Трибунал

Форма произведения:
Рассказ
Закончено
Трибунал
Автор:
GrLebedev
Предложить почитать:
Да
Аннотация:
Время проходит, и некоторые события стираются из памяти. Человек стремится помнить о хорошем. Но в любую эпоху ведутся войны, гибнут мирные люди и происходят терракты. Вероятно, это часть человеческой природы. Эта история как раз об этом.
Текст произведения:

Вы сейчас сидите в своей квартире, или едете в транспорте, возможно, вы радуетесь жизни, не обращая внимания на незначительные проблемы, возникающие регулярно на вашем пути. Было время, когда я жил также.

Однако в 2085 году судьба преподнесла мне необычный и неожиданный подарок. И теперь я сижу в камере тюрьмы на самом юге планеты Земля. Около 20 лет назад государства, чьи научные станции расположены в Антарктиде, заключили договор о совместном финансировании строительства тюрьмы «Chunk ice» в 3 км к юго-западу от научного комплекса «Восток».

Это цилиндрическое здание из серого кедижа[1], высотой с Эйфелеву башню, фундаментом которому служит обломок каменной плиты, выровненный и укреплённый. Камень настолько вмёрз, что крушение этой тюрьмы случится разве что из-за таяния льдов самого южного континента.

Вы спросите: «Что вы, лишённый звания старший лейтенант Лебедев, бывший командир спецподразделения «Ястребы» совершили преступного?» Иногда достаточно оказаться не в том месте и не в то время, чтобы вас повязали и обвинили в ужасных деяниях.

Я вижу полуденное Солнце сквозь окно, покрытое защитным слоем, дабы яркий свет, отражающийся от снега и льда, не ослепил заключённых. Я слышу шаги в коридоре.

Дверь открывается. Стражник в серой униформе с встроенными в перчатки электрошокерами машет рукой и произносит:

- Заключённый №84, заседание Трибунала по вашему делу начнётся через 15 минут. Вы хорошо себя чувствуете? Будете давать показания?

Я киваю, смотрюсь в зеркало. В серо-зелёных глазах мелькают искорки триумфа. «Вот сейчас я им всё скажу. И пусть приведут мне прямые доказательства моей вины, иначе следователи Прокуратуры Организации объединённых наций будут работать ещё какое-то время» думаю я и, поправив воротник белой рубашки, выхожу из камеры. Мне надевают наручники.

В эту дорогостоящую тюрьму помещали маньяков, насильников, террористов и буйных психопатов. Мне повезло: я не общался с другими заключёнными. Еду и книги приносили в камеру, разрешали гулять по этажу в сопровождении охранника.

До этого дня прошлое не давало мне покоя. Первый месяц пребывания здесь я просыпался, видя ночью один и тот же сон о событиях 15 августа 2085 года. Я понимал, что меня предали мои подчинённые, но не понимал почему. Желание докопаться до причин стоило мне нервов – одно время мне кололи седативные препараты, потому что я вёл себя неадекватно, крича о заговоре и грозясь покарать истинных виновных. Со временем я смирился, стал воспринимать окружающее пассивно. И вот настал этот день. День моей победы.

Конвоир проводит меня по хорошо освещённому коридору к лифту. Некоторые заключённые грустно улыбаются мне, некоторые жестикулируют, выражая ненависть. Мы спускаемся на первый этаж и проходим в зал заседаний, где меня уже ждут.

Трое судей. Три человека, которым предстоит вершить моё будущее. Один из них, пожилой лысый мужчина с пивным брюшком в военной форме. Он вытирает пот со лба и кивает мне. Майор Остин Валери, мой командир. Моё подразделение входит в его департамент по борьбе с терроризмом и организованной преступностью при ООН. Если честно, я полагаю, что эта структура была создана для отмыва денежных средств на международном уровне. Но моё мнение вряд ли кому интересно. Страны-члены ООН санкционировали создание этого департамента, дабы появилась ещё одна система, способная наносить ответные удары по очагам терроризма. Там, где армия слишком велика, а возможности одной страны ограничены, действовали мы.

Справа от майора сидит седая женщина со строгим взглядом в облачении судьи. О, это как раз сотрудница Прокуратуры Сара Макдэвид. В течение последнего времени именно она руководила расследованием моего дела. Не могу сказать, что она мне ненавистна, но почему-то мне кажется, что её речь будет полна желчи и укора. Ведь она, несомненно, уверена в моей виновности.

