власти знали, чем занимается каждый житель. Если у тебя нет средств, чтобы кормить семью, то тебе найдут работу, городу всегда нужны были разнорабочие. А вот если ты совершишь что-нибудь незаконное, то за это могли выслать на дикие, или ещё хуже на безлюдные острова, притом за тяжкие преступления ссылка была вечной. А вот там выжить было очень трудно, поэтому все жители беспрекословно исполняли закон, никому не хотелось променять сытую и спокойную жизнь на страх и опасности внешнего мира. Не на всех островах был такой порядок и спокойствие как у нас, такие города как Ларния и прочие члены Единого союза, были в меньшинстве. Даже при вхождении нового острова в наш союз, ещё проходило много времени, пока их власти приучали своих к жизни по нашим законам, но это было непременным условием, хочешь быть с нами, живи как мы. На остальных островах хватало преступников, бедности, набегов врагов, войн с соседями, восстаний недовольного населения и прочих внутренних междоусобиц, поэтому просто так в города нашего союза никого из чужаков не пускали, а вот наши граждане могли свободно перемещаться по всем союзным островам. Когда какой-нибудь чужой остров приставал к нам, то на причале сразу же выставлялось очень много охраны, которые пускали к нам чужаков только по выданным разрешениям, если это конечно не были жители с острова входящего в Единый союз. Иностранцы могли посетить на время сближения наш город лишь с разрешения властей, которое давалось, только если они приносили городу какую-нибудь прибыль. Например, им необходимо было что-то купить в наших лавках и то для этих целей на переправе всегда организовывался совместный рынок. Мы в основном никого не оставляли, все разрешения на постоянное место жительство мог дать только Малый совет. Исключения по закону делались лишь для чужаков, вступающих в брак с жителем или жительницей нашего острова. Так что наш город сильно отличался от большинства «диких островов». Во-первых, он был довольно большим, даже огромным по меркам нашего мира, около двадцати семи тысяч населения и это не считая фермеров. Во-вторых, мы были одними из самых богатых членов в союзе, так как Ларнию называли островом оружейников. Дальнобойное оружие союзников типа осадных самострелов, которые били со стен на дальние расстояния, изготавливалось из ларнийского материала тэблара и славилось на всех дальних и соседних островах. Хотя понятие соседние острова было у нас бессмысленным, так как даже те острова, которые встречались между собой несколько раз в год, в определённые моменты отдалялись просто на огромнейшие расстояния друг от друга. Но самым главным нашим богатством прибыльнее даже тэблара, была возможность делать некоторые устройства древних. Например, мой дедушка и другие оружейники из гильдии умели делать самовзводные арбалеты. Секрет их изготовления мы давно передали союзникам, но все равно ларнийские самовзводники были самыми лучшими. Стоил он баснословно дорого, но воин, вооружённый таким арбалетом, был ценнее десятка солдат с простыми арбалетами или луками. Он мог без длительной перезарядки довольно быстро выпускать от двадцати или более болтов, все зависело от вместимости барабана. Оружие древних, а также некоторые их устройства разрешалось продавать только на союзные острова, на продажу в другие места требовалось специальное разрешение магистрата. А он обязывал мастеров делать некоторые части древних устройств так, чтобы со временем они быстрее выходили из строя и требовали ремонта. Например, через определённое количество выстрелов арбалет переставал работать и нуждался в замене какой-нибудь секретной части, лишь для союзников и своего арсенала изготавливались арбалеты, которые могли стрелять в десятки раз дольше. Все делалось для того, чтобы все вокруг ценили дружбу с Ларнией, но так в принципе делали все. Мэррор, например, изготавливал всякие линзы, прицелы для наших арбалетов, наблюдательные устройства и другие вещи, где требовалась что-то прозрачное как стекло и крепкое как металл. Они владели секретом изготовления качественного нилвира, очень крепкого стеклоподобного материала. Нилвир был в десятки раз прочнее стекла, однако изделия мэррорцев для чужаков были также с подвохом и со временем нуждались в ремонте. Все члены нашего союза знали какие-то секреты, кто-то посущественней, кто-то поменьше, вместе нам жилось гораздо лучше, чем раздельно, кто не мог предоставить ничего полезного, в союз не принимался, даже если это был богатый, но не слишком ценный для нас город.
Наш Единый союз островов был самым мощным из всех известных мне союзов, были и другие, но всем им далеко было до нас по силе. Редко кто решался напасть на такого опасного противника как мы, все знали, что за это им придётся непременно заплатить. В случае войны собирался совет всех союзных островов, где составлялся план и рассчитывался маршрут, чтобы попасть на остров агрессора и вернуться назад. Каждый остров выделял примерно одну-две тысячи бойцов, вместе набиралась приличная армия, которая перемещаясь по островам попадала в нужное место и жестоко наказывала врага, даже если на это уходило уйма времени. После многих таких карательных экспедиций, все вокруг поняли, что Единый союз никогда не оставит нападение безнаказанным, мы даже придумали шуточный девиз: «врагов мы ценим и никогда не забываем». Многие почувствовали на себе что такое месть союза, наши воины в этих походах не знали жалости и сострадания. За каждого убитого союзника, мы убивали сотни врагов, выживших оставляли лишь для того, чтобы они несли остальным островам весть про нас. Один раз, зачинщики нападения даже покинули свой остров и скрывались в других местах, но мы потратили кучу монет и уйму времени, но все равно нашли их. В городе, где они были схвачены, они и нашли свою смерть, став наглядным примером для других. Эти карательные операции дали свои результаты, большинству жителей диких островов, даже в страшном сне не могла прийти мысль напасть на город или представителей Единого союза. Никто не хотел встретится со «жнецами смерти», так они называли наших воинов. Некоторые не любили наш союз, другим же он нравился, но всех их объединяло одно, они не желали стать нашими врагами, так что членство в союзе давало огромную силу. Все же кто не смог попасть к нам должны были выживать, как могли.
Не скажу, что мне очень нравилось такое положение дел, моя мама, как и тётя Нэди выросли на острове, не входящем в никакой союз, мой отец и его брат Ральф, познакомились с ними, когда наши острова сблизились. Кстати, мне всегда было интересно, почему летающие острова работают как единый слаженный механизм, почему они не сталкиваются между собой, а в определённые моменты приближаются друг к другу почти вплотную. Почему одни острова «встречаются» раз в пару месяцев друг с другом, а другие раз в год, десять или даже сто лет, а многие вообще никогда. Почему некоторые острова с землёй, водоёмами, садами, а другие каменные коробки без ничего, или есть земля, а воды почти нет. И самое главное, как могут каменные острова висеть на такой большой высоте и плавать в небе как облака. Столько вопросов, а ответов нет, загадки и ещё раз загадки, ответы знали только древние и их книги, но Темные века лишили нас этих знаний. Так вот, моя мать и тётя Нэди выросли на таком диком острове, по словам Нэди наш союз смог бы легко навести там порядок и принести справедливые законы на тысячи подобных островов, но с древних времён мы вмешиваемся, только если затронуты наши интересы. А ведь на «диких островах» гораздо тяжелей жить, чем у нас, есть огромная преступность, нищие, хватает и постоянных конфликтов с другими островами, приходиться платить дань более сильным и нападать на слабых. Так что Нэди была счастлива, что перебралась к нам, тем более что ларнийское гражданство получить очень непросто, она и моя мать стали полноправными гражданами, только родив детей от своих мужей, таковы наши суровые законы. Тётины истории на ночь, про свою жизнь на Таболе, так называется её родной остров, напоминали нам с Элли страшные сказки, но мне они нравились, правда, после них мне ещё больше нравилась Ларния. По рассказам Нэди Табол приближается к нам только раз в двадцать лет, поэтому ей повезло с него «убежать», как она выражалась. И все благодаря моей маме, Нэди была её самой близкой подругой и всегда находилась рядом, даже на свиданиях с Хагардом, а Ральф постоянно был с братом, там он и заметил эту скромную и тихую девушку. Когда до расхождения островов оставалось несколько часов и две самые близкие подружки прощались друг с другом, тогда "медленный" Ральф наконец-то решился и сделал ей предложение. Оно её застало врасплох, почти не было времени ничего сказать родственникам, или даже забрать своё приданное и Нэди отказала ему сказав, что её гордость не выдержит, так как новые соседи дадут ей прозвище бесприданница, да ещё и увидят, как ей придётся спешить чтобы успеть домой и назад. Несмотря на уговоры и мольбы Ральфа, она твёрдо стояла на своём, и тогда наша мама пошла на хитрость, она сказала Нэди, что у неё есть подарок для своих родителей и попросила передать его им заманив подругу в подвал, закрыла там и держала, пока острова не разошлись. Кончилось в общем все хорошо, правда две свадьбы пришлось сыграть только через месяц, пришлось ждать пока маму не выпустят из тюрьмы, но в итого оно того стоило, Ральф и Нэди были ей благодарны, хотя пересудов об этом хватило на многие годы, даже мы с Элли застали их.
Незаметно для себя я дошёл до рынка и проходя мимо рядов, столкнулся с Бенли сыном главного пекаря.
— Привет Бэрни, а я тебя искал. — улыбаясь сказал Бенли. — Ты не хочешь пойти сегодня в Дом Боев посмотреть на поединки? У меня завалялось несколько лишних билетов, но есть одно условие, ты должен взять с собой Элли.
Я знал, что Бенли нравится моя сестра и поэтому он всегда старался мне угодить, даже пытался со мной «неуклюже» подружиться. Но мне был как-то не интересен этот «пирожок», как его называли другие, не сказать, конечно, что он был толстым, он был просто немного упитанным, хотя и симпатичным парнем, но благодаря папе эта кличка сильно приклеилась к нему. А Элли насколько я знаю, нравился Арно младший сын бургомистра, по словам досужих сплетниц очень даже неплохая пара для неё. Хотя и Бенли был сыном главного пекаря, его папа был не последний человек в нашем городе, только этой гильдии разрешалось печь на продажу хлеб. Элли пару раз даже строила Бенли глазки, хотя мне казалось она просто так играла с ним или хотела привлечь внимание Арно. Да и не тянуло меня вмешиваться в любовные дела сестры, тем более что у неё там был полный кавардак. А ведь получить выговор от нежной и улыбчивой Элли которую именно так и видели все окружающие было делом пяти секунд, командовать она конечно умела и даже любила.
— Не знаю Бенли, меня ещё дома работа ожидает. Да и Элли вроде к Мэри пошла, так что скорее всего она будет занята, девчонки знаешь ли, — ответил я.
— Ну смотри сам, ведь сегодня будет Брон участвовать, а у меня целых четыре билета, — хитро улыбаясь, сказал Бенли.
— Брон? Ладно, посмотрим! — задумавшись, сказал я. — Жди нас через два часа возле Дома Боев, может я и смогу уговорить сестру. Но если у меня не получится, то ты все равно мне дашь билетик. Согласен на такие условия?
— Договорились Бэрни! — радостно воскликнул он. — Я буду ждать, но ты уж не обмани меня.
Его расплывшееся от счастья лицо меня даже рассмешило.
— Ну-ну, — подумал я, — если ты станешь мужем Элли, то физиономия у тебя будет не такая счастливая. Вместо будущего главного пекаря Бенли, в пекарне будет командовать Элли, а ты будешь бегать и исполнять все её поручения. Но все-таки пирожок знал, чем меня зацепить, сотник гарнизона Брон был чемпионом нашего города и самым сильным кулачным бойцом Ларнии, на его поединки было очень трудно достать билет, а просто так туда не пройдёшь особенно если ты не совершеннолетний. А тут такая возможность, осталось только бабушку уговорить отпустить меня и даже если Элли не пойдёт, я вырву у Бенли обещанный мне билетик, если понадобиться, то вместе с руками. Конечно, можно было сразу пойти без сестры обманув влюблённого парня, но меня воспитывали по-другому поступать с людьми.
С такими мыслями я и добрался до нашего дома. Он отличался от большинства соседних домов, только одной вещью, все четыре этажа принадлежали Лейтвинам. В других домах проживало две или даже три неродных семьи, в нашем же доме жили только близкие мне люди. В доме было 7 человек: мой дедушка Андал, бабушка Лэни, я с сестрой, тётя Нэди, её муж родной брат моего отца Ральф и их дочка Келли. Места было просто уйма, у каждого были свои отдельные комнаты, несколько помещений были отведены под дедушкины мастерские, Ральф обустроил даже одну под занятие борьбой и фехтованием, и все равно ещё оставалось много свободного места. Всё это богатство нам досталось благодаря дедушке и его предкам, именно их знания древнего оружия приносили нашей семье уважение в городе и обеспечивали всем необходимым. А если учитывать то, что наша бабушка была известной знахаркой, Ральф заместителем начальника гарнизона, а у Андала были три родных брата, которые занимали места в Малом совете, то влиятельнее семейства Лейтвинов у нас в городе никого не было. Даже по богатству лишь некоторые могли сравниться с нашей семьёй, но не со всеми Лейтвинами, да и то только потому, что дедушка старался сделать больше оружия не на продажу, а для городского арсенала, там хоть и платили меньше, но как говорил он мне: Зато я уверен, что оно в нас стрелять не будет.
Дедушку я очень любил, а в семье его все слушались беспрекословно, никто с ним даже и не думал спорить. Если он что-то решил, то так и будет, даже его родные братья хоть и были уважаемыми оружейниками, всегда прислушивались к его мнению. Хотя, как рассказывала бабушка, раньше с ним всегда спорил отец, по её словам, это были два непреклонных барана.
Зайдя в дом, я уселся на табурет в прихожей и принялся стягивать с себя сапоги. Дело это было не лёгким, учитывая то, что ноги у меня гудели от усталости, а руки совсем не хотели быть послушными.
Из кухни послышался голос бабушки Лэни: 
— Дети это вы?
— Я один Лэни, Элли пошла в гости к Мэри. Сказала, что придёт попозже, — ответил я.
— Ах, растёт девчонка, все ей гулять и гулять, а кто Лэни поможет настойки и мази делать, кому я буду передавать свой опыт? — послышался недовольный голос из кухни.
— Кто, кто, я, твой любимый внук, буду оружейником и знахарем одновременно, — ответил я и о чудо первый сапог с трудом, но слез с моей ноги.
— Ну я ей дам! —продолжала на кухне недовольно бурчать Лэни.
— А сестрёнка, с которой вы пылинки сдуваете, пускай с парнями гуляет! — громко сказал я, хитро решив начать свою игру.
Я помнил, что бабушка недолюбливала долгие посиделки Элли с Мэри, она понимала, что они там плетут интриги, как заполучить Арно, а сын бургомистра бабушке Лэни совсем не нравился и это ещё было мягко сказано.
— С какими такими мальчишками она там будет гулять. Опять с Мэри будут строить планы на этого безграмотного ловеласа Арно, лучше уж Бенли бы выбрала, он хоть немного полноват, но спокойный такой и главное хороший паренёк, да и родители у него прекрасные люди, не то, что этот торгаш бургомистр со своим сынком.
— О да, мне сегодня дико везёт, — подумал я про себя и продолжил свою игру, одновременно пытаясь стащить второй сапог.
— А ты знаешь бабушка, Бенли как раз сегодня пригласил меня с сестрой на кулачные бои, но я ответил, что вряд ли получится, мне тебе помогать надо, да и Элли ушла к Мэри. — сказал я якобы безразличным тоном.
Лэни вышла из кухни и уперев руки в бока как-то странно посмотрела на меня. 
— Все пропало! — подумал я, решив, что меня раскусили, но все равно сохранял спокойствие и пытался стянуть второй сапог.
Бабушка взглянула на мой полный рюкзак со мхом и сказала: 
— В принципе сырья собрал ты много, остальное я сама доделаю, да и Келли скоро придёт. А когда вы договорились встретиться с Бенли, если ты вдруг освободишься? Я ведь уверена, что ты и это предусмотрел.
— Через два часа! — еле скрывая радость, вспыхнувшую в моем голосе, сказал я, стягивая второй сапог. — Я даже ещё могу тебе помочь.
— Нет, помощь мне твоя не понадобиться, а тебе лишнее время не помешает, не так и просто будет вытянуть эту вертихвостку от Мэри. А сейчас иди к дедушке, он просил тебе передать, чтоб ты нашёл его в мастерской у него есть что-то интересное для тебя. Хотя нет, сначала поешь, а потом уже к нему, но долго не задерживайся, иди сразу к Элли. Делай что хочешь, а уведи сестру в Дом Боев, ты парень сообразительный придумаешь что-нибудь, вон как сапог снимал, даже не показывал своей радости хитрец ты мой.
Моё лицо вспыхнуло, оказывается Лэни просто так не проведёшь. Я зашёл в кухню и сев за стол начал есть блюдо из варёного тапина с мясной подливой. Тапин очень важный корнеплод на островах, Древние сделали так, что земля у нас постоянно тёплая, а так как тапин растет под землёй, то мы снимаем пять-шесть урожаев в год. Даже когда остров проходит в северных районах и наступает непродолжительная зима, тапин все равно продолжает расти. С одного его ростка получается три-четыре клубня размером с два мужских кулака. Им кормят скот на фермах, но и сам по себе вареный или жареный он довольно вкусен, а ещё его можно сушить. Не было бы его, на нашем острове могли бы прокормиться тысячи полторы, а то и меньше людей. Есть ещё эчин и эржин из одного делают салаты, а из второго пекут вкусный хлеб, они также дают хорошие и частые урожаи и в голодные годы постоянно спасали жителей летающих островов. Эти три продукта основа нашей жизни, конечно есть куча зелени которую мы выращиваем на полях и огородах, а также скот и птицы на фермах, фрукты с деревьев, но важнее этих первых трёх продуктов ничего нет.
Доев свою порцию, я встал из-за стола и сказал: 
— Большое спасибо Лэни, я уберу за собой.
— Не за что Бэрни, иди сразу к Андалу, а то он уже заждался тебя, а я сама все уберу, но помни, отдых и развлечение подарены тебе не просто так, вы с Элли должны быть на боях, подальше от этого Арно, смотри не подведи меня.
Найти Андала было не так и просто, в нашем доме у него три помещения, отданные под мастерские, плюс ещё одно на чердаке. Но раз интересное, значит что-то новое от древних, а когда он работает над загадками, то это чердак ведь дедушка любит тишину, однако там его не было. Я начал спускаться и мне повезло, дедушка был в мастерской на третьем этаже, где он любит собирать что-то небольшое, все инструменты у него там приспособлены для маленьких деталей.
— Привет дедушка, ты меня звал? — сказал я, увидев его сидящим на стуле.
— А, Бэрни, проходи и садись, я уже давно тебя жду, хочу перед тобой похвастаться кое-чем.
— Вы починили наконец-то «большое око»? — спросил я.
— Нет! — немного расстроено сказал Андал. — Бургомистр не спешит оплачивать нужные материалы, они видите ли, безумно дорогие. Хотя скажу тебе большая часть работ уже сделана, осталось совсем немного и тогда можно начинать настройку ока. Если бы было хорошее финансирование, то за год или меньше мы бы все доделали, а так будем ещё лет десять копаться. Но сегодня я хочу тебе показать кое-что другое, посмотри на стол, ты помнишь эту вещь.
Я с интересом подошёл и сел напротив дедушки. Передо мной лежали две вещицы размером с крупную мужскую ладонь, одна была полностью разобрана, а вторая наоборот собранная. По виду они чем-то напоминали короткие наручи из доспехов наших солдат, но были в несколько раз толще их.
— Что это? Ты такое не показывал! — сказал я, с интересом разглядывая предметы на столе, мне всегда нравились эти игрушки древних.
— Может и не показывал, старею и память уже не та. Ну да ладно, смотри внимательно, это моя победа после долгих трудов. Помнишь, в прошлом году я посетил как обычно своего старого друга Альбо с Хостера. Он мне подарил этот древний, как я его называю, наруч. Сам он потратил на него уйму времени, но так и не смог сделать что-то похожее, а я почти разобрался в нем. Ну, по крайней мере, смог создать почти точную его копию и к моему удивлению, оказывается это оружие.
— Такое малюсенькое? — усмехнулся я. — На птичек, если только охотиться.
— Хе-хе, — засмеялся дедушка, — может и не только на птичек, вот смотри. 
И около 20 минут Андал мне неспешно и очень подробно объяснял строение этого устройства. Все действительно было на вид просто и одновременно гениально.
— Вот так я и повторил этот шедевр древних Бэрни! – с гордостью сказал дедушка. — Конечно, я очень многое до сих пор не понял, но хотя бы смог скопировать и то, это оказалось сложным делом. Наш остров никогда не сможет сделать такое в одиночку, мне пришлось многое заказывать у союзников. Только клапаны из хучуварского металла выдерживают нужные нам нагрузки при таком небольшом размере и только эти хитрецы из Заары могут сделать некоторые миниатюрные запчасти, но хватает тут и наших секретов, поэтому без нас повторить они его тоже не смогут.
— Выходит, — задумчиво сказал я. — Мы как бы разгадали секрет древних, но из-за его сложности в одиночку не справимся. Дедушка ещё вопрос, а это действительно сделали древние, металл какой-то странный.
— Да, ты прав, — согласился Андал. — Но оно настолько сложное, что только древние могли такое придумать, да и встречал я такой металл в арсенале, немного правда, но есть. А ты Бэрни всегда был наблюдательным мальчиком, прямо как отец. От этих слов дедушка немного даже погрустнел, и я решил отвлечь его:
— Но какой смысл в этом устройстве, самовзводный арбалет гораздо надёжней и пробивная способность его в разы лучше. В твоём оружии нет натяжного устройства, как я понял болт будет выталкиваться по иному принципу, а это никак не сравнится с мощностью металлической струны. Да и судя по размерам артефакта, бьёт он метров на десять, так что вряд ли с его помощью можно пробить даже лёгкие доспехи.
— Хм, а вот пойдём и проверим, я на чердаке уже все и приготовил. — сказал Андал.
Мы поднялись на чердачную мастерскую, там в самом конце уже стояло деревянное чучело с надетой на грудь металлической пластиной и черепом быка вместо головы. Дедушка прицепил оружие на руку и отошёл в другой конец чердака.
— Дедушка, а тебе не кажется, что слишком далеко, во-первых, хватит ли его мощности, чтобы достать до мишени, а во-вторых, скорее всего ты не попадёшь, прицела вроде нет — предупредил я его.
— Вот именное вроде, не забывай, что его делали древние, — ответил мне Андал. — В этом хитром устройстве я обнаружил уникальный прицел, ни разу я не встречал что-то даже похожее на него. Если отодвинуть сбоку сделанный мною рычажок, то откроется маленькое отверстие, а вот как его отодвигали древние, я даже не могу себе представить. И вот там установлен кристалл темноты, а как ты знаешь в нилвирское стекло виден излучаемый им свет. Неизвестным способом древние смогли сфокусировать его в луч, так что если надеть очки из Мэррора, то будет прекрасно видно, куда попадёт выпущенный снаряд. Я к сожалению, не смог повторить прицел, поэтому временно просто перенёс старый, следующий раз нужно будет поговорить по поводу прицела с мэррорцами или с моими друзьями мастерами, возможно, мы сможем разгадать его загадку.
Дедушка зарядил наруч двумя болтами, хотя он был трёхзарядный, потом достал свой монокль и зажал его в глазу вытянув руку с оружием вперёд, раздался один и сразу второй очень тихий щелчок, и мы подошли к манекену. Первый стержень вошёл в металл всего лишь на 4-4.5 сантиметра, зато второй стержень пробил череп быка навылет.
— Да Бэрни, в чём-то ты прав, против тяжёлых доспехов оружие неэффективно, хотя на десяти метрах войдёт сантиметров на 7, а в упор может даже пробьёт панцирь, если конечно не будет под ним кольчуги. А вот более лёгкие доспехи и просто тело для него не проблема. Бьюсь об заклад, с 25-30 метров оно легко убьёт человека, да и выстрел судя по всему на такое расстояние не проблема. Оружие почти не издаёт звука, а я все думал, зачем там внутри такая сложная система, когда можно все упростить, возможно, хотя я и не уверен эта сложность ради тишины. Значит внук делаем единственный вывод, который из всего этого следует, перед нами древнее оружие шпионов и убийц. Возможно ты прав и это не изделие древних, они такими делами не занимались. Недаром оно было редким, в нем нуждались только люди определённой категории, а таких обычно не так уж и много. Но не все так плохо, совет не разрешит его продавать открыто, лишь только союзникам, да и то за какие-либо их услуги. Однако по контракту они обязаны выкупить у меня, как минимум четыре единицы нового оружия древних раз в год, если запрещают мне его продавать другим. Так что бургомистру Хранеку придётся раскошелиться, осталось только понять принцип действия прицела и заодно тебя научить делать эту вещицу.
— Дедушка, а можно я пойду? — спросил я. — Мне бабушка задание дала.
— Иди Бэрни, иди! — сказал Андал полностью погрузившись в себя.
Такое состояние я знал, дедушка мог часами не замечать никого вокруг, он решал проблему. Мне же это было на руку, я выскользнул из мастерской и побежал вниз по лестнице, где быстро натянул сапоги и выбежал на улицу, успев ещё услышать голос бабушки: 
— Бэрни, помни про уговор!
— Да помню! – подумал я, направляясь в сторону дома Бенли.













ГЛАВА 2 ПРОИГРЫШ И ПОБЕДА ИДУТ РЯДОМ.
Я бежал к дому Бенли с такой скоростью, как будто за мной кто-то гнался. Все пока шло как нельзя лучше, Лэни отпустила меня и если ничего плохого не случится, то сегодняшний день будет очень удачным. Мне хотелось выловить «пирожка» ещё дома и взяв его с собой пойти к Мэри, а то вдруг Элли согласится пойти, а Бенли возьмёт и не придёт. Получится, что я и бой не посмотрю, бабушку подведу и сестру разозлю. Так что мне нужно было избежать различных сюрпризов и обязательно попасть в Дом Боев. Пробираясь по улице, я мысленно составлял хитрый план, каким же образом мне выманить Элли и что делать если она вдруг не захочет пойти с нами. Конечно, ей тоже очень нравились бои, но у сестры был непредсказуемый характер, вот не захочет идти и ничего с этим не поделаешь. Минут десять понадобилось мне, чтобы добраться до дома «пирожка», я дёрнул пару раз за звонок и стал ждать, дверь открыла Вэйла, мама Бенли, в отличие от сына и мужа она была миниатюрной женщиной.
— А, малыш Бэрни! — радостно сказала она. — Сын мне сказал, что возможно сегодня пойдёт с тобой и Элли на бои, так что заходи к нам, я тебя угощу лучшими на острове булочками с джемом.
Я, конечно, любил булочки, да ещё и с джемом, но не любил, когда меня называют малышом, ведь я уже давно перестал быть ребёнком, а многие взрослые кто меня знал давно, продолжали называть меня так же, как и в детстве. Хотя сейчас не это было самое главное, мне нужен был Бенли, остальное сегодня не имело значение.
— Здравствуйте тётя Вэйла, а ваш сын дома? — спросил я ангельским голосом.
— Нет, он пошёл к Луи брадобрею постричься. Стой, куда же ты, он скоро придёт! – кричала она мне в след, но я уже бежал к Луи. «Пирожка» нужно было срочно найти, я ещё не знал сколько времени мне придётся уговаривать Элли, но сначала разберёмся с одной проблемой. Минут через пятнадцать я просто влетел к Луи, испугав и его и клиента которого он обслуживал, и о древние, это был не Бенли.
— Где этот кусок пирога? — громко выдохнул я, изрядно устав от быстрого бега.
Однако Луи посмотрел на меня непонимающим взглядом.
Я все понял и уже спокойнее повторил: 
— Луи, ты случайно не знаешь, где сейчас находится Бенли?
Брадобрей мило улыбнулся и ответил весёлым тоном: 
— Красавчик толстячок пошёл к парфюмерше Мерсе, у него ведь вроде сегодня свидание с какой-то таинственной красавицей по имени Элли. Поэтому я ему подсказал, что духи с неповторимым ароматом будут совсем не лишними при такой встрече.
И я опять рванул вниз по улице на этот раз уже к парфюмерной лавке. Ведь как чувствовал, когда дело касается Элли, у Бенли все мозги отключаются, скоро всему городу расскажет про несостоявшуюся ещё встречу с моей сестрой. А что будет, если этот слух через пару дней дойдёт до неё, ну нет мне с Элли проблемы не нужны, поэтому надо срочно его найти и водить с собой «на цепи». Довольно быстро я добежал до парфюмерной лавки и даже не удивился, когда и там его не оказалось, парфюмерша сказала, что Бенли недавно ушёл в таверну «Дикий рурк». Всё понятно, трусишка пошёл выпить эля для храбрости. А я все-таки не прогадал, что пошёл за ним, там он мог напиться с папиными пекарями и тогда плакал мой бой. Одно радовало, что ушёл он недавно, а таверна не то место, откуда уходят через десять минут, если вообще уходят, а не уносят. Мои опасения подтвердились, Бенли уже весело горланил за столом, в компании изрядно набравшихся пекарей отца.
Увидев меня, он радостно крикнул на всю таверну: 
— Бэрни, друг мой присоединяйся к нам, я с ребятами поспорил, что перепью Мирчува.
— О да, хорошо, что я нашёл его, — подумал я, - он конечно бы пришёл или приполз, но Элли увидев это пьяное существо, точно послало бы меня куда подальше.
— Давай Бенли вставай и пошли, если ты помнишь у нас с тобой на сегодня намечены важные дела! — сказал я, подойдя к их столу.
