Гонка со смертью

Форма произведения:
Миниатюра
Закончено
Гонка со смертью
Автор:
Maxfactor
Аннотация:
Фанфик по роману Биталины "Техпорт". Кларенса Т. Хантера приглашают принять участие в гонках - голографическом паркуре. Но даже на спортивные состязания добралась черная рука злодеев. (Уууууу!!! Ой, че-то страшно.) Сумеет ли Кларенс преодолеть все препятствия и вырвать у смерти победное очко? (А что, кто-то в нем еще сомневается?) Я думал написать небольшой рассказик про гонки, но что-то меня вштырило, и я накатал целый авторский лист.
Текст произведения:

Гонка со смертью.

 

Кларенс Т. Хантер мчался по коридору, застегивая на ходу китель. Мало кто любит срочные вызовы. Особенно когда его вытаскивают из постели, в которой, сладко посапывая, лежит подруга. Ладно. Все равно «процедура» прошла успешно. Не обидится. Но зачем он вообще понадобился кому-то в такой ранний час? Терзаясь догадками, Кларенс влетел в кабинет профессора Невтриносова. Ученый указал ему на стул и достал из ящика стола карманный компьютер.

- Ты помнишь своего предшественника - Теодора Эллисона? Однажды его послали…

Кларенс помрачнел.

- По моему, его послали так, что он предпочел ужасный конец ужасу без конца.

Профессор нервно заерзал в кресле.

- Я не про это, - сказал он. -  Однажды его послали в командировку на Альдерон…

- На Альдебаране я уже был. Помните Новый год? Я тогда все-таки прикарманил одну термоядерную ракету…

Невтриносов хватил кулаком по столу.

- Хантер, стрелять-колотить! Ты можешь выслушать меня до конца? Альдерон - военный спутник возле Эрдельтрона. Есть такая планета в соседней галактике.

-  Эрдельтерьера? – съехидничал Кларенс.

Ученый не обратил на реплику никакого внимания.

- Эллисона пригласили участвовать в местных гонках. К сожалению, возникли какие-то проблемы. Он вроде бы хорошо выступил, но вернулся мрачный, ни с кем не разговаривал. Теодор был молчун, каких мало. Впрочем, глядя на тебя, я думаю, что это не самое плохое качество.

Кларенс молча пожал плечами. Разговор утомлял. От мыслей о человеческом равнодушии на глаза наворачивались слезы. И куда-то исчезало природное ехидство. А Невтриносов продолжал вбивать гвозди в душу:

- Тебе придется пойти по его следам. Защитить, так сказать, честь. Пришло приглашение. На Эрдельтроне не знают, что Теодор того… ну… что мне объяснять?

В голове Кларенса словно перезагрузился компьютер. Он встал и, глядя ученому прямо в глаза, сказал:

- С тем же успехом Вы могли бы меня послать туда, не знаю, куда и принести то, не знаю что. Я почем знаю, что у них там за гонки? Может, на волах? А из меня погонщик – сами знаете, какой.

- Раз Теодор сумел разобраться, и ты сможешь. Через час с Тилля отправляется трансгалактический экспресс «Орфей»…

- Я уже не успею, даже если выжму из «Призрака» все, чего он не может, - перебил профессора Кларенс.

- Слушай дальше! Он выйдет из гиперпространства возле планеты-полигона. Чтобы не гонять челноки, он заберет тебя вместе со звездолетом.

- Я мог бы полететь и сам. Думаю, мой аппарат справится и с межгалактическим перелетом.

Ученый от души улыбнулся и сказал:

- На экспрессе ты, по крайней мере, будешь под присмотром. Иди, собирайся. У тебя четыре часа.

Кларенс состроил в кармане фигу. На полпути к двери он вдруг обернулся:

- Профессор, кто такая Ву?

- Простите?

- Я нашел у себя в компьютере веселенькую песенку. Париж, Париж, сонная Ву… Ну, и так далее.

- Можно послушать?

Кларенс сунул руку в карман, пошерудил и вытащил плеер. Профессор почесал подбородок:

- Действительно, сонная Ву. Скачайте мне файл, я попробую навести справки.

- Я уже давно сбросил свою фонотеку в интрасеть. Думаю, найдете, - Кларенс закрыл за собой дверь, оставив профессора в одиночестве размышлять над новой проблемой.

 

Хантер намеренно повел звездолет по крутой траектории. Пронзив плотный слой облаков, он вышел в атмосферный режим за несколько десятков километров от центрального космопорта. Раскрылись консоли крыльев, и пилот помчался над самой землей, с интересом разглядывая местность. Синевато-зеленые шапки лесов сливались в размытую массу. Как сумасшедшие, мелькали белые с красным поля. Интересно, какую культуру на них выращивают? Задумавшись на секунду, Кларенс едва успел увернуться от непонятного сооружения. К огромному, с полупрозрачными куполами, зданию тянулась серебристая нитка какого-то трубопровода. Пилот понесся над ней, надеясь, что она ведет в столицу. К сожалению, никто не удосужился загрузить карту Эрдельтрона в навигационную систему звездолета.

Внезапно прямо перед «Призраком» взметнулся столб огня. От неожиданности Кларенс дернул ручки управления. Машина клюнула носом, зацепила взметнувшуюся черным фонтаном землю и кувыркнулась. Срубила крыльями несколько деревьев, выровнялась и помчалась дальше, как ни в чем не бывало. Рассчитанный на воздействия вселенских сил звездолет почти не заметил столкновения, несмотря на то, что компенсатор перегрузок показал почтенную цифру.

Из туманной дымки на горизонте появился мегаполис. Замелькали пригороды, и вскоре тридцатиметровый звездолет вихрем пронесся среди снующих аэромобилей. Справа и слева высились сверкающие сталью небоскребы. «Призрак» превысил скорость звука, и Кларенс с ужасом увидел, как брызнули осколки стекол и зеркальной облицовки. Он немедленно чуть прибрал то, что по традиции называлось тягой, вылетел на центральный проспект и ощутил себя слоном, который зачем-то вломился в посудную лавку.

Хантеру удалось никого не убить. Чудом пронизав поток разномастных летающих машин, он понесся между уровнями, надеясь выбраться из ужасающей кутерьмы, и вылетел в промышленный район. Здесь бурлящие автомобильные реки превратились в жиденькие ручьи. Кларенс, улучив момент, потянул ручку управления на себя. «Призрак» взмыл над городом, и пилот увидел купола и серую площадку космопорта. Он повернул ручку выпуска посадочных опор и, в нарушение всех инструкций и правил, припечатал машину к бетону в паре сотен метров от полукруглого сооружения с застекленными балконами.