И слева от Остина в тёмно-синем костюме и клетчатом галстуке сидит защитник, работающий в Министерстве внутренних дел, заслуженный юрист РФ – Герман Эспуар. Я знаю его давно. Когда-то он занимался музыкой и писательством, но со временем перерос эти хобби и стал классным знатоком правосудия.

Охранник снимает наручники. Я сажусь в мягкое кресло, делаю глоток воды. Медсестра подключает мне прибор «Осьминог», служащий как источником сведений о моём состоянии, так и детектором лжи. Секретарь заседания усаживается за ноутбук и разминает пальцы. Позади меня переговариваются наблюдатели процесса, в том числе представители прессы. Итак, Читатель, представление начинается!

 

- Итак, давайте начнём,- произнёс майор Валери, кашлянув.- Сегодня слушается дело Лебедева Григория Владимировича, обвиняемого в нарушении приказа начальника и необоснованном применении оружия, что привело к крушению поезда и гибели людей. Также он обвиняется в захвате медицинского центра в городе Кемь.

Объективы телекамер уставились на судей.

- Уважаемые присутствующие, смею заверить вас, что я и мои подчинённые провели тщательную работу по сбору улик и анализу доказательств совершённого преступления,- сказала Макдэвид, встав с кресла.- В результате, я абсолютно уверена в виновности Лебедева Григория Владимировича. Однако согласно принципам современной демократии он может выступить в данном судебном заседании и вести полемику.

- Я ознакомился с выводами Прокуратуры и считаю их надуманными, основанными на доказательствах и уликах, происхождение которых обвиняемый объяснил на всех этапах расследования,- ровным голосом сказал Герман.

- Финальное обвинение представлено следующим образом: 15 августа 2085 года Лебедев Григорий Владимирович вместе с подчинёнными и сотрудником Интерпола Дэниэлом Брауном прибыл на железнодорожную станцию Лоухи для обезвреживания террористов, едущих на поезде Мурманск – Санкт-Петербург. После отправления поезда он установил бомбы средней мощности в тамбурах вагона, где находились подозреваемые, и активировал таймер. Затем он вместе с подчинёнными прошёл по вагону и, обнаружив преступников в шестом купе, проверил их документы. Три террориста могли быть схвачены моментально, но взорвалась одна бомба. Вагон оторвался от состава и сошёл с рельс, перевернулся на бок. Последующие два вагона накренились и также оказались на земле перевёрнутыми. В результате погибло 50 человек, остальные пассажиры и персонал получили травмы различной степени тяжести. Террористам удалось выбраться из вагона. Однако «Ястребы» и агент Браун преследовали беглецов и настигли их в лесу неподалёку от железной дороги. Преступники были схвачены и на вертолёте Ми-84 доставлены на базу «Клён» в 10 км к северу от Петрозаводска. Обвиняемый не полетел на базу вместе подчинёнными и агентом Интерпола, а вернулся к поезду и вместе с сотрудниками правоохранительных органов обследовал восьмой вагон. Достав неиспользованное взрывное устройство, он отправился помочь медикам и спасателям у других вагонов. Когда же сотрудники милиции и ФСБ попытались задержать его, Лебедев скрылся. Спустя некоторое время он оказался в городе Кемь, раненый и неадекватный. Он направился в местный госпиталь и угрожал персоналу смертью, если ему не помогут. Там-то он и был схвачен своими подчинёнными, отправленными за ним,- говорила секретарь заседания.

Едва она смолкла, я почувствовал как учащается сердцебиение и темнеет в глазах. Медсестра, сидящая рядом, потрогала мой лоб, посмотрела на сенсорный дисплей «Осьминога»:

- Он потерял сознание! Джейн, быстрее неси…


Я очнулся, сделал глубокий вдох. Взор прояснился. Я лежал на столе в кабинете местного врача Фрэнсиса Бэкона. Надо мной склонились очаровательная медсестра. Увидев, что я пришёл в себя, девушка с длинными русыми волосами и карими глазами улыбнулась мне.

Я сел, помотал головой. Всё в норме. Слез со стола и прошёлся по кабинету.

- Долго я был в отключке, мисс?- спросил я, потягиваясь и зевая.