— Подожди немного я сейчас выиграю, Мирчув уже был никакой до моего прихода, времени до боев хватает. Я ведь поспорил, а мужчина всегда держит своё слово. Правда, парни? — спросил Бенли, обращаясь к пекарям.
— Мужчина держит своё слово! — утвердительно взревели пекари, грохнув по столу кружками.
Ещё немного и я бы сделал из него булку, по которой проехала гружёная повозка, но бой Брона и обязательства перед Лэни сидели на моих плечах, поэтому приходилось сдерживать эмоции.
Я подошёл к пирожку, наклонился и тихо прошептал ему на ухо, чтобы никто не услышал:
— Я сейчас иду к сестре и говорю ей, что видел тебя в таверне в обнимку с двумя девушками, и ты кричал, что они даже лучше, чем Элли. После этого ты потеряешь последние шансы и десятки свидетелей, которые скажут, что такого не было тебя не спасут. Как ты думаешь, поверит ли сестра своему единственному и любимому брату? А теперь можешь идти за мной и пытаться отговорить меня, а можешь оставаться пить дальше.
Пирожок сначала покраснел, потом побелел, я даже подумал: лишь бы он не шлёпнулся в обморок.
— Все парень, ты мой от макушки до пяток, — решил я про себя и пошёл к выходу из таверны.
Судя по звукам, раздававшимся за моей спиной, Бенли расталкивая своих собутыльников, как дикий рурк ломился за мной оправдывая заодно название таверны.
— Стой Бэрни! — услышал я сзади его голос. – Я с тобой, да подожди же ты меня.
Сзади послышался ироничный голос пекарей: 
— А как же спор Бенли, как же слово мужчины?
— Да плевать на все, дело государственной важности, остров в опасности! — огрызнулся отошедший от шока пирожок.
— Так выпьем же за остров под названием любовь и за Элли тоже, — смеясь, взревели на всю таверну пекари и дружно осушили свои кружки.
— Все понятно, это чудо уже и им похвасталось, ох и попадёт же мне, когда до сестры дойдут слухи о том, что здесь произошло, — мрачно подумал я.
Пирожок догнал меня уже на выходе из таверны.
— Ну что ж ты так грубо? — начал он.
— Молчи лучше! —повернувшись к нему сказал я, а потом пригвоздил к земле своим рассерженным взглядом. — Хочешь пойти с Элли, следуй моему плану: делай то, что я говорю, задашь ещё один вопрос, и я пойду домой. Будешь молчать, будешь сидеть с Элли бочком к бочку и наслаждаться боем.
После этих слов «пирожок» заткнулся и молча шёл за мною. Думаю, перспектива сидеть около бочка Элли полностью его отключила, а возможно подействовал наш знаменитый с сестрой взгляд. Он даже ничего не посмел спросить, когда я купил у продавщицы трав, пучок ароматного урра и приказал Бенли хорошо разжевать его. Хотя на вкус эти травы ещё та гадость, но он так усердно исполнял моё указание, что полностью съел весь пучок, так как когда мы подошли к дому Мэри, во рту у него уже ничего не было, хотя по инерции он продолжал ещё двигать челюстью. Я развернулся к нему и начал инструктаж:
— Короче «пирожок» — он даже не обратил внимания, что я его назвал не по имени, — заходим туда, ты всегда молчишь, поддакиваешь мне и делаешь то, что я тебе скажу. Желательно смотри не на Элли, а куда-нибудь в окно, показывая всем своим видом, что тебе все равно. Ты все понял?
— Угу, — только и смог он промычать.
Чёткого плана как вытянуть Элли на бой у меня не было, но я решил импровизировать исходя из обстановки в которой окажусь. Мы подошли к дверям той части дома, где жила Мэри с родителями. Я подёргал звонок и начал ждать, дверь открыла сама Мэри. Передо мной стояла брюнетка с длинными черными волосами, которые гармонично подходили под её серые глаза, а очень красивое личико дополняла почти идеальная фигура. Некоторые считали, что лишь Элли и ещё несколько девушек не уступали ей в красоте. И быть бы ей неотразимой, но её взгляд все портил, порой он был такой холодный и предупреждающий об опасности, как бы говорил: не трогай меня, иначе будет хуже. Иногда она вела себя очень жёстко с другими людьми, хотя бывало они этого и заслуживали, одним словом я в ней всегда видел самовлюблённую и опасную ведьму, которая меня доставала. Осмотрев нас с ног до головы и выдавив из себя улыбку, при этом взглядом довольно чётко намекнула нам, чтобы мы не вздумали лезть на рожон, Мэри издала то ли тихое рычание, то ли что-то похожее, только она так могла:
— Зубриииилка мелкая, а ты что тут делаешь, ко мне пришёл поплакаться на тяжёлую жизнь?
Я смотрел на неё спокойным и презрительным взглядом, стараясь не выдать своё раздражение от услышанного.
— Знаешь мальчик, хотя нет, ты вроде девочка, пусть и настолько страшная, что я даже забыл твоё имя. Как там тебя зовут? Марон или Мэри? Вроде так? — ответил я ей, снисходительно улыбнувшись. — Ты ведь на самом деле не думаешь, что я к тебе когда-нибудь приду в гости. Конечно, только если это не будут твои похороны или при твоей высылке на дикие острова, а это со временем обязательно произойдёт. Но пока можешь расслабиться и жить спокойно, ты меня не интересуешь, а сейчас мелочь брысь в сторону или можешь просто исчезнуть, как букашка, унесённая ветром, так как у меня срочное дело к моей сестре.
— А если я тебя не пущу в дом, так как здесь нет моих родителей, кто знает, что там у тебя на уме   маленький мальчик. Что тогда ты будешь делать? Может найдёшь в себя последние остатки храбрости и нарушив закон, применишь силу? Ну а если трусишь, то нам с Элли дети здесь не нужны, тут и без тебя очень даже неплохо, — ответила она и попыталась захлопнуть дверь.
Я выставил ногу вперёд, не дав ей это сделать, потом посмотрел на неё с самым серьёзным видом, который смог изобразить и сказал: 
— Ты видно плохо учишься девочка и не знаешь, что применение силы не всегда означает нарушение закона, поэтому бесплатно как убогой преподам тебе небольшой урок. Это поручение дала мне моя бабушка и всех, кто мне будет мешать, она разрешила ставить на место. Тебя я с радостью засуну в твой шкаф и все равно увижу Элли, а мне даже отвечать не придётся. Я скажу судье, что ты призналась в том, что моя сестра находится в твоём доме и мне показались подозрительными твои попытки помешать моему разговору с Элли, может ты сделала с ней что-нибудь плохое. Мои познания в законе ты знаешь и не забывай, что попадёшь на серьёзный разговор с Лэни. Так что выбор за тобой, пустить меня внутрь или сразу залезть в шкаф?
С моей бабулей никто не хотел бы конфликтовать, знахарка она такая, подсыплет в лекарство от кашля гадость какую-нибудь, а ты потом страдай от противной, но безвредной болезни. Мэри, похоже, тоже не собиралась становиться её врагом, да и мои оценки по изучению законов она знала, но и сразу отступать не умела, такой уж у неё был характер.
— А эта бочка с мукой, что тут забыла? — кивнула она в сторону Бенли, но все так же уставившись на меня и не удостоив пирожка даже взглядом.
— Он идёт по делу к моей бабушке, так что нам по пути. Если что, он поможет затолкнуть тебя в шкаф, вдруг такая бочка как ты, да ещё непонятно с чем не будешь помещаться там. Правда Бенли? — выдавил я из себя первое, что смог придумать.
— Конечно, только скажи, мне тоже кажется, что она подозрительно себя ведёт, — быстро ответил он и продолжал жевать несуществующий пучок. Бенли её тоже недолюбливал, как и большинство пострадавших парней.
— Ладно два больных на всю голову сосунка, давайте заходите раз уж пришли и снимайте обувь, нечего мне грязь в дом носить, — наконец-то сдалась Мэри и с явно недовольным видом отступила в сторону пропуская нас в дом.
— Очень жаль, что ты сдалась! — кинул я, проходя мимо неё.
— Ещё не вечер малыш, — ответила Мэри.
Ну что ж пока у меня идёт все хорошо, ведьму я уболтал теперь осталось с сестрёнкой разобраться. Элли сидела в её комнате на мягком кресле и судя по довольному виду они обсуждали что-то очень интересное. Возможно ей совсем не захочется уходить, значит нужно сестру поставить перед выбором или идти на бой или все равно придётся идти домой.
— Братишка! — весело сказала она. — А ты чего пришёл, неужели рюкзак ещё не перебрал или тебе помощь слабой девушки требуется.
Она так весело рассмеялась, что я в очередной раз понял почему Бенли, да и многие другие сходили по ней с ума, моя сестрёнка была очень красивой и располагающей к себе девушкой, а её улыбка и смех были просто бесподобны. Сев в соседнее кресло, я призвал всю свою сообразительность и хладнокровие и начал нагло врать:
— У бабушки для нас появилась какая-то срочная работа, она сказала обязательно найти тебя и одному не возвращаться, хотя бы на твои поиски я потратил целый вечер.
— Нет… только не сейчас… вот не везёт же мне, как же ты Бэрни не вовремя, — видно было, что Элли очень расстроилась. — Мы хотели провести с Мэри интересный вечер, Арно с братом придёт, посидели бы все вместе, поговорили о том, о сём, да и родители Мэри пошли в гости, редко выпадает вечер, когда взрослые нам бы не мешали.
При имени Арно Бенли напрягся, а я попросил всех древних лишь бы он что-то не сказал лишнего, а то все испортит. Если из-за него ничего не получится, то я лично «запихну его в папины печки и сделаю из него головёшку».
— У меня тоже сестрёнка были свои планы, и поверь не менее грандиозные, чем твои. Представляешь я Бенли по дороге встретил, а он говорит, что у отца не получилось пойти посмотреть бой с участием Брона и у него есть целых четыре лишних билета с которыми он не знает, что делать. Так что Бен предложил за компанию сходить с ним на бой, а заодно захватить пару моих друзей, а мне вместо интересного похода в Дом Боев приходится тебя искать. Хорошая перспектива: работать, вместо того, чтобы пойти и отдохнуть.
— Так в чем проблема братик, сходи со своими друзьями на бой, а потом зайдёшь за мной и пойдём к бабушке. Скажешь ей, что долго искал меня, а я подтвержу, что пошла с Мэри к какой-нибудь подружке и никого не предупредила, — Элли сразу попыталась ухватиться за этот шанс, однако она не знала, что уже попала в ловушку, а охотник то я.
Посмотрев на сестру, я хитро подмигнул ей и сказал: 
— Элли попроси Мэри сходить на кухню и сделать нам ароматного чая.
— Смотрю ты совсем обнаглел зубрилка, так я тебе сейчас напомню твоё место, — улыбнулась Мэри услышав это.
— Подружка сделай чай, пожалуйста! — сказала Элли с надеждой в голосе. — Ради меня, поверь на слово, так нужно.
Мэри стала похожа на какого-то неведомого хищника, но все-таки пошла на кухню. Элли, похоже, эту ведьму полностью приручила.
— Бенли, ты не мог бы как истинный мужчина помочь Мэри, а то вдруг ей будет тяжело нести поднос. — сказал я, не поворачиваясь.
Бенли в отличие от злобной колючки лишних вопросов не задавал, а послушно встал и вышел вслед за Мэри.
— Элли ты меня удивляешь, — улыбаясь, сказал я. — Не думал, что ты предложишь мне попытаться обмануть Лэни, это ведь чревато для нас обоих. Есть ли у тебя стоящая причина так рисковать?
— Пойми Бэрни, я тебе уже говорила, что сегодня сюда придёт Арно и родителей Мэри нет. Может быть он наконец-то начнёт ухаживать за мной, я так долго добивалась своей цели, — сказала сестра таким влюблённым голосом, что я чуть не оставил свою затею, но потом вспомнил какой скотиной бывает этот сынок бургомистра и моя совесть успокоилась.
— Теперь все понятно сестрёнка, я даже помог бы тебе, несмотря на то, что в списке Арно ты совсем не на первом месте и это доказывает, что он идиот. Ты самая красивая девушка в нашем городе, и Лайла за которой он ухаживает последние полгода, тебе даже в подмётки не годится, — начал я свою речь с лести.
Элли при моем комплименте заулыбалась, мне это и нужно было, чтобы она расслабилась и не заметила подвоха.
— Но зачем ты рассказала про свидание с Арно, когда здесь был Бенли, он ведь должен ещё зайти по делам к Лэни, теперь подумай, какова вероятность того, что он нас не сдаст ей мучимый ревностью. — сказав это, я даже развёл руки в стороны и всем видом изобразил своё полное бессилие.
— Вот древние, я совсем не подумала об этом, распуская свой длинный язычок, — грустно прошептала она, ещё больше расстроившись. — Но зачем его надо было тащить сюда братец, ты мне все испортил.
— Я не виноват сестра, откуда мне знать, что у тебя тут намечается свидание с Арно. Ты ведь ничего не говорила, иначе ноги бы здесь Бенли не было, — ответил я, сделав самый раскаивающийся вид.
— Да ладно тебе уже, не убивайся ты так, — успокаивающим тоном сказала Элли, видя моё "расстроенное" лицо, — Ну так что же нам теперь остаётся? Тянуться домой и выполнять очередную работёнку, как же это все не вовремя.
— Да, лесть делает свою работу, — пронеслось у меня в мыслях, а вслух я ответил: — Элли, а давай пойдём вместе с Бенли на бой, если ты ему улыбнёшься, он ведь никому ничего не скажет, кто способен противостоять твоей милой улыбке.
— Есть один парень, который на неё не обращает внимание. Но тут ты прав, с Бенли она сработает. — сказала Элли и видно было, что ей нравятся мои комплименты. — Лучше сходить на бой, а потом уже и делом бабушкиным займёмся.
В душе я ликовал, мой план сработал, лесть и хитрость сделали своё «подлое» дело. В комнату зашла Мэри, зыркнув на меня недобрым взглядом типа, а за ней вошёл пирожок, неся на подносе четыре чашечки чая.
— Ну что вы тут решили? — спросила Мэри пригубив чашечку чая.
— Да вот, думаем идти в Дом Боев или домой помогать Лэни? — ответила ей Элли.
— Нечего думать! — отрезала Мэри — пойдём вчетвером прогуляемся. Брон хорош, я как-то видела его бой, скучно нам точно не будет.
— Почему вчетвером? — опешил я.
— Ну, ты можешь пойти к бабушке поработать, — с улыбкой хищника, ответила мне Мэри. — У нас четыре билета правильно Бенли?
— Все верно четыре билета, так что на всех хватит, — быстро выпалил Бен.
Тут я даже порадовался его смелости и то, что он нарушил мои инструкции про молчание, так как не ожидал, что Мэри впишется в нашу компанию и немного опешил. Я думал по дороге зайти за Торилом, моим хорошим другом, но если есть выбор смотреть Брона с Мэри или не смотреть его с Торилом, то лучше я бой посмотрю.
— Осталось только спросить Бенли, сохранит ли он наш поход в секрете, так как если бабушка узнает, то нам с братом несдобровать. — сказала Элли, смотря своим неотразимым томным взглядом на Бенли.
— Даже если меня кинут в папину печку я буду молчать, — ответил Бенли дрожащим голосом.
Мне на мгновенье показалось, что он сейчас грохнется на колени и начнёт приносить священные клятвы.
— Ну смотри Бенли. Если проговоришься, мы враги навеки! — предупредила его сестра.
— Да ладно тебе, если ты ему скажешь, то он даже на суде соврёт. Таким красивым девушкам как мы с тобой только стоит щёлкнуть пальцами, и любые парни становятся послушными, — смеясь, сказала Мэри.
— Ну-ну наша самоуверенность, — заулыбалась Элли — сделай моего брата послушным, я бы хотела на это посмотреть.
— Малышами не увлекаюсь! — метнув в меня презрительный взгляд, прошипела Мэри.
Видно Элли опять зацепила её самолюбие, уделяя мне слишком много внимания.
— Я с Бенли подожду здоровяков, достающих мне едва до носа в коридоре — вставая сказал я и потянул «пирожка» за собой, выслушивать новые оскорбления от этой ведьмы, у меня не было никакого желания и сил тоже.
Мы стояли и ждали девушек, а я думал лишь о будущем бое и даже не слышал, что мне бормотал довольный Бенли. В конце он сказал что-то типа: 
— Спасибо Бэрни, я твой должник навеки, ты конечно голова придумывать всякие планы.
— Что ещё за планы? — послышался сзади голос Мэри.
Я быстро очнулся, проклиная болтливость этого толстяка и с каменным лицом ответил:
— Мужчины составляют планы, как провести выходные, я Бенли кое-что предложил, а вообще тебя это совсем не касается.
Тут вышла Элли и сказала: 
— Ладно вам сориться, пошли смотреть бой.
— Ну, пошли, так пошли, — задумчиво ответила Мэри, и я понял, что мне опять везёт.
Мы вышли на улицу и направились в сторону Дома Боев. Бенли оживился, похоже, он наконец-то поверил, что Элли идёт рядом с ним. Было видно, что он расслабился и начал живо общаться с девчонками. В принципе, несмотря на то, что я его зову часто «пирожком», он парень довольно неплохой, такой честный малый. Пусть немного бывает «неповоротлив» в общении, но репутация у него хорошая, все в городе отзываются о Бенли только с добротой, лучше его компания, чем этого прохиндея Арно. Но это не мне решать, пусть Элли сама выбирает свою судьбу. Я даже не прислушивался, о чём они говорят, этот день так сильно меня вымотал, что хотелось просто дойти до своего места, упасть на него и насладиться боем. Мэри и Элли спорили друг с другом, улыбались и иногда смотрели в мою сторону. Мне был безразличен их разговор, спрошу потом у Бенли, что они там говорили, скорее всего ведьма опять меня каким-то образом оскорбляла. Наконец мы подошли к нужному нам входу и встали в очередь. Дом Боев всегда был местом большого скопления горожан, хотя количество мест не превышало тысячи человек, но туда попадали разными окольными путями ещё почти столько же. Там проводились различные соревнования или просто тренировки, выступали заезжие циркачи и менестрели, фокусники, притворяющиеся колдунами и ещё туча разного сброда, путешествующего по островам и показывающего свои представления за деньги. Также иногда там собирался Большой городской совет, проводились все общественные мероприятия, для которых нужно было здание, а не просто городская площадь, что в принципе и естественно, это было единственное помещение в Ларнии способное вместить столько людей одновременно. Но все-таки большую часть времени там проводились бои между горожанами, каждый после работы хотел показать свою удаль, а заодно выиграть на ставках. Само здание представляло собой простое сооружение в виде круга с ломаной крышей. Внутри его, по всему периметру находились места для зрителей, а посередине небольшая площадка, где и проводились бои, которая сегодня была отгорожена от зрителей толстой канатной сеткой. Мы быстро нашли свои места, девушек посадили посередине, а сами сели по бокам, чтобы их никто не давил, ибо на бой Брона набьётся больше людей, чем мест и станет немного тесновато. Бенли повезло, он сидел плечом к плечу с Элли, что ж я же все-таки обещал это ему, пускай наслаждается своим недолгим счастьем. Мне самое главное дождаться финального боя, потом отчитаться бабушке и день удался. Я часто посещал с родными Дом Боев и знал, что сначала будут поединки для разогрева, но так как нет никакого острова, причалившего к нам, то все это будут местные бойцы, а они мне были не очень интересны, так посмотреть чисто для убивания времени до финального боя. Самое главное это увидеть мастерство Брона, интересно кто против него сегодня выступит. Уже начинался первый бой, зал был полностью забит, людей было раза в полтора больше чем сидячих мест. Я наблюдал за вышедшими бойцами, что ж они были мне хорошо знакомы, это Эндвиг и Скалетор, ничего особенного, просто два хороших бойца. Бой будет неплохим, но такие поединки я видел часто, этим меня не удивить. Я даже и не смотрел особо, пока одни бойцы сменяли других.
— Ты знаешь, кто сегодня выступит против Брона? — прошептал мне кто-то на ухо.
Я от неожиданности даже дёрнулся, совсем вылетело из головы, что если «пирожок» сидит возле моей сестры, то мне в соседки досталась ведьма Мэри.
— Не знаю, но никто из местных не сможет победить Брона, — грубо ответил я и попытался немного отодвинуться. Вот блин на её месте должен был бы сидеть Торил, а теперь она несомненно будет пытаться чем-то зацепить или помучить меня.
— Что ты от меня отодвигаешься Бэрни? Я тебя не съем, тут и так мало места, так что придётся меня потерпеть. — сказала она мне подозрительно спокойным голосом.
— Не припоминаю, когда это ты последний раз называла меня по имени, а не пыталась унизить, — удивлённо сказал я, а про себя подумал: — Надо ждать подлости, ведьма что-то задумала.
— Да ладно тебе, просто ты слишком непробиваемый, а я люблю проверять таких на прочность. Ну признайся, что ты тоже человек и умеешь переживать! — сказала она уже веселей и взяв меня под руку, прижалась плечом к плечу.
Глаза её странно горели при этом, видно было, что она забавляется со мной. Это было как-то непривычно и настораживало, за многие годы я понял, что от Мэри ничего хорошего можно не ожидать. Мне стало не по себе от поведения моего «вечного» врага, да и прижимающаяся ко мне девушка, начала немного путать мысли в голове. Издеваясь надо мной, она ещё сильнее прижалась ко мне, я чувствовал, что впервые нахожусь в такой странной для себя ситуации, нужно было срочно искать выход.
— Стоп! — подумал я. — Хватит забавляться со мной, ты мне не испортишь этот вечер. Я просто сосредоточусь и успокоюсь.
— Я слышала, что приехал с дальнего конца острова фермерский сын Вэндаль, люди говорят он просто огромен. — шёпотом произнесла она, мне показалось даже, что её тон был в точности таким же, как у Элли, когда она забавлялась с Бенли. Значит Мэри все-таки решила испортить мне положительное впечатление от предстоящих боев и поиздеваться.
— Брону все равно! — резко и немного грубо ответил я и наклонившись прошептал ей на ухо: — И я не Бенли, а ты не моя сестра, так что не пытайся на мне применять свои девичьи штучки, прижиманиями и томным шептанием на ушко, меня не возьмёшь. Ты мне совсем не нравишься, а только раздражаешь и если бы мы остались с тобой одни на острове, то я бы лучше спрыгнул на Нижние земли или скинул тебя туда, чем видел бы твоё отвратительное и гадкое лицо каждый день.
Она посмотрела на меня и в этих серых глазах загорелся нехороший огонь.
— А ты Бэрни оказывается ещё тот грубиян, нехорошо обижать девушку просто так, я тебе пока ничего плохого не сделала, хотя возможно и могу, — тихо сказала она. – Или ты забыл, что у Мэри есть коготки. Возможно, я просто решила сегодня провести вечер в мире и спокойствии, а ты сразу начинаешь задевать меня. Советую тебе извиниться, или твой вечер может быть испорчен.
— Не пытайся меня обмануть, ты мне многие годы портишь жизнь, так что знаю я тебя хорошо, — тихо сказал я и заткнулся, поняв, что сболтнул лишнего.
— А вот и правда вылезла Бэрни, значит мои шутки тебя все-таки донимали, но ты все терпел и не показывал вида. Теперь понятно, отчего ты сегодня такой нервный, ну что ж в моих глазах братик Элли немного подрос, оказывается ты сильнее, чем я думала, — немного удивлённо прошептала она и подумав немного добавила: — Хоть это и не в моих правилах, но так уж и быть в качестве компенсации прощаю тебе твои грубые слова в мой адрес и проиграю спор с Элли, долго же я оказывается тебе портила нервы.
— Что за спор? — удивлённо спросил я, совершив большую ошибку.
— Какая сейчас разница, хотя ладно расскажу, когда мы шли сюда, то заключили сделку с Элли, что я на вечер сделаю тебя ручным, ты будешь слушаться меня, как её слушается Бенли, спорили на серебряные серёжки уж очень они мне понравились. Но раз все это время мои шуточки так сильно донимали и ранили тебя, то я приняла решение в качестве компенсации проиграть, — ответила мне шёпотом Мэри и при этом хитро улыбнулась. И ведь я должен был почувствовать, что это очередная ловушка и заткнуться, но вместо этого я лишь сказал:
— Меня сделаешь ручным, да это просто смешно Мэри у тебя никогда не получится такое.
— Я просто знаю проверенный способ Бэрни, но долг превыше всего, и я его возвращаю. — ответила она мне. И опять я должен был понять, что она играет на моем самолюбии, но этого не произошло.
— Нет Мэри погоди, я настаиваю на продолжении, уж очень хочется посмотреть, как ты проиграешь, — не унимался я. — Твоя наглость меня просто убивает. Да ты вообще не способна ничего со мной сделать, для меня ты злобная, наглая ведьма, а не девушка. Так что можешь использовать любой свой способ, мне все равно.
— Бэрни, не наглей, я пока ещё спокойная, но ты знаешь какой я могу быть, так что прекрати играть с огнём. И запомни на будущее малыш, может это когда-нибудь тебе пригодится, не будь слишком уверен в себе, пока не узнаешь точно силы своего противника, — окончательно подловила меня Мэри.
— А я вот думаю, что ты боишься, ведь говорят, что Лейтвины проклятие вашей семьи, — ответил я, совсем перестав следить за своим языком из-за слова малыш.
И тут я понял, что допустил страшную ошибку и резко замолк, но было уже поздно, скрываемая долгое время за маской безразличия ненависть к Мэри вырвалась наружу, и я нанёс ей очень подлый и некрасивый удар. В нашей семье все знали, что Кари, мама Мэри, долгое время любила моего отца Хагарда, семьи даже договорились, когда он сделает ей предложение, но тут отец встретил мою маму и расстался со своей будущей невестой. Бедняжка очень сильно переживала, а многие её подружки вместо того, чтобы поддержать Кари только потешались над такой развязкой, так как завидовали одной из первых красавиц Ларнии. Но разве можно винить моего отца, он влюбился в Кэйлин с первого взгляда и ничего не мог с этим поделать, да и мама Мэри хоть и переживала, но потом нашла свою настоящую любовь. Однако эту городскую историю знали все и долго ещё вспоминали о ней, хотя родители Мэри очень сильно любили друг друга, всякие сплетницы и кумушки, сидя на своих кухнях, любили бередить старые раны, придумывая что-то новое и с каждый разом все более гадкое.
Мэри посмотрела на меня и в её глазах я увидел страшную ярость, никому не нравилось, когда вспоминают то, что очень сильно расстраивает родителей. А тем более это ведь Мэри, девушка с таким сложным и жёстким характером.
— Мэри прости меня, я потерял контроль над собой, — начал было я оправдываться.
— Заткнись Бэрни, ты наглая, мелкая букашка, никто не смеет трогать прошлое моей мамы, тебе прощения нет, сейчас я тебя просто сломаю, а заодно выиграю серёжки и получу удовольствие от мести, – голос её просто дрожал от злости.
— Мэри не неси чушь, ты не сможешь мною управлять, и ещё раз я прошу прощения за свою тупость, не знаю, как это вырвалось, – пытался я помириться.
— Нет Бэрни, теперь я тебя буду звать только по имени, никаких больше зубрилок, ты вырос и у тебя появились зубки, которыми ты довольно больно научился кусаться. Я редко бываю доброй, чаще бываю даже очень злой, но это из-за того, что мир вокруг наполнен такими гадкими людьми как ты, которые любят ударить в больное место, поэтому мы теперь сыграем с тобой в игру, кто кого уложит на лопатки.
— Я не буду играть в твою игру, — начал было я.
— Ты такой же слабак, как и твой отец, у которого украли любимую женщину, и он ничего не смог сделать, — ответила она, затронув не менее болезненную для меня тему.
— Хорошая попытка Мэри, если можно так сказать о твоих подлых словах. Я теперь даже немного злюсь, так что давай начинай выигрывать свои серёжки, но знай, что я был идиотом и сожалею что обидел тебя, а твои родители прекрасная пара. Так что прости меня тупого ещё раз, я кретин, а мама твоя просто прелесть. Тебе очень с ней повезло, гораздо больше, чем мне, ведь у меня маму и папу забрали, - тихо сказал я, смотря ей прямо в глаза.
Мэри смотрела на меня и по её взгляду было видно, что она колеблется, так как мои слова затронули что-то в душе девушки и злость в серых глазах понемногу отступала перед моими искренними извинениями. Она довольно долго раздумывала, а я молчал и ничего не говорил. Возможно, это было моя ошибка, нужно было и дальше доказывать ей, что я полностью все осознал. Мэри улыбнулась и уже более спокойным тоном тихо произнесла:
— Ладно прости дуру, про родителей твоих было уже слишком, пусть будет мир, но давай все-таки в качестве мировой «сразимся» с тобой. Я сейчас встаю и ухожу и если ты меня остановишь, то ты проиграл. Ну давай поспорь со мной пожалуйста, ну что мне на колени встать.
Улыбка появилась на моем лице, как бы я был не прав, я не буду из-за этого останавливать Мэри.
Я наклонился к ней и тихо прошептал: 
— Если ты так хочешь, то я согласен, но останавливать тебя не буду, конечно, если ты только не идёшь причинять себе или ещё кому-нибудь вред.
— Итак, — еле слышно сказала она, расплывшись в доброй улыбке, которую я никогда раньше не замечал, — тогда спор и на кону следующее, если ты мне не дашь уйти, то в течение этого вечера будешь делать все, что я говорю. Станешь моим ручным Бенли, ну что рискнёшь своей свободой?
— А что получу я, если выиграю спор? — спросил я.
— Ты получишь возможность смотреть свой долгожданный бой в гордом одиночестве, чем не приз. — сказала она.