Стуча тяжелыми армейскими ботинками, Кларенс вошел в здание и растерянно оглядел разномастную толчею. На балконах оживленно толпились солдаты. Возле входа в VIP-зал несколько солидных мужчин вели неторопливую беседу. Несколько студентов и студенток – они везде одинаковые, вольготно расселись на стульях и сосредоточенно слушали рассказ своего товарища. Хантер засмотрелся на стройную девушку с чистым, невинным лицом и наивными карими глазами. Она еще не понимала своей красоты, и, сложив на груди руки, восторженно смотрела на оратора. Кларенс шагнул было к ней, но вспомнил о Наташе и решил, что лучше обойтись без амурных приключений. Тем более что успехом у женщин он пользовался только на безрыбье. Женском, естественно.

Пилот пошел на выход, но неулыбчивый тип за стойкой потребовал удостоверение личности и миграционную карту. Кларенс мысленно увидел прицельную марку, скользящую по небоскребам и вдавил воображаемую гашетку. Город исчез во всепоглощающей вспышке термоядерного взрыва… Нет, все-таки не стоит начинать галактическую войну из-за пустяков. Слишком много работы рекультиваторам.

Хантер сел на свободную скамейку. Рядом мирно посапывал юноша в черной куртке с капюшоном. Он чему-то улыбался во сне, на его губах вздувались и лопались в такт дыханию прозрачные пузыри. В руках парень держал табличку – очевидно, кого-то ждал. Кларенс осторожно взял плотный кусок картона, перевернул и вздрогнул, словно пораженный молнией. На табличке было написано «Теодор Эллисон».

Пилот тронул юношу за плечо, тот подпрыгнул и достал из кармана фотографию. Его тонкое, аристократическое лицо вытянулось. В глазах застыло разочарование и недоумение.

- Вы не Теодор Эллисон! – печально произнес он.

- Я вместо него, - ответил пилот. – Меня зовут Кларенс Хантер. Теодор погиб много лет назад.

- Что же с ним случилось? – всплеснул руками парень. - У вас же есть медицинские станции и, говорят, даже воскресительная машина!

- Тедди превратил себя в плазму и размазал по звездной системе. Ему стало незачем жить, - злобно ответил Хантер, и время остановилось.

Умолкли звуки, застыли студенты. Замерли солдаты и солидные дельцы. В немой тишине Кларенс медленно, будто преодолевая сопротивление сильного ветра, взял из рук парня фотографию. Кто-то словно сказал: «Отомри!» и в уши ворвалась какофония звуков. Застывшие люди оттаяли и продолжили свои дела. Парень огромными карими глазами уставился на пилота.

- Вот это да! Я и не заметил…- воскликнул он и осекся.

Кларенс повернул снимок к свету. Теодор Эллисон смотрел на него исподлобья ледяным взглядом чистых синих глаз. Тонкие губы сжаты в щелку, светлые волосы растрепаны. Наверное, он забыл подстричься по уставу. Хантер вернул фотографию парню. Тот спросил:

- Это Ваш друг? Он на Вас чем-то похож. Долго его знали?

- Целых пятнадцать минут. А теперь, дружище, скажи мне, кто ты и как твое имя?

- Я – Ник Паркер, рассыльный. Меня отправил сэр Арчибальд Дрэйк. Я должен доставить ему…

- Придется Вам доставить ему меня.

- Разумеется, сэр Хантер…

- Никаких сэров! – отрезал пилот. – Зовите меня просто по имени или фамилии.

- Сначала Вам надо пройти таможенный и миграционный контроль, - сказал Ник. Офис на втором этаже. Я Вас провожу

Неожиданно Кларенс сложил руки рупором и крикнул: «Угу!» Эхо обрушилось с потолка и все, кто находился в зале, уставились на пилота.

- Могли бы хоть ковры повесить. Экая здесь акустика, - невозмутимо произнес он и затопал по лестнице.

В отделанном пластиком кабинете сидел напыщенный краснолицый мужчина в отутюженной зеленой форме. Кларенсу показалось, что этот индюк вот-вот лопнет от осознания собственной важности. Чиновник указал на стул и, хрустнув толстыми пальцами, лениво произнес:

- Вашу идентификационную карту, пожалуйста.

Кларенс захлопал глазами.

- Чего нет, того нет, - растерянно сказал он. – У нас не существует ничего подобного. В принципе. Я же из другой галактики.

Неожиданно клерк проявил живой интерес к гостю. Он чуть подался вперед, сцепил руки в замок и спросил:

- Как же тогда узнать, что Вы – это действительно Вы, а не кто-то другой?

- В нашем клубе джентльменам принято верить на слово, - улыбнулся Кларенс, и чиновник поежился, словно ему вдруг стало холодно. – Какой смысл врать?

- Но, может, кто-то захочет занять должность повыше?

- Зачем? Он все равно не сможет там работать. Никаких привилегий или дополнительных благ повышение не дает. Только лишнюю ответственность.

Чиновник озадаченно почесал приплюснутый нос-редиску.

- Для чего же вы работаете? Что гонит вас из теплых постелей в ледяной мрак космоса?

«Дурило из дурил, а как заговорил. Высоким штилем» - подумал Кларенс. Вслух же он сказал:

- Скука. Вы не представляете, насколько уныло, когда тебе нечего делать. Я – следователь транспортной безопасности и ревизор. Почетная и уважаемая должность. Но надежность звездолетов такая, что после инцидента с Эллисоном не было ни одной серьезной аварии, не говоря уже о катастрофе.

Кларенс тяжело вздохнул, устроился поудобнее и продолжил:

- Мне скучно, поэтому я выполняю обязанности пилота-десантника и испытателя вооружений. Эта работа считается непрестижной и тяжелой. Но мне она нравится. Правда, иногда я злоупотребляю служебным положением, и лазаю по машинным отделениям или мостикам звездолетов.

- Ага! – встрепенулся чиновник. – А теперь представьте, что кто-нибудь назовется Вами, проберется на корабль и устроит диверсию.

- Зачем? – искренне изумился Кларенс.

- Это может быть, к примеру, кто-нибудь из нашей галактики. Не все одобряют ваше вмешательство.

- Какой у Вас изощренный ум. Звездолет не так просто угрохать. А незнайке так и вовсе невозможно. Все наши машины построены в соответствии с доктриной танка – многократного запаса прочности. На пути сюда я зацепил землю, когда у меня перед носом что-то рвануло. Как видите, жив.

- Сегодня террористы взорвали энергопровод. Но то, что Вы говорите – просто невероятно. Что же мне с Вами делать? – спросил чиновник и постучал костяшками пальцев по столу. – Вы прибыли вместе с «Орфеем»?

- В его стыковочном узле.

- Значит, Вам должны были выдать документы. Посмотрите, пожалуйста, в одежде.