- Я – Кэтрин Свифт. Минут 15, не больше. Слушание можно отложить, если вы…- ответила девушка.

- Нет-нет, зачем лишать публику такого спектакля. Это психосоматика. Я нервничал.

- Вот и славно,- молвил бородатый доктор, войдя в кабинет.- Любезный, не стоит волноваться из-за таких гм-м… Пустяков. Хотя обвинитель просит для вас смертной казни. Я уверен, всё как-нибудь разрешится. Ступайте за мной, я провожу вас в зал.

- Я хочу, чтобы во время слушания рядом со мной была Кэтрин,- сказал я.

- Желание пациента – для нас закон. Вы в некотором роде пациент. Идёмте.

В сопровождении врача и медсестры я вернулся в зал, где о чём-то оживлённо дискутировали собравшиеся.

- А я говорю, он симулирует!- кричала Сара Макдэвид, но увидев меня, смолкла и села на место.

- Пусть специалист скажет, симулировал Лебедев обморок или нет,- сказал майор Валери.

Я уселся в кресло, ко мне снова подключили детектор лжи, выполняющий обязанности сканера моего здоровья.

- Видите ли, мм… Уважаемые… Обвиняемый сейчас не в лучшей форме. Он перенёс стресс. Я также считаю, что арест его подчинёнными пагубно сказался на рассудке. Нет, он абсолютно вменяем. Однако пережитое им в определённые моменты может негативно напомнить о себе,- сказал бородач, глядя на меня.

- Вы рассуждаете так, будто он невиновен в совершённых преступлениях,- фыркнула Макдэвид.

- Мы собрались здесь, чтобы установить истину по данному делу, госпожа обвинитель,- заметил Герман.

- Григорий, как ты себя чувствуешь?- спросил майор.

- Нормально, - ответил я, улыбнувшись сидящей рядом Кэтрин.- С ней мне ничего не страшно.

- Тогда продолжим.

Доктор усмехнулся и вышел из зала.

- Представлен ряд доказательств вины обвиняемого,- начала Сара Макдэвид, включив голографический проектор. Часть ламп в зале погасла.- Во-первых, это фотографии с места крушения поезда. Имеются выводы экспертов о мощности взрывных устройств и показания свидетелей о его виде. Одно устройство представлено как вещественное доказательство. Двое подчинённых Лебедева рассказали, как и когда обвиняемый установил бомбы. Во-вторых, есть видеозапись журналиста, прибывшего на место крушения состава… Пожалуйста. Мы видим, как обвиняемый вместе с милиционером и сотрудником ФСБ выбирается из перевёрнутого вагона, как он разговаривает с медперсоналом. И в третьих, вот показания охранника госпиталя из Кеми. На основании этого, а также показаний капитана Дикого, сержанта Гвоздева, Прокуратура составила изложенную выше версию произошедших событий.

- Один вопрос. Почему в качестве свидетеля не был допрошен агент Интерпола Дэниэл Браун? Ведь он также принимал участие в операции по захвату террористов,- спросил Герман.

- Господин Браун был в служебной командировке, как мне сообщили,- парировала сотрудница Прокуратуры.

- Возможно, у нас ещё будет время выслушать его,- молвил Остин и взглянул на меня.- Григорий, ты готов дать показания?

- Конечно, сэр,- кивнул я и встал. Провода прибора натянулись.- Я начну с самого начала и представлю собравшимся веские аргументы несостоятельности предъявленного мне обвинения.

Место действия: Военная база «Клён». Время действия: 13 августа 2085 года, 16:49 местного времени.

Я вошёл в кабинет Остина Валери без стука и тихо закрыл за собой дверь. Мой начальник стоял у окна, попивая чай из именной кружки.

- Добрый день, сэр,- поздоровался я.- «Ястребы» ожидают вас в комнате инструктажа.

- Григорий! Сколько раз я просил тебя не поступать подобным образом?!- воскликнул Остин, повернувшись ко мне.- Ты знаешь, что я терпеть не могу гм… Сюрпризов. И это уже третий раз, когда ты меня так развлекаешь!

- Сэр, я обещаю, что больше такое не повторится.

- Увидим. Значит, пташки расселись на жёрдочке? Славно. Идём, пора ввести вас в курс предстоящего дела.