— Нет, – ответил я, — пускай ты больше никогда не будешь цеплять меня. Плюс дашь мне своё слово, что действительно в душе простила меня, так как мне очень стыдно за свой поступок.
— Согласна, я принимаю спор и обещаю тебе, что несмотря на твой несомненный проигрыш, я больше никогда не буду цеплять тебя Бэрни Лейтвин, — ответила она мне, - а теперь смотри, как слабенькая девушка положит тебя на лопатки.
Какой-то холодок, пронзил мою спину, уж больно она была уверена в своей победе, и эта её улыбка совсем не предвещала мне положительного исхода спора. Но я никак не мог поверить, что она сможет заставить меня себя остановить, это просто невозможно.
Мэри наклонилась ко мне ещё ближе и очень тихо начала шептать:
— Мой способ приручения называется шантаж, прими мои комплименты Бэрни, ты был сегодня хорош и даже смог обмануть меня, но только на время. Несвязное бормотание этого толстяка в коридоре заставили меня задуматься и сложив все факты вместе я сделала следующий вывод, которым могу поделиться со своей подружкой. Я скажу Элли, что она не встретилась с любимым ею Арно, так как ты обманул её, променяв на билет или ещё на что-то другое, даже не представляю, что там тебе пообещал Бенли. Я уверена, что никакой работы у Лэни нет и все это твой хитро продуманный план, за который тебя и благодарили в моем коридоре. Мы пойдём с Элли сейчас к ней домой и поговорим с бабушкой. Вряд ли ваши слова совпадут, а если даже совпадут, то мы попросим Лэни показать срочную работу, на которую она вызывала Элли. Не исключаю я и того, что Лэни в курсе твоего хитрого плана, ведь её нелюбовь к Арно мне известна, но у меня и на этот случай есть проверенный способ, возможно стоит с него и начать. Элли прижмётся к Бенли и поцеловав его в щёчку скажет, что или он потеряет навсегда все шансы с ней или опишет в подробностях, что вы делали с ним сегодня и о чём договаривались. И я почти уверена, нет, я уверена полностью, что Бенли обязательно испугается, так что он обязательно тебя сдаст. Итого что мы получаем? У тебя будет дома очень-очень злая сестра, ты возможно подставишь бабушку и все равно не сможешь посмотреть этот бой, так как должен будешь бежать домой, тушить разразившийся там пожар. Да и к тому же все вокруг узнают, что я тебя победила. Ну, вот в принципе и все, мне кажется ты попался ко мне на крючок Бэрни, если это не так, значит я просто немного прогуляюсь с Элли и выставлю себя полной дурой, а ты отдохнёшь без меня, но я готова рискнуть.
Во время этого монолога, я бешено размышлял и все время надеялся, что крики толпы полностью заглушают шёпот Мэри и Элли ничего не услышала. Конечно Мэри не знает, что это задумка бабушки, также Лэни достаточно умная, чтобы ответить Элли как надо, а вот Бенли, этот да, на него надежды никакой. Итак, мне достанется злая сестра и расстроенная бабушка, с другой стороны придётся пожертвовать своим самолюбием на этот вечер. В общем я не видел выхода, получалось так что меня побили в этом раунде.
Мэри немного отодвинулась и посмотрела мне в глаза, потом поняв все, улыбнулась и опять прошептала мне на ухо:
— А теперь Бэрни сделай для Элли вид, что ты без ума от меня, а потом я положу голову на твоё плечо и ты нежно меня обнимешь и не забудь проводить меня домой.
Я все никак не мог решиться, что же мне выбрать и пытался составить хоть какой-нибудь план спасения. Все было просто, там проблемы, тут я раб на привязи, что делать было непонятно, за меня все решила Мэри, думаю она понимала, что нужно бить противника пока он ничего не соображает, поэтому наклонившись ещё ближе, прошептала с еле скрываемым удовольствием от своей победы:
— Бэрни, после нашего разговора я совсем не хочу подставлять тебя, просто признай поражение и все на этом закончится. Не заставляй меня приводить свой план в исполнение, я впервые в жизни не хочу этого делать, но и не могу остановиться и проиграть.
— Дай мне слово, что это останется между нами! — с трудом сказал я.
— Даю, хотя и не обязана, но ты извинился за маму и говорил о ней хорошо, да и я тоже поступила низко, так что вот тебе моё искреннее обещание. А теперь покажи Элли что ты без ума от меня, – ответила Мэри.
— Хорошо ты победила, но сейчас ты поймёшь, что Лейтвины просто так не сдаются, — ответил я ей, а про себя подумал: — Рядом со мной красивая девушка, гори все пропадом и плевать, что кто-то обратит внимание не на бой, а на нас и завтра жди новой сплетни. Не давая ей опомниться, я аккуратно наклонился к ней и впился в эти красивые и нежные губы, выплеснув все свои юношеские эмоции в этом поцелуе. Даже не помню, сколько это продолжалось, вначале она пыталась тихо, чтобы не привлекать внимание освободиться, но потом успокоилась и присоединилась ко мне в этом безумии. Когда мы оторвались друг от друга, у меня все расплывалось перед глазами, Мэри тоже выглядела немного ошеломлённой.
— Ах вот ты какой, совсем не холодный умник как мне казалось, но не вздумай выкинуть такое на людях ещё раз, мне проблемы с родителями не нужны, хорошо хоть сейчас все увлечены боем. —после этих слов она положила свою голову мне на плечо и тихо прошептала: — А мне даже понравилось, с тобой оказывается не только воевать приятно.
Я обнял её за плечи, уговор есть уговор и только теперь увидел округлившиеся от удивления глаза своей сестры. Ну да, она только что потеряла серёжки, зато я попал на бой и Лэни будет довольна, да и сестра ничего не узнает, поэтому я останусь живым. И пока я пребывал в небольшом шоке, на арене начинался главный бой вечера, Брон и Вэндаль вышли на ринг. Брон был высоким и очень мощным бойцом, его рост был где-то под метр восемьдесят, и говорят, в нем было 110 килограмм мышц, но по сравнению гигантом, стоящим напротив, он казался малышом. Сын фермера был сантиметров на сорок выше и на треть шире в плечах, я даже не могу представить, сколько это чудовищная туша весила. Видно он жил на дальнем конце острова, так как я раньше никогда не видел его в городе, а такого гиганта я бы запомнил. Бойцам обвязали руки тканью, надели толстые перчатки, защиту для головы и бой начался. В принципе Брон был очень опытным бойцом, а Вэндаль, исходя из своей комплекции, должен был быть неповоротливым, однако он всех удивил, Брон вертелся около него пытаясь достать ударами издалека, но эта скала крутилась с молниеносной быстротой. Так продолжалось с минуту и похоже это надоело Вэндалю, он неожиданно рванулся вперёд, прямо на кулаки Брона. Выдержав первые удары, Вэндаль схватил Брона и попытался его повалить, точнее он бы его повалил, но Брон был матерым и отскочил назад в угол, когда противник пошёл в атаку. Вэндаль немного поднял Брона, но тот упирался спиной в сетку и держался за неё одной рукой, это помешало его кинуть за спину, если бы Вэндаль рухнул сверху, бой, скорее всего на этом бы и закончился, а бросить противника направо или налево мешала та же сетка и ноги Брона. Тогда Вэндаль начал бить противника по телу руками в перчатках, пытаясь попасть в уязвимые места. По лицу Брона было видно, что эти удары болезненны для него, однако матёрый сотник не просто так считался лучшим бойцом, подловив противника на замахе, он нанёс ему короткий удар локтем в голову. Вэндаля пошатнуло назад, он быстро отпрыгнул, тряхнул головой и стал в защитную стойку, было видно, что он больше привык бороться, а не использовать удары. Оба противника тяжело дыша смотрели друг на друга, а потом начали обмениваться ударами на длинной дистанции, но это был Дом Боев и за пассивную борьбу могли назначить поражение сразу обоим и позор со смешками в спину был бы им надолго обеспечен. Бой на арене должен быть яростным и без остановок, это самое главное правило, такие условия выживания были в нашем мире, они перебрались и в нашу жизнь. Честь только для тех, кто показал быстрый и захватывающий поединок, для всех нерешительных только усмешки публики. Время кончается, кто-то из них должен показать своё превосходство над противником или вырубить его, иначе проигрыш. Судьи подняли руки вверх, показывая бойцам, что скоро их снимут с боя за пассивность и тогда Брон и Вэндаль кружа вдалеке друг от друга приняли одинаковые решения и одновременно ринулись друг на друга, чтобы узнать победителя в последней рубке. Они были похожи на две скалы, несущиеся навстречу друг другу, зрителям осталось только дождаться, кто же из них окажется сильнее другого. Но такой концовки, которая произошла, никто не ожидал, ещё долгие годы после этого боя его приводили как пример столкновения хитрости и несгибаемой силы. Брон немного опустил руки, полностью открывшись, этим дав надежду Вэндалю, тот совершил огромный прыжок вперёд на противника и широко замахнулся, собираясь нанести противнику удар, от которого тот не встанет. Видно было, что он вложил в этот удар все свои силы, однако это была ловушка, устроенная Броном. При этом замахе Вэндаль тоже открылся и все увидели феноменальную скорость сотника, его движение было каким-то даже размытым, вроде только его нога была внизу, а спустя мгновение он, немного отпрыгнув назад уже наносит ей страшнейший удар в челюсть противника, при этом Вэндаль находился ещё в воздухе и всем показалось что он сейчас рухнет камнем на землю. Всем было понятно, что это победа, такой удар вырубит любого, я даже успел подумать, что Брон в очередной раз доказал, что он чемпион, скорее всего такая же мысль пришла всем зрителям в зале. Но Вэндаль решил не соглашаться со всеми, каким-то невероятным усилием он не отключался ещё несколько секунд, продолжая по инерции лететь на Брона, все-таки он был слишком мощным. Руки Брона были опущенными, он и сам понимал, что победил в этом бою видя свой удар и затуманенный взгляд противника и я представляю удивление сотника, когда он увидел, что кулак Вэндаля неожиданно снова рванулся вперед. Вэндаль попал точно в челюсть Брону и тот как подкошенный рухнул на землю, потеряв при этом сознание. Правда и его противник окончил свой удар громыхающим падением около Брона. Вэндаль лежал без движения, и всем зрителям стало понятно, что он тоже встать не сможет. Зал взревел, судьи выбежали на ринг и, проверив бойцов, объявили, что они оба живы, хотя и без сознания. Потом у них произошло короткое совещание, и было вынесено решение, что по правилам оба бойца выиграли, так как произвели свои победные удары до того, как потеряли сознание. Зрители взревели от восторга, такое решение означало, что все горожане, ставившие на любого из них, получат свои выигрыши. Такие странные обоюдные победы бывали и раньше, но случались очень-очень редко, поэтому весь зал гудел от полученного удовольствия. Да, это был эпичный бой, к сожалению, я не наблюдал за ним так, как хотелось бы. Безумный поцелуй и ощущение своего поражения от девушки полностью выбили меня из равновесия. Бой я смотрел, но как бы в тумане и без бури эмоций. Зрители начали выходить из Дома Боев, и мы также влились в этот людской поток. Оказавшись на улице, мы остановились, пытаясь понять, что нам дальше делать. Элли была в восторге от красивого боя, Бенли тоже был доволен, похоже он получил этим вечером все что хотел, плюс в таверне он все-таки успел порядком хлебнуть эля, что также прибавило ему весёлого настроения. Мне же было как-то не по себе, среди нас только одна Мэри была спокойна и контролировала себя полностью.
— Ну что братец домой? — предложила мне Элли.
— Нет, сестрёнка, Бенли отведёт тебя домой, а я вскоре подойду, мне надо Мэри проводить — услышал я свой непослушный голос.
— Ты уверен? — она смотрела на меня, усмехаясь. — Что я скажу дома, если спросят где ты?
— Скажи полуправду, я нашёл вас с Мэри и не мог отпустить девушку одну и, хотя в нашем городе все спокойно, я не хочу рисковать и все-таки провожу её, а потом сразу же домой. А с тобой Бенли будет, тем более что до нашего дома пять минут ходьбы.
— Ну что подружка мы пошли. — сказала Мэри, и чмокнув Элли в щёчку, с таким хитрым намёком потеребила серёжки в ухе сестры. - Надо и тебе иногда проигрывать, а то все я да я.
— Хитрюга, дашь и мне такое же заклинание или зелье, которое использовала на моем братце, — весело рассмеялась Элли, потом посмотрела на меня и, улыбнувшись, сказала: — Знаешь Бэрни, теперь ты мне кое-что должен.
— Я долги всегда возвращаю! — ответил я уставшим голосом.
— Ладно, только не задерживайся долго. Пошли Бенли, проводишь меня домой и убережёшь от опасностей нашего «страшного» города, — засмеялась Элли, скорее всего намекая на моё объяснение, почему я должен проводить Мэри и не дожидаясь ответа, пошла в сторону дома. Дааа, вид у пирожка был ещё тот, он преданно пошёл за ней, попутно кинув на меня взгляд полной щенячьей благодарности. Наверное, Бенли подумал, что это я ради него не пошёл домой с сестрой.
— Судя по его виду, ты теперь можешь, как минимум год есть бесплатные пирожки. — сказала мне Мэри. — Можешь меня не провожать, главное не приходи раньше Элли домой, а то она скажет ещё, что у меня ничего не получилось.
— Да ладно провожу, все равно спешить некуда. Может в переулке тебе на голову горшок какой-нибудь упадёт, не хотелось бы пропустить такое зрелище, — ответил я ей, немного улыбнувшись.
Мэри рассмеялась, и мы медленно пошли в сторону дома где она жила.
— Бэрни да ты не расстраивайся, пускай тебе это будет уроком. Ты меня просто разозлил упоминанием о матери, вот я и не смогла удержаться. А теперь отошла и даже жалею спор то дурацкий, лучше бы его не начинала. — сказала она мне добрым голосом, видно от выигранных серёжек у неё было хорошее настроение.
— Мэри не пытайся меня обмануть, ты даже не думала отступать от спора и весь твой разговор со мной, был построен так, чтобы моё самолюбие заставило меня ввязаться в него. Так что хватит хитрить, ты меня положила на лопатки, теперь мне нужно как-то отыграться, — ответил я.
— Ну что ж, может ты и прав, выиграть очень хотелось, тем более, раз была такая возможность - улыбнувшись, сказала она. – Начнём с тобой новую войну, старая стала не интересна.
— А все-таки странная ты подруга, утаила правду ради серёжек, — решил я аккуратно зацепить Мэри.
— Ты не прав Бэрни, я бы ни за что не обманула твою сестру, если бы не считала Арно полным придурком. Так что тут совпали наши с тобой интересы, вот и все, ни о каком предательстве даже речи идти не может, — ответила Мэри.
Дальше мы шли молча, а я все думал и переживал, что меня обхитрила какая-то девчонка. Хотя нет, будь она любой другой, я бы так не расстраивался, но это была Мэри, давнишний мой враг, а поражения от старого врага всегда оставляют тяжёлые раны. С другой стороны, я избежал больших проблем для себя, а этот урок будет мне только полезен. Когда до дома оставалось совсем немного, Мэри остановилась и сказала:
— Дальше тебе не стоит идти со мной Бэрни. Смотрю впереди Арно с братом стоят и скорее всего настроение у них не очень весёлое, так что лучше, чтобы они тебя не видели. А то узнают, где и с кем мы были и обидятся на Элли, а она на нас, а я совсем не желаю сориться с лучшей подругой. А так я их обману и поход Элли с Бенли на бой останется в тайне.
— Ну смотри сама тебе видней, а я пойду домой, — ответил я и пошёл в сторону дома.
Мэри пошла дальше одна, а вот любопытство все-таки оказалось страшной вещью, мне так сильно захотелось узнать, о чём они будут говорить, что я не смог удержаться. Поэтому воспользовавшись узенькими переулками, я незаметно обогнал Мэри и подошёл к дому с другой стороны, там мне было все прекрасно слышно, хотя и ничего не видно.
— Привет Мэри, – услышал я слащавый голос Арно. — Мы тут с Крэгом пришли сегодня, а вас с Элли нет и даже никакой записки не оставили, хоть бы предупредили куда подевались?
— Понимаешь Арно, Элли срочно вызвали домой, и я с ней решила прогуляться. Прости что забыли вас предупредить, все случилось так неожиданно, но зато в следующий раз обязательно посидим подольше вместе, — ответила ему Мэри.
— Ну да, жалко, что вот так все получилось, а у нас были такие планы и сюрпризы для вас двоих. Мы с братом не найдя вас, пошли посмотреть на бой Брона, схватка оказалась просто шикарной, отец и вам билеты взял. Это и был мой сюрприз, жаль, что вы не смогли прийти.
Я понял по его голосу, что назревает проблема, скорее всего он видел нас. Интересно как из такой ситуации выкрутится эта злючка. Однако хладнокровная Мэри, которая тоже обо всем догадалась играла до последнего:
— Арно мне очень жаль, тяжёлый сегодня день выпал, а на бой сходим следующий раз. Ну уже поздно, я пойду домой.
— Нет Мэри, подожди, я тебе хочу ещё кое-что рассказать. Отец был рад, услышав, что я приглашу внучку Андала Лейтвина на свидание, он мне давно об этом намекал. И представь моё удивление, когда я, не найдя вас пошёл к своему отцу чтобы рассказать об этом, а он мне в ответ показал рукой на трибуну, где Элли сидела с этим сыном булочника, а ты вообще со своим постоянным врагом, какой позор с твоей стороны, променять Крэга на этого сосунка. Отец мне сказал, что меня сегодня просто обставили, а заодно я и брата втянул в своё поражение. В общем по мнению папы его младший сын оказался неудачником, а также самым последним глупцом и идиотом. Он говорил, что вполне возможно, при рождении ошиблись и я не сын бургомистра Ларнии, а сын простого мелкого торговца с дикого острова. К тому же мне пришлось расстаться перед этим с Лайлой и сказать ей причину, а она тоже присутствовала в Доме Боев и возможно даже видела вас, теперь надо мной любой ущербный сможет потешаться. Мне кажется вы с Элли должны за это заплатить! — голос Арно просто дрожал от злости.
— Арно, успокойся, ничего страшного не произошло, — услышал я голос Крэга.
— Отстань, — рявкнул Арно, - Это у тебя ничего страшного, ты ведь любимчик отца и не тебя он унижал в Доме Боев, так что тебе все равно, что творится у меня внутри.
— Ты не прав брат, — ответил ему Крэг.
— Послушай, Арно. Я понимаю, что ты обижен, но все очень сложно и запутано, кое-кто обманул Элли, поэтому мы и оказались там, — голос Мэри был слегка взволнованным. — Завтра она тебе все объяснит, и ты сразу поймёшь, что Элли ни в чем не виновата. Неужели ты мог подумать, что у неё отношения с этим булочником, там очень сложная история. Но, если тебе нравится Элли, ты подождёшь до утра и все поймёшь.
— Вот видишь Арно, тут не все так просто, завтра все узнаем и накажем того, кто подставил девушек. — сказал спокойным голосом Крэг.
Я с большим разочарованием понял, что Мэри хоть и была плохого мнения о сыне бургомистра, но все-таки сдаст меня сестре и похоже, все перенесённые мною сегодня унижения от своего поражения были зря и завтра меня ждут серьёзные проблемы. Однако, я даже не успел ещё сильно расстроится, как меня выручил этот тупой и самовлюблённый болван.
— Нравится кто? Элли? Ты за кого меня принимаешь, если бы не давление отца, я бы даже не посмотрел на неё.  Да знаешь, сколько у меня, таких как вы, просто отец считал это самой выгодной партией для семьи. Ты думаешь я буду с ней после такого унижения, да мне эта девка даром не нужна, я щёлкну пальцем и сбегутся ещё десятки таких, как она. Кстати знай, что это я Крэга попросил поухаживать за тобой, чтобы ты свела меня с Элли. Я ему просто сказал, погуляй немного с Мэри, а когда я получу Элли, то можешь эту дурёху бросить, таких ещё на наш век хватит.
— Брат, прекрати говорить ерунду, — жёстко сказал ему Крэг.
Похоже, Арно себя уже полностью не контролировал, такие оскорбления девушки, если о них узнают, плохо скажутся на репутации бургомистра, да и загремит его сынок в клетку на пару недель. Конечно я был злой за унизительные слова в адрес своей сестры, но чем больше говорил этот идиот, тем проще мне будет объяснится с сестрой. А за оскорбления Элли он мне позже ответит, так как сейчас все-таки выходить не стоило. Крэг был просто здоровяком и старше меня на три или четыре года, да и Арно был тоже совершеннолетним, просто так без шансов проиграть, в этом не было никакого смысла.
— Ты знаешь! — услышал я ледяной голос Мэри. — А ведь Хранек был даже не торговцем. Насколько я помню, ходили слухи о том, что до того, как он встретил твою маму он рос на какой-то захудалой ферме на ещё более захудалом острове, где за еду кормил и ухаживал за домашними животными. И жил он даже не со своими родителями, а у каких-то дальних родственников или вообще чужих людей, так что, ты не сын торговца с диких островов, а простого рабочего с фермы, почти раба, самой презираемой категории у диких, который питался из корыта тех, за кем следил. Я все думала, чего от тебя так воняет, а это оказывается у тебя в крови, наверное, передалось по наследству.
Такого развития событий я совсем не ожидал, хладнокровная Мэри полностью потеряла самообладание, за такие словечки она вместе с Арно хорошо проведёт время в тюрьме, если эта история получит огласку. Хотелось бы увидеть лицо сынка бургомистра после таких слов, но уже то, что я услышал успокаивало меня, передав слова этого кретина Элли, я навеки похороню этот ещё не родившийся союз, сестра никогда не простит ему такого оскорбления в свой адрес, а бабушка будет просто в неоплатном долгу передо мной. Однако конфликт и не думал на этом останавливаться, он продолжал разгораться все больше и больше.
— Прекращайте вы оба, — послышался голос Крэга, но ситуация давно вышла из-под контроля.
— А ты такая же глупая девка и неудачница, как и твоя мама. Я смотрю тебя тоже на эту семейку потянуло, решила выиграть там, где мамашку обломали. Решила связаться с Лейтвинами, ну что ж попробуй, вдруг ты окажешься удачливей и этот Бэрни не выкинет тебя как использованную половую тряпку. Хотя тебе не привыкать, я думаю, это по наследству передаётся в твоём семействе – Арно даже захрипел от злости.
Плюх… это была, несомненно, пощёчина. Да, Мэри лучше не злить, внутри она ещё та штучка. Но дальше произошло то, что я никак не ожидал, думаю, бургомистр бы скорее скинул своего младшего сына в пропасть если бы знал, что он может испортить его карьеру. Послышался глухой удар и звук падающего тела.
— Ты что Арно, совсем с ума сошёл? — услышал я испуганный голос Крэга. — Отец нас убьёт, а если ты девушку покалечил, тебя вообще могут выкинуть на дикие острова. Идиот тупой, в изгнание захотел.
Мне стало понятно, что произошло что-то очень нехорошее и пора действовать, несмотря на то, что шансов на победу у меня нет никаких. Я тихо вынырнул из-за угла, быстро снимая ремень с пояса, он был непростой, а с большой тяжёлой бляхой. Дядя Ральф мне подарил его и дал уроки по дракам с ним на тот случай если я окажусь в опасной ситуации, а сейчас я просто сам направлялся именно в такую. Но все равно проигрыш мне был обеспечен, даже один из них был для меня непростым соперником, с двоими у меня не было никаких шансов. Однако и другого выхода я уже не видел, кто знает, что эти двое сделают с девушкой, чтобы скрыть своё преступление, хотя про Крэга я никогда не слышал ничего плохого. Увидев на мостовой бесчувственное тело Мэри, я понял, что дело перешло все границы. Однако есть поговорка, удача любит смелость. Оба они стояли ко мне спиной, Арно был ближе всех и пятился назад, он что-то всхлипывал и причитал, по всей видимости, он сам был в шоке и трясся от страха из-за своего поступка, а Крэг нагнулся над Мэри и искал у неё пульс. Подойдя сзади к Арно, я нанёс мощный удар ногой в заднюю часть его коленной чашечки, он что-то ойкнул, ноги его подкосились, и он упал на колени. Я так понял из-за шока он вообще вроде ничего не соображал и поэтому даже не закричал, а лишь что-то промычал.
— Арно, успокойся и заткнись, с ней все будет хорошо, просто нужно срочно найти отца. — сказал Крэг, не оборачиваясь.
Я понял, что он все ещё думал, будто брат его просто чудит от страха. Ну что ж судьбе пора отдавать мне долги за сегодняшнее поражение девчонке. Коленом я нанёс Арно удар в позвоночник, как учил меня Ральф, недостаточно сильный, чтобы покалечить его, но в ближайшие часы он вообще не встанет, а несколько дней после этого ему будет очень больно. Арно просто рухнул вперёд, сильно ударившись лицом об мостовую.  Все, один готов, шансов гораздо больше, чем было при выходе из-за угла, но все равно слишком мало остался ведь самый опасный из них был Крэг. На этот раз Крэг повернулся и посмотрел на бесчувственное тело брата. Я намотал ремень на правую руку, только он уравнивал мои шансы с этим здоровяком. Крэг, похоже, все-таки плохо соображал, что делает, глаза его налились кровью, возможно, он подумал, что я покалечил или даже убил Арно, поза у лежащего действительно была странной, и он дёргался от полученного болевого шока. Я Крэга не виню, брат начал оскорблять горожанку, подставляя и его, а потом вообще совершил нападение, за что могло светить изгнание даже им обоим, ведь Крэг уже нарушает закон не вызывая стражу. Так что ему было тоже страшно, а тут ещё дёргающееся тело брата с разбитым до крови лицом. Поэтому он совсем не соображал, что делает, когда просто ринулся на меня всей своей массой. Без моей импровизированной булавы, конечно, я бы ничего не смог поделать, да даже если бы он просто контролировал себя, мне было бы очень тяжело, но он просто летел на меня без всякого смысла. Взмахнув рукой с ремнём, я вложил в этот удар всю свою силу, и бляха как молот на наковальню обрушилась на голову Крэга.
— Только бы я его не убил, – промелькнула у меня в голове мысль.
Он рухнул как подкошенный, пролетев ещё по инерции немного вперёд и сбил меня своим бесчувственным телом с ног. Я поднялся и посмотрел на него, Крэг лежал на мостовой и из его головы текла кровь, но рана как мне показалось, была небольшая, и череп проломлен не был, так что я его просто оглушил, ну может ещё сильное сотрясение мозга получит, хотя все может быть. В принципе я вышел из такого боя с максимальным результатом, даже не ожидал такого, так что можно это списать на справедливость судьбы. Правда была на моей стороне, и все возможные счастливые случайности одновременно выпали мне в этой драке. Лишь бы Крэг остался жить, иначе у меня могут возникнуть проблемы, убийств в городе, даже при самообороне не любили.
Я подбежал к Мэри, похоже, она начала приходить в себя.
— Зубрилка это ты, что случилось? — видно было, что она совсем не понимала, что происходит вокруг, язык заплетался, а взгляд был блуждающим.
— Как ты себя чувствуешь Мэри? — спросил я. — И ты вроде обещала меня так больше не называть.
— Прости, забыла, у меня что-то челюсть болит, и голова раскалывается, — ответила она. — Что случилось?
— Ты упала и ударилась головой о каменную мостовую, но крови вроде нет, так что, похоже, отделаешься просто головной болью, — ответил я.
— А с ними что произошло? — спросила она, смотря на лежащего с открытым ртом Арно и его брата. — Это ведь Арно? Мы с ним разговаривали, и ещё Крэг был рядом. А потом я вроде его ударила и ничего не помню. Что с ними случилось? — сказала она, посмотрев на меня.
— Ты не поверишь! — ответил я. — Они тоже упали.
Я ещё не знал, что делать дальше, но решил поступить, как учил дедушка, сначала подумай, а потом уже говори. Тут открылась дверь, и из неё выскочил Энир, отец Мэри.
— Что тут произошло? Мэри, что с тобой? — прокричал он, увидев свою дочь, полулежавшую на моих руках.
— Мистер Энир, тут случился небольшой конфликт, нужно быстро занести этих двоих к вам домой и вызвать стражу, чтобы поменьше глаз видело все это. — сказал я ему.
— Что ты тут мною командуешь мальчик? — начал было кричать Энир.
— Папа, сделай, как он сказал, я начинаю кое-что вспоминать. Похоже, в этом есть и моя вина, так что давайте заносите их быстрее нам ещё везёт что переулок у нас глухой, а потом за стражей, ты ведь не хочешь, чтобы твою дочь изгнали. Тебе мама все потом объяснит, — твёрдым голосом сказала отцу Мэри.
— Хорошо доченька, — ответил ей Энир, — а ты давай помоги мне парень.
— Только найдите моего дядю Ральфа, он сегодня дежурит, пускай именно он придёт — попросил я его, занося с ним Арно в дом.
Мне было страшно, вдруг я убил кого, Ральф меня спасёт, по крайней мере я на это надеюсь.
— Ладно, — согласился он со мной, — давай занесём второго, и я сделаю, как ты говоришь, хотя мне это совсем не нравится.
Мы занесли Крэга в дом, и отец Мэри побежал за стражей.
Мама Мэри Кари, вбежала в коридор и испуганно спросила: 
— Что происходит?
— Простите тётя Кари, но очень долго объяснять, а нам срочно нужна знахарка, у меня к вам большая просьба. Сходите ко мне домой и срочно позовите бабушку, но попросите, чтобы она никому ничего не говорила, этим двоим требуется помощь. Скажите ей, что у одного разбита голова, а у второго проблемы с позвоночником и коленом. Я не могу, пока не придёт Ральф, рисковать и оставлять Мэри с ними. — сказал я ей.