Кларенс пошарил по карманам и вытащил кусочек пластика. Чиновник вцепился в карточку, как разъяренный бультерьер. Он застучал по клавишам компьютера, протянул  пилоту миграционный лист и спросил:

-  Почему Кларенс Т. Хантер? Что означает буква Т?

- Тайна сия велика есть. Даже для меня, - ответил Хантер, пожимая плечами, и спросил: – Мне можно летать по планете на собственном звездолете? В атмосферном режиме, разумеется.

Чиновник пожевал губами и сказал:

- На этот счет нет никаких инструкций. Может быть, потому что в нашем представлении звездолет – это машина, которая летает только к звездам. Так что, наверное, можно.  Отметьте миграционную карту, хорошо? И… пожалуйста, не улыбайтесь. Вам это не идет.

Кларенс вышел из кабинета. Ник бросился ему навстречу:

- Долго же Вас обрабатывали, сэр Хантер. Мне уже звонил сэр Дрэйк. Он прислал аэрокар.

- Отошлите его обратно. В смысле, аэрокар, а не сэра Дрэйка. Мы полетим на звездолете. Твоя задача – показывать дорогу.

 Кларенс пристегнул Ника к креслу навигатора, нахлобучил ему на голову шлем и сказал:

- Можешь трогать ручки и нажимать кнопки. Все равно панель деактивирована.

Засвистели вихревые двигатели, «Призрак» подскочил и рванулся в небо. На этот раз пилот вел машину прямо под облаками, чтобы добровольный штурман хорошо видел ориентиры. Когда впереди показался утопающий в голубоватой зелени особняк, Ник закричал:

- Здесь, здесь! Сюда, сэр Хантер!

Кларенс разогнал «Призрак» до трансзвуковой скорости и толкнул ручку управления от себя. Здание, маячившее в виде белой буквы «П», росло на глазах. Точно рассчитав момент, пилот погасил скорость, выпустил посадочные опоры и уронил звездолет прямо в цветник.

- Мне совсем не хочется разбираться с охраной на входе. Поэтому я доставил себя, так сказать, к парадному подъезду, - сказал Кларенс и снял шлем с головы Ника. Лицо юноши сияло.

Хантер спрыгнул на землю и, безжалостно топча грубыми армейскими ботинками нежную красоту под ногами, зашагал  к стоявшему на дорожке высокому седовласому мужчине. Из-за него выглядывал невысокий толстяк в синем комбинезоне. Рабочий вытирал глаза, слезы лились ручьем по надутым, как у хомяка, щекам. Седой джентльмен набычился и сказал глухим от ярости голосом:

- Знаете, это уже слишком, сэр Хантер!

- А что я такого сделал-то? – растерянно вопросил Кларенс.

- Посмотрите, до чего Вы довели бедного садовника!

- По-моему, с ним ничего плохого не случилось. Вот если бы я стукнул его опорой…

- Я… полгода… это… растил… - толстяк всхлипнул, и снова залился слезами.

- Полгода? – изумился Кларенс. – Подумать только! Ну, прости меня, дружище. Меня учили подбирать площадки вовсе не исходя из чувства прекрасного.

Садовник зашмыгал носом. Кларенс снова обратился к нему:

- Дружище, ну извини, а? Понимаю, что за нечаянно бьют отчаянно… Можешь меня стукнуть, если хочешь. Прямо по бестолковой тыкве.

От улыбки не удержался даже седовласый господин. Толстяк криво усмехнулся,  вздохнул и поплелся оценивать нанесенный цветнику урон.

Кларенс поднялся по широкой, украшенной лепниной лестнице на третий этаж и вошел в кабинет. Он едва не утонул в толстом ворсистом ковре, споткнулся и с облегчением плюхнулся в мягкое кресло. Высокий джентльмен сел напротив, сцепил в замок руки и сказал:

- Я – сэр Арчибальд Дрэйк, начальник службы безопасности лорда Кальдерона. Сэр Хантер…

- А могли бы мы обойтись без сэров? – перебил его Кларенс. - Я с вашими лордами и так чувствую себя, словно в каком-то бояр-аниме.

Сэр Дрэйк строго посмотрел на него.

- У нас принято такое обращение, сэр Хантер. Будьте добры, не отказывайтесь от титула. И соблюдайте хотя бы элементарные приличия.

Кларенс поднял руки в знак поражения. В чужой монастырь со своим уставом не ходят. Сэр Дрэйк продолжил:

- Я не буду Вам врать, сэр Хантер. Когда-то сэр Эллисон оказал моему деду важную услугу. Но раз он погиб, вся надежда только на Вас.

- Ай эм олл иэрз. Я весь внимание, - ответил Кларенс, глядя на сэра Дрэйка из-под опущенных век.

- Завтра начнутся соревнования по голографическому паркуру.

- Какому паркуру, простите?

- Голографическому. Состязания пройдут на голодроме – особом сооружении. Вся трасса – просчитываемая компьютером трехмерная имитация. Равно, как и препятствия.

- То есть, реально врезаться ни во что нельзя? – уточнил Кларенс.

- Только в стены. Но они прикрыты амортизирующими сетками, - ответил сэр Дрэйк.

- Прекрасно. Пока вопросов нет.

- В соревнованиях примут участие отпрыски владельцев самых влиятельных корпораций. По данным агентуры, одного из участников собираются устранить. Кого – мы не знаем. К сожалению, агент был убит при передаче информации.

 

- Вы кого-то подозреваете?

- Всех и никого. У любой корпорации есть мотив устранить конкурента. Вы думаете, у нас нет аналитиков? Ваша задача, сэр Хантер – принять участие в состязании и наблюдать за происходящим. О любых замеченных нестыковках докладывайте по радио.

- Могут ли взорвать машину во время гонок?

- Исключено. Предстартовый осмотр производится двумя независимыми группами механиков.

- Таран?

- Машины сконструированы так, что в пределах эксплуатационных скоростей водитель не получит фатальных повреждений даже при лобовом столкновении.

Кларенс машинально достал из кармана похожий на пульт боевой разрядник и почесал в затылке.

- Трудное дело. Я хотел бы ознакомиться с регламентом соревнований. А заодно своим болидом или как там он у вас называется?

- Разумеется. Вы можете даже облетать машину на тестовой трассе. Я вызову аэрокар…

- Зачем? Можно долететь на звездолете.

Вместо ответа сэр Дрэйк швырнул на стол газету. На первой странице красовалось цветное фото «Призрака», мчащегося среди небоскребов. Осколки лопнувших стекол создавали неповторимую игру света. С борта звездолета злобно скалилась эмблема: череп, пронзенный через глазницы вилообразной молнией.