Мы вышли из кабинета и проследовали к ожидавшим нас коллегам. Рассевшись за круглым столом, они с любопытством взглянули на майора. Спецотряд «Ястребы» за этот год привлекался к военным операциям всего трижды, и мои товарищи успели соскучиться по службе.

Лейтенант Маркус Райт – 35 лет, уроженец США, 5 лет в Афганистане, затем служба в иностранном легионе на самом жарком континенте. Широкоплечий, мускулистый с короткой стрижкой и пристальным взором голубых глаз. В команде он был моим заместителем. Ему я доверял как себе.

Сержанты Степан Быков и Найджел Хаски. Оба подрывники с богатым опытом. Мой русский собрат участвовал в грузинской кампании 2074 года, необщителен и замкнут. Второй родился на туманном Альбионе и служил на базе НАТО в Туле. Худощавый, с истинно английским чувством юмора. Только ему удаётся рассмешить Степана.

Инженер-связист Рудольф Пери. Самый опытный человек в команде. После службы в армии 8 лет обучал будущих инженеров в академии в Курске. Когда в 2082 году создавался наш отряд, его кандидатура была первой в списке специалистов-технарей.

Мой послужной список невелик, но драматичен. После учёбы в академии я отправился в город Нампхо. Когда в 2075 году ООН обратила внимание на войну между КНДР и республикой Кореей, Россия отправила гуманитарную помощь Северной Корее, а заодно обязалась эвакуировать гражданских. Правда до этого ООН предпочитала молча наблюдать за статистикой смертей и разрушений.

И вот когда мы занялись эвакуацией пострадавших из Нампхо, нас атаковали силы американского корпуса НАТО и армии республики Кореи. Благо, выручила корабельная артиллерия, и всё обошлось.

А после меня и спецагента Талипову отправили в научный центр "Фьючерс", дабы экспериментальный робот мех не достался врагам. Пока мы добрались до цели, потеряли танки, подчинённых, я сломал несколько рёбер, в силу упрямства и желания идти до конца, шёл и шёл дальше. И вот, когда рядом с нами оказался предатель, умело скрывавшийся под маской друга со встречи в больнице "Кусай", когда робот под моим управлением вступил в схватку с вражескими танками, прибыла помощь.

Пережитое в Корее регулярно являлось мне во снах, вызвав депрессию и синдром хронической усталости. А это усугубило врождённую гипотонию. Дабы поправить здоровье, я в 2081 году переехал на Кубу. Солнце, море, пляжи и девушки помогли мне вернуться в норму. А спустя год мне пришло письмо с предложением возглавить «Ястребов».

- Доброе утро, джентельмены,- приветствовал моих сослуживцев майор, включив голопроектор на столе. Возникла карта местности, разделённая на квадраты.- Как вы уже знаете, два дня назад в Мурманске группой террористов были захвачены образцы биологического оружия, находившиеся в лаборатории при медицинском центре. Местному ОМОНу удалось захватить двоих преступников, но остальные скрылись. У задержанных образцов обнаружено не было. Как нам стало известно, вчера трое человек без паспортов приобрели билеты на поезд Мурманск – Санкт-Петербург.

- Сэр, на каком основании им были проданы билеты, если у них не было документов, удостоверяющих личность?- спросил Маркус.

- Вместо паспортов они предъявили справки по утверждённой форме, из которых следует, что они граждане Пакистана и служащие консульства своей страны в России. Однако сегодня при запросе сведений в консульстве нам сообщили, что эти люди не работают у них. Возможно, это просто какие-то мошенники. А возможно, что они и есть террористы.

- Дайте угадаю, задержанные в Мурманске преступники также пакистанцы?- усмехнулся Найджел.

- Именно так,- кивнул майор, и на карте обозначились несколько точек и маршрут.- Вам предстоит сегодня же вылететь к станции Лоухи. Там вы сядете на поезд и задержите подозреваемых. Восьмой вагон, шестое купе.

- Уровень применения силы?- спросил Степан, наклонившись над картой.

- Соответственно ситуации,- ответил Валери и взглянул на меня.- Биологическое оружие должно быть изъято. Это вирус лошадиного гриппа.

- Какую дрянь только не придумают,- хмыкнул Пери.

- Задание понятно, сэр. Мы отправляемся за снаряжением и к транспорту,- сказал я, оглядев подчинённых.- Идёмте.