Не дожидаясь ответа мамы, Мэри сказала: 
— Мам, прошу, сделай это быстро, потом папа все тебе объяснит.
Когда мы остались наедине с выведенными из строя братьями, я сказал шутливым тоном, хорошо, что я ещё мог шутить: 
— Интересно, а что твой отец объяснит маме, если он сам ждёт объяснений от неё и почему ты сказала, что тебя изгонят с острова?
Мэри присела в кресло и вымученно улыбнулась:
— Ну, они так любят друг друга, поэтому если при разговоре с одним ссылаться на другого, можно избежать многих лишних вопросов, а услышав, что меня могут изгнать, отец вообще не будет их задавать. Но все-таки что здесь произошло, я плохо все помню, но понимаю, что у меня небольшие проблемы. Я помню Арно, как я ему дала затрещину, а потом? Подожди, не может быть, Арно меня ударил, он рискнул напасть? Хотя погоди, а кто тогда напал на них?
Тут она удивлённо посмотрела на меня:
— Но ведь ты пошёл домой, хотя, как ты потом рядом оказался и почему зовёшь своего дядю, а не просто стражу. Ты с ними дрался, да? Но ведь каждый из них выше тебя на голову, а Крэг вообще здоровяк, вряд ли ты мог это сделать, мелковат ещё. Скорее всего, на них напали, а ты услышал крики и прибежал. Так было?
Я посмотрел на неё улыбаясь, хотя мне и не понравились слова про то, что я мелковат, а потом сказал:
— Ты же такая умная Мэри, а не можешь догадаться, что здесь случилось. Считала, что всеми парнями можешь управлять, думала, что нравишься Крэгу, а это, оказывается, был хитрый план Арно, а своему братцу он вообще предлагал бросить тебя как использованную вещь. Оказалось, что всемогущая Мэри не такая и сообразительная.
— Заткнись Бэрни, прекрати снова злить меня. Значит, ты все слышал мелкий шпион, да мне плевать, что говорил этот придурок, я не такая дура и его брат пролетел бы мимо. Так что молчи лучше, прошлый проигрыш не научил тебя, что со мной лучше не связывайся, — резко вспылила Мэри.
Вот вернулась та ведьма, с которой я постоянно воевал, недолго же она побыла нормальной. Однако у меня было такое куражное настроение, что я решил, раз сестра повелась на мою хитрость в этом доме, то может и Мэри стоит разыграть. Я посмотрел на неё своим знаменитым взглядом и попытался, как мне казалось сделать его более суровым и страшным, а потом сказал:
— Знаешь Мэри, ты меня совсем не знаешь и даже не представляешь, на что я способен, когда злюсь. Так что советую тебе успокоится, в данный момент я немного не в себе, а люди, которые раздражают меня, могут очень сильно пострадать. 
После этих слов я многозначительно посмотрел на обоих братьев, а потом снова на Мэри и продолжил: 
— Скорее всего я не причиню вред девушке, но лучше не проверять, запомни это хорошо, так как я предупреждаю в первый и последний раз. Да, и когда при следующей проблеме кое-кому понадобиться помощь я вместо того, чтобы спасать тебя, просто поддену ногой твою бездыханную тушку и пройду мимо неблагодарная ты наша.
Вот теперь я увидел страх и одновременно уважение в её глазах, а вид одного как она считала, возможного трупа заставил Мэри полностью заткнуться.
— Мне бы в странствующих театрах играть злодея, — усмехнулся я про себя. — Хотя может я и переборщил с угрозами, но испуг этой наглой девчонке сегодня не помешает.
Ральфа, наверное, пришлось долго искать, поэтому бабушка Лэни пришла первой. И конечно, никому она не скажет, Андал пришёл вместе с ней. Лэни посмотрела на меня, я кивнул, что все нормально, Мэри тоже показала, что помощь ей не нужна, тогда бабушка принялась пристально осматривать братьев.
— С ними все будет хорошо, — наконец сказала она, не отрываясь от своей работы — решайте свои проблемы, а раны не опасные.
Андал облегчённо вздохнул, все это время он стоял и ждал, что она скажет и, повернувшись ко мне, сказал: 
— Теперь рассказывай Бэрни, но только со всеми подробностями и я очень надеюсь, что ты тут ни при чём.
Я ему быстро все описал и заметил, что дедушка не злился и лишь кивками иногда одобрял мои действия. Сразу после того, как я закончил говорить, в дом забежал Ральф со стражником и отцом Мэри.
— Что здесь произошло? — начал было говорить Ральф.
Но дедушка его перебил:
— Сын, оставь здесь своего человека, пускай он сыновей бургомистра никуда не выпускает и держит язык за зубами, а Лэни их подлечит. А мы берём двоих детей, отца Мэри и идём ко мне в арсенал, там как раз, кроме ночного охранника никого лишнего не будет. Вызывай туда бургомистра и одного из городских судей, только не моего брата, раз замешана наша семья, лучше тогда Ланда, он самый мудрый из оставшихся идиотов-законников с Лупаном во главе.
Ральф послушно кивнул и принялся выполнять поручение своего отца, когда Андал говорит таким тоном, с ним мы не спорим. Приблизительно через час все были в сборе в арсенале, кого-то, судя по виду, подняли прямо из постели. За столом дедушки сидел судья Ланд, напротив него сидели Мэри со своим отцом, Ральф, Андал, я и сбоку бургомистр Хранек.
— Итак, — сказал судья, — надеюсь, вы не просто так разбудили меня, я уже спал и жена теперь тоже будет недовольна, так что выкладывайте своё срочное дело.
Все посмотрели на моего дедушку……даааа сначала ты работаешь на уважение, потом оно работает на тебя.
Андал в свою очередь посмотрел на меня и сказал: 
— Рассказывай Бэрни.
— Возьму на себя смелость предложить, - ответил я, -  чтобы первой начала Мэри, так как мой рассказ только закончит происшествие.
Андал посмотрел на неё и сказал: 
— Мы тебя слушаем девочка.
Мэри даже передёрнуло от такого обращения, но что можно сказать самому Андалу Лейтвину. Она встала и пересказала весь разговор с Арно и Крэгом, до того момента как отключилась, правда забыв упомянуть про оскорбление в сторону Арно нанесённое ею.
— Ну что ж! – сказал судья. – Теперь ты Бэрни продолжай.
Тут Андал вмешался и предложил следующее: 
— Раз Мэри ничего дальше не помнит, пускай уважаемый судья удалит девушку в коридор, возможно представители сторон конфликта захотят решить дело мировым соглашением и не раскрывать кое-какие детали, а молодые девушки, как всем известно, секреты хранить не умеют.
После этих слов все дружно закивали, лишь одна Мэри зло посмотрела на меня, как будто это я предложил. Судья кивнул в знак согласия и посмотрел на отца Мэри.
— Мэри выйди, пожалуйста, – попросил дочь Энир.
Она встала, продолжая сверлить меня глазами и этот взгляд обещал мне большие проблемы, если я скажу что-то лишнее. Свой рассказ я начал с упущенных Мэри оскорблений без них трудно было судить, кто виноват в конфликте. Рассказав подробно все, я замолчал и сел.
Бургомистр Хранек испуганно спросил: 
— Что с моими сыновьями?
— С ними все в порядке, их лечит моя мать, – ответил Ральф
— Слава древним! — выдохнул Хранек. – Но ведь мы должны и выслушать?
Судья Ланд спокойным голосом ему ответил: 
— Сейчас я считаю это неофициальным делом, но как только появятся подозреваемые, по закону их нужно будет посадить под арест, будет суд и будут виновные, тем более что пока их приведут, полгорода узнают об этом. Мне сказать, чтобы сюда доставили ваших сыновей бургомистр?
— Нет, не надо! — быстро ответил Хранек. – Раз это неофициально, будем считать это разговором друзей.
— Ну что ж отлично, в принципе все ясно. — сказал судья Ланд. – Я верю всему, что услышал от Бэрни, хотя конечно подслушивать не мужское дело, но в этом случае он оказался в удачном месте. Итак, если провести официальный суд, то на Мэри за провокацию против Арно спровоцировавшую преступление и оскорбление бургомистра будет наложен штраф и небольшое тюремное заключение. К тому же ей будет предъявлено обвинение в попытке обмануть судью, за что, несомненно, последует изгнание на союзный остров не менее чем на год. Бэрни будет наказан штрафом за то, что не выполнил букву закона и не побежал сразу за охраной, а своей самовольной помощью, хотя и из благих побуждений мог нанести вред невиновному человеку, ведь только Арно ударил девушку, а Крэг как я понял, не одобрял этого. Арно за нападение на Мэри и причинение ей телесных повреждений, которые могли повлечь за собой смерть, голову проломить при падении на мостовую вполне возможно, ждёт вечная высылка на дикие острова, с правом помилования через пятнадцать и возвращением гражданства через двадцать лет. Крэга за нападение на Бэрни возможно изгонят на пару лет к союзникам или он просто заплатит крупный штраф. Но наказание не будет для него слишком тяжёлым, так как он, судя по показаниям Бэрни, был в шоке и толком не понимал, что делает, но тут все будет зависеть от Лейтвинов и их претензий. Бургомистру Хранеку придётся пройти повторное голосование по своей кандидатуре в Малом совете, в связи с действиями своих близких, опорочивших его репутацию, думаю советник Лупан будет прыгать от счастья. Я все сказал, скорее всего именно таким будет решение суда, если конечно дойдём до него. Хотя возможно для некоторых наказание будет немного тяжелее, я назвал самый облегчённый вариант, но это только относится к девушке и братьям, Бэрни тут ничего кроме штрафа не грозит. Так что вашим семьям решать, что будем делать дальше. Слушаю ваши предложения?
Я даже выдохнул при последних словах судьи, значит, никаких проблем у меня не будет. А вот для бургомистра выдался нелёгкий вечер, наказание было очень суровым, особенно для Арно, можно сказать с уверенностью, что у него есть очень большие шансы навсегда потерять своего сына. Выжить пятнадцать лет на диких островах парню, привыкшему к спокойствию и комфорту Ларнии, будет очень трудно. Возможно, Хранек отправит его на свой родной остров, вдруг там осталась родня, которая позаботится о нем. Но, во-первых, никто не будет ждать, преступника высадят на первый же приставший к нам населённый остров. А во-вторых, кроме еды и денег ему не разрешат взять с собой никакого оружия или иных приспособлений, вот и попробуй добраться куда-нибудь. Хранек очень тяжело встал, как мне показалось, лицо его даже побелело и произнёс запинающимся голосом:
— Я хотел бы выслушать сначала предложение остальных сторон конфликта.
И все опять посмотрели, угадайте на кого? Конечно на Андала. Дедушка поднялся, потом повернулся к присутствующим лицом, откашлялся немного и произнёс:
— Хочу вам напомнить одну историю, которая произошла на этом острове в мою молодость, не все её знают, тем более что бургомистр, да и отец Мэри не родились здесь. У двух уважаемых семей произошёл конфликт, был суд, кто-то остался недоволен, началась месть. Чтобы город больше не страдал и не видел их ненависть, никто не стал доказывать или искать того, кто виноват в новых преступлениях, на Большом совете было принято решение изгнать всех, кто был замешан в этом, притом вместе с детьми. Единственным сделанным для них снисхождением было то, что обе семьи отправили на разные обитаемые острова нашего союза и мы заплатили, чтобы их там приютили. Я просто хочу предупредить и отца Мэри и бургомистра, что или мы решим это здесь и сейчас, или, скорее всего, вас ждёт их участь.
— Почему только нас, а не вас? — спросил отец Мэри.
— Я уже не такой молодой и слишком многое потерял, чтобы заниматься такой глупостью как месть, да и городу я очень нужен, мои секреты не должны никому достаться. Так что даже если я вас убью обоих, меня не изгонят, а пожизненно посадят в тюрьму, где я и дальше буду приносить пользу Ларнии. Максимум что ждёт мою семью в этом случае, это изгнание на другой конец острова. А с вашей высылкой в этом и смысл отпадёт, люди увидят, что все получили наказание и конфликтов больше не будет.
— Уважаемый Андал, вы знаете, что я преклоняюсь перед вашим авторитетом, но почему вы решили, что мы будем мстить? — эти слова с трудом выдавил из себя бургомистр.
— Потому что я знаю хорошо вас обоих и ещё лучше я знаю нравы рождённых на диких островах. Вы оба выросли в других условиях и не похожи на нас, поэтому если будет суд Хранек, вы потеряете как минимум одного из своих сыновей. А может и второго, кто его знает, что может случиться с парнем даже на союзном острове, когда рядом нет близких, которые ему дадут правильный совет и уберегут от опасностей. Плюс обязательно вас лишат своего поста и даже членства в Малом совете, вы ведь знаете, что есть много сторонников у Лупана, который агитирует за старый закон о запрете иноземцам занимать руководящие посты, так что я почти уверен, что некоторые члены совета постараются, чтобы вы лишитесь всего. А теперь у меня к вам вопрос, кого вы будете в этом винить. Своего сына? Сомневаюсь, для вас виновата будет только Мэри, и в чём-то вы будете правы, так вот её семье вы этого никогда не простите. Я уверен, что со временем к вам придёт мысль о мести, а так как вы человек очень умный, то сделаете все так, чтобы вас не смогли обвинить. Отец Мэри будет видеть, что улик против вас нет, но он то поймёт кто виноват и начнёт тоже мстить, а итог я вам уже сказал, ваши семьи покинут этот остров, а вы оба потеряете все, чего достигли за эти годы. И можно было бы сказать, что это вы выходцы с диких островов такие плохие и во всем виноваты, но конфликт перешёл в активную фазу из-за слов Мэри и Арно, а они все-таки ларнийцы рождённые здесь.
— Как же вы посоветуете решить этот спор? — спросил Энир, по его раздражённому тону было видно, что он недоволен словами дедушки.
— Ну, во-первых, Мэри должна получить очень серьёзную компенсацию, сумму вы оговорите позже, думаю после этого, у девушки будет самое большое приданное на острове, – Андал попытался шуткой разрядить накалившуюся атмосферу. — Можно было даже заставить Арно жениться на ней, если бы она интересовалась этим парнем, все-таки он нанёс серьёзное оскорбление чести и репутации девушки, но она я так понял с норовом, поэтому это создаст лишь новые проблемы. Также Арно должен попросить у семьи Мэри прощение и у неё самой тоже, мы его должны предупредить, что, если он хоть как-то ещё испугает эту девушку, это будет восприниматься как месть, и он отправится гнить на ближайший приставший к нам остров, без всякого суда, по условиям мирового соглашения. Так что пускай лучше обходит Мэри как минимум год стороной, пока вся эта история не забудется. Мэри также должна принести извинения бургомистру, все-таки она оскорбила его перед сыном и спровоцировала его удар, впоследствии пусть держит свой рот на замке и не задевает Хранека или тоже отправится в далёкое путешествие. Думаю, им всем троим будет полезно побыть пару месяцев на ферме у родственников, насколько я помню у обеих семей есть родные за городом. А вам бургомистр советую все-таки отвыкать самому и не прививать привычки «диких островов» сыну, именно унижение вами Арно в Доме Боев и привело ко всему этому. Ну вот, в принципе и все, таковы предлагаемые мною условия мирового соглашения.
Наступила тишина, похоже все участники конфликта глубоко задумались, мысль о том, что их изгонят обратно в неблагополучный мир, должна была победить их чувство мести, хотя конечно выражение лица Энира было недовольным, видно было, что ему не хотелось идти на уступки.
— А вашей Андал семье, что я буду должен? — спросил осторожно бургомистр Хранек, видимо, он уже подсчитывал кошмарные убытки, которые ему принёс сынок.
— Моей семье вы ничего не должны. За оскорбительные слова в адрес моей внучки, ваш сын заплатил сполна и искренне надеюсь, что никаких последствий для его здоровья не будет, он молодой и ещё слишком глупый, что с него взять. А разорять вас я не буду у меня и так всё есть и ничего больше не надо. К тому же это будет ещё одним поводом для недовольства, или к затаённой обиде. Поэтому Хранек мы в расчёте, лучше пускай будет так, чем потом всю жизнь мы будем о чём-то жалеть. И если вы договоритесь с семьёй Мэри, то приходите ко мне в гости со своим сыном Крэгом, мы должны дружить, а не воевать.
— Спасибо вам Андал, вы очень благородный человек, я никогда не забуду о вашей поддержке. И с радостью приму ваше предложение посетить позже ваш дом со своим сыном, если все конечно хорошо закончится. Так что меня устраивают условия мирового соглашения. — ответил бургомистр Хранек моему дедушке.
Было видно, что он немного успокоился, поддержка могучего Андала уверила его, что все-таки конфликт удастся уладить на месте. Также он думал, что компенсация ещё и нашей семье окончательно разорит его, да и появилась маленькая надежда все-таки породниться с Лейтвинами, хотя бы с помощью Крэга. Но конечно дедушка это сказал только для того, чтобы немного успокоить Хранека.
— Ваше слово Энир!  — обратился Андал к отцу Мэри. — И внимательно подумайте, прежде чем ответить, врагов гораздо проще нажить, чем потом избавиться от них. Иногда стоит немного смирить свою гордость, чем потом вспоминать о ней отбиваясь от бандитов на диких островах. Так что я бы вам советовал меньше ухмыляться здесь, а подумать о будущем. Ещё раз повторю специально для вас, я старый человек и опыта мне не занимать, готов поставить все своё состояние на спор, что если вы полностью разрушите жизнь Хранека, то он обязательно начнёт мстить вашей семье из чувства полной безысходности и даю гарантию, что в течение года вы оба отправитесь туда, откуда к нам явились. Так что если вы соскучились по диким островам, то вперёд, скоро вы там опять окажетесь можете в этом не сомневаться.
Было видно, что Эниру не по себе от слов дедушки. Он, конечно, хотел отомстить сыновьям Хранека, но неожиданное давление Андала спутало все его планы, он понимал, что с Лейтвинами лучше не сориться, ведь родной брат Андала был по совместительству одним из главных судей и все трое заседали в Малом совете. А тут ещё маячила перспектива стать врагом бургомистра Хранека, но я думаю авторитет дедушки тут был решающим и Энир сделал наилучший для всех сторон выбор.
— Я тоже согласен с вами Андал, но вознаграждение должно быть очень хорошим, ведь самолюбию моей дочери было нанесено сильнейшее оскорбление, — ответил Энир.
— Конечно, оно полностью удовлетворит Мэри, — поспешил согласиться бургомистр, не зная характер этого демона
— Я рад, что вы выбрали правильное решение Энир. — сказал Андал. — Однако помните, когда будете договариваться о сумме компенсации, что также и ваша дочь спровоцировала конфликт, а то с таким настроением вы захотите забрать у Хранека все. Самолюбие же Мэри может успокоить перспектива изгнания и испорченная репутация. Вашей семье ещё жить на этом острове и не нужно из-за жадности заставлять других людей к вам относится плохо.  Прошу вас передать мои слова вашей дочери, у меня на этом все.
Энир промолчал, видно было, что с Андалом он не решается спорить.
— Ну, вот и хорошо! — сказал судья Ланд. — Как представитель правосудия я подтверждаю условия мирового соглашения, назначаю Андала Лейтвина быть посредником при обсуждении суммы компенсации в этом вопросе, о дате договоритесь между собой сами. Все довольны, никого изгонять не будем, надеюсь, что все семьи сделают выводы из конфликта и в будущем не будут нарушать закон. Также не надо вам напоминать, желательно чтобы эта история не получила сильной огласки, не будем портить репутацию детям и давать поводы к слухам.
Все начали расходиться, Ральф с бургомистром и отцом Мэри обсуждали, как незаметно доставить братьев домой, а мы с дедушкой не спеша пошли домой. Было довольно поздно и на улицах почти не было людей, лишь пару раз нам повстречались случайные прохожие.
— Я горжусь тобой Бэрни, ты все правильно сделал в духе настоящих Лейтвинов. — сказал мне Андал. — Если видишь нарушение закона обязательно вмешайся, только будь осторожней, кто знает, что с тобой сделали бы эти испуганные мальчишки. Хотя и выбора у тебя особого не было, там ведь была беззащитная девушка. Но все-таки в будущем не рискуй, я потерял твоего отца и не хочу потерять и тебя.
— Отец ещё может вернуться с мамой, неужели ты в него не веришь? — спросил я.
— Я очень верю в него, и надеюсь, что он вернётся, — ответил мне Андал. — Если кто и сможет выпутаться с безвыходной ситуации, то только мой сын. Бэрни, ты даже не представляешь, кто такой твой отец. С самого детства и до самого своего совершеннолетия, Хагард постоянно попадал в опасные ситуации, ему никогда не сиделось на месте, и проблемы были его постоянными спутниками. Но что в нем было удивительно, так это то, что он всегда мог из них самостоятельно выпутаться, этой способности у него не отнять. Поэтому я почти не сомневаюсь, что он жив, такого как мой сын, в угол просто так не загонишь, он сам загонит туда любого. Но есть одна проблема, кто знает, насколько далеко за десять лет его забросила погоня за темными. Островов ведь огромное множество, может он попал туда, где острова с нами не встречаются, вполне возможно я уже не увижу его.
— Будем верить в папу, и надеяться на лучшее! — сказал я.
— Да Бэрни, будем надеяться, - ответил он мне и больше ничего не говорил, так мы и дошли до дома молча.





ГЛАВА 3 ЛЕСНОЙ ОСТРОВ И НЕПОБЕДИМАЯ ЭЛЛИ.
С того конфликта минуло несколько недель и за это время ничего интересного со мной не происходило. Сама стычка с сыновьями бургомистра не получила широкой огласки, хотя небольшие слухи о неожиданно исчезнувшей Мэри и сыновьях Хранека все же бродили по городу и порой эти слухи доходили до абсурда. Ральфу даже пришлось предупредить особо языкастых женщин, что полагается за клевету в адрес горожан и больше никто не рискнул злить будущего начальника гарнизона. Братьев и Мэри услали к родне на фермы для перевоспитания, как сказал дедушка, хороший деревенский труд быстро выбьет у них дурость из головы. После моего рассказа Элли очень сильно расстроилась, но сестрёнка была настоящая Лейтвин, поэтому она плакала всего лишь один день. А на следующее утро Элли просто вышла и как ни в чём не бывало села завтракать, больше никогда не вспоминая об Арно. В связи с этим Лэни мне вынесла даже особую благодарность, Андал и Ральф тоже оценили мой поступок, в их глазах я резко повзрослел. Они даже решили, что в этом году отправят меня на заготовки леса, когда мы подойдём к Хайтуку, хотя мне ещё нескоро исполнится восемнадцать лет, обычно именно в этом возрасте берут юношей на лесозаготовки. Хайтук был огромным островом, полностью покрытым лесом и вскоре Ларния должна была пристать к нему. Считалось, что такие острова древние специально приспособили лишь для заготовки леса, они своими знаниями добились того, что там кроме деревьев ничего не росло, поэтому на них совсем не было постоянных поселений. Таких «лесовиков», как мы их называли, было довольно много, мы приставали к ним один раз в несколько месяцев. Каждый обитаемый остров всегда оказывался около новой части лесной громадины, поэтому нарваться на вырубленный участок, было очень трудно, да и размеры лесных островов были просто гигантскими, так что всем всегда хватало древесины. Все это было доказательством того, что древние были очень могущественными, они не просто переселили нас в новый мир, но и каким-то образом приспособили летающие острова для нормальной жизни людей. Некоторые даже высказывали предположения, что и сами острова создали древние, хотя большинство все-таки склонялось к тому, что это природное образование, древние только сделали их пригодными для жизни и заставили двигаться по определённым маршрутам.
В день прибытия нашего острова к Хайтуку я проснулся очень рано, идти на занятия было не нужно, так как в связи с предстоящей лесозаготовкой их отменили. Я немного волновался, ведь сегодня у меня был очень ответственный день, участие в лесозаготовках считалось исключительно делом взрослых. Мы пристанем к Хайтуку в обед, но мне хотелось бы попасть на причал пораньше и посмотреть на прибытие этой громадины. Судя по лучам света, бьющим из окна, утро сегодня было солнечное и это радовало, работать в плохую погоду как-то совсем не хотелось. Быстро одевшись и застелив кровать, я спустился по лестнице на первый этаж, чтобы плотно позавтракать. Лэни с Нэди уже накрыли стол и как обычно Ральфа с Андалом уже не было, они всегда вставали раньше всех, поэтому и завтрак им готовили с вечера. Однако, к моему удивлению, несмотря на такую рань за столом уже сидела Элли и даже малышка Келли.
— Привет соня! — заверещала Келли.
Ей было 7 лет, и она была моей двоюродной сестрой дочерью Ральфа и Нэди, мы её все очень любили, так как эта девочка всегда создавала вокруг себя весёлое настроение.
— С добрым утром красавица. А тебе чего не спится? — спросил я Келли.
— Папа с дедушкой в соседней комнате что-то искали, вот меня и разбудили, — ответила она.
— Вот уж эти папа и дедушка! — сказала Нэди. — Всегда им говорю, что надо перенести все мастерские на один этаж. А то как обычно, что-то среди ночи им понадобиться и обязательно в той мастерской, которая под боком. А ты Келли прекращай за столом разговаривать, тебе надо кушать больше, чтобы быстрей вырасти.
Келли улыбнулась мне и сразу начала активней работать ложкой, она всем всегда говорила, что хочет побыстрее стать взрослой и такой же красивой как Элли.
— Ну а тебя сестрёнка, тоже разбудили? — спросил я уже у Элли. — Ведь ты не любительница ранних подъёмов.
— Нет не любительница, но сегодня решила пораньше подняться, — ответила Элли.
— Даже не могу себе представить причину, по которой ленивица встала так рано, — улыбнулся я, садясь за стол и начиная свой завтрак.
— Я встала по той же причине что и ты и эту причину зовут Хайтук, — ответила она, показав мне язык.
— Ха, девушкам туда нельзя, лесные острова посещают только мужчины или ты решила прикинуться бычком в телеге, — хохотнул я.
— Ха-ха-ха, очень смешно братик, ничего скоро Мэри вернётся, и тогда тебе не будет так весело. Конечно на остров я не собираюсь, просто хочу посмотреть поближе на его прибытие. Дядя пообещал мне это устроить и как только останется несколько сот метров он меня завезёт домой на лошади.
— Я тоже хочу покататься на лошадке! — требовательно сказала Келли.
— Покатаешься золотце, твой папа будет занят эти несколько дней, а потом попросишь его, — улыбнулась Элли и погладила по волосам племянницу.
— Элли, а зачем тебе это? Ты много раз видела лесные острова. — немного удивлённо спросил я.
— Конечно в чём-то ты прав, но, во-первых, я никогда не видела именно Хайтук, когда мы к нему приставали в последний раз, я была такой же маленькой как Келли.
— Я совсем не маленькая! — громко возмутилась Келли.
— Да прелесть моя, прости, – успокоила её Элли.
— Во-вторых, — продолжала мне говорить Элли, — они все-таки в чём-то разные и мне интересно посмотреть, как этот выглядит. В-третьих, любопытный братец, я ещё никогда не видела такую громадину очень-очень близко, Ральф пообещал, что я буду там почти до прибытия, да ещё и на лошади покатаюсь. Так что, почему бы и нет? Да и какие у меня есть ещё варианты, как провести утро, лучше эта маленькая поездка, чем сидеть дома. К тому же Мэри нет, а без неё мне скучно.
— Все понятно, тебе просто хочется похвастаться перед своими подругами. Типа вот я видела такое, о чём вы и не мечтаете, они-то вечно всего бояться, их храбрости хватает лишь на то, чтобы сходить с родителями на общий рынок и поглазеть на парней, когда какой-нибудь обитаемый остров к нам пристанет, а так ты у них лидер по храбрости и пример для подражания. И да сестрёнка, лесные острова похожи друг на друга, на занятиях ты похоже спала, — улыбнувшись, сказал я.
— Ты зря смеёшься, женщины способны на многое, даже на то, на что неспособно большинство мужчин. А мне просто интересно узнавать что-то новое, видеть не только мой остров, но и другие, ради этого можно и по ступенькам подниматься. Так ведь братик? — ответила она мне, лукаво подмигнув.
Я мельком посмотрел на бабушку, не показались ли ей слова Элли странными, но она была занята, а Нэди уже ушла наверх.
— Ладно Элли в твоей храбрости я не сомневаюсь, пошли уже, посмотрим на этого «лесника».
Я одел одежду, которую бабушка мне специально приготовила для заготовки древесины. Это была довольно крепкая кожаная куртка и такие же штаны, плюс добротные крепкие сапоги, перчатки и тёплый свитер, если вдруг станет холодно. В принципе это и все, Ральф сказал, что остальное он с собой привезёт. Мы с Элли вышли на улицу и не спеша двинулись к выходу из города.
— Бэрни, Элли, стойте! — послышался сзади знакомый голос.
Мы обернулись, по улице проталкиваясь среди потока людей и повозок, нас догонял Бенли. Он был одет почти в такую же одежду, как и я, наверное, тоже собрался на Хайтук. В отличие от меня, в этом не было ничего удивительного, сын пекаря совсем скоро достигнет совершеннолетия.
— Привет всем, Бэрни я слышал, тебя берут на остров, мой папа тоже решил, что в этом году мне пора уже поработать как взрослому мужчине, прошлый раз меня мама не отпускала — догнав нас, сказал он немного запыхавшимся голосом.