Заголовок отчаянно надрывался: «Срочно в номер! Неизвестный воздушный хулиган нанес серьезный ущерб городу и скрылся в районе космопорта! Несколько аэромобилей повреждено. Лишь по счастливой случайности никто серьезно не пострадал».

- Можно я возьму себе? – спросил Кларенс. – Обалденный снимок. Очень талантливый фотограф. Ну, раз мне придется лететь вашим транспортом, пойду, вещички соберу.

- И не забудьте перелететь на стоянку. Звездолет в цветнике – слишком вызывающая картина, - закончил беседу сэр Дрэйк.

Переплыв ковер, Кларенс выскочил из кабинета и едва не сбил с ног девушку в длинном платье. Она ахнула и одарила пилота испепеляющим взглядом.

- У Вас что-то с глазами, - сказал он. Нижняя челюсть девушки медленно опустилась. Хантер протянул руку, осторожно взял ее за подбородок и закрыл рот так, что идеально ровные зубы ощутимо клацнули.

- Ваши глаза меняют цвет, - объяснил Кларенс. – Только что они были голубые, ну… как два озера. А теперь темно-синие. Как бездны какие-то. Я могу объяснить это явление только тем, что у Вас свалились контактные линзы.

- Что Вы себе позволяете, сэр Хантер! – зашипел из кабинета сэр Дрэйк. – Это леди Луиза Гордон!

- Я всего лишь помог ей немного прийти в себя, - улыбнулся Кларенс, и девушка отступила на шаг.

- У Вас посттравматический синдром, - резко сказал сэр Дрэйк. – Я видел такое много раз. В Вашей галактике нет психологов?

- Это была очень трудная миссия, - сказал Кларенс после небольшой паузы. За несколько секунд перед ним пронеслись события страшных и далеких дней.

Луиза, наконец, обрела дар речи:

- Вы сэр Хантер? Прибыли вместо сэра Эллисона?

- Откуда Вы знаете?

- Мне рассказал Ник Паркер. Я очень сожалею…

- Поверьте мне, леди, - резко сказал Кларенс. – Теодору сейчас гораздо лучше, чем нам.

Пилот оставил недоумевающую Луизу в покое и затопал по лестнице.

 

Шаги гулким эхом отдавались в самых дальних уголках большого ангара. Едва поспевая за сэром Дрэйком, Кларенс прошел мимо груды металлического хлама в узкий проход. Обогнул огромное бетонное кольцо и увидел небесно-голубой гоночный аэромобиль с номером «13». Пилот открыл дверцу кокпита – управление достаточно примитивно. Две ручки и педали. Из приборов - индикатор на лобовом стекле, искусственный горизонт, указатели высоты и скорости. И, разумеется, пара дисплеев – куда без них? Хантер откинул носовой обтекатель - под ним был установлен маломощный лазер для имитации стрельбы.

- Машина построена под сэра Эллисона, - заговорил сэр Дрэйк. – Но Вы с ним похожей комплекции.

- Обычно я не пользуюсь педалями, - сказал Кларенс.

- Почему?

- Время прохождения нервного импульса к ногам более чем в два больше, чем к рукам.

- Вот как? Так, где же механик? – нахмурился сэр Дрэйк.

Кларенс обошел большой деревянный ящик и увидел груду тряпья в углу.  Сорвал старое одеяло – великан в драном комбинезоне, обняв подушку, тихо спал на засаленном матрасе.

- Лэнс! – гаркнул сэр Дрэйк. – Вставай, лентяй!

Гигант вскочил и недоуменно уставился на гостей.

- Сэр Дрэйк? – голос механика напоминал рев вулкана.

- Это сэр Хантер, пилот. Он будет участвовать в гонках вместо сэра Эллисона. Покажи и расскажи ему все.

Кларенс протянул механику руку, она утонула в измазанной маслом лапище.

- Не переломайте мне кости, - сказал пилот. – И дайте спецификации и блок-схему.

Через час открылись ворота, и Хантер вывел чуть приплюснутую машину на тестовое кольцо. Сделав несколько кругов, он вернулся в ангар и недовольно сказал механику:

- Спускает скорость.

- Как это? – прорычал Лэнс.

- Разгоняется, как надо. Но на прямой, похоже, падает мощность. У машины слишком сложная конструкция. Такие антигравы я видел только в музее. Наши звездолеты куда проще. Вы пока не изобрели вихревых двигателей – в этом вся проблема.

Механик разложил чертежи, открыл капот и с головой ушел в регулировку агрегатов. Прошло пятнадцать минут, и Кларенс снова помчался над серой лентой. Вернувшись, он поднял большой палец:

- Так бы сразу! – и обратился к сэру Дрэйку, наблюдавшему за испытаниями: - Я буду спать в ангаре.

- Зачем? – изумился сэр Дрэйк. – Для Вас забронировано место в гостинице.

Кларенс хотел улыбнуться, но вспомнил, что ему лучше этого не делать. Он сказал:

- Отправьте в гостиницу Лэнса. Хоть помоется. Ужас на кого похож.

- Вы уверены, сэр Хантер? Вы точно хотите спать на этом…

- По-моему, я вполне понятно выразился, сэр Дрэйк. Топайте в гостиницу или куда хотите, а я останусь здесь до утра.

- Тогда возьмите мобильный телефон, - сэр Дрэйк протянул Кларенсу маленькую коробочку с кнопками.

- В подсобке есть телевизор, - прогудел Лэнс. – Будьте, как дома, сэр Хантер. Но я не пойму, когда Вы научились управлять аэромобилем? Вы как будто родились в его кабине.

- Работа такая, - ответил Кларенс. – Я могу летать на всех аппаратах, которые уже были и кое-каких из тех, которые еще будут.

Сэр Дрэйк покачал головой, сделал знак Лэнсу и направился к выходу.

Разумеется, Кларенс не собирался спать на грязном матрасе. Во всяком случае, пока. Он побродил по складу, нашел чурбак, и уложил его в постель. Принес из подсобки дуршлаг,  нарисовал на нем смешную рожицу. Положил его на подушку, и накрыл инсталляцию одеялом. Очень похоже на спящего Лэнса.

Хантер удовлетворенно хмыкнул, ушел в маленькую каморку, сел в кресло и включил телевизор. На экране маршировали солдаты: в новостях шел сюжет об очередном призыве в армию. Следом показали восстановительные работы на энергопроводе, и Кларенс оценил размеры траншеи, прорытой его звездолетом. В ней запросто могли разъехаться два грузовика. На закуску, под самый занавес программы, «Призрак» пронесся по центру города. Стекла небоскребов лопнули и обрушились мириадами разноцветных брызг. Кларенс даже загордился – звездолет оказался очень фотогеничен. Диктор сообщил, что неизвестный воздушный хулиган прибыл из другой галактики специально для участия в гонках.