- Вертолёт Ми-84 «Ударный» будет ждать вас на площадке через 30 минут. Да, с вами на задание отправится агент Интерпола Дэниэл Браун, не поругайтесь. Он уже на борту пташки,- сообщил майор и пожал мне руку.- Общение со мной по закрытому калану связи.

Мы надели бронекостюмы типа «Медведь» (стандартная форма спецназа России, усиленная кевларовыми пластинами и эластичным пластиком), шипованные ботинки-берцы и шлемы с встроенными передатчиками, компьютерными анализаторами с выводом информации на стекло. Вооружение разнообразно: я взял АС-7 «Вал», две дымовые гранаты, наручники; Маркус больше всего любил АК-104 со стабилизаторами, снижающими отдачу автомата, также он всегда брал на задание изогнутый нож, привезённый со службы в Африке; подрывники молча уложили по три бомбы среднего действия в ранцы, из стрелкового оружия они предпочли травматические пистолеты; инженер закрепил на поясе четыре гранаты со слезоточивым газом, надел рюкзак с переносным коммуникатором-антенной и взял специальный пистолет, стреляющий ампулами с паралитическим раствором.

Проверив оборудование и оружие, мы побежали на взлётную площадку базы. Вертолёт «Ударный» цвета хаки ждал нас. На Ми-84 установлено встроенное (четырёхствольный пулемёт ЯКБ-14,5 конструкции Якушева-Борзова с вращающимся блоком стволов на носу) и подвесное (гранатомёты АГС-36 «Огонь» и два блока осветительных ракет на крыльях) вооружение.

- Давайте, парни! Время не ждёт!- закричал пилот вертолёта Роджер, приоткрыв стекло кабины.

Я сел на место второго пилота. Мои подчинённые разместились в грузопассажирском отсеке и познакомились с Брауном.

- Диспетчер, это «Ударный». Мы вылетаем,- произнёс пилот, посмотрев на меня сквозь солнцезащитные очки.

- Принято. В добрый путь,- отозвался диспетчер из башни, где курировали все полёты.

Наша птичка шумно стартовала. Мы пролетели над Онежским озером, затем Беломор-Балтийским каналом, вылетели к Онежской губе. На берегу мы дозаправились на тренировочной базе ГРУ и продолжили полёт.

Место действия: железнодорожная станция Лоухи. Время действия: 15 августа 2085 года, 03:40 местного времени.

Вертушка приземлилась на поле в 50 м от платформы станции.

- Роджер, далеко не улетай. Мы быстро управимся,- сказал я.

- Да, Григорий, вызовешь меня по каналу 0356, позывной «Ударный»,- кивнул пилот.

Ми-84 улетел.

- Браун, каковы ваши полномочия?- спросил я на ходу, оглядев агента.

- Я обязан оказывать вам любую поддержку,- ответил Дэниэл, включив гарнитуру связи.

Он был пониже меня ростом, худой, в чёрном плаще с поднятым воротником, плотной серой рубахе, выглаженных брюках, кожаных чёрных перчатках и кирзовых сапогах. На поясе висел травматический пистолет.

- Отлично,- кивнул я.- Наш канал связи 000. Вперёд!

Мы пробежали к перрону. Браун переговорил с начальником станции. Поезд Мурманск – Санкт-Петербург шёл по расписанию без отставаний.

В 2043-47 годы железнодорожная трасса Мурманск – Санкт-Петербург была полностью модернизирована. За последние 10 лет железнодорожное полотно несколько раз ремонтировали. Поезда стали более надёжными и комфортными, плацкарт был упразднён в связи с понизившейся стоимостью билетов в купе.

В 03:58 мы услышали свист, фирменный поезд с шипением остановился у платформы. И начальник станции, и начальник поезда были проинформированы, что «Северный олень» должен простоять в Лоухи не меньше 15 минут. Я, Браун и мои товарищи подбежали к восьмому вагону, я поздоровался с проводником, предъявив удостоверение. Он, плотный мужчина, в синей униформе рассказал, что подозрительные пассажиры Руфус Альраби, Салим Майрат и Рамзи Гирей поужинали в ресторане, затем несколько раз выходили в туалет и покурить, и, вероятно, легли спать.