— И тебе привет Бенли. А ты что, нас тут караулил? — спросил я, уж больно мне не верилось в эти постоянные и одновременно случайные встречи с ним. За последние три недели, если Элли собиралась куда-то сходить, то там непременно случайно оказывался и сын пекаря. Наверное, бабушка стала у нас шпионом и решила поработать на их семью, тем более что главная проблема под именем Арно, благодаря своему языку и тупости полностью исчезла.
— Нет, ты что просто проходил мимо. Думаю, выйду пораньше и посмотрю на прибытие Хайтука. Ты Элли с нами, так ведь? — спросил пирожок.
— Ну, во-первых, идёшь ты к городским воротам кругами, а во-вторых, откуда ты знаешь, что я собираюсь посмотреть на прибывающий остров? — неожиданно спросила Элли, состроив недовольный вид.
— Нет, я ничего не знал. Просто подумал, раз ты с Бэрни идёшь, значит, на Хайтук захотела посмотреть. А пошёл я по этой улице, так как…ээээээээ……так как, моя вся забита повозками — выпалил резко пирожок.
— Да и эта улица вроде не пустая. А может я к подруге шла, а ну ка признавайся, кто тебе сказал, что я отправляюсь смотреть на остров? — не унималась моя сестричка, похоже, она решила провести опыт, сдаст пирожок нашу бабушку или нет.
— Ладно, хватит вам! — решил я спасти Бенли, да и Лэни от сестры. — Не надоело в вопросы играть, пошли вместе раз встретились.
— Да, да. Пошли уже, а то опоздаем ещё, — быстро схватился Бенли за свой шанс спасения.
— Куда опоздаем? Ещё три часа минимум до прибытия «лесника», ну да древний с вами, пойдёмте. — сказала сестра.
Мы пробирались к городским воротам по улицам забитыми повозками, они все выезжали из города и двигались в сторону причала, где два острова скоро приблизятся друг к другу. Коней на Ларнии было немного, все-таки содержать их было не очень-то и практично, тем более, что в отличие от коров, они не так были выгодны в фермерском хозяйстве. Сами фермеры в основном пахали на быках, хотя и растили для городских конюшен молодых жеребят, так как ларнийский гарнизон имел собственную многочисленную кавалерию для защиты города. Также, если тебе нужно было что-то завезти на ферму или просто куда-нибудь поехать, ты мог нанять у главного конюшего конную повозку с конюхом, была и такая профессия на Ларнии. Каждой семье не выгодно было содержать лошадь, тем более понадобиться она могла два-три раза в год, а вот городские конюшни с конями в аренду, это было решение всех проблем. Однако в то время, когда шла заготовка древесины, все кони и даже быки временно забирались для городских нужд, и жители острова работали круглые сутки, вывозя даже ночью под светом фонарей спиленный за день лес. Работа шла сменами, ночевали все на нашем острове в походном лагере возле каменного причала, ведь за несколько дней нужно было обеспечить Ларнию древесиной, кто его знает, может по какой-то причине следующая остановка будет неудачной с точки зрения погоды, или возникнет какое-нибудь препятствие. Лес использовался не только для печей, у нас была древняя система отопления, когда горячий воздух от земли по трубам полностью обогревал дом, она работала до сих пор исправно, ничего в ней сложного не было. Древесина ещё шла на приготовление пищи, хотя древние и оставили нам приспособление для замены огня, однако все хозяйки на острове предпочитали по возможности готовить с помощью дров. Пока их было много мы ими только и топили наши очаги, тем более что устройство печей было такое, что потребляли они мало топлива, а давали хороший жар. Здесь нас опять выручало наследие древних мастеров, правда секрет его давно был раскрыт ещё при древних, и мы удачно копировали их печи. Также древесину использовали для ремонта зданий, постройки и расширения ферм, при изготовлении различных изделий, например, той же мебели. Поэтому походы на такие острова были общим делом для всех ларнийцев. Втроём мы наконец-то выбрались из города и сев на ближайшую повозку, поехали к тому месту, где наши острова должны были соединиться. Наш путь пролегал по неширокой фермерской дороге, среди садов и обработанных полей, поэтому повозки выстроились в длинную линию и скорость передвижения на них была совсем маленькая. Однако лучше ехать хоть с такой скоростью, чем идти пешком решили мы.
— Бэрни, ты ведь слышал, что скоро у меня день рождение и я стану совершеннолетним. Поэтому папа решил устроить большой праздник на нашей ферме — сказал мне сидящий рядом со мной Бенли. — Он говорил, что хочет пригласить на него всех Лейтвинов, но не знает, как начать разговор с вашим дедушкой, чтобы он не отказался, ведь все знают, что Андал вечно чем-нибудь занят. Так вот я подумал, не захотите ли вы с Элли помочь моему папе и уговорите вашего дедушку принять наше предложение, на ферме будет очень интересно и я гарантирую, что вам там понравится.
— А где у вас ферма? — спросила Элли.
— Она в нескольких часах езды на повозке, расположена недалеко от края острова и досталась нам ещё от маминого отца. Сначала папа хотел отдать ферму городу, но потом вся пекарская гильдия решила, что мы будем сами работать на ней, согласно требованию городского закона. Это конечно довольно тяжело и немного отвлекает нас от основной работы, но зато у нашей гильдии всегда есть место, где может отдохнуть любой пекарь со своей семьёй. Там мы отмечаем праздники или провожаем ушедших от нас, — ответил Бенли.
— Неплохо иметь вот такую ферму, куда можно сбежать и отдохнуть. А вот у нас нет никаких родственников за городом. Так что я если куда и отправлялась отдохнуть, то не дальше большого озера, да и что на нем делать, ловить рыбу мне совсем не нравится, — немного грустно сказала Элли. — Была бы у меня ферма, я бы тоже иногда отдыхала от городской суеты.
— Откуда у вас будут родственники среди фермеров? — удивился Бенли. — Первый оружейник в городе является основателем вашей семьи и с тех пор уже много веков, все Лейтвины занимаются только производством оружия, поэтому в основном роднятся только со своим кругом общения. Большинство в гильдии оружейников, имеют хоть и дальние, но родственные связи с вами. Только Ральф пошёл другим путём, первый Лейтвин ставшим военным за последние несколько поколений.
Видно было, что он это говорил с нескрываемым восхищением.
— А ты Бенли, откуда так хорошо знаешь историю нашей семьи? — спросил я.
— Папа рассказывал. — ответил мне Бенли. — Говорил, что породниться с вами это почти что стать родственниками основателей города.
— И с кем же это он хочет конкретно породниться? — делая хитро-хмурый вид, сказала Элли, чем полностью вогнала в краску Бенли.
— Нет-нет, ни с кем, это он просто так сказал. Хотел показать мне, как он уважает вашего дедушку и всю вашу семью. — оправдывался «пирожок». — Так вы можете поговорить с Андалом?
— Ладно, — сделала Элли свой тон более снисходительным, — может и поговорим. Все будет зависеть от твоего отношения ко мне.
— Если только от этого, тогда все просто, — смущённо улыбнулся пирожок.
Но ни я, ни Элли, уже не слышали его, так как монотонное движение повозки укачало нас и дальше мы полусонными глазами наблюдали за проплывающими мимо нас садами и фермами, а кто и за облаками в небе. Постепенно наша колонна повозок приближалась к месту назначения, мы даже проехали недалеко от нашего тайного места с замаскированной под скалу дверью и секретным спуском вниз, что-то давно мы туда не ходили, все дела, да дела. Прошло ещё немного времени, пока мы добрались до самого каменного причала, там все повозки начали выстраиваться в определённом порядке. Спрыгнув на землю и поблагодарив возницу, мы втроём отправились к возвышенности около самого края острова, где-то там должен быть Ральф со своими солдатами. Местность вокруг была просто забита лесорубами, повозками и людьми в доспехах, сразу становилось понятно, что Ларния готовиться к чему-то серьёзному.
— Смотрите, смотрите, вот он! — крикнул Бенли.
И действительно вдалеке вырисовывались просто громадные размеры Хайтука.
— Он просто огромен, — прошептал снова Бенли.
— Как и все лесные острова. Ты что Бенли на уроках мечтаешь о девушках? — пошутила над ним Элли.
— Нет, ну просто одно дело, когда говорят, а другое видеть это самому. — сказал он, восхищённо глядя на приближающийся остров. — И я мечтаю лишь об одной.
Последние слова он так тихо прошептал про себя, так что их никто кроме меня не услышал.
— Ты прав!  — поддержал его я. — Непередаваемые ощущения.
Мы забрались на холм и молча наблюдали на прибытие острова, хотя это не он, а скорее мы прибывали к нему. Размеры «лесника» были просто огромны, в обе стороны не было видно его конца и края, местность от его склонов в глубь острова постепенно повышалась. Лес, лес, один лес, казалось он поднимался до самого неба, поэтому Хайтук скорее напоминал безграничные Нижние земли, чем наши летающие острова.
— Он прекрасен, — прошептала Элли.
Мы очень долго сидели на холме и наблюдали, как наш остров все ближе и ближе приближался к лесной громадине.
— Интересно там кто-нибудь живёт? — спросил Бенли.
— В школе говорили, что постоянных поселений на таких островах не бывает, — ответил я, решив блеснуть своими знаниями — так как земля не пригодна к занятию фермерством, плюс мало открытых источников воды для большого количества людей. Из пищи есть шишки и орехи, хватает и дичи, типа диких кабанов, но для города этого будет мало, а маленькое поселение когда-нибудь ограбят, ведь сюда постоянно кто-то прибывает. Древние были не глупыми поэтому все просчитали, никто не должен был единолично захватить такие нужные всем лесные острова.
— Но ведь могут же там жить какие-то небольшие семьи, изгои и бандиты например – спросила меня Элли.
— Естественно могут, вот поэтому первыми из наших туда отправятся конные патрули с собаками, их задача найти возможные засады и испугать всяких одиночек-изгоев, чтобы мы в полной безопасности начали вырубку леса. По этой же причине и не берут сюда женщин, чтобы их не похитили, а многие взрослые мужчины работают с оружием, кому придёт в голову похищать вооружённого мужчину, а вот женщину могут. — сказал я ей.
— Элли, тебе, наверное, пора? — услышал я голос Бенли.
— Это кто сказал? — резко ответила Элли. — Ты что Бенли, решил мною покомандовать?
— Нет-нет, ты ничего не подумай такого, я просто за тебя беспокоюсь, — попытался «пирожок» её успокоить.
Тогда беспокойся молча, со мной все будет хорошо – отрезала она.
Да, характер сестры я знал, послушной женой она никому не будет, по рассказам бабушки такая была и мама. Мы все ближе приближались к острову и перед нами открывался просто потрясающий вид, залюбовавшись этой красотой, мы и не заметили, как к нам подошёл Ральф.
— Элли пора собираться, совсем скоро острова станут рядом, а мне ещё нужно отвезти тебя поближе к городу и вернуться. А вы двое давайте любуйтесь Хайтуком, так как на острове надо глаз да глаз, не ровен час засмотритесь и датор утащит вас.
— Кто такой датор? — испуганно спросила Элли.
— Да, кто такой? В школе ничего не говорили об этом. — удивлённо спросил я его.
— Я и забыл, что вам многое не говорят, вырастите вот тогда и узнаете. — сказал Ральф. — Хотя почему бы и не рассказать сейчас, вы ведь двое сегодня будете там работать, даторы это вроде легенды или страшилки на ночь, но они существуют на самом деле. Несмотря на то, что древние сделали эти острова нежилыми, они понимали, что человек очень упорное существо и может нарушить всю гармонию нашей цивилизации, если поселится на «лесниках». Поэтому на каждый остров были завезены даторы, очень сильные и быстрые, ростом больше нас, знаю, что ходят, как и мы на двух ногах, вроде не особо разумные, но никто толком не знает, они единственные опасные хищники лесных островов. Именно для их пропитания острова заселили дикими животными, всех лишних двуногих поселенцев они убивают.
— Но ведь насколько я помню, жертв, при заготовках, на моей памяти вроде не было? — спросил я.
— Все правильно, — согласился Ральф, — древние оставили нам определённые правила: животных нельзя убивать, это их добыча, к ручьям не ходить, это их вода. Деревья руби, сколько хочешь, они им не нужны, ведь даторы живут в центре острова в скальных пещерах. Находиться нужно всегда среди большого количества людей, тогда они не полезут. Несколько дней можно работать спокойно, но потом надо обязательно уходить иначе они подтянуться. Ну вот в принципе и все, соблюдай эти правила и все будет хорошо.
— Но может быть это все-таки легенда, раз никого не убивали — высказала своё предположение Элли.
— Я их как бы между делом назвал легендой, — ответил Ральф — так как никто из нас никогда не видел даторов. Но они на самом деле существуют, или когда-то они точно были. Возможно эти существа просто не лезут к нам, так как мы им не мешаем, но наши разъезды постоянно натыкаются при патрулировании на скелеты людей, развешанных вдоль местных дорог. Это предупреждения от даторов, иногда скелеты очень старые, но бывают и свежие трупы, так что лучше не расслабляться. Поэтому, как только мы натыкались на такие кровавые знаки, то дальше не заезжали и как видишь, никто ещё не умирал на лесных островах. Хотя кроме даторов мы пару раз встречали более опасных существ, но да ладно, о последнем никому не слова, это секрет. Поняли?
— Даааа, — дружно сказали мы.
— А откуда там дороги, на которых вы находили скелеты? Ведь все должно было зарасти лесом? — начала опять задавать вопросы Элли.
— Не знаю Элли, каменные дороги идут по периметру всех островов, а также вглубь его и никогда не зарастают. Может древние их построили и сделали так, что там ничего не растет, может они и не на земле проложены, а сразу на скале, а может даторы следят за их состоянием, я в этом не разбираюсь. — улыбнулся Ральф. — Ну а теперь пошли племянница, нам уже пора.
— Ладно, мальчики я поеду, а вам удачи здесь. — сказала она и, подойдя к Бенли, отвела его немного в сторону и что-то долго говорила, а потом, потрепав его за щеку вслух сказала: — Может Бенли, я и поговорю с дедушкой.
Бенли сразу весь расплылся в улыбке, мне всегда было смешно смотреть на него в таком состоянии, очень странно как взрослый парень становится непонятно кем.
— Смотри Бенли, чтобы датор тебя не утянул! — сказала Элли уже сидя за спиной у Ральфа на коне.
— Ага, — только и смог промычать «пирожок» в своём невменяемом состоянии.
Я, конечно, ничего не понял, но моя сестрица уже тогда готовила свой план и решила завербовать Бенли, отключив ему опять мозги, но пока расскажу все по порядку. Ральф повёз Элли домой, а мы смотрели, как рабочие готовят мост для перехода на лесной остров. Это было довольно сложное сооружение, состоящее из различных металлов, дерева и прочих материалов нашего мира. Мост был около двухсот метров в длину и тридцать в ширину, по бокам его было расположены сотни небольших колёс, на всех стояли звёздочки, соединённые между собой цепью. Мощные баллоны сжатого воздуха крутили поршни, приводящие в движение цепь и всю эту махину. На некоторых не таких развитых, как мы островах, мост толкали быки, и он был гораздо меньше, но наш мост был вершиной технического прогресса нашего мира. Вся эта конструкция как бы заезжала на другой остров и, хотя острова обычно шли впритык, мост был способен преодолеть разрыв между ними в сто с лишним метров. Он был очень крепким и по нему переходили не только люди, но и тяжёлые обозы с товарами или с брёвнами. Через некоторое время приближение островов друг к другу полностью остановилось, и они продолжили свой полет по параллельной траектории, разрыв между ними составил около двадцати метров. Брандор командовал в городе, поэтому здесь всем руководил Ральф, он уже отвёз назад в Ларнию Элли и теперь стоял рядом с нами.
— Ну что ж, неплохо, разрыв не слишком маленький, но и не большой, охране на нашей стороне будет легче, чем дальше от причала, тем разрыв будет больше. Значит даторы или кто-то другой скорее всего не смогут преодолеть такое расстояние и патрули можно не усиливать. — сказал Ральф довольным тоном.
— Но разрыв все равно огромен, — прошептал Бенли.
— С лесными островами всегда так, в отличие от других островов, где разрыв от полуметра до трёх, лесники никогда не приближаются ближе десяти метров, были случаи, когда разрывы равнялись почти двумстам метрам и острова не могли начать заготовку, даже не знаю от чего зависит каждый раз ширина разлома. Такое ощущение, что они защищают нас от чего-то, может так оно и есть, я помню три таких случая, когда наш мост еле-еле преодолевал такое расстояние и в двух из них мы встретили на островах кое-кого не очень приятного. Ну да ладно о прошлом, поговорим о настоящем, я уверен, если бы было меньше пятнадцати метров, нам бы пришлось по всей ширине соединения островов ставить усиленные патрули и вводить в городе комендантский час, вдруг какой датор решил бы попасть к нам, а так гораздо проще. — сказал Ральф.
А мост тем временем привели в движение, он быстро преодолел разлом и достиг Хайтука, проехал по нему ещё метров сорок и полностью остановился.
— Ну что парни, чего встали? — крикнул Ральф своим солдатам. – Или боитесь кого-то, кавалерия вперёд, латники за ними. И не забывайте, что я говорил вам, нужно проверить остров на глубину в полтора километра, идти цепью и не расходиться, каждый из вас должен видеть двух других по бокам. Всем арбалеты и собак держать наготове, остальные после нас идут, так что все знают, что делать.
Первыми на мост заехали конники, своим внешним видом они могли любого заставить себя уважать. Кони были почти полностью покрыты кольчугой и металлическими пластинами, да и сами всадники были закованы с головы до ног в полные доспехи, из которых во все стороны торчали небольшие шипы, обхватить такого воина датору совсем не понравится. В руках конников были самовзводные арбалеты, а на боку болтались огромные двуручные мечи и длинные пики. Рядом с ними трусили островные собаки, очень крупная порода, говорят, что подготовленный боевой пёс легко один на один убьёт огромного дикого рурка, а стая даже пещерного медведя, хотя они сейчас встречались только на больших незаселённых островах типа «лесников» и проверить это было трудно. Также для защиты на собаках были лёгкие кольчужные жилеты, за конницей шли ряды пехоты в полных доспехах, с такими же арбалетами и более короткими мечами. За спиной у каждого пехотинца висел небольшой металлический щит, были у пехоты и огромные щиты, но на «лесники» их никогда не брали. Да, наш остров всегда серьёзно готовился к неприятностям, поэтому они и обходили нас стороной. После того как все наши солдаты перешли на ту сторону, мы, найдя указанную Ральфом бригаду лесорубов, тоже начали переправу. Я впервые вступил на переходной мост и это были неповторимые ощущения, ты уходишь из своего привычного мирка и идёшь к другому острову. Посмотрев на бок, я увидел внизу Нижние земли, хотя они предстали передо мной узенькой полоской, было хорошо видно, что мы пролетаем над морем или океаном, вот бы искупаться в нем. Но сейчас меня ждала не вода, а бесконечная стена леса, который раскинулся передо мной. А там в этих зелёных кронах, вполне возможно глаза злобных и хищных даторов наблюдают за нашей переправой. Но, несмотря на все опасности, я был просто в восхищение от Хайтука, первый новый остров в моей жизни.
— Бэрни, мне страшно, а вдруг мост разломится, до нижних земель ведь километры падать, — шептал мне Бенли.
— Все нормально Бен, эти мосты строили по чертежам древних, а они уж знали в этом толк, поверь мне на слово, — успокаивал я его.
— А если животные чего-нибудь испугаются?  — продолжал ныть он.
— Для этого есть перила, да и заткнулся бы ты, прочувствуй уже такой важный момент, мы впервые на другом острове, — возмущённо сказал я.
— Не впервые, я уже был на совместном рынке — продолжал мямлить «пирожок».
— Тем более заткнись и не веди себя как трусливая девчонка.
И вот я уже иду по той части моста, которая лежит на Хайтуке. Ещё шаг и я стал на землю лесника, вот это да, мои ноги находятся не на Ларнии, я даже остановился от охватившего меня возбуждения, сзади меня кто-то подтолкнул:
— Иди парень вперёд, ты, наверное, первый раз оказался на чужом острове, мы все конечно понимаем тебя, сами такие были, но не задерживай колонну, за целый день находишься ещё туда-сюда, даже назад ломиться будешь, как будто за тобой гонится дикий рурк — сказал сзади кто-то и все дружно рассмеялись.
Я шёл по другому острову и не мог поверить в это, хотя в лес мы ещё не входили, он начинал расти только в метрах ста от краёв острова. Бригады постепенно подходили к нему и расходились вдоль деревьев. Я стоял вместе со всеми и рассматривал раскинувшийся передо мной лес, деревья здесь были гораздо больше наших фруктовых, но все равно не такие большие, как описывали нам в школе, когда рассказывали про Нижние земли.
— Так! — сказал наш бригадир. — Все просто, как и всегда, главное смотрим за новенькими. Вначале вальщики спиливают деревья в нашу сторону, потом те, кто с конями и быками оттягивают дальше, там уже рубят ветки, распиливают стволы, потом все на возы и вперёд на Ларнию. Работаем слаженно, еду нам подвезут к обеду, так что трудимся до вечера, потом придёт ночная смена, а мы спать в палатки на нашей стороне, а утром подъем и опять за работу. Все почти тут опытные, уже не раз бывали, так что всё помним, три-четыре дня, и мы дома. Ну что парни готовы к работе, так ведь?
— Тааааак! — дружно взревели все вокруг, и заготовка началась.
Сначала я работал среди тех, кто оттаскивал поваленные деревья, потом мы менялись и уже отсекали ветки, грузили распиленные стволы на возы и везли к нам на остров. Правда никого из нас не подпускали валить деревья, ведь там работали только опытные люди, это было сразу видно, деревья падали быстро и удобно, а вальщики пристраивались к нашему темпу. В общем, работа просто кипела, на мосту постоянно было движение туда и назад, но охрана контролировала очередь, и никаких простоев не было. Я уже раз пять успел съездить на наш остров и обратно, так что даже привык к постоянным переходам через мост. Потом нам привезли еду, но даже тогда работа не прекращалась, все кушали по очереди. Я все съел так быстро, что даже и не заметил, что опять работаю. Один раз подъехал Ральф и спросил, как дела у меня, вся бригада дружно ответила ему, что я молодец и отправила его назад в лес дальше нас охранять, типа мы и без тебя справимся, а ты за безопасностью следи лучше, чтобы мы спокойно работали. Сваленные деревья вывозили не все подряд, а делали между ними проходы, чтобы ночная смена не углублялась в лес, а лишь подбирала то, что мы оставили. Ночью ведь деревья не валят, но им и так тут работы до утра хватит. В темноте, при свете масляных ламп приходиться работать более медленно и, хотя лампы за счёт встроенных зеркал были довольно яркие, рабочим все равно приходиться все делать не спеша, чтобы кто-нибудь не получил травму. К концу рабочего дня я уже еле двигал ногами. Чтобы не заблокировать мост, смены менялись поочерёдно, не мешая основному движению. Наша замена пришла довольно поздно, так как вокруг уже наступила полная темнота. Их конечно было гораздо меньше, чем нас, но как я и говорил, работы на ночь мы им оставили предостаточно. Я шёл вместе со всеми к мосту и мои ноги еле двигались.
— Ну, парень, хочу тебя похвалит, — сказал кто-то и хлопнул меня по плечу.
Я повернул голову и увидел Ролла, нашего бригадира.
— Работал ты даже очень неплохо, если честно я думал, что усталость свалит тебя ещё до вечера. Но ты молодчина выдержал, кровь Хагарда сразу чувствуется, — продолжал он меня хвалить.
— Вы знали моего отца? — спросил я.
— Да и очень хорошо, славный был парень, мы с ним часто любили посидеть в таверне, — его лицо даже стало как-то веселее, вероятно от нахлынувших воспоминаний.
— Он ещё вернётся — сказал я ему, в ответ на его «был».
— Прости Бэрни, ты прав, мой друг Хагард он такой, что отовсюду может вернуться, уж кому как не мне этого не знать. Ну да ладно, сейчас возвращаемся в лагерь, поедим и спать, а завтра опять в бой. Слышали парни, завтра нужно ещё больше сделать.
— Сделаем! — дружно отозвалась наша бригада.
Я повернулся, чтобы ему что-нибудь ответить и вдалеке увидел огромную цепочку огней.
— Что это такое? — спросил я.
Наша охрана, они будут всю ночь возле костров, плюс ещё собаки. Ни один датор не пройдёт к мосту, да и рабочие будут работать спокойнее, хотя они и так все с оружием ночью, а мы за мост на Ларнию, так спокойней.
— А вы видели даторов мастер Ролл?
— Лично я нет, но слухи ходят, что кто-то встречал их ночами, а может это и выдумки. Ну а так, кто его знает парень, лучше побережём себя и будем считать, что они есть.
Мы взошли на мост и начали переправляться на свою сторону, сейчас после стольких походов с телегами туда и назад, я уже не испытывал такого возбуждения от перехода между островами. Мельком я посмотрел через перила на нижние земли, где была полнейшая темнота и ни одного огонька. Возможно, мы до сих пор летим над водой, или там никто и не живёт уже, а может все спят. С такими мыслями я с трудом дошёл до палаток и проходя мимо них, увидел Бенли, похоже, он дожидался меня.
Пирожок махнул мне рукой: 
— Бэрни иди сюда, тут наша палатка, я и еду тебе принёс.
Я подошёл к палатке и просто рухнул в неё, растянувшись во весь рост. Несравненное блаженство   моментально разлилось по моему телу, и мой разум сразу начал погружаться в такой долгожданный сон. Я понимал, что надо сесть и поесть, или усну и останусь голодным. Сделав неимоверное усилие, чтобы приподняться, я сел на землю и взял у Бенли протянутый им котелок чтобы утолить свой голод. Бенли все это время сидел рядом и смотрел на меня, широко улыбаясь во весь свой рот. Удивительно, как после такой работы он выглядит свежим и бодрым.
— Бенли ты сегодня не работал, спрятался где-то в ямке и спал? — с недоверием спросил я.
— Нет Бэрни, я трудился недалеко от тебя, просто ты так устал к обеду, что уже и не замечал меня, а сюда я прибыл с последней партией брёвен и остался, чтобы поставить принесённую Ральфом палатку и подождать тебя, — ответил он мне.
— Странно? — сказал я, доедая последний кусок мяса в котелке. — Я еле двигаюсь, а ты поставил палатку, принёс мне еду и притом сидишь с таким видом, как будто нисколько не устал, видно я недооценивал тебя.
— Да нет Бэр, ты не прав, я очень устал и просто валюсь с ног, но мне целый день силы придавала одна мысль: Элли сказала, что возможно поцелует меня, — прошептал Бенли, при этом так глупо улыбнувшись, чем также вызвал во мне искреннюю улыбку.
— Ну что ж удачи тебе в твоих мечтах, а я буду спать, — с этими словами я рухнул на спину и снова начал погружаться в ощущение полного блаженства.
Бенли лёг рядом и пододвинувшись ко мне поближе, начал шептать на ухо:
— Бэр, друг мой, разреши я буду тебя так называть, не мог бы ты мне помочь. Понимаешь, Элли поцелует меня, если только я кое-что сделаю для неё и без тебя тут никак. Прошу тебя, не откажи мне, и я буду вечным твоим должником.
— Хорошо, — сказал я, погружаясь все глубже в сон, – завтра расскажешь, что мне нужно сделать, а пока я посплю.
— Бэрни не спи, ты меня не понял, мне нужна твоя помощь сегодня, прямо сейчас, завтра уже никак нельзя, — продолжал шептать «пирожок».
— Бен, что ты хочешь от меня, я никакой, ты понимаешь это. Перед тобой лежит просто труп, у меня нет твоего волшебного эликсира типа поцелуя Элли, который держит тебя на ногах, я просто физически не могу для тебя сегодня ничего сделать, нет у меня ни на что сил — заплетающимся языком ответил я, все дальше продолжая тонуть в сладком забытье.
— Бэр прошу тебя, не злись, Элли сказала, что я должен отвести тебя к ней, она будет ждать нас в вашем секретном месте сразу за дверью древних, по её словам, ты поймёшь, где это.
— Что она сказала? — я резко приподнялся, мою усталость сразу же как рукой сняло.
— Она сказала сделай так чтобы Бэрни пришёл в наше секретное место, которое скрывается за дверью древних, как потемнеет я буду там вас ждать и, если приведёшь его, то я тебя возможно поцелую.
— Да вы свихнулись оба, это совсем близко от нас, а если что случится, может даторы летать умеют. Надо срочно найти Ральфа! — сказал я и вскочил на ноги.
— Нет Бэрни, нет, ты не должен подставлять свою сестру. Элли сказала, что Ральф дежурит на охране, Андал в арсенале, людей то отовсюду поснимали, а бабушка всю ночь будет занята на родах, так что дома только Нэди с Келли. Твоя сестра им скажет, что пойдёт к какой-нибудь подружке, а сама будет в вашем тайном месте. Элли ещё говорила, что за дверью древних, она в полной безопасности, ведь только вы вдвоём знаете её секрет. Бэрни прошу тебя, не подводи сестру и меня тоже. Возможно, это единственный мой шанс зацепиться за сердце этой девушки, не лишай меня его, прошу тебя друг, — глаза у Бенли при этом стали даже немного влажными и были настолько просящими, что я не выдержал.
— Вы два идиота — ответил я ему. — А я третий, потому-то подыгрываю твоему с Элли сумасшествию. Вставай и пошли быстрее к ней, если что-то случится с моей сестрой, не жди от меня пощады.