После новостей начался унылый сериал про леди Амелию, которая, как оказалось, приходилась пропавшей сестрой влюбленному в нее сэру Валентайну. Кларенс не стал досматривать. Он переключил канал и увлекся триллером – неизвестный преступник преследовал молодого человека, последовательно вырезая всех его родственников самыми изощренными способами. От удушения до механической пилы. Кларенс даже зааплодировал. Но когда выяснилось, что убийцей оказался сам главный герой, страдающий раздвоением личности, Хантер схватил попавшийся под руку молоток и еле сдержался, чтобы не запустить им в экран. Он злобно выдернул вилку из розетки и занял удобную наблюдательную позицию за большим деревянным ящиком.

Ждать пришлось долго и скучно. Дальняя дверь ангара приоткрылась, только когда пепельный свет в узких окошках под потолком возвестил о начале последнего для кого-то дня. Послышались осторожные шаги. Злодей, очевидно, на цыпочках, подкрался к мирно спящему на матрасе чурбаку. Раздались два хлопка, и убийца грязно выругался. Кларенс достал разрядник, выглянул из-за ящика и крикнул:

- А ну-ка, руки вверх!

Выбитая пулей щепка оцарапала щеку, и Хантер больше не колебался. Полумрак прорезала фиолетовая молния, в уши ударил оглушительный гром. От того, что только что называлось человеком, осталась дымящаяся головешка. Чья-то тень метнулась к выходу, и Кларенс вдавил кнопку пуска ракеты. Неизвестный выскочил на улицу, но боеголовка успела считать тепловой паттерн. Раздался резкий хлопок, и голубоватая искра с шипением метнулась вслед незваному гостю. У двери она сменила направление и вылетела в светлый прямоугольник проема. Через несколько секунд стены ангара вздрогнули от взрывной волны. Какие-то железки, мелодично звеня, посыпались со стеллажа. Кларенс вставил в разрядник запасную ракету и рванул на улицу. Неизвестный аэромобиль взмыл в хмурое небо и растаял в утренней дымке.

 

Длинный и худощавый, словно сухая щепка, полицейский лейтенант поднял на Кларенса жалобный взгляд усталых глаз. Он записал что-то в блокнот давно, казалось, забытой ручкой и сказал:

- Печально, что у Вас такое мощное оружие, сэр Хантер. От одного преступника остались только ботинки, другого не опознает никакая экспертиза. Даже пистолет расплавился!

- Мои игрушки рассчитаны не на людей, лейтенант. И скажите спасибо, что я не зарядил ядерную ракету. Впрочем, в этом случае мы вряд ли бы с Вами сейчас разговаривали.

- Ядерную? Вы не шутите? Но зачем Вам вообще понадобилось стрелять второй раз?

- Рефлекс. Я, пусть и случайный, но солдат. Врага уничтожают даже при отступлении. Надеюсь, Вы меня не арестуете?

- Нет, естественно. Я даже не буду брать с Вас подписку.

- Спасибо, - невозмутимо ответил Кларенс, провожая взглядом черный пластиковый мешок. Лейтенант сглотнул слюну и побледнел. Наверное, у него слишком развито воображение. Полицейский спрятал блокнот в карман и вышел.

Сэр Дрэйк, терпеливо ожидавший окончания рутинной процедуры, строго спросил:

- Почему Вы не позвонили мне сразу, сэр Хантер?

- Да как-то не срослось. Зато лейтенант тут же набрал Ваш номер, - лениво ответил Кларенс и зевнул, широко раскрыв рот.

- Разумеется. Откуда Вы узнали, что на Вас будет совершено покушение? – спросил сэр Дрэйк.

- Не на меня, а на механика. О нашей с Лэнсом рокировке не знал никто, кроме нас и Вас. Мне все стало ясно, когда я увидел фотографию в газете. Я – самоуверенный болван, и позволил обозначить свое присутствие раньше времени. Естественно, наши протерозойские друзья захотели лишить меня возможности участвовать в гонках.

- Почему Вы не сказали мне о подозрениях? Я бы прислал охрану!

- А если бы никто не пришел? Я стал бы посмешищем на обе галактики.

- Сэр Хантер, если бы мои люди взяли негодяев, мы смогли бы их разговорить!

- Фу. Терпеть не могу пыток. Я людей убиваю, но не делаю им больно… только по их собственному желанию, - сказал Кларенс и добавил: – Вы как хотите. Я ложусь спать.

Седые брови сэра Дрэйка изумленно поползли вверх.

- Что Вы так меня уставились? Через восемь часов гонка, а я до сих пор глаз не сомкнул. Я, между прочим, такой же человек, как и Вы. Пусть и генетически модифицированный. Разбудите меня часа через четыре.

Кларенс пересек черное пятно на полу, плюхнулся на грязный матрац и укрылся старым одеялом. Через несколько минут он сладко сопел, уткнувшись носом в некогда белую подушку.

 

Хантеру показалось, будто шагающий экскаватор сгреб его за плечо огромным ковшом. Он открыл глаза. Лэнс, умытый и причесанный, в новом комбинезоне, добродушно улыбался, усердно пытаясь не сломать пилоту ключицу.

- Вставайте, сэр Хантер! Пора!

Гоночный болид погрузили в транспортер. Кларенс сел на заднее сиденье лимузина, машина зашипела, взмыла в небо и пристроилась за трейлером. Хантер достал регламент соревнований, и углубился в чтение, изредка бросая взгляд в окно. Ему было не до разбитых стекол небоскребов. Он оторвался лишь, когда снаружи проплыли легкие, почти воздушные, сооружения. Полный контраст с тяжелым, словно кованое железо, словом Айронпорт. Интеллектуальный и деловой центр столицы.

Лимузин сел возле огромного, вполнеба, купола с большими буквами «Голодром». Сэр Дрэйк показал на стеклянное здание с лифтами-колоннами по сторонам и приказал Лэнсу сопровождать пилота в боксы. Кларенс вошел внутрь и схватился за уши.

- Господи! – воскликнул он. – Что это за народное творчество? Как будто вилкой по стеклу!

- Это последний писк моды, - громом отозвался механик. – Звездное техно.

- Где у Вас диджей или кто там еще? – возмутился Кларенс. – Я ему скачаю свою фонотеку. Пусть поставит хотя бы сонную Ву!

- Сэр Хантер, Вам надо в раздевалку. Нет времени

Пилот тяжело вздохнул и пошел за Лэнсом. Перед ним маячила широкая спина механика со скрещенными лямками комбинезона.