- Маркус, Степан, Дэниэл, вы со мной. Найджел и Рудольф, вы зайдёте в девятый вагон и пройдёте в восьмой, это не даст преступникам возможности скрыться, если они попытаются сбежать,- сказал я, включив внутренний канал связи.

Райт, Браун и Быков вошли в вагон следом за мной. Хаски и Пери побежали к девятому вагону.

- Стёпа, проверь тамбур и туалет, возможно, террористы установили бомбы,- сказал я, пройдя к купе.- Дэниэл, идите первым. Маркус, прикрываешь нас, в случае угрозы огонь одиночными.

- Да, командир,- отозвался здоровяк-американец.

Висевший на его плече АК-104 находился на уровне моей головы.

Мы прошли к шестому купе и замерли. Изнутри ни звука. В наушнике раздался голос Степана: «Здесь всё чисто». «Хорошо, иди к нам» ответил я. В это время навстречу нам вышел Рудольф, а спустя две минуты показался и Хаски.

- Я прошу прощения,- обратился ко мне проводник, подойдя.- Начальник поезда спрашивает, можно ли отправляться.

- Минуту,- тихо сказал я, аккуратно приоткрыв дверь шестого купе. Включившееся в шлеме ночное освещение позволило мне разглядеть троих пассажиров, мирно спящих на полках. Арабские физиономии.- Да, мы выйдем вместе с ними на следующей станции.

Проводник ушёл. Через 5 минут состав тронулся. Мы подождали пока за окном показался лес. Я вошёл в купе, включил свет. Следом за мной зашёл Дэниэл, его каштановые волосы заблестели в свете лампы. Маркус взял на мушку одного подозреваемого.

- А? Что происходит?- ошалело спросил смуглокожий парень в футболке с коротко подстриженными чёрными волосами.- Кто вы такие, э?

- Что за бардак, ге!- воскликнул седой мужчина с усами и козлиной бородкой.

Он лежал на верхней полке и злобно смотрел на меня. Третий пассажир, с головой закутавшийся в одеяло, не шевелился.

- Рамзи Гирей, Салим Майрат, Руфус Альраби?- спросил Браун.- Спецподразделение ООН. Ваши документы.

- Ви не ошиблис. Вай, харашо живёте, раз в такой форме ходите. Вах, нас рюский заставлять учить, бумажки собирать. Проводник видел наши документы, слушай да,- заговорил, высунувшись из-под одеяла, подстриженный налысо мужчина в майке.

На его шее красовалась татуировка орла.

- Ваши документы,- холодным голосом повторил я, ткнув прикладом севшего парня в ноги.- Мы просто проверим их.

- Зачем так грубо, а? Счас всё будет, начальник,- сказал татуированный мужчина, достав из-под полки сумку.

Порывшись в ней минут пять, он извлёк мятые листы с фотографиями и протянул мне. Я внимательно просмотрел их и передал Пери.

- Проверь данные,- попросил я его.

Инженер снял ранец, вынул из бокового отделения небольшой агрегат и занялся проверкой. В это время на внутреннем канале связи начались статические помехи, треск и шипение.

- Что-то глушит сигнал,- предположил Быков и кивнул Хаски.- Командир, мы выйдем в тамбур, проверим.

- Хорошо,- согласился я, глядя на подозреваемых.- Одевайтесь, граждане.

Я и Браун вышли из купе, оставив дверь полуоткрытой. Подозреваемые оделись, бурча под нос какие-то ругательства.

- Григорий, эти справки поддельные,- сообщил Рудольф, вернув мне бумаги.- По фотографиям я запросил Интерпол. Имена настоящие, эти люди – разыскиваемые террористы.

- Как я и думал. Мне их рожи сразу не понравились,- усмехнулся я.- Ну что, Дэниэл, будем арестовывать?

- Разумеется,- кивнул агент, вынув пистолет и открывая дверь.- Не двигаться!

Седой мужчина, сидевший на верхней полке, ударил ногами Брауна в грудь. Агент повалился на меня, я поймал его, «Вал» звякнул на плечевом ремне. Маркус выстрелил одиночным в ногу седого.

Парень и татуированный мужчина вытащили из-под матрацев пистолеты и выстрелили в меня. Я резко присел, отпустив Брауна, гуськом сделал шаг назад. Пули задели наплечный кевлар. Дэниэл выпрямился, повернулся и схватил двумя руками раненого преступника за ноги, сдёрнул его на пол. Маркус трижды выстрелил в стекло купе.