Чтобы не привлекать лишнего внимание, мы спокойным шагом прошли по лагерю, а попав под покров ночи, рванулись изо всех сил к потайной двери, к чести Бенли он совсем не отставал. Лишь бы ничего не произошло с Элли, только эта мысль у меня витала в голове, пускай у неё будет все хорошо. Подлетев к двери, я быстро нажал на скрытые панели в определённых местах, и каменная плита открылась. Моя сестра сидела на ступеньках, а рядом с ней горел светильник.
— Ну, наконец-то — сказала она, увидев меня — я уж думала ты не придёшь. Надеюсь братишка с тобой никого лишнего нет.
— Элли, древний тебя забери, ты с ума сошла, пошли скорей домой — сразу накинулся я на неё.
— Успокойся братец, я вот тут недавно узнала, что в день, когда случился у тебя конфликт с сыновьями бургомистра, ты меня мог серьёзно подвести. Решиться обмануть свою единственную родную сестру, чтобы попасть на какой-то никчёмный бой, этого Бэрни я не могу понять. Я ведь самый близкий для тебя человек, а ты мог бы лишить меня моей первой любви, не будь Арно конечно таким козлом, но это уже другой вопрос, он мог оказаться и хорошим человеком. Что же получается брат, из-за боя ты не побоялся рискнуть и испортить мне жизнь. Бэрни, ты хоть понимаешь, что предал свою единственную родную сестру из-за тупого развлечения. 
— Ну, ведьма Мэри — вырвалось у меня, — все-таки рассказала. А ведь обещала не говорить, вот и верь ей после этого.
— Ну вот, ты продолжаешь совершать ошибки, так как сейчас ещё и Мэри подставил, ведь она ничего мне не говорила.
Я, уже не контролируя себя, повернулся к Бенли:
— Ах ты гадкая, подлая булка, язык за зубами держать не можешь, а я ведь и из-за тебя тоже рисковал.
Бенли хотел что-то сказать, но Элли строго посмотрела на него, и он промолчал.
— Вот и вторая твоя ошибка Бэрни, ведь он тоже мне ничего не говорил.
Потом обращаясь к Бенли, она сказала: 
— А я думала Бен, что у тебя нет от меня секретов, ты очень сильно расстроил меня.
Вид при этом у неё был уничтожающий, Бенли сел на ступеньки и даже похоже всхлипнул, он был настолько расстроенным, что мне стало его даже жалко.
— Кое-какие слухи мне рассказали подружки, а дальше я уже провела небольшое расследование. Вэйла, брадобрей, парфюмерша, таверна, бабушка — ответила мне Элли, предупреждая мой вопрос, — и я очень зла на тебя Бэрни, но могу и простить своего единственного брата.
Я понимал, что Элли совсем не злится на меня, иначе, зачем ей ждать сегодняшнего вечера, этот разговор состоялся бы гораздо раньше. Моя сестра просто самым наглым образом занимается шантажом, ради достижения какой-то своей цели, но с другой стороны кто знает, сестрёнка может на самом деле злится и молчала специально, чтобы можно было прижать меня к стенке, да и Мэри с Бенли подводить не хотелось. А ещё дедушка с дядей не одобрят, каким путём я попал на бой Брона. Нужно узнать, что Элли хочет на самом деле от меня – подумал я.
— Сестрёнка прости меня глупого, ты ведь знаешь, что я тебя очень люблю, но ведь мой обман пошёл только на пользу, а так бы досталась тебе эта свинья на всю твою жизнь. Но благодаря мне твои глаза раскрылись. – сказал я, смотря на Элли взглядом полным раскаяния.
— Попрошу тебя Бэрни больше не пытаться меня надуть, ведь ты мой брат и другого у меня нет, поэтому я обязательно прощу твою ложь, но ты должен всё искупить — строго ответила Элли.
— Сделаю все, что ты попросишь сестрёнка, даю тебе моё слово Лейтвина! — быстро выпалил я.
— Хорошо, но сдержи слово, раз уж пообещал. Мне нужно, чтобы ты и Бенли тайно отвели меня на Хайтук, уж очень мне хочется побывать на таком острове. — сказала она, глядя мне в глаза и судя по этому взгляду, впереди меня ожидал серьёзный бой.
Я застонал от бессилия и сел на ступеньки, Элли заманила меня в ловушку и забирать своё обещание было поздно.
— Сестра, как ты себе это представляешь, тебя сразу же узнают и у нас будет куча проблем, я ведь не пронесу тебя незаметно в мешке.
— А я уже подумала об этом братишка, так что не беспокойся. Ты, наверное, не заметил, ведь тут в принципе темновато, что я одета как рабочие на заготовках, волосы спрячу под шапку и немного замажу лицо, и в такой темноте, да ещё и за вашими спинами меня никто не узнает – сказала она, хитро улыбаясь.
Дааа, Элли твёрдо решила посетить лесной остров и если я хочу не потерять сестру, то мне лучше не мешать, с другой стороны безопасность Элли важней всего. Она смотрела на меня в упор, пытаясь понять, что я думаю.
— Сестра, а если мы встретим враждебных людей или даторов, что будем делать?  — спросил я.
— Бэрни посмотри в угол, там стоит два дедушкиных средних арбалета с полными барабанами и накаченными баллонами изъятые мной из нашего домашнего арсенала. Думаю, пять десятков болтов нам вполне хватит для защиты. Братец, да не переживай ты сильно, мы не будем подвергать себя опасности, я просто похожу внутри охраняемой зоны и сразу после этого домой. Ты ведь целый день там работал и жив, да и сейчас люди там трудятся. Если ты мне поможешь, то даю слово, что прощу все твои будущие ошибки по отношению ко мне в течение этого года.
Похоже, сестричка все предусмотрела, да и предложение прощения за будущие огрехи было заманчивым, но я не собирался просто так сдаваться и решил пойти на хитрость, раз не могу в открытую остановить сестру. Когда-то я уже обыгрывал Элли, поэтому можно попробовать и сейчас поставить её в тупик.
Хорошо Элли, но у меня есть три условия: ты уговоришь деда отпустить нас на день рождения к Бенли, потом ничего не говоришь Мэри о том, что я её случайно сдал. И последнее, раз уж Бенли рискует вместе с нами, то ты пойдёшь с ним на свидание, да так чтобы все наши об этом знали. Хотя даже не свидание, ты разрешишь Бенли ухаживать за тобой полгода, я хочу понять, на что ты готова пойти ради своего желания. – уверенным тоном сказал я.
Посмотрим, что она ответит, насколько я знаю сестру, пункт с Бенли ей вряд ли понравится, а если она согласиться, то тогда я пойму, что она рванёт на Хайтук и без моего желания, и уж лучше я буду рядом с ней. Что же решит Элли в этой ситуации, ведь я поставил ей довольно неприятное, как мне казалось условие.
— Хорошо Бэр, я согласна, поездка на ферму, я ничего не говорю Мэри, и даже третий пункт тоже выполню, – ответила она мне.
— Вот древний, — подумал я.
Разочарованности моей не было предела, а я все-таки думал, что она не согласится на Бенли, ведь подружки замучают подколками с «пирожком». При последних словах сестры Бенли вообще как-то странно застонал. Дааа парню в последнее время везёт и притом везёт с большой буквы. Я взял в руки один из арбалетов, внимательно его проверил, потом взял другой и также начал все проверять.
— Бери один из арбалетов сестрица. Я не знаю, как стреляет Бенли, но точно знаю, как стреляешь ты. Мы с ним пойдём впереди, а ты сразу за нами, чуть ли не упираешься в спины. Всё поняла?
— Всё понятно братишка, я тебя обожаю. Ты уже придумал, как нам пройти? — спросила она улыбаясь.
— Не спеши меня хвалить, у нас ещё ничего не получилось, а ты по дороге измажь своё лицо землёй, чтобы тебя никто не узнал. И не смотри на меня так, ты ведь сама предложила. — сказал я ей, и это была моя маленькая месть ничего более.
Мы двигались в ночи тихой призрачной троицей, Бенли молчал и ступал также аккуратно, как и мы, думаю он мечтал уже о том, как будет ухаживать за Элли и боялся все испортить. Главное для нас было пройти охраняемый солдатами мост, лагерь рабочих был в стороне, и через него идти не было никакой нужды. Когда мы подошли к причалу, то я увидел вереницу быков, тянущих пустые повозки в сторону моста. Возможно, это хороший шанс для нас пройти незамеченными, нужно лишь смешаться с этой колонной.
— Ну безумцы! — сказал я. — Пристраиваемся среди этой колонны и будем надеяться, что все пройдёт хорошо. И если нам повезёт, то тебе Бенли гарантировано свидание и возможно какой-то шанс на будущее, а вот если нас заметят, то сидеть нам сегодня в тюрьме, так что просим об удачи древних.
Бен промолчал, а Элли недовольно фыркнула, скорее всего, ей не понравились мои слова про неё и Бенли, но мне было все равно, пускай показывает своё неудовольствие, придётся и ей заплатить за наш общий риск.
Мы взошли на мост и пошли среди повозок, возницы которых на нас совсем не обращали внимания. Оно и понятно, ведь когда ты занят такой тяжёлой работой, то всякие мелочи совсем не мозолят глаза. Никем не остановленные мы прошли между двумя рядами повозок и пока мой план себя оправдывал. Когда наша группа ступила на Хайтук, то я облегчённо вздохнул и решил, что все наши опасности остались позади, поэтому мы свернули в противоположную сторону от идущей колонны и пошли туда, где было наименьшее количество фонарей работающих бригад в этом и крылась моя ошибка. Мы успели пройти всего лишь метров двадцать, когда на нашу странную троицу обратил внимание охранник около моста.
— Эй, парни вы куда! — крикнул он, догоняя нас. — Вы вообще с чьей бригады?
Внимательно осмотрев нас с ног до головы, он добавил: 
— Разве вы не знаете, что ночью только взрослые на острове работают?
— Вот и попались, — подумал я — почти прошли и расслабились. Эх, зачем так рано свернули, а теперь жди проблем и все из-за меня.
Пока я думал, что ему ответить, нас с сестрой удивил «пирожок», он стал как-то гораздо больше и серьёзней, да и голос у него неожиданно стал таким резко грубоватым.
— Это ты кого назвал ребёнком? Аааа? Я тебя спрашиваю, меня что-ли? Слишком взрослый или как? Если мне двадцать лет, так ты думаешь, что имеешь какое-то право унижать меня, хочешь в суде поговорить об этом?
— Да успокойся ты, — ответил ему охранник, — я просто хочу узнать вы совершеннолетние или нет, вот и все.
— Я уже сказал тебе, что мне двадцать лет, а этот худого малого зовут Джеки, он пекарь моего отца и пусть он слишком тощий и мелкий, но это не даёт никому право унижать его, сравнивая с ребёнком. Он даже на год старше меня, ну родился он таким маленьким и худым, так что теперь можно шутить над ним из-за этого? Зато стреляет метко и если бы вы соревновались, то я бы поставил на него, а не на тебя. Ну а третий с нами, это Бэрни племянник твоего начальника Ральфа, тоже отличный стрелок, ему уже почти восемнадцать, конечно вроде нельзя таким здесь быть в ночное время, но в сопровождении совершеннолетних это допускается законом, так что прочитай его заново. К тому же нам с Джеки не помешает хороший стрелок, а Бэрни очень хорош, - сказал Бенли.
— А что вам на острове понадобилось? — сказал охранник более уважительным голосом.
— Сегодня во время работы я там забыл ценный для меня браслет, подарок моей покойной бабушки. Мне нужно найти и забрать его, а это всего лишь пятьсот метров отсюда, там теперь работает наша ночная смена. А чтобы ничего не случилось, я взял этих двух отличных стрелков с собой. Пойми, это подарок единственное что мне напоминает о ней, а утром браслет уже так затопчут, что мне никогда не найти его, — ещё немного и Бенли перешёл бы на крик.
— Все нормально там? — окликнули охранника с моста.
— Да, все нормально, тут парень ценный браслет на вырубке забыл, вот и идёт назад, прихватив с собой двух человек с арбалетами, к тому же там ночная смена работает. А ты парень не кипятись, иди и найди то, что тебе так дорого, только будьте внимательными и не задерживайтесь. Держитесь огней ночных бригад и, кстати, возьмите с собой пару ламп — посоветовал он нам примирительным тоном.
— Спасибо! — поблагодарил его Бенли, мы взяли предложенные нам два фонаря, и пошли якобы в сторону, где работала наша бригада. Зайдя в темноту и погасив фонари, мы наконец-то вздохнули спокойно.
— Бенли, ну ты даёшь, где так научился нагло врать, а вдруг он знает хорошо твою семью, насколько я помню, обе твои бабушки ещё живы. Да и нет такого в законе, что в сопровождении взрослых можно и несовершеннолетним посещать «лесники» ночью, – сказал я ему.
— В таверне с пекарями ещё и не так научишься разговаривать, — ответил Бен, — к тому же я совсем его не знаю, был большой шанс, что и он меня тоже. Ну а насчёт закона пришлось сочинять на ходу, если честно я в законах не очень, вот и подумал, что и этот охранник ничем не лучше меня, не все же так зубрят законы, как ты Бэрни.
Несмотря на спокойный тон, было видно, что Бенли немного трясло.
Элли дёрнула его за рукав и сказала:  
— Стой Бенли.
Бенли повернулся к ней и она, обхватив его шею руками, подарила пирожку поцелуй. Он был слишком долгим, так что я, немного смутившись, даже отвернулся в сторону. Элли отпустила его и, улыбнулась: 
— Ты это заслужил благодаря твоей сообразительности и храбрости, так что спасибо тебе большое Бенли.
Тот стоял полностью ошарашенный, я даже не нахожу слов, чтобы описать его внешний вид, «пирожок» был в шоковом состоянии от нахлынувших чувств.
— А хочешь? — сказал он, запинаясь. — Я на обратном пути тоже что-нибудь такое сделаю.
— Не нужно, — ответила Элли, — Бэрни давайте отойдём в сторону ближе к поваленному лесу, где нет людей. Не очень хочется попадаться, после такого подвига Бенли у моста.
Мы пошли направо и набрели на место, где лежало много спиленных деревьев. Ночной бригады нигде не было видно, скорее всего, они были в другом месте или повезли лес на Ларнию. А судя по горевшим кострам охраны, ближайшие люди были далеко от нас. Элли остановилась и опустилась на землю: 
— О древние, Бэрни, мне даже не верится, что я нахожусь на лесном острове, не могу описать тебе свои ощущения.
Присев рядом с ней, я сказал: 
— Я тебя понимаю сестрёнка, сегодня я испытал почти такое же чувство.
— Нет братик, совсем не такое, ты знал, что рано или поздно будешь посещать лесные острова, а я знала, что меня даже ногой не пустят сюда ступить. Как же приятно получить то, что никогда не могла бы иметь. Я на чужом острове и не просто на каком-нибудь обитаемом острове, а на лесном, где есть даторы и отшельники и ещё целый ворох опасностей. Это просто классное чувство, я получила то, что хотела, — ответила она мне, потом встала, обтряхнув от грязи брюки.
— Давай погуляем немного по лесу, хочу получше осмотреться кругом, чтобы было, о чём вспомнить со временем. Не бойся, мы к постам не пойдём и тем более не будем выходить за них, — предложила она мне.
— Ну что ж, пошли! – согласился я. – Только не расслабляйся и смотри в оба глаза, да и арбалет держи наготове.
Элли шла не спеша, было видно, что она просто наслаждается этой прогулкой. А мы с Бенли шли рядом с ней, как два верных телохранителя, лампы наши были потушены, тут и так было светло, хотя на небе был лишь один из спутников нашей планеты, да и не хотелось привлекать лишнего внимание. Я смотрел на Бена и думал, что телохранитель из него сегодня никудышный, он похоже летал где-то в облаках, мечтая о скором свидании с моей сестрой. Да и ладно, все равно арбалет был у Элли, а стреляла она хорошо. Так не спеша мы дошли до каменной дороги, которая, по словам дяди, огибала весь остров по периметру.
— Бэрни посмотри, на вид простая мощёная камнем дорога, но тут нет никаких щелей, может это вырезано в едином куске скалы. Представь только, каким могуществом обладали древние, чтобы такое сделать. — сказала мне сестра.
— Согласен Элли, когда я читал хроники, то и сам всегда удивлялся их возможностям, иногда мне кажется, что мы совсем не их потомки. Древние только помогали нам, а сделав своё дело ушли. А сказка что они наши предки была уже придумана позже — ответил я ей.
— Почему ты так думаешь? — задала Элли вопрос.
— Почитай хроники и увидишь, что не было у нас никакого упадка знаний. В одно время жили они вместе с нами в городах и помогали нам во всем, а наши предки, были лишь у них в помощниках и не знали их секретов. Вспомни нашу семью и её основателя, он считался у нас лучшим оружейником, но ведь когда древние исчезли, Унданир ведь почти ничего не знал, так как был всего лишь помощником у них. Они не раскрывали нам свои тайны, а разве так относятся к своему народу. Нашему предку и всем остальным пришлось разгадывать их секреты и то они поняли лишь самое простое. В залах артефактов хранятся тысячи устройств назначение и принцип работы которых мы до сих пор не понимаем. К тому же древние жили всегда отдельно от нас в городских крепостях, а потом собрались и за несколько месяцев покинули все острова в неизвестном направлении. Не верится, что они бы оставили своих детей просто так и ничего не сказали им – ответил я.
— Ну, братец, я тоже читала хроники и скажу, что древние позаботились о нас, на все необходимые вещи были оставлены инструкции. Пищей, теплом, комфортом они нас обеспечили, даже некоторым оружием. Все наши последующие открытия их секретов были бы невозможны без тех умений и навыков, которыми они нас научили и тех книг, что они нам оставили. Может они хотели, чтобы мы сами додумались до ответов? — высказала предположение Элли.
Пока мы шли по каменной дороге и разговаривали мне пришла в голову мысль, что в принципе зря я так волновался, наша прогулка проходила без лишних проблем, мне даже самому начало это все нравится. Мы уже гуляли минут тридцать, когда я сказал Элли:
— Пойдём назад, а то охрана на мосту начнёт беспокоиться. Думаю, они нас хорошо запомнили и взяли себе на заметку.
— Пошли, но только другим путём, так будет интересней, вот как раз через этот молоденький лес. А возле моста сделаем петлю и придём с нужной стороны. — ответила она мне.
Здесь, похоже, лесорубы ничего не рубили, деревья были тоненькие и маленькие, скорее всего остатки давней вырубки, нам такая древесина была не нужна. Мы с Элли шли впереди бок о бок, продираясь сквозь низко висящие ветви молодых деревьев и держа арбалеты наготове, Бенли шёл сразу за нашими спинами. Вдруг сестра резко взмахнула руками и исчезла, я не на шутку испугался и от неожиданности растерялся, мои глаза уставились в темноту, но я ничего не увидел. Тогда я сделал пару шагов и сразу же провалился в яму, точнее это была даже не яма, моё тело скользило по какому-то туннелю вниз, пытаясь ногами и руками затормозить падение, при этом мне ещё нужно было удержать арбалет и фонарь. Падение продолжалось всего несколько секунд, но для меня оно было очень долгим. Тоннель кончился, и я со всего размаха грохнулся о землю. Высота оказалось небольшой, так как больно особенно не было.
— Бэр это ты? — услышал я сбоку голос сестры.
— Да Элли, — ответил я. – Ты как?
— У меня все нормально, пару синяков и больше ничего, хорошо, что я догадалась отползти, иначе ты бы упал на меня.
— Вот древний! — воскликнул я и резко перекатился в сторону, услышав сверху странный звук. И оказалось, что это сделал вовремя, сверху шмякнулся «пирожок». Ух, не хотел бы я оказаться под ним.
— Бенли? — спросил я у темноты.
— Да Бэрни, это я — совсем близко от меня простонал Бенли. — Ой как я ударился, надеюсь, ничего не сломал.
— Не стони, тут совсем невысоко. — сказал я.
— Брат! — донёсся из темноты голос сестры. – Ты фонарь не потерял?
Проклиная свою тупость, я ощупал на груди фонарь, нам повезло, он оказался целым. Достав спички, я зажёг его и увидел сидящую рядом сестру и лежащего пирожка. Осмотревшись по сторонам, мне стало понятно, что мы находимся в высоком земляном коридоре, ведшем в обе стороны.
— Похоже, мы в чьей-то норке, — спокойно сказала Элли.
— Надеюсь это не норка даторов, — ответил я ей.
Элли наклонилась над Бенли и сняла у него фонарь с груди.
— Ты как Бенли? — спросила она. — Переломы, вывихи есть?
— Вроде нет, но все тело очень болит — простонал он.
— Пошевели руками, ногами, подвигайся, ты чувствуешь резкую боль — продолжала она допытывать его.
— Нет Элли, все нормально, — все также стонущим голосом ответил Бенли.
Элли взяла у меня спички и зажгла взятый фонарь.
— Наверх, нам не выбраться этим путём, значит придётся идти по одному из коридоров. Ну что братишка направо или налево? — весело спросила она.
— Нам бы не пришлось выбирать, если бы кое-кто смотрел под ноги и с чего это ты вообще веселишься? — пробурчал я.
— Во-первых, нас ждёт приключение и это круто, во-вторых я смотрела под ноги, яма была хорошо замаскирована. А вот как ты попал в неё это уже более интересный вопрос! — ответила Элли.
— Я просто испугался за тебя и, не подумав шагнул туда, где ты стояла — начал я оправдываться.
— Ты балбес братишка, всегда сохраняй выдержку, или ты забыл уроки Ральфа?
— А ты Бенли? — повернулась к нему Элли. — Тоже не заметил ямы?
Бенли ответил ей, медленно вставая на ноги:
— Нет, я уже увидел отверстие, как только ты в него провалилась. Бэрни слишком быстро шагнул в него, и я не успел его остановить.
— Так почему же ты тогда здесь вместе с нами? — спросил я его.
— Твоя сестра пропала, ты тоже, я подумал вдруг вы оба в опасности и нуждаетесь в моей помощи. Звать людей я не рискнул, поэтому аккуратно залез в отверстие и начал спускать к вам, а потом уже сорвался. — сказал Бенли, полностью встав.
— Красиво, но глупо, — пробурчал я.
— Не слушай моего брата Бенли, ты такой храбрый, — похвалила его сестра, —не побоялся ради нас шагнуть неизвестность, я этого не забуду. Держи фонарь и свети мне, пойдём направо, вроде это к краю острова, ты братец прикрывай нам тыл.
— Ну уж нет Элли, вы вдвоём за мной, а я впереди. — резко ответил я ей. – Не хватало мне ещё пустить вперёд навстречу опасностям свою сестру.
— Откуда ты знаешь, с какой стороны придёт опасность? — задала мне вопрос Элли. — Ну да ладно иди вперёд.
Мы двигались очень осторожно, стараясь соблюдать полнейшую тишину, я держал наготове арбалет и внимательно всматривался в темноту. Пока никаких признаков опасности не было, но уже само по себе нахождение в чьём-то тоннеле могло быть большой угрозой для нас.
— Что будет, если мы сами не выберемся отсюда? Ларния улетит без нас? — уныло спросил Бенли.
Элли похлопала его по плечу: 
— Не расстраивайся, остров ещё три дня будет здесь. Тот охранник вспомнит странную троицу и нас непременно найдут с помощью тех же собак, вещей дома хватает. Но лучше скорее найти выход, так как сидеть в тюрьме нам троим, если объявят поиски, когда всем нужно работать. В крайнем случай мы вернёмся к месту падения и один из нас, встав на плечи других, заберётся наверх и позовёт на помощь.
— Тише! — сказал я им. — Смотрите внимательней назад и прикрывайте мне спину, вы ещё не забыли, что тут водятся даторы.
— Ральф говорил, что даторы живут в середине острова в пещерах, так что мы не должны на них наткнуться, — прошептал Бенли.
— Все может быть, но нам нужно быть осторожными, все-таки ведь кто-то вырыл все это, кто знает, какие на этих островах есть ещё опасности кроме даторов.  Смотрите здесь какой-то поворот и виден свет — предупредил я их.
В нескольких метрах впереди было видно, что тоннель резко поворачивает налево, оттуда и струился белый свет. Подняв арбалеты на уровень глаз, мы начали аккуратно подкрадываться. Подойдя к углу, я дал сигнал Элли наблюдать, чтобы к нам никто не подобрался со спины, а сам тихо высунул голову и посмотрел, что же находится за поворотом. Моему взору предстала абсолютно круглая комната, метров 15-17 в диаметре, стены и пол которой были отделаны изящным белым мрамором и усеяны разнообразными цветами, а с потолка лился яркий свет. Я посмотрел на источник света и ахнул, его излучали белые кристаллы, очень редкая вещь скажу я вам и стоят недёшево, на потолке я их насчитал целых десять штук. Надо их как-то забрать, Андал бы очень порадовался моей находке. Тут мой взгляд сфокусировался на середине комнаты, и я просто остолбенел, там был гладкий прямоугольный камень и на нем кто-то лежал. Я не мог понять кто, его тело было накрыто белой тканью и усыпано цветами, но силуэт немного просматривался. У него или у неё, несомненно, было две руки и ноги, плюс голова.
— Да ведь это склеп — мелькнула догадка в моей голове, — цветы кругом, странное каменное ложе и тело накрытое тканью, но вот кто на ней, вождь отшельников или ещё кто-то?
И вдруг я увидел выход, несомненно, это был он, так как каменные ступеньки резко поднимались наверх.
Я отодвинулся от проёма и, повернувшись, прошептал своим спутникам:
— Там помещение похожее на склеп, посередине камень и на нем непонятное тело, накрытое тканью, не знаю может оно мёртвое, а может живое, но в конце есть ступеньки, ведущие наверх. Так что мы очень тихо, чтобы нас не услышали, крадёмся вдоль стены и поднимаемся на поверхность.
— А кто на камне лежит? — спросила Элли.
— Не знаю и узнавать не собираюсь, но вроде ноги, руки есть, голова тоже, — ответил я.
— А может это Датор?  — прошептал Бенли.
— Я не знаю Бен, да и нам все равно, главное выбраться наружу, а там похоже мертвец лежит, так что идём тихо за мной вдоль стены и наверх. Понятно? Или у кого-то есть желание с даторами поближе пообщаться? – спросил я их всех.
— Пошли, к древнему все эти тайны, — ответила сестра.
Мы очень тихо, друг за дружкой начали заходить в комнату и вдоль стены красться к выходу, тело существа было довольно близко, но я так и не понял кто это, мужчина, женщина или вообще не человек. Но если человек, то роста он довольно высокого, метра два не меньше. Я решил, что не стоит рисковать и лезть за кристаллами, к древнему их несмотря на всю стоимость. Выход был все ближе и ближе, ещё немного и мы достигнем его.
— Бэр смотри, я кое-что нашёл — тихо сзади прошептал Бенли.
Я хотел ему сказать, чтобы он не отвлекался, но тут из коридора, по которому мы пришли сюда раздался очень злобный и страшный то ли вопль, то ли рык, он даже парализовал меня на секунду.
— Все быстро наверх, я за вами — крикнул я им.
Они побежали по ступенькам, а я двигался боком, направляя свой арбалет туда, откуда мы пришли. Мы втроём просто взлетели вверх по лестнице.
— Брат тут дверь древних, и она заперта! — крикнула мне Элли.
Я сунул арбалет в руки Бенли и сказал им обоим:
— Прикрывайте мне спину и нашпигуйте болтами все, что там появится.
Потом начал внимательно исследовать дверь. Хвала судьбе, я знал подобные замки, они не были сделаны древними и открывались легко, хотя это легко для меня, другие бы люди никогда их не открыли. Затратив не более десяти секунд на взлом, я ногой выбил дверь и приказал своим спутникам: 
— Все на выход, скорее.
Сам же выхватил арбалет из рук Бенли и прикладом нанёс сильный удар в определённое место на замке. Я знал, что сломал его, но защёлка будет работать, так что заклинившая дверь остановит преследователя и когда Элли с Бенли выбежали, то я с силой её захлопнул. Было слышно, как сработала защёлка, значит, столкновение с существом, издавшим такие страшные звуки, мы пока избежали. Снаружи дверь была тщательно замаскирована под кусок небольшого холмика, поэтому даже пройдя в метре от неё, я бы ничего не заметил.
— Нам везёт, кто бы ни гнался за нами, здесь он не пройдёт. Что стоим и смотрим, бежим скорей отсюда — сказал я.
И наша троица побежала настолько быстро насколько могла. За считанные минуты мы преодолели путь до переправы и когда до моста оставалось всего пару сотен метров нам пришлось перейти на быстрый шаг, чтобы не привлекать внимание. Несмотря на то, что мы были испуганными, у нас не было никакого желания попадать в тюрьму. Немного запыхавшиеся, но внешне сохраняя холодное спокойствие, мы подошли к солдатам, дежурившим на мосту.
— Ну что нашли то, что искали? — спросил знакомый нам уже охранник.
— Да, да, нашёл, большое спасибо вам за все — торопливо ответил Бенли.
Мы вернули солдатам фонари и перейдя мост молча направились в город, так как разговаривать никто не хотел. Я шёл впереди остальных и думал о происшествии в тоннеле, а если бы мы не смогли найти выход, что тогда было бы с нами. Конечно, два арбалета это грозное оружие, но кто знает силу чудовища, издававшего такой рёв. А ведь сегодня мы могли погибнуть, и вся вина лежала бы только на мне.
— Ну нет, больше на такие авантюры я никогда не соглашусь! — сказал я вслух.
— Да, тут ты прав братик, было довольно страшно, кстати Бенли, а что ты там нашёл? — спросила Элли.
Но Бенли не успел ей ответить, похоже наше везение на сегодня закончилось, так как за нашими спинами мы услышали до боли знакомый голос:
— А ну ка остановитесь парни!