Кларенсу совсем не хотелось надевать серебристый костюм со шлемом. Он поскреб китель – бронеткань защищала куда лучше. Но… Аливарп ьтсе аливарп. (Правила есть правила). Ради интереса Хантер прямо на глазах изумленного Лэнса хлопнулся головой об стену. Шлем привел пилота в восторг – легкий и прочный, он почти полностью поглотил удар и сидел, как влитой. Кларенс потрепал механика по плечу и прошел в боксы. Начался первый этап – гонка с препятствиями.

Красные цифры сменились зеленой буквой «Т» и, Кларенс рванул вперед. Он намеренно стартовал на мгновение позже остальных двадцати девяти машин. Теперь каждый участник был, как на ладони. Сверкающие болиды проскакивали сквозь висящие в воздухе зеленые кольца, ловко избегая столкновений с виртуальными препятствиями. Путь внезапно пересекали изъеденные оспинами астероиды, хвостатые сияющие кометы и какие-то совсем уж мрачные обломки. Над всем этим хаосом висело черное, усеянное мерцающими звездами небо. Чужое небо.

Через пару кругов пелетон растянулся, и Хантеру пришлось обогнать несколько машин. В зеркалах отражался ярко-зеленый болид номер четыре, он упорно атаковал и пытался пробиться вперед. Кларенс заблокировал ему дорогу, чуть притормозив на повороте, и усмехнулся, представив лицо соперника. Прием, конечно, подленький и явно неизвестный здесь, но вполне допустимый в гонках Формулы-1 на Земле.

Пилот прошел очередное кольцо, и сверху обрушился астероид. Кларенс выругался – на секунду он полностью закрыл ему обзор. Болид номер четыре попытался обойти сверху.  Хантер нажал на газ, едва успев сбросить скорость у очередного кольца. Соперник отстал, но не сдался – он снова начал нагонять. Не успел. На дисплее вспыхнула надпись «Финальный круг», и гонка завершилась. Кларенс пришел двенадцатым.

Второй этап – групповую атаку вражеского крейсера под руководством командиров, Кларенс почти не запомнил. Его взводу достался совсем неопытный начальник. Две машины выбыли из боя почти сразу, пораженные неприятельскими турелями и ушли в зону восстановления. Остальные разбрелись, кто куда. Хантер глянул на серебристого гиганта, ощетинившегося зарядами плазмы. Оценил обстановку и обругал последними словами командира, который послал его взвод под перекрестный огонь сразу трех турелей. Пилот приказал «все за мной!», показал обиженному молодому парню на экране средний палец, и, прикрываясь надстройкой, обрушился на крайнюю турель. Полетели виртуальные обломки. То же самое стало и с остальными орудиями его сектора. По итогам боя взвод занял второе место.

Едва небесно-голубой болид Кларенса занял место в боксах, к нему тут же подбежал сэр Дрэйк.

- Какое у Вас звание… там, в Вашей галактике? – спросил он, едва пилот открыл дверцу кокпита.

- Первый уорент-офицер.

Сэр Дрэйк покачал головой.

- Они Вас недооценивают, сэр Хантер. Вам надо дать минимум капитана. Будь это в реале, Вы спасли бы бой.

- Вы сюда пришли, чтобы спеть мне панегирик? Упреждая Ваш вопрос, скажу, что ничего подозрительного я не заметил. Может быть, меня вызвали зря.

- Дай Бог, чтобы это было так, сэр Хантер, - сказал сэр Дрэйк. – Но впереди третий этап – каждый сам за себя. Смотрите в оба.

- Вы бы могли мне этого и не говорить, - огрызнулся пилот и захлопнул дверцу.

Перед носом вспыхнула зеленая буква «Т», и катапульта швырнула болид в мрачное пространство голодрома.

Кларенс сжал ручки управления и на секунду застыл, как древнеримская статуя. Звездное небо исчезло. Унылые, выложенные серыми плитами стены превратили открытое пространство в подобие большого зала, наполненного разнообразными препятствиями и укрытиями. Это напомнило Хантеру что-то до боли знакомое… много лет назад…

Сверху свалился какой-то болид. Пилот машинально развернулся, взял машину противника в прицел и мгновенно выстрелил. Голубой луч лазера уперся во врага, полетели виртуальные обломки, и на дисплее загорелась зеленая цифра «1». Кларенса накрыло – у него буквально заклинило разум. Он снова увидел себя в далеком неведомом мире, в кабине маленького истребителя. Его окружал беспощадный враг, и в мозг ввинтилось острое, как отточенное жало, слово: «Уничтожить!» Хантер ринулся в атаку. Он прошел огненной метлой, к счастью, виртуальной, по всем, кто попался ему на пути и погнался за теми, кто пытался избежать натиска. А перед его мысленным взором серые прямоугольники – боевые дроны из иного мира, разлетались в клочья под ударами нейтронных пушек.

Кларенс вертелся волчком среди многочисленных врагов, давил и давил гашетку. Зеленая цифра на дисплее росла. Неприятельский дрон выскочил прямо из стены. Пилот выстрелил, но противник никак не отреагировал. Хантер дал еще залп – безрезультатно. Да что ж он такой живучий?

Внезапно наваждение прошло. Кларенс увидел, что висит на хвосте зеленого болида номер четыре, и тот никак не реагирует на стрельбу. Он даже не пытается уклониться! Хантер чуть отпустил его, не спуская глаз. Тот выстрелил по малиновой машине с отчетливо видимым номером семь. Цель изменила направление, и луч ударил в сетку ограждения, которая тут же бессильно опала. Зеленый болид выстрелил еще и еще – целый сектор голодрома остался без амортизирующего покрытия.

Кларенс закричал в микрофон: «Четвертый номер стреляет боевыми!» Более он ничего не успел сказать. Зеленая машина резко развернулась и накрыла седьмого, разворотив кормовую часть. Получив мощный импульс, малиновый болид, беспорядочно вращаясь, понесся к лишенной покрытия секции. На такой скорости никакая защита не могла спасти гонщика.

Для Кларенса не существовало проблемы выбора. Он бросил свою машину вперед, наперерез седьмому, и мир окоченел в полном безмолвии. Хантер потянул ручку на себя и мысленно прокричал: «Ну, поднимайся же! Давай!» Его машина медленно и плавно вышла на один уровень с изувеченным болидом номер семь. Малиновый приплюснутый нос коснулся борта чуть впереди кокпита, и пилот увидел, как сминается металл. На гладкой поверхности появились мелкие складки, которые тут же стали горами и долинами. В следующий момент мир оттаял. Сцепившись в стальных объятиях, обе машины помчались туда, где боевой лазер убийцы не успел коснуться сетки.

Хантер вдруг увидел, что похожее на серый прямоугольник тело дроида ударило его истребитель в борт. Индикаторы защитных полей погасли. Страшная тяжесть навалилась на тело, машину сотряс удар, и мир поглотила белая вспышка…

Переливаясь всеми цветами радуги, монстр отчаянно визжал соплеменникам, окружившим разбитый истребитель. И когда щупальца, раздирая металл, бесцеремонно сорвали фонарь, Кларенс вырвал из консоли ручку управления. Он размахнулся и, что было сил, ударил чудовище в середину того, что могло бы называться туловищем. Тщетно – щупальце поймало руку. Пилот забился, закричал, но монстр прижал челюсти к шее. Что-то ощутимо кольнуло, и Кларенс провалился в темноту.

 

Хантер обвел взглядом залитую солнцем больничную палату. Стул, мягкое кресло, инкрустированный золотом столик. На нем ваза с экзотическими фруктами и шоколадными конфетами. У входа отделанный резьбой по дереву шкаф. Огромный  экран во всю стену. Слишком много роскоши для одного маленького человека. И койка, пожалуй, чересчур мягкая.

Пластиковая дверь бесшумно открылась. В палату вошел коротко стриженый мужчина в очках. Он сел на стул, достал из кармана блокнот и ручку, и сказал:

- Меня зовут капитан Патч. Я – психолог. Не буду скрывать, Ваш посттравматический синдром дал о себе знать. Триггером послужили события на голодроме.

- А Вы, значит, будете меня патчить? – чуть оживился Кларенс, которому было все равно, что воля, что неволя.

- Вроде того, - согласился психолог. – Вы едва не убили рабочего, который вырезал Вас электрическим резаком. Хорошо, что Лэнс успел перехватить Вашу руку. Но вырвать ручку управления из консоли – это надо постараться. Скрытые возможности организма.

- Постойте! – вдруг подскочил Кларенс. Странно, голова совсем не болела. – А гонщик в седьмом болиде жив? Преступника поймали? Кто за всем этим стоит?

Капитан Патч поправил очки. Несколько секунд он сидел неподвижно, мрачно уставившись на пилота. Наконец, психолог решился:

- Гонщик жив. Обо всем остальном расскажет сэр Дрэйк. Я не располагаю исчерпывающей информацией.

- Где мое оружие?

- У Вас под койкой. В гоночном комбинезоне. Едва с Вас сняли одежду, смертоносный гаджет начал бить током каждого, кто пытался к нему прикоснуться. Неплохая защита от воровства.

- А форма?

- В шкафу. Почему Вы не спрашиваете про звездолет?

- А что с ним случится? Угонят? Он к себе никого просто так не подпустит. Пока планета не расколется пополам, с «Призраком» ничего плохого не сделается.

Капитан Патч улыбнулся.

- Что ж, тогда начнем лечение. Методика называется ДПДГ – десенсибилизация и переработка движением глаз. Садитесь на койку, и внимательно смотрите на ручку и фигуры, нарисованные в блокноте…

Сэр Дрэйк пришел только через неделю. Кларенс, воздев руки, кинулся ему навстречу, как к божеству:

- Я замучился смотреть дурацкие сериалы! Когда я смогу отправиться домой?

- К сожалению, «Орфей» уже улетел. Следующий рейс только через полгода. Ваша галактика пока не балует нас вниманием.

- Я не могу столько ждать! – возопил Кларенс. – Я могу лететь на «Призраке»! Он вполне пригоден к межгалактическим перелетам.

Сэр Дрэйк состроил торжественную мину и вручил Кларенсу сложенный вчетверо лист бумаги.

- Это мне передал капитан «Орфея».

Кларенс плюхнулся на стул и начал читать вслух:

- В связи с особенностями поведения прибывшего к Вам для выполнения особой миссии Кларенса Т. Хантера в любом случае дождитесь корабля для его транспортировки к месту постоянной дислокации. В случае задержки, дождитесь грузового трансгалактического звездолета «Харон». Хантера ни в коем случае нельзя оставлять одного!!! Командующий базой «Старлайт» полковник Дж. Манн, директор центра разработки вооружений профессор Невтриносов Т. Ф.

- Теперь Вам понятно? Я навел справки – «Харон» прибудет через месяц.

- Понятнее некуда. Особенности поведения, место постоянной дислокации, - издевательски сказал Кларенс. - Я могу и сам улететь. И никто меня не остановит.

Сэр Дрэйк сел в кресло, чуть подался вперед и, строго глядя в глаза, сказал:

- Сэр Хантер. Я надеюсь, что Вы, как джентльмен, не осмелитесь скомпрометировать и мою, и свою репутацию недостойным поведением.

Кларенс тяжело вздохнул:

- Иными словами, я должен торчать в больнице месяц.

- Почему в больнице? Вас завтра выписывают. Вы будете жить в усадьбе Кальдеронов. Или в своем звездолете, если хотите. Капитан Патч может продолжать свои сеансы и у нас.

- Хорошо, - сказал Кларенс. – Но только при одном непременном условии. Вы расскажете мне, чем закончилась вся эта история с покушением, и кто за ней стоит.

- Боюсь, я и сам знаю слишком мало. Гонщика номер четыре застрелили при попытке к бегству. Мы выяснили, что он – наемный убийца, работавший на корпорацию Курита. Разумеется, нет никаких доказательств. Кроме боевого лазера, неотличимого от имитатора.

Глаза Хантера загорелись.

- Слушайте, а может, мы их того? Бах, бах, ба-бах! У меня достаточно средств, чтобы превратить в руины половину планеты. Одних термоядерных ракет четырнадцать штук!

Сэр Дрэйк улыбнулся одними глазами.

- Кажется, я теперь понимаю, почему начальство не желает оставлять Вас без присмотра, сэр Хантер. Давайте все-таки обойдемся без сильных средств.

- Мое дело предложить, - сказал пилот, обиженно надув губы. – Как пожелаете.

Сэр Дрэйк покинул палату, осторожно закрыв дверь. Кларенс включил телевизор, лег на койку и стал смотреть сериал про леди Амелию. Какая-то безразмерная штука.

На ближайший месяц лучшим другом Хантера стал садовник Кальдеронов. В домике толстяка Кларенс собирал все семейство и рассказывал истории о полной опасностей жизни в далекой галактике. Однажды он поведал печальную быль о Теодоре Эллисоне, павшем жертвой человеческого равнодушия. Когда пилот трагическим тоном повествовал о том, как Эллисон считал секунды до самоуничтожения звездолета, держа в руках фотографию умершей невесты, Луиза Гордон плакала навзрыд. Леди Джоан вытирала платочком глаза. Лишь сэр Дрэйк сохранил невозмутимое спокойствие. Он спросил:

- Откуда Вы знаете, сэр Хантер что сэр Эллисон сидел в машинном отделении и считал секунды до взрыва? Вас же там не было.