— Да провались все пропадом — подумал я, — что ж это нам сегодня так не везёт.
Бенли и я медленно повернулись, Элли, однако умница стала за нашими спинами, может и не все так плохо. Сзади к нам на коне подъезжал Ральф, интересно как мы сейчас выкрутимся, тут уже выступление Бенли не пройдёт. Можно конечно было побежать в разные стороны, всех он точно ведь не поймает, но охрана впоследствии все равно нас опознает. Так что я решил ничего не советовать своим спутникам, а просто остаться на месте, вдруг получится Ральфа обмануть.
— Охрана у моста доложила о моем племяннике, Бенли кстати с каких-то пор ты стал совершеннолетним. Если вы что-то потеряли, то могли бы ко мне обратиться, и я бы съездил с вами на вырубку. Вас что законам в школе так плохо учат? А это кто прячется за вами, ну-ка выходи, чей парень будешь? — обратился Ральф к Элли.
Она вышла, опустив голову, а потом подняла взгляд на Ральфа.
— Элли, о древние — голос, а особенно выражение лица Ральфа не предвещало нам ничего хорошего. — Это уже слишком Бэрни, а я ведь хотел отпустить вас после небольшой головомойки, но за это вам придётся ответить, так что несколько месяцев тюрьмы вам гарантированы ребятки. Вы провели девушку на лесной остров, какой идиот до этого додумался, я ведь вам рассказывал про даторов, неужели племянник у тебя совсем нет мозгов, и ты решил потерять не только свою жизнь, но и жизнь сестры. Про Бенли я даже не говорю, с этим и так все понятно, он за ней пойдёт в любое место.
— Дядя выслушай меня пожалуйста, мальчики ни в чем не виноваты я обманом заставила их это сделать. Не арестовывай сейчас никого, а отведи нас к дедушке, там я все расскажу, и ты убедишься, что здесь только моя вина — умоляюще просила его Элли.
— Есть закон Элли, при чём здесь Андал? — ответил ей Ральф.
— Дядя прошу, просто заведи нас домой, а если мои доводы покажутся неубедительными, то никогда не поздно отвести их и меня к судье.
Ральф смотрел внимательно на Элли и молчал, похоже у него внутри сейчас происходила борьба, между представителем закона и просто любящим дядей. Я его прекрасно понимал, он занимал ответственный пост и должен был соблюдать букву закона. Если те, кто обладают властью, будут плевать на него, то и на острове не будет порядка. Потом Ральф подъехал к Элли и стало понятно, что он принял какое-то решение:
— Ладно, Элли, ты вроде всегда была послушной, поэтому я выполню твою просьбу. Сейчас скачем домой, но могу гарантировать что ещё вечером, эти двое сосунков окажутся в камере, а я уже постараюсь, чтобы она была как можно более тесной и грязной. А теперь племянница садись ко мне на лошадь, а эти «взрослые» пускай немного побегают, может хоть дурь с головы выветриться.
Да, так быстро я ещё никогда не добирался до дома. Ральф решил нас хорошо проучить и его лошадь держала быстрый темп. За время этого бега я сто раз пожалел о том, что повёлся на уговоры Элли. Перед городом дядя снизил темп, но мы с Бенли уже еле держались на ногах. Дома Ральф нас троих посадил в подвал, а сам отправился за дедушкой.
— Будь что будет! — решил я, растянувшись на полу.
Бенли тоже прилёг рядом, мы были как два еле живых трупа. Элли сидела напротив и выглядела довольно весёлой для той ситуации, в которой наша троица оказалась. Что ж ей не пришлось целый день валить лес, а потом ещё бежать за лошадью, да и в тюрьме она вряд ли окажется в отличие от нас двоих.
— Не волнуйтесь мальчики, все будет хорошо. Если они посадят вас в тюрьму, я сегодня же ночью сама пойду к судье и признаюсь, что шантажировала вас, так что будем сидеть втроём — пыталась Элли нас подбодрить.
Я не стал ей отвечать, честно говоря сон и усталость полностью одержали надо мной вверх и мои глаза сами закрывались.
А вот Бенли все не спалось:
— Я не боюсь Элли, для меня самое главное, что ты спаслась из той подземной норы, а все остальное неважно. Ну посадят нас в тюрьму, так ничего страшного не случится мы ведь живы останемся. К тому же ты меня сегодня поцеловала, и я никогда ещё не был таким счастливым. Ради тебя я готов был умереть, так что по сравнению с тем, что могло произойти тюрьма всего лишь мелочь.
Я уже дальше не слушал, о чём они ещё говорили, моё сознание почти полностью ушло из этой реальности, я как бы одновременно находился и в подвале и ещё где-то.
— Бэрни вставай — кто-то пихал меня в бок, — давай поднимайся, прислушайся там что-то творится.
Я весь превратился в слух, а наверху похоже шли жаркие споры, кто с кем ругался было непонятно, но разговор происходил явно на повышенных тонах.
— Долго я спал? — спросил я Бенли.
— Около часа, полчаса назад наверху началось какое-то движение, я слышал голос Ральфа, моего папы, и мама вроде тоже пришла. Андал с вашей бабушкой тоже здесь, они забрали Элли и что-то уже минут двадцать бурно обсуждают, порой там переходят на сильный крик, я и разбудил тебя, вдруг ты что-нибудь поймёшь.
— А что тут понимать Бен? Насколько я знаю дедушку и дядю, то они всегда двумя руками за неукоснительное исполнение законов, короче они за наше заключение в тюрьму. Ну а вот Лэни будет несомненно спасать нас всеми силами, вряд ли у неё это получится, но надеяться стоит. Кстати ты бабушку устраиваешь как будущий зять и это вселяет небольшой оптимизм.
— Моя мама тоже будет против тюрьмы, а вот папа, скорее всего, будет за наказание. — сказал Бенли, резко покраснев из-за моих слов, про будущего зятя.
Тут послышался громкий голос Элли, сестра тоже влезла в спор.
— Похоже Бенли как минимум три женщины сражаются за нас с тремя мужчинами, как ты думаешь, кто выиграет? — спросил я его.
— Не знаю, женщины обычно всегда получают своё, не выходит одним способом используют другой, это я знаю по отношениям между мамой и папой. Но здесь твой дедушка, а про него все говорят, что он непреклонный как скала в вопросах законов, — ответил мне пирожок.
— Это да! — ответил я ему. — Значит нам обоим стоит готовиться к общественным работам как минимум на пару месяцев и ночёвкам в камере.
Прошло ещё минут двадцать, когда дверь подвала открылась.
— Выходим обормоты — услышал я голос бабушки, — Бенли ты жди родителей на первом этаже, они сейчас спустятся, а ты Бэрни марш в свою комнату.
— Так что Лэни нас помиловали? — спросил я удивлённо. — Неужели ты уломала дедушку?
— Ты не угадал внук, уломать Андала не получилось и Нэди не смогла Ральфа переубедить, даже Вэйла не уговорила Хазбора, а уж она то умеет им крутить, об этом знает весь город. Похоже сегодня все мужчины сговорились и решили быть непреклонными. Они стояли на том, что вы должны быть наказаны по закону, однако из-за определённых обстоятельств вам сегодня везёт — ответила мне бабушка.
— Как это так, что-то я не понял? — удивился я.
Лэни улыбнулась: — Ты не поверишь, да и я не поверила бы, скажи мне об этом кто-нибудь ещё час назад. Всех троих уговорила Элли, хотя нет, правильней будет сказать сломала. Вот просто взяла и заставила трёх мужчин пойти на её условия.
— Это как? — спросил я вообще ничего не понимая.
— Ну похоже она вся в мать, теперь я понимаю, как девушка с захудалого острова смогла за одну встречу влюбить в себя моего сына. Да так, что он бросил будущую красавицу невесту, создав нам, да и себе тучу проблем. Наверное, ум твоей мамы передался по наследству и Элли, — улыбнулась Лэни, — ну все иди к себе, позже узнаешь подробности.
Я вышел из подвала и начал подниматься на второй этаж. На лестнице у меня произошла неловкая встреча с родителями Бенли. Посмотрев на их лица мне стало понятно, что лучше ничего говорить, поэтому я просто кивнул головой вместо приветствия и быстрым шагом пошёл дальше. Краем глаза я успел заметить Бенли подошедшего к своему отцу, судя по виду Хазбора, ночь у них вся впереди, но меня ждут свои проблемы, так что ещё неизвестно кому будет хуже. Я поднимался по ступенькам и никак не мог понять, что же такого сказала им всем Элли. Так и не найдя ответ на этот вопрос я подошёл к своей комнате и открыв дверь зашёл внутрь, где в моем любимом кресле сидела довольная и улыбающаяся Элли.
— Приветствую нашу спасительницу! — весело сказал я. – Давай рассказывай, как тебе это удалось, а то у меня уже голова болит от различных предположений.
Элли тяжело вздохнула, видно было, что выигранная битва ей далась совсем нелегко.
— Ой братец сегодня столько наговорила, что даже не знаю, чем это все закончится. Чувствую этот разговор ещё выйдет мне боком, но допустить, чтобы из-за меня вас опозорили на весь город и посадили в тюрьму я не могла. Как же старые законники, преступников они нашли, подумаешь прогулялись мы по другому острову, ладно бы украли что-то или вред кому-нибудь причинили.
Я сел на кровать и спросил у неё: 
— И все-таки, что ты им сказала? Давай, говори скорей, не томи меня уже.
Элли улыбнулась в ответ:
 — Пришлось вспомнить Мэри и её стиль общения с людьми, как она умеет находить в них слабину и бить в самое уязвимое место. Так вот, когда Лэни, Нэди и Вэйла потерпели поражение, а наш мужской совет решил вас отвести в тюрьму, я пошла в последний бой. Вспомнив все советы Мэри, я сказала Хазбору, что у него один сын и он очень любит его, а я знаю, что Бенли обожает меня. Что он почувствует, если Бен сбежит со мной с этого острова, и он никогда не увидит ни своего сына, ни возможных внуков. Потом пришёл черёд дедушки услышать, что ты никогда не оставишь меня одну и уйдёшь с нами, а с твоими брат знаниями древнего оружия нам будут рады на любом острове. К тому же городскому совету очень понравится сбежавший со всеми секретами Лейтвин, это просто будет история на десятилетия. Так что потеряв сына Андал потом потеряет и внука с внучкой, а все из-за своего упрямства. Да, мы нарушили закон, но никто не пострадал и, в конце концов, мы просто ещё глупые дети, можно нас наказать дома, разве обязательно вести в тюрьму и делать городским посмешищем. Последней жертвой был Ральф, я повернулась к нему и попросила его подумать о наших родителях, если вдруг они вернутся, что он ответит на их вопрос, где находятся Бэрни и Элли, которые были оставлены и на его попечение. Как он будет смотреть им в глаза, объясняя, что из-за своего упрямства их дети покинули остров, и никто не знает где они. После этой атаки на каждого поодиночке, нужно было им всем троим дать достойный шанс на отступление. Поэтому я сказала самым раскаивающимся голосом, на который была способна: — Даю вам всем троим обещание и клянусь своими родителями, если вы их отдадите под суд, то я выполню свои угрозы, кто-то лишится внука, кто-то сына, кого-то станут ненавидеть близкие. И так как я молодая и глупая девчонка, то несмотря на всю очевидную тупость моих угроз, я обязательно осуществлю все что обещала и уведу с собой Бэрни и Бенли, так как они никогда не бросят меня. Если же вы простите их, то я буду послушной и больше никогда не подведу свою семью. Потом я вспомнила все рассказы Лэни про характер мамы и закончила своё предложение следующими словами: — Подумайте, прежде чем ответить, вы все знали мою мать, так вот я точно такая же. Можете поставить свою гордость выше всего и со временем пострадаете из-за этого, а больше всего ты Ральф пожалеешь, так как все именно тебя будут винить в случившихся бедах. А можете принять моё раскаяние и выпороть как следует и тогда наши семьи останутся счастливыми, а мы вас больше не будем беспокоить неприятностями и станем примерными детьми, а вы возможно станете родственниками друг другу. Ну вот и все, они долго думали, сначала Хазбор сломался из-за моих слов, что мы станем родственниками и начал всех убеждать, а потом и Ральф присоединился к нему, когда спор начал разгораться Андал велел мне идти к себе наверх. Я послушно встала и вышла, хотя мой взгляд был совсем не такой, он им обещал большие проблемы, если что пойдёт не так, но я подслушала продолжившийся разговор и следующие слова Андала:
— Ладно хватит, уговорили старика, хотя тут я все-таки действую на интуиции, наглую девчонку за такие слова следовало бы наказать ещё сильнее, но видно мы тоже перегнули палку, и она сорвавшись совсем потеряла контроль над своими словами. К тому же Бэрни действительно знает слишком много секретов, в какой-то мере это оправдает нас перед Малым советом, если об этом кто-нибудь узнает. Так что давайте возьмём ответственность на себя и не будем на них дальше давить, кто его знает, может на Бэрни повлияла драка с сыновьями Хранека и суд, а на Элли разбитые чувства и только поэтому они пошли на такую авантюру. К тому же все мы догадываемся, что Бенли сделает все, о чём попросит Элли, пойдёт за ней хоть на Нижние земли, а Бэрни никогда не бросит свою сестру. И если Элли хоть немного в свою мать, то угрозы она исполнит непременно и уведёт этих оболтусов неизвестно куда, а за знаниями Бэрни пойдёт настоящая охота, а мне что-то не хочется на старости лет переживать очередные потери. Так что пускай дети отдохнут и успокоятся, а потом мы с ними поговорим как с взрослыми и объясним, что за свои поступки нужно отвечать.
— Короче братец я пока победила, хотя неизвестно что дальше будет, но тюремное заключение пока нам не грозит, — улыбнулась Элли.
— Ты не говорила им про «пещеру»? — спросил я.
— Нет, я не рискнула, они и так злые, — ответила Элли.
— Правильно — согласился я, – попозже расскажем, когда они успокоятся.
Тут Нэди открыла дверь моей комнаты и сказала, улыбаясь:
— Сорванец иди к дедушке на третий этаж, он хочет с тобой поговорить. А тебе Элли не пора ли спать, ну ка марш к себе, здесь и так все в напряжении, поэтому не стоит больше проверять их терпение.
Мы с Элли вышли из комнаты, она пошла к себе, хитро подмигнув мне при этом, а я с тяжёлым сердцем пошёл к Андалу.  Дедушка сидел в мастерской, где ранее показывал мне новое наручное оружие. Я зашёл и стал у двери, опустив голову.
— Садись Бэрни! — сказал он мне, показывая рукой на стул перед собой.
Я подошёл и сел возле него.
— Знаешь внук, твой отец был такой же, как и ты, сколько проблем он нам приносил, а мы всегда его прощали и жалели. И как ты думаешь к чему привела нас эта жалость? Твоего отца нет больше с нами, мы даже не знаем жив ли он, где сейчас находится и сможет ли когда-нибудь вернуться на Ларнию. Пойми одну вещь, если ты продолжишь нарушать установленные правила, то в конечном итоге это не приведёт тебя ни к чему хорошему. С тобой что-нибудь произойдёт, как и с ним и я потеряю единственного внука. Я люблю вас двоих с Элли и маленькую Келли, как ты думаешь, сможет ли твой дедушка пережить ещё одну потерю. Ты Бэрни хочешь убить своего деда?
— Нет — ответил я, потупив глаза.
— Тогда не расстраивай больше меня и не подвергай свою жизнь и жизнь Элли опасности, если ты в чём-то сомневаешься или тебя шантажируют, подойди ко мне и я дам тебе совет. Не надо бояться своего дедушки, ведь он пойдёт на все лишь бы не подвести тебя. Ты понимаешь меня внук?
— Да! — сказал я, — я постараюсь больше не разочаровывать тебя и если у меня будут какие-либо проблемы, то я лучше приду и посоветуюсь.
— Хорошо, а теперь послушай меня, вы с Бенли не пойдёте больше на заготовку, хватит нам сюрпризов. Да и не дай древний узнает кто-нибудь про ваши похождения, тогда у Ральфа будут проблемы. Я пошлю запрос в магистрат, что вы мне срочно нужны для секретной доработки нового экземпляра древнего оружия, утром Бенли придёт сюда и вы отправитесь якобы пристреливать наруч древних и новый тоже, пускай все видят, что вы работаете, а там посмотрим будут ли у нас проблемы. Ну а теперь иди к себе и ложись спать, времени у тебя осталось совсем мало.
Я вернулся в свою комнату и как только добрался до кровати, то усталость просто свалила меня с ног. Мой разум и все мои мысли растворились в пустоте и сны не беспокоили меня.



















ГЛАВА 4. ОПАСНАЯ ВСТРЕЧА
Я проснулся от того, что кто-то меня усиленно тряс за плечи и издалека слышался голос Бенли:
— Вставай Бэр, хватить спать, меня самого разбудили час назад. Папа сказал, чтобы я с утра уже был у тебя.
С трудом я присел на край кровати и протирая заспанные глаза, которые так и не желали открыться, посмотрел в окно. Бенли был прав, утро уже давно наступило, а вчерашние приключения забрали слишком много сил, поэтому очень не хотелось подниматься, но раз Андал сказал, что надо идти, значит надо.
— Как дома было? Сильно влетело? — начав одеваться, задал я вопрос Бенли.
— По-разному было и страшновато, и интересно — ответил он. — С одной стороны поначалу папа очень сильно злился, потом уже успокоился и сказал, что если я буду умным, то возможно у меня есть неплохие шансы с Элли, так как ради нас с тобой она вчера билась как дикий рурк за свой выводок. Папа сказал, что давно не видел, чтобы так за кого-то заступались и, хотя основной причиной был ты Бэрни, я все же надеюсь, что и обо мне она не забывала. Мне интересно ты знаешь подробности их спора, каким способом Элли нас спасла?
— Я так устал, что не хочу ни о чём думать Бен, если тебе так интересно, то спроси об этом мою сестру. Думаю, после вчерашнего ты имеешь полное право знать все подробности, ведь Элли дала слово, поэтому она сейчас твоя девушка, по крайней мере на некоторое время, – ответил я ему.
Бенли задумался и больше не задавал вопросы, поэтому я оделся в полной тишине, пока пирожок обдумывал мои слова. Мы спустились в гостиную, быстро перекусили из того что было и, забрав оставленное для нас оружие и собранный Лэни рюкзак, вышли из дома. Людей на улицах мы почти не встречали, все мужчины были на заготовке, а женщины заняты домашними делами, так что только два лоботряса шли по городской мостовой, было даже как-то неловко от всего этого. Поэтому ощущая свою вину, мы шли молча, не переговариваясь, ведь из-за нас в бригаде стало меньше рабочих рук. Я нёс рюкзак, а Бенли тащил переносную мишень, она была не нужна, но нужно же как-то оправдать наличие со мной Бенли, вдруг кто-то из подчинённых бургомистра решит проверить, занимаемся ли мы действительно нужным для города делом или просто отлыниваем от лесозаготовок. Пройдя городские ворота, мы направились в сторону стрельбища, где ларнийский гарнизон, да и обычные граждане оттачивали своё мастерство стрельбы из арбалетов. Само стрельбище находилось в той же стороне, что и причал, только левее и было гораздо ближе к Ларнии.
— А нам с тобой вчера все-таки повезло, могли бы уже сегодня валить лес и возвращаться на ночь в камеру, — решил прервать наше неловкое молчание Бенли.
— Тут с тобой соглашусь, нам пока везёт, поэтому хватит с меня приключений, то сынок бургомистра, то Элли, слишком много на одну голову, — ответил я. — Все-таки сон дома гораздо приятнее, чем в тюрьме.
— А что ты упомянул сына бургомистра? — спросил Бенли.
— Забудь, слишком мелкая история и неприятная, давай лучше про что-нибудь хорошее поговорим, — ответил я.
— Ну если про хорошее, то папа пригласил вашу семью на мой день рождения и Андал согласился, только сначала дождёмся встречи с островом Хостер, там ваш дедушка хочет повидаться со своим другом, а потом уже к нам на ферму. Она тебе понравится, прекрасная природа, есть большой лес из диких деревьев, озеро и потихоньку можно сходить даже к склонам.
Бенли так восхищённо описывал свою ферму, что мне сразу туда захотелось. За это время мы с ним почти подружились, и я уже не называл его так часто «пирожком».  Эти приключения позволили нам многое вместе пережить, а Бенли показал себя только с хорошей стороны, доказав, что на него можно положиться в критических ситуациях.
— Это было бы неплохо, —   ответил я, — давно хотел на ферме побывать, а то все город и город. А далеко до неё ехать?
— Несколько часов на повозке, — ответил Бен, — я уже говорил вам, когда ехали на Хайтук.
— Далеко, — ответил я, — ещё ни разу не был в тех краях, мы с Элли добирались только до подножия горы, где собирали мох для бабушки, а в такую даль не забирались.
Так переговариваясь между собой, мы незаметно для себя дошли до стрельбища, которое представляло из себя большую прямоугольную площадку перед высоким холмом, у подножия которого и ставились мишени. Даже если ты промахивался, то попадал в небольшой частокол за мишенями или в сам холм, поэтому арбалетные болты почти не терялись и самое главное никто не мог случайно пострадать.
— Ставь мишень там, будем испытывать наше старинное оружие. — сказал я Бенли и одев наруч начал его заряжать.
В принципе делать было нечего, наруч работал исправно, поэтому мы просто убивали время, а Бен приносил мне болты. Потом я достал второй наруч, который сделал Андал и начал Бенли учить стрелять из него. Оружие оказалось довольно хорошим, особенно оригинал, а не копия, не знаю какая там хитрость была в нем скрыта, Андал ведь до конца так и не понял его секретов, но оригинальный наруч был мощнее и точнее дедушкиного изделия. В общем, оружие нам понравилось и, хотя тяжёлые доспехи оно не пробивало, но его точность позволяла выцеливать незащищённые места в латах. Ближе к обеду нам всё уже надоело, и мы сели на частокол у подножия холма, чтобы немного перекусить.
— И что мы будем делать дальше? — спросил Бенли. — Ещё два дня ходить стрелять по мишеням. Зачем я вообще тащу эту тяжесть, тут своих мишеней хватает.
— Радуйся друг что можем заниматься хотя бы ерундой, это ведь лучше камеры или ты ду……… — начал было говорить я.
И тут какое-то непривычное чувство опасности заставило меня резко обернуться. Я даже сам удивился своей скорости, Бен в это время подносил ко рту бутерброд и мне показалось, что он застыл как каменный. А с холма прямо на нас мчалось чудовище, я не могу просто описать его как-то по-другому, хотя оно имело две руки и ноги, и строение тела было схоже с человеком, но все равно это было чудовище. Кожа темно-зелёного цвета, большие красные глаза и странный какой-то немного прямоугольный рот с четырьмя большими выступающими клыками. Голова формой лишь приблизительно напоминала человеческую, даже было какое-то подобие очень грубых волос на ней, но они были сплетены в толстые косички. Ростом чудовище было около двух с половиной метров, но несмотря на свои размеры, передвигалось просто с огромной скоростью и почти бесшумно. Если бы не шестое чувство, то разделяющие нас расстояние монстр преодолел бы за секунды. Увидев, что я его заметил, оно взревело или от злости, или от отчаяния, но рефлексы, выработанные с помощью Ральфа, мгновенно сработали, моя рука вскинулась и направив наруч на врага, я быстро нажал пуск. Три болта попали в монстра, когда он ещё не закончил свой рык. Слава древним, что я зарядил перед этим наруч. Что ни говори, а оружие было действенным, болты точно попали в него и не просто пронзили монстра, а откинули назад, как будто он ударился в невидимую стену. На секунду я даже увидел небольшие синие искорки, которые пробежали по телу этого странного существа. Я быстро перезарядил своё оружие и спрыгнув с частокола медленно пошёл в сторону трупа.
— Что происходит? — сказал Бенли и повернувшись увидел лежащего монстра. Оказывается, все произошло так молниеносно, что он даже не успел ничего понять.
— Это ещё что такое Бэрни? Ради всех древних бежим отсюда быстрее. Ну что ты стоишь, бежим к охране срочно.
— Стой! — остановил я его. — Не торопись, нам стоит проверить мёртвый он или нет. Кстати мне кажется, я догадываюсь кто это. Готов поспорить на пару золотых, что перед нами наш вчерашний обитатель подземелья. Осталось только понять, неужели он так разозлился на сломанный замок, что пришёл отомстить.
Я осторожно подходил все ближе к лежащему телу, направив на него наруч. Не знаю почему, но я не хотел пока звать стражу. К моему удивлению, чудовище ещё было живое, его грудь медленно поднималась и опускалась, а открытые глаза наблюдали за мной.
— Подойди и закончи то, что начал. Я сам виноват в поражении, давно уже не встречал твоих сородичей и потерял боевой опыт. Бежать в прямой атаке на призрака, такую глупость никто из даторов уже много веков не совершал и если бы не моя смерть, то долгие годы в наших пещерах смеялись бы все, вспоминая об этой истории, — прошипело оно на древнем наречии.
Я подошёл к нему вплотную, и направив оружие прямо ему в голову ответил на древнем языке:
— Мы ничего не начинали, это ты хотел убить нас. Не знаю, почему ты мой народ называешь призраками, мы всего лишь простые островитяне, — ответил я датору.
— Бэр, ты что, с ним разговариваешь? — удивлённо сказал Бенли
— Подожди немного, — ответил я ему.
Я с интересом разглядывал существо, на нем были одеты плотные доспехи из материала похожего на кожу. На поясе и за спиной висело разнообразное холодное оружие. Однозначно если это датор, как он говорит, значит они не просто разумные, но и довольно развитые, так как не только знают язык древних, но и изготавливают довольно сложные вещи. Было ещё удивительным для меня то, что я совсем не испытывал чувство страха перед ним. Я стоял над ужасным существом, которое ещё к тому же пыталось меня убить и был абсолютно спокоен.
— Если ты островитянин, то я тогда курака безмозглая. У тебя оружие с молнией призраков, их бешеная скорость, к тому же ты учуял меня с помощью их силы, я успел почувствовать её касание, но было слишком поздно, так что ты призрак, а не островитянин. За долгие годы я много раз встречался с твоим народом и не спутаю вас ни с кем. А раз ты призрак, и я напал первым, значит по договору я уже мёртв, так что стреляй скорей и покончим с этим, — прошипел он.
Два моих болта попали в грудные доспехи и застряли в них, третий в незащищённую область возле шеи, на вид не опасные раны, удивительно, почему его так отбросило. Хотя из последней раны вытекала кровь существа, возможно болт наруча задел какую-то вену.
— Зачем мне убивать тебя датор, почему ты так уверен, что я обязательно так поступлю. Ты напал на нас, хотя мы ничего тебе не сделали, ну может замок только на Хайтуке сломали. Но вы сами виноваты, понатыкали кругом своих нор, вот мы и упали в одну из них. Разве за это убивают твои сородичи, мы не брали ничего с твоего острова, ни воды, ни животных.
— Ты точно призрак, они любили шутить над нами в моменты опасности. Итак, передо мной призрак, притворяющийся островитянином и исполняющий правила, оставленные даторами для островитян. Хорошо давай тогда сыграем в твою игру, если ты островитянин, то ты кое-что упустил, вы забрали ОНЕ ТУВА, а он нужен Кааччи, без него она умрёт и это прямое нарушение правил — прошипел датор.
— О чём вы говорите? — спросил озабоченный Бенли. — Когда мы пойдём к страже?
— Датор говорит, что мы забрали какую-то нужную ему вещь с острова, я пытаюсь сказать, что мы ничего не брали, — ответил я ему, — пускай уходит к себе, у нас нет того чего он ищет.
— Прости Бэр, но похоже есть, — виновато промямлил Бенли.
— Ты про что? — спросил я. — Мы ведь ничего не брали и бежали оттуда сразу после его рыка.
— Перед этим я тебе сказал, что кое-что нашёл, — он достал из нагрудного кармана красивую чёрную цепочку с большим алым камнем, обрамлённым в золотую оправу. — Она лежала в выемке в скале, и я подумал, что такой камешек будет красиво смотреться на Элли. А потом нас поймал Ральф, и мне уже было не до этого, так что прости друг.
— Ну ты даёшь Бенли, ты что, совсем полный кретин и Элли окончательно лишила тебя всех мозгов, Ральф ведь сказал ничего не брать! — зло ответил я и даже дал ему подзатыльника.
— Ты чего сразу бьёшься? — ответил Бен, потирая голову. — Я ведь и сдачи могу дать, к тому же Ральф говорил про еду и воду, а про цепочки ничего.
— Головой нужно думать и не красть чужое. Ладно, давай её сюда ворюга. — сказал я ему и забрал украшение, а потом аккуратно кинул его на грудь датора.
— Ну все, теперь мы в расчёте, уходи на свой остров и не держи на нас обиды, мы не знали, что нельзя было брать это.
— А призрак не такой и жестокий, как его народ, очень удивительно, они не бывают к нам милостивыми. Хотя я смотрю, ты весь такой странный и поведением похож скорее на островитянина, чем на своих сородичей, — продолжал шипеть Датор. – И для стрельбы ты использовал две руки, а не одну. Я думаю ты призрак, попавший случайно к островитянам и выросший здесь. Вряд ли ты шпион, глупо быть шпионом и ходить открыто с таким оружием, к тому же твоё поведение отличается от поведения моих старых врагов, может мне даже стоит поверить тебе. Но я сильно ранен, оружие молнии не только парализует, но и наносит сильный урон внутренним органам, так что я не смогу попасть назад тем же путём, каким пришёл. Да и кровотечение хоть и не сильное, но не останавливается, поэтому возможно я скоро умру от этого. А это значит, что у твоих друзей могут быть проблемы призрак. Когда меня не станет, то даторы почувствуют это и отомстят за мою смерть и уж тем более за смерть Кааччи. Сколько бы времени не прошло до новой встречи, ваш запах из комнаты жизни они запомнят, и твои друзья умрут, а может даже и ты если действительно такой неопытный как мне кажется.
Мне как-то совсем не улыбалось быть объектом мести этих существ, поэтому я усиленно думал.
— Датор, если я помогу тебе не умереть и переправлю назад на остров, ты и твои сородичи оставите меня и моих друзей в покое? — спросил я его.
Существо как мне показалось удивлённо посмотрело на меня: 
— Обычно призракам нельзя верить, они изобретательны в коварстве и жестокости, но ты странный, очень странный призрак, ты совсем не похож на них. К тому же ради спасения её я готов на все, даже на сделку с твоим народом. Помоги мне попасть назад до вечера и тогда ОНА не умрёт, а значит у даторов не будет причин объявлять священную месть за смерть матери. Но сначала нужно остановить кровотечение, скоро я могу потерять сознание.
— Бенли подай мне рюкзак и пока помолчи. — сказал я, заранее предупреждая его вопросы.
Было видно, что его прямо распирает, так ему хочется что-то сказать. Не сводя глаз с датора, я достал бабушкину мазь, она всегда клала её нам с дедом, когда мы испытывали новый арбалет на полигоне.
— Все может случиться! — говорила она. — А мазь на несколько часов и кровь остановит и рану затянет.
Обращаясь к датору и показывая ему на горшочек с мазью, я сказал:
— Ты должен замазать ей свою рану, она проникнет внутрь и остановит кровотечение. Сейчас я положу её возле тебя, но не вздумай даже шелохнуться.
Внимательно следя за ним, я очень медленно поставил мазь недалеко от его лапы или руки не знаю даже как назвать, а потом быстро отпрыгнул. Датор аккуратно взял горшочек, было видно, что ему это даётся с трудом и начал своими пальцами с когтями наносить мазь себе на рану.
— Бэрни скажи наконец-то, хоть что-то. Я сейчас с ума сойду. — взмолился Бенли.
— Между нами заключена сделка, мы должны доставить его на лесной остров, если он умрёт здесь и не вернёт украшение, которое ты спёр мелкий ворюга, то мы станем кровниками даторов, они нас найдут и убьют. А с тебя так вообще сдерут с живого кожу, — решил я над ним пошутить.
— Ой мамочки, ой, я же не знал — было видно, что Бенли обуял ужас. — Бэрни, что нам делать?
— Выполнить свою часть сделки, если конечно ты ещё не утянешь что-нибудь у него. Делай, что я говорю и все будет хорошо. Да, и ничего не укради больше. Ты понял? – сказал я ему серьёзным тоном.
— Да Бэр, все сделаю как ты скажешь, только вытяни нас из всего этого, — он сел на землю и обхватил голову руками, похоже последние приключения надломали его силу духа.
— Очень хорошая кранайская мазь, старинный рецепт к тому же, удивительно что вы знаете его, – прошипел Датор. – Чувствую, что кровь остановилась и раны затягиваются, но я все равно с трудом могу передвигаться.
Я посмотрел на датора, пытаясь прикинуть сколько он весит, а потом сказал:
— Если мы выломаем длинный шест, то ты сможешь опираться на него как на перекладину, а мы с другом положим его края на плечи. Думаю, в тебе килограмм 160, если ты хоть немного сможешь держаться и переставлять ноги, то мы дойдём до края.
— Думаю, что смогу держаться и понемногу передвигаться. У меня тоже есть своё лекарство, оно придаст мне силы на некоторое время — ответил Датор.
— Бенли, вырви-ка ту мишень из земли, нам нужен шест, на котором она висит, мы потянем на нем датора. — сказал я ему.
— Мы что? — он посмотрел на меня с ужасом, но увидев мой взгляд опустил глаза. — Хорошо, я буду молчать, лишь бы скорее все это закончилось.
— Бенли, я просто хочу, чтобы мы не тряслись ночами в ожидание смерти, а под неё попадает и Элли, так что иди быстрей и принеси шест, если хочешь взять её в жёны и не трястись каждый день от страха. – ответил я ему.
Бенли побежал к мишени, а я внимательно смотрел на датора. Тот достал какой-то пузырёк с жидкостью, потом вынув пробку вылил содержимое в свой клыкастый рот. Надеюсь, у нас с Бенли все получится и это существо не сожрёт нас. Да и чего бояться, я не сведу с датора глаз, а в упор моё оружие пробьёт его доспехи насквозь, хотя такого конечно не будет, ведь он не меньше нас заинтересован в своём возвращении на Хайтук. Бен наконец-то принёс шест, который оказался довольно длинным, так что этот опасный на вид монстр не будет рядом с нами на расстоянии своей вытянутой лапы.
— Бенли, мы положим шест на плечи, ты будешь впереди, а я в конце, датор будет посередине. Так опираясь здоровой рукой на шест, с нашей помощью он доберётся до края, а там я придумаю, как его переправить.
— Бэрни ты хочешь сказать, что он будет за моей спиной? — дрожащим голосом спросил Бенли, видно он был не в восторге от такой идеи.
— Бен у меня оружие, поэтому я должен идти за ним, чтобы он ничего не выкинул. Но будь спокоен ведь ему больше нашего необходимо попасть домой, я так понимаю от этой вещицы зависит жизнь кого-то ценного для даторов. — успокоил я его.
Потом я обернулся к датору и сказал: 
— Мой друг пойдёт впереди, а я за тобой, только не вздумай нарушить наш договор, моё оружие будет направлено на тебя. Ты понял?
— Хорошо призрак, у нас с тобой уговор, доставь меня на остров, и мы разойдёмся не врагами, я не меньше тебя хочу жить, но главное, чтобы жила Кааччи. — прошипел датор.
Мы положили шест на плечи и немного присели, датор схватился за него и поднялся на ноги. А я оказывается ошибся, определяя его вес, несмотря на свой рост он был не таким тяжёлым как казалось на первый взгляд, но все равно это нельзя было назвать прогулкой налегке. Так втроём мы передвигались в сторону склонов острова. Нам повезло, что в связи с заготовкой патрулей было мало, так что вряд ли мы на кого нарвёмся.  Интересно чтобы подумали люди, увидев нашу странную троицу.
— Бенли держись немного левее, туда, где разрыв начинает увеличиваться, там постов точно нет. — сказал я товарищу.
— Так и не пойму Бэрни, как ты его собираешься переправить, он ведь еле ходит — спросил меня Бен.
— У меня есть план, но сначала нужно добраться до нужного места, — ответил я ему.
Через час мы наконец-то дошли до склонов и смотрели на столь близкий к нам край Хайтука, разрыв в этом месте был метров тридцать пять не больше.
— Все Бенли, сейчас начнётся самое интересное для тебя. — сказал я ему.
— Мы пришли, поэтому пока можешь отдохнуть, — обратился я к датору на древнем языке.
Потом мы медленно опустились и датор лёг на землю, было видно, что несмотря на своё зелье, он очень устал, однако бабушкина мазь действовала и рана не кровоточила.
— Бенли, теперь твоя очередь потрудится и надеюсь ты ничего не испортишь в этот раз, хотя это будет и нелегко. — сказал я, внимательно посмотрев на товарища. – Но раз это твоя вина, то ты уж постарайся. Иди сейчас в лагерь и очень аккуратно, чтобы никто не видел, забери нашу палатку или любую другую, ещё нам понадобиться молоток, также нужны все металлические колья, которые крепят палатку к земле. На окраине лагеря есть запасные бобины с верёвками, которыми тягают деревья, отмотай две верёвки по 80 и 45 метров, возьми два крюка к ним, хотя нет, лучше три крюка, найди ещё топор на всякий случай, нож у нас есть. Забери все это тихо и мигом сюда, а самое главное не вздумай наткнуться на Ральфа и никому ничего не говори. Помнишь я обещал, что ты будешь сидеть с Элли в Доме Боев и я выполнил своё обещание, сейчас тоже все будет хорошо, просто доверься мне.
— Хорошо Бэр, я уже бегу. Вот тебе и обошлись без приключений. — ответил Бенли и рванул в лагерь.
— Призрак, почему ты мне помогаешь, не из-за страха ведь. Призраки никогда и никого не боялись. — прошипел, смотря на меня Датор.
— А почему ты меня все время называешь призраком, я простой парень и не знаю ничего про них, даже про даторов узнал вчера, а это оружие делает мой дедушка, раньше оно принадлежало древним. Так что ты ошибся, однако Бенли явится не скоро и если тебе не трудно, то можешь рассказать о призраках. Кто они? — спросил я Датора.
— Призрак, ничего не знающий о призраках, твоя история безумно интересная, я бы с радостью послушал такую, но ты её, скорее всего не знаешь. А раз ты не знаешь, кто они, то и я не скажу тебе всего, не хочу ничему навредить. Но ты должен знать, что имеешь отношение к расе жестоких убийц, не ценящих чужую жизнь и пришедших в наш мир из ниоткуда. Мы с ними воевали и эти призраки почти уничтожили жизнь на летающих островах. Они не имели ни капли доброты, ни испытывали жалость или сожаление, в своё время они уничтожили две трети даторов и островитян и стали причиной того, что вы зовёте Темными веками. Более серьёзных врагов мой народ никогда не встречали за всю свою многотысячелетнюю историю. Да я лучше встречусь с несколькими самыми опасными тварями с Нижних земель, чем с призраком, ибо с ним у меня шансов нет никаких. Я видел, как ты среагировал на моё нападение, ты повернулся и выстрелил, а я даже и пяти шагов не успел сделать, это очень быстро даже для даторов, только призраки так могли передвигаться и только они способны учуять опасность с помощью своей силы. Твоя реакция показала, что ты обладаешь их способностями, но самое главное я почувствовал прикосновение силы призраков. К тому же ты выстрелил три раза за мгновение, у простых людей или даторов так не получится. А твоё оружие молнии не принадлежит древним, это оружие этих убийц, когда-то древняя лишила их ещё более опасных орудий смерти, и тогда они придумали оружие молнии. В своё время я много его насмотрелся во время стычек с ними, как и их самих. Так что ты призрак тут я даже не сомневаюсь, — прошипел мне датор.
— Странно, а я вот никогда не слышал про них и не видел такого оружие, хотя наш остров очень развитый — сказал я ему.
— Мы живём гораздо дольше вас, поэтому мы помним то, что не помнят даже ваши книги. А самоё главное мы не выполняем приказов забыть то что было, — продолжил разговор датор, — насколько я помню, ты тоже проживёшь дольше обычных людей, но все равно ваши жизни не сравнить с длинной жизни даторов, хотя я и не знаю точно, сколько живут призраки, может мы и ошибаемся. Так что Темные века стёрли много из памяти островитян, но не из памяти даторов.
— Сколько же вы живете и почему ты называешь мой наруч оружием молнии? — спросил я его.
Он внимательно посмотрел на меня: 
— Мне 560 лет призрак, и я не самый старый, по вашим меркам мне лет сорок с чем-то. А оружие твоё имеет такое название, так как после попадания из него по телу поверженного иногда пробегают небольшие ну или очень большие молнии, тут уж как призрак захочет, спасибо тебе, что ты по незнанию ударил несильно, да и то меня так тряхануло, что внутри чуть все не лопнуло, а ведь с помощью его можно разорвать пещерного медведя на клочки. А сейчас извини, мне нужно отдохнуть, не догадываюсь как ты меня переправишь, но вы призраки как я помню, сообразительные ребята, так что справишься, хотя мне все равно понадобятся все мои силы.
После этого он замолчал, а в моей голове крутились различные мысли. Сколько нового я сегодня узнал, есть какие-то призраки и датор утверждает, что я один из них, к тому же даторы оказывается живут фантастически долго. Эх, если бы он мог мне побольше рассказать, я чувствовал, что он знал столько всего, что мне и не снилось. Прошло больше часа, когда я наконец-то услышал шаги за спиной. Повернувшись я увидел Бенли со здоровым мешком на спине и болтающимся арбалетом на шее, он был весь обмотан верёвкой как коконом и в руках тащил ещё одну. Я даже улыбнулся, вид у него был очень смешной.
Подбежав и помогая тащить груз, я спросил: 
— А арбалет то где достал?
— Папины пекари были там с ночной смены у одного и одолжил, сказал, что нужен нам для работы, а мне будет спокойней, если я буду вооружён. Ну что мы теперь делаем? — задал вопрос Бен.
— Все просто, кидаем крюк, пока не зацепиться за скалы, я перелезаю и закрепляю верёвку, а ты с этой стороны меня страхуешь. Потом переправим датора и домой есть булочки — улыбнулся я.
— Ты так сказал, как будто все просто, но даже если ты умудришься закинуть удачно верёвку, то он не сможет туда перебраться, — предупредил меня Бенли.
— Для этого ты и взял палатку, вторую верёвку и крюк, мы сделаем люльку. Прицепим её крюком к верёвке, привяжем к другой и я, перебравшись туда, перетяну и его.
— Ладно, давай попробуем, но все равно не будем спускать с него глаз, — ответил мне Бенли.
Нам повезло и с пятой попытки верёвка наконец-то плотно застряла крюком между двух крупных камней. Закрепив её на нашей стороне, я полез по ней на Хайтук. Вот это было ощущение, ты на тоненькой «ниточке» ползёшь между двумя островами и под тобой километры пустоты. Перебравшись на лесной остров, я крикнул Бенли, чтобы он немного отпустил верёвку, потом затянул крюк подальше и закрепил его в новом месте, завалив для крепости ещё и камнями, а Бенли со своей стороны также все заново укрепил. После этого я перебрался назад на Ларнию и объяснил датору свой план. Он с трудом переполз в расстеленную палатку, и мы начали его пеленать, хотя Бенли и держал арбалет недалеко от своих рук. Зацепив импровизированную люльку крюком к верёвке, мы загнули молотком сам крюк, превратив его в кольцо, все-таки не хотелось бы, чтобы после стольких трудов он сорвался вниз. Потом я взял другую верёвку и одним концом крепко привязал её к датору, а вторым к своему поясу и снова перебрался на лесной остров. Ну, в принципе все было готово, оставалось только удачно перетянуть его. Бенли аккуратно столкнул люльку с края острова, и я начал потихоньку подтягивать к себе люльку. Все шло хорошо и датор понемногу ко мне приближался. Вот уже пройдено треть пути, потом половина, оставалось совсем чуть-чуть и мой план завершится победой. Последние метры я тянул очень осторожно, стараясь не раскачать датора. Оставалось всего около двух метров, когда случилось непредвиденное, хотя конечно я обязан был это предусмотреть. Острова идут рядом друг с другом почти всегда на одинаковом расстоянии, но иногда происходят небольшие колебания, вот и сейчас разрыв увеличился примерно на метр, но этого хватило, чтобы на стороне Бенли выскочил закреплённый крюк. Мне ещё повезло, что я это успел заметить по натянувшейся между островами верёвке, поэтому мои мышцы были готовы к последовавшему рывку. Но вес датора все-таки был неподъёмным для меня и когда он полетел вниз, меня неумолимо потянуло за ним. Хорошо, что, предвидя такое я стоял не на самом краю, а так мы с даторам очень скоро очутились бы на Нижних землях, правда вряд ли живые. Меня неумолимо тащило к краю, но я двумя ногами упирался в землю пытаясь остановиться, однако огромный вес датора делал своё дело, ещё немного и придётся отпустить его. Останется только надежда, что крюк со стороны Бенли зацепится за согнутый крюк на люльке, но выдержит ли такой толчок крепление на моей стороне, вот в чем вопрос. Но держать нужно до последнего, дабы ослабить падение датора и облегчить работу крюка с другой стороны, однако выяснять выдержит ли он или нет, мне не понадобилось. На самом краю острова всегда находились небольшие торчащие куски скал. Я упал перед таким и упёрся в него обеими ногами, руки мои от напряжения чуть не оторвались, когда люлька потянула меня по инерции вниз. Несколько мгновений я думал, что все-таки не выдержу и отпущу датора, однако мой характер и физическая сила победили в этом противостоянии. Датор перестал раскачиваться и вдруг резко стало намного легче, быстро оценив ситуацию, я начал перебирать ногами и как бы ходить по оси вокруг этого куска наматывая на него верёвку, благо он был в меру высоким и широким. Дело это было не из лёгких, но я уже настроился выиграть этот бой. Пока я не закончил первый оборот у меня ещё были небольшие сомнения, выдержат ли мои руки, но второй оборот уже дался гораздо легче, а потом я вообще уже не чувствовал веса датора, так как скала приняла его на себя. Крепко завязав узел, я упал на спину от изнеможения, мои руки и ноги дрожали от усталости, все-таки было очень тяжело. Полежав немного, я подполз к краю и увидел внизу датора, который высвободив здоровую руку держался ею за небольшой выступ. Теперь мне стало понятно, почему в самом конце мне стало легче, и я смог его удержать.
Лёжа на животе и смотря вниз, я крикнул ему: 
— Ну как ты там, живой?
— Пока жив, ты сможешь меня поднять? – прошипел он в ответ.
— Легко, но тебе придётся подождать, — ответил я ему.
— Я подожду призрак, лучше долго ждать, чем быстро падать, — после этих слов датор закрыл глаза.
— Это юмор даторов что ли? - подумал я.
Я потянул оторвавшуюся верёвку и она, легко поддаваясь, скоро вся оказалась у меня в руках. Теперь все стало понятно, крюка на конце не было, значит вот в чем проблема. Наверное, Бенли попался брак. Так что очень хорошо, что я смог удержать датора, оказывается последней надежды у него в виде крюка уже и не было. Я привязал к концу вытянутой верёвки камень и перекинул его на сторону Бенли.
— Закрепи всё хорошо и перелазь ко мне, — крикнул я ему.
В принципе эти метры для него проползти не проблема, мы на занятиях в школе делали подобные упражнения, что Бенли и доказал, быстро очутившись на моей стороне.
— Друг, я так испугался, когда тебя потянуло к краю. Почему ты не отпустил его? — спросил он меня.
— У нас ведь с датором уговор, а уговоры нужно исполнять, к тому же от этого зависела и наша жизнь, — ответил я ему. — Пошли, мы должны вытянуть его.
Вдвоём мы быстро затянули датора наверх, я обрезал узел и распеленал его. Да, денёк у нас выдался нелёгкий. Я сел около него и больше ничего не опасаясь, сказал:
— А ты сегодня тоже молодец, если бы не твоя рука, цеплявшаяся за скалы, то сейчас мы могли бы быть уже внизу, не уверен, что смог бы справиться сам.
— Спасибо тебе призрак за то, что не отпустил меня сразу и спасал до самого конца, рискуя и своей жизнью. Не ожидал я такого от вашей расы, уже даже решил, что мой путь в этом мире подошёл к концу, – прошипел датор. – Когда-нибудь я отблагодарю тебя, поверь я не забуду твоего благородства, ты все-таки ещё молодой, однако повёл себя как настоящий воин. А вы не вздумайте трогать их, у меня все нормально.
— Кого трогать? — начал было я.
— Бэрни обернись, — услышал я мертвецкий голос Бенли.
Я повернул голову и увидел, что позади нас стоят два датора. Бенли оставил арбалет на той стороне, а у меня было только три болта в наруче.
— Призрак, все хорошо, не нужно ничего делать мы ведь с тобой договорились, ты спас меня, а значит мы больше не враги, — прошипел мне датор.
Потом он достал чёрную цепочку, которую я ему отдал и обратившись к своим сородичам сказал:
— Срочно отнесите назад к Кааччи, он ей нужен.
Один из даторов взял цепочку и с огромной скоростью побежал в лес, даа эти парни очень быстро передвигаются, от таких особо не побегаешь.
— А ты брат сделай мне волокушу, сам я дойти не смогу, — прошипел он второму датору и тот также быстро ринулся выполнять указание.
После этого я немного расслабился.
— Вот видишь, — обратился я к датору — какой же я призрак, раз не почувствовал твоих сородичей.
— Возможно призраки чуют опасность, а не даторов, мои сородичи не собирались нападать, к тому же ты молодой и не до конца разобрался в своих способностях. Я так на всякий случай сказал им, чтобы не трогали вас, им гораздо интереснее было понять, что тут происходит. А тебе призрак повезло, что мы наткнулись на Хуунала, сейчас он притащит волокушу и я покажу тебе кое-что, можно сказать помогу тебе. Прошло всего лишь минут пять, а датор Хуунал уже вернулся, таща за собой сплетенную из толстых веток волокушу.
— Брат, — обратился к нему наш датор, – у тебя есть ещё браслет призраков, который ты добыл в бою.
— Да Даатру вот он, — ответил Хуунал, снимая с руки странный чёрный браслет и так мы кстати первый раз услышали имя нашего датора.
Даатру взял его и передал мне:
— Посмотри на него, это браслет призраков, он работает только с их кровью, никто другой не может его использовать. Мы немного знаем про него, но я знаю точно, что он тебе очень нужен. Опытные призраки его не носили, но он был на каждом молодом воине. Можешь для проверки одеть сначала на руку своего друга, для него это будет просто браслет он ничего не почувствует. Не бойся подвоха, ты дважды спас меня, и я отплачу тебе добром, а даторы держат своё слово.
Я покрутил браслет в руках, стоит ли верить им, хотя если бы даторы хотели мы бы уже были мёртвыми. Я надел браслет и ничего не произошло, во мне даже появилось разочарование, очень хотелось бы быть призраком.
— Ты ошибся Даатру! — сказал я ему. – Ничего не происходит.
— Не спеши, подумай о нем и предупреди твоего друга, чтобы он не боялся. Нам известно, что первое знакомство с браслетом не всегда проходит спокойно. Проходит некоторое время, пока призрак приспособится к нему, или наоборот, таких подробностей мы уже не знаем. Но уверен, что он тебе когда-нибудь пригодится и ты ещё добрым словом меня вспомнишь.
— Бенли, если я что-то выкину, не обращай на это внимание. — сказал я ему.
— Хорошо Бэр, — ответил он мне.
Я глубоко вздохнул и в своих мыслях попробовал представить браслет. Мир неожиданно стал сразу резко другим, не могу описать как, но все вокруг изменилось. Было слышно сердцебиение Бенли и даторов, вдали просматривался весь лес и можно было разглядеть любой листок, все цвета и звуки вокруг стали совсем другими, потом мне стало плохо, и я упал на колени.
— Хватит! — сказал я, и все вернулось на круги своя. Сняв браслет, я протянул его назад даторам.
— Что это было? — спросил я, вставая с колен.
— Доказательство того, что ты призрак! — сказал мне Даатру, отклоняя мою руку с браслетом. — А как действует не знаю, он не работает на нас, мы знаем самое малое про вас, одно лишь нам известно точно, молодого призрака без браслета убить гораздо легче. Тот же у кого он был надет, становился для нас очень опасным врагом особенно ночью, поэтому мы вас и прозвали призраками. Во время войны мы проигрывали почти все ночные бои и старались сражаться только при свете дня.  А что ты почувствовал?
— Я стал слышать и видеть мир как-то по-другому, я даже слышал ваши сердца и видел листья вон тех деревьев, — ответил я ему, показывая на дальние деревья.
Даторы повернулись в ту сторону.
— Слишком далеко я не вижу листьев и тем более не слышу биение сердца. Значит, вот почему стычки с призраками были настолько для нас губительными. Браслет даёт вам преимущество перед нами, вы видите и слышите гораздо лучше, но вряд ли на этом кончаются его особенности, призраки были тише, быстрее и всегда сильнее нас. Мой брат просил тебе сказать, что дарит браслет в благодарность за моё спасение. — сказал мне Даатру.
— Он разве что-то говорил? — удивлённо спросил я.
— Мы многое можем Бэрни, как и ты тоже, — впервые обратился ко мне по имени Даатру. — Бери своего друга и идите домой, между нами нет больше вражды. Если когда-нибудь тебе понадобиться помощь, то можешь обратиться к любому датору, которого найдёшь. Скажи им, что ты Хаалтучир Даатру и они помогут тебе или приведут ко мне. А теперь иди, да и не носи поначалу слишком долго браслет, пока к нему не привыкнешь.
— Ещё один вопрос! — сказал я. — На наши острова ночью нападают странные воины, может вы что-нибудь знаете об этом, это призраки?
Даатру тяжело вздохнул: 
— Я знаю, о ком ты говоришь, так как встречал их много раз. Когда-то они были хорошими людьми и имели свою миссию, но теперь многое изменилось. Они раньше назывались Элдерами, а теперь называют себя Темными Элдерами, вы же их просто зовёте темными. Они конечно довольно опасные противники, если сравнивать с вами, но по сравнению с призраками они дети, я смотрю ты даже совсем не представляешь кто такие твои сородичи. Лишь только в знакомых нам лесах мы могли противостоять призракам или на открытой местности, да и то за каждого убитого их воина мы платили многими десятками и даже порой сотнями наших жизней, а до того, как древняя смогла лишить их могущественного оружия один призрак мог легко убить тысячи наших. В конце концов, война закончилась, мы устали от ненависти друг к другу и последний из древних заключил с ними мир. Наши воины держались на почтительном расстоянии от призраков, когда они появлялись на лесных островах, они же перестали лезть в ваши и наши дела. Прошло больше века, как мы последний раз имели стычки с призрачным народом, да и то это были мелкие недоразумения из-за глупости молодых даторов. И уже лет пятьдесят мы не видели ни одного их представителя и не слышали от других даторов с иных островов, что их видели. А ты помни, если встретишь призрака, то поймёшь это сразу, вы чувствуете друг друга вблизи, но будь осторожен и не доверяй им, по моему мнению, они очень опасная раса. Я не знаю, как они отнесутся к тебе, ведь ты вырос не в их среде, может для них ты будешь изгоем и тебя захотят убить, а это они умеют поверь уж мне. Поэтому если почувствуешь опасность, то действуй не задумываясь, убей или убьют тебя, у нас есть свои хроники и старики, которые помнят мир даже до прихода древних, но с такими опасными воинами мы никогда не встречались. Мы видели, как призраки уничтожали целые города ваших людей, а также наши убежища. Сейчас их нет, но я уверен, на это есть причина и они живы, ибо не представляю, кто кроме древних способен их уничтожить. Возможно они скрываются где-то на островах или ушли на Нижние земли.
— А что все-таки про Темных ты знаешь, из-за них я потерял своих родителей? — спросил я Даатру.
— Про то, кем они были, я знаю много, но тебе это не поможет. А про то, кем они стали я знаю уже мало, даторы ими пока не интересуются, они не нарушали равновесие как призраки, поэтому не попадают под указание оставленные нам древними, — ответил он мне.
—Что за указание? — спросил я.
— В обязанность даторов входит уничтожать всех, кто захочет искоренить полностью ваш народ. Мы охраняем вас от иногда попадающих на острова пришельцев с Нижних земель, поэтому все острова для перехода на Нижние земли курсируют только между островами даторов. Но мелкие войны, которые вы ведете между собой, нас не должны касаться. Несколько раз их отряды использовали наш остров для переправ дальше, но они соблюдают правила, поэтому мы их не трогаем. Они нападают на острова, захватывают пленников, но не уничтожают ваших людей полностью. Я даже пару раз их остров видел — сказал Даатру.
— Где он находится? — резко спросил я.
— Этого я тебе не могу сказать, обычными путями ты его не найдёшь — ответил Даатру. — Он приставал к нам запасаясь древесиной, а их столица находится на одном из островов имеющих много траекторий пути, это у обычного острова одна стабильная, а у этих тысячи и он может выбирать любую, как найти такой остров я не знаю. Но ты темных не опасайся они обычные люди, никаких способностей призраков у них нет, так что развивай свои силы и будешь стоить десятков их воинов, хотя они конечно опасны для людей, среди которых ты живёшь, они знают и обладают немного большими знаниями, чем вы. А теперь прости, я знаю тебе многое хочется спросить и про Нижние земли и про ещё что-нибудь, но я ранен и мне нужно к нашим лекарям. Прощай призрак, может мы ещё увидимся с тобой.
— Последний вопрос, когда они к вам приставали? — спросил я.
— 220 лет и 123 дня назад и 150 лет 110 дней, а теперь все, я устал, — ответил Даатру.
Хуунал помог брату взобраться на волокушу и потащил его в лес. Эх, сколько я ещё хотел бы узнать нового, но даже эти крупицы знаний были бесценными.
— Пошли Бенли. — сказал я. — Нам здесь больше делать нечего.
— Бэрни, что он говорил тебе, они нас не будут искать? — спросил меня Бен.
— Нет, мы теперь для них не враги, — ответил я.
— Фуууу! — обрадованно выдохнул Бен. — Мы были рядом с тремя даторами, как ты думаешь, стоит сказать об этом отцу.
— Не знаю, но Элли точно расскажи, тогда ты ещё больше поднимешься в её глазах. – сказал я улыбаясь.
— Хорошая идея Бэр, но помни, наши рассказы должны совпадать. Я гордо стоял и смотрел в глаза даторов, нисколько их не боясь. Скажи ей, что они, похоже, меня побаивались. Ладно, друг? — попросил меня Бен.
—Хорошо! — ответил я и рассмеялся.
Мы вернулись назад на Ларнию, избавились от всех следов переправы и отправились домой, хватит с нас этих приключений на сегодня.

+1
885
RSS
11:06
www.youtube.com/watch?v=eAgDtW5OtEU&t=228s
рассказ по миру летающих островов)