- Откуда я это знаю? – переспросил Кларенс. – Да потому, что я на его месте делал бы то же самое, черт побери!

Через два дня Кларенса вызвал сэр Дрэйк. В его кабинете сидел солидный молодой человек в строгом костюме.

- Познакомьтесь, сэр Хантер. Дрю Маккормик, официальный представитель телекомпании NLE*.

- Очень приятно. Чем могу быть полезен? – Кларенс сел в свободное кресло.

- Я хотел бы купить у Вас историю про сэра Эллисона. Мы ее экранизируем.

- Откуда Вы о ней узнали? – удивился Хантер.

- О, у нас свои секреты. Позвольте они останутся тайной, - Маккормик достал из кармана блокнот и чековую книжку.

- Позволяю. Знаете, что? Мне деньги ни к чему. К тому же я в любом случае не хочу наживаться на памяти друга. Я дарю Вам эту историю. Надеюсь, Вы сделаете все, как надо. Но взамен Вы расскажете мне, чем закончится сериал про леди Амелию. Вряд ли мне удастся его досмотреть.

- Это большая тайна, сэр Хантер, – сказал Маккормик. - Но ради Вас я сделаю исключение. Все интриги затеяла мать семейства – она не хотела, чтобы ее дочь вышла замуж за человека без рода и племени.

- Я же говорю, бояр-аниме, - ввернул Кларенс. Молодой человек позволил себе улыбнуться и продолжил:

- Когда мать узнает, что дочь в положении, она захочет убить ее и жениха, чтобы избежать позора. Усадьба сгорит, все погибнут, кроме леди Амелии – ее спасет возлюбленный, пожертвовав собой. Она поселится в маленьком городке, родит ребенка, и будет вести скромный образ жизни. А теперь, если можно, расскажите мне историю Эллисона как можно подробнее.

Хантер закинул ногу на ногу, и заунывным голосом начал печальное повествование…

Через несколько безоблачных и беззаботных дней прилетел трансгалактический грузовик «Харон». Кларенс попрощался с сэром Дрэйком, послал Луизе и Джоан воздушный поцелуй, напугал улыбкой садовника и захлопнул за собой люк шлюзовой камеры. «Призрак» негромко засвистел, убрал опоры, чуть приподнял нос, и сорвался в небо, будто его никогда не было. К вящей ярости командира «Харона», Хантер с размаха вогнал звездолет в стыковочный узел. Транспорт вышел в точку равных энергий и провалился в гиперпространство.

 

Кларенс открыл дверь, вошел в кабинет Невтриносова и сел на стул. Ученый, злобно глядя на пилота покрасневшими глазами, проворчал:

- Чтоб ты сдох, Хантер…

Пилот задумался. Чем он не угодил профессору? Подумаешь, разбил несколько стекол в небоскребах. Невтриносов почесал подбородок и продолжил:

- Я из-за тебя выспаться не могу! Две лаборатории на уши поставил! Отправил запросы в центральный банк данных! И только сегодня утром Лилианна Андреевна послушала твою песню и сказала, что нет там никакой Ву! Сон наяву там поется, понял? Сон наяву! Вали с глаз моих долой, пока я не разозлился!

Кларенс счел за благо закрыть за собой дверь и ретироваться. В комнате его ждала Наташа – маленькая подвижная девушка с черными, как вороново крыло, разметавшимися по плечам волосами.

- И как там, в другой галактике? – спросила она, плотоядно проводя по своей руке лезвием остро отточенного ножа. На ламинированном полу расплылись алые капли. Хантер поежился и сказал:

- Они предлагали мне все. Деньги, власть, любую должность в корпорации.

- И что ты сказал?

- Ты же сама знаешь. Лучше быть самым распоследним нищим в индустриальном обществе, нежели королем у дикарей! Но леди Амелию мне все равно жалко.

Кларенс отобрал у Наташи ножик, залил рану на ее руке медицинским клеем и усадил девушку в кресло. Сам сел на стул и начал долгий и нудный рассказ о своих подвигах в далекой галактике, не обращая внимания на страстный огонь в глазах подруги.

 

* Название телекомпании NLENews, Life, Entertainment, переводится, как «новости, жизнь, развлечения».

+2
556
RSS
00:17
Классно, когда тебе так здорово рассказали о твоем же собственном мире))) Даже не думала, что в нем так интересно))) Да вот, что значит уметь описывать обстановку.
Приятно, что твой мир уже для фанфиков подходит)))
Обидно, что понимаешь, что до такого уровня изложения тебе ещё расти и расти.
00:29
Спасибо большое. Да какой там уровень? «Что вижу, о том пою». Видели бы Вы, как меня разносят в хлам в других местах.
08:48
Ну, даже не знаю, кто вас там в других местах разносит. Небось «мастера слова» и «короли сюжета»?)))
Это даже не фанфик по Беталине, а отдельное, самостоятельное произведение. Я тут никого не узнаю)) Подкупает ИСТИННО английский юмор.
Немного разочаровывает, что непонятно кто убийца, какая-то непонятная корпорация с сицилийским названием, но утешает, что от убийц Лэнса остались лишь ботинки одного из них))) Про сериалы даже спрашивать бы не стала, а попросила, что бы прибили там всех и леди Амалию в том числе)))
11:01
Немного разочаровывает, что непонятно кто убийца, какая-то непонятная корпорация с сицилийским названием

Честно скажу, Кларенсу лучше не знать, а точка зрения у меня — 3 лицо ограниченное с фокальным персонажем. Если бы Кларенс начал заниматься расследованием дальше… в общем, четырнадцать термоядерных ракет — не жук чихнул. )))

Про сериалы даже спрашивать бы не стала, а попросила, что бы прибили там всех и леди Амалию в том числе)))

Сериалы — это пасхалка. Отсылка к компьютерной игре «Макс Пэйн».
13:31
Охотно верю в «четырнадцать термоядерных ракет» Кларенс — парень решительный)))
В «Макс Пэйн» не играла поэтому не в курсе(
14:26
Полностью согласна с Cofe у Вас получилось отличное самостоятельное произведение о путешествии вашего героя в чужой мир. И не важно, что сам мир вроде мой, очерк " туриста" -Ваш)))
Что, касается критиков. Во -первых, для начала хотелось бы взглянуть и их собственные творения, во вторых (и это главное) как хозяйка этой реальности мне лучше знать.)))
Понятно, что героев Cofe может и не узнавать- у меня они только в начале в пути. Но в остальном примите благодарность. Я готовилась получить дружеский шарж, пародию и начинать исправлять огрехи. А мне, как ребенку, сделали подарок. Мой мир стал полноценной красочной реальностью, оказалось он действительно существует. Здорово.
21:21
+2
вырвать у смерти победное очко

Сильно сказано)))