- Вам же было сказано не двигаться,- произнёс он.

Я встал, навёл «Вал» на юношу.

- Салим Майрат, Рамзи Гирей, Руфус Альраби, вы арестованы,- сказал Дэниэл, наступив на грудь лежащего на полу седого.- Вы совершили нападение на лабораторию в Мурманске и украли образцы вируса лошадиного гриппа. Где они?

Парень и татуированный мужчина бросили оружие на пол и переглянулись.

- Всё сдес, не волнуйся, начальник,- сказал юноша и вытащил из-под подушки металлическую коробочку.- Толко не убивай Рамзи.

В этот момент подошёл проводник и собирался что-то спросить, как раздался взрыв. Меня оглушило жутким скрежетом. Я почувствовал как вагон кренится, как резко меняется равновесие. Я упал на пол коридора прямо на Рудольфа с его оборудованием. Маркус успел отпрыгнуть в сторону и повалился на проводника. И сверху на меня грохнулся Браун. Последнее что я слышал, была ругань преступников.

Место действия: железнодорожная станция Амбарный. Время действия: 15 августа 2085 года, 04:40 местного времени.

Первое, что почувствовал, когда очнулся, была боль в животе. Свет горел. Я упал на столик в купе. На битом стекле окна лежал агент Интерпола с кровавым подтёком на левом виске и царапинами на щёках. Слева от меня на спальной полке ругался Пери, который уже оклемался и собирал повреждённое оборудование. Справа валялся труп Рамзи Гирея. А сверху в проёме свисала рука проводника. Ещё выше я заметил разбитое окно и услышал шаги.

- Рудольф, плюнь на коммуникатор и сканер,- сказал я, приняв вертикальное положение и подобрав оружие, проверил гранаты.- Надо выбираться.

Инженер кивнул и ухватился руками за дверной проём. Подтянулся и вылез в коридор. «Вагон перевёрнут на бок, часть состава сошла с рельс» подумал я, схватив Брауна и передавая Пери.

В разбитом окне я увидел товарища.

- Все целы?- спросил Маркус, вытаскивая Дэниэла.- Командир, Рудольф, вы как?

- В норме,- ответил инженер, помогая мне вылезти в коридор.

- Наши костюмы смягчили удары,- сказал я.- А вот проводник уже умер.

Мы выбрались из вагона на землю. Браун пришёл в себя, едва Пери сунул ему под нос марлю с нашатырём. Инженер всегда носил с собой аптечку на поясном ремне. Ошалело озираясь по сторонам, Дэниэл глотал ночной воздух будто рыба. Его плащ порвался в нескольких местах, брюки испачканы, с царапин и виска капала кровь. Но в остальном он не пострадал. Вероятно, успел сгруппироваться.

Я осмотрел снаряжение. Тёмное стекло моего шлема треснуло, однако ночное освещение и всё встроенное оборудование были исправны. Даже связь восстановилась. Вмятины на броне и отломавшийся приклад «Вала» меня не волновали. Сделав несколько шагов, я почувствовал, что боль утихла.

- Командир, что нам делать?- спросил Пери.

«Хороший вопрос, чёрт побери» подумал я, огляделся по сторонам. Восьмой, девятый и десятый вагоны лежали перевёрнутые на обочине железной дороги. Остальной состав не пострадал и стоял в 200-300 метрах у перрона станции.

Из повреждённых вагонов выбирались пострадавшие.

- А где Быков и Хаски?- спросил я.

- Они не появлялись с того момента, как ушли в тамбур,- ответил Маркус, вставляя новую обойму в автомат.- По внутренней связи не отвечают.

- Возможно, они успели выбраться из вагона первыми… И где террористы?!

- Командир, когда я очнулся, их уже не было,- сообщил Райт.

- Хм… Наши коллеги могли погнаться за преступниками. Надо осмотреть купе, может, контейнер с образцами вируса остался там,- произнёс Рудольф и пошёл к вагону.

Он вернулся спустя 20 минут и развёл руками.

Наконец показались три машины скорой помощи. Санитары занялись ранеными. А через 10 минут приехали милицейская «Волга 4400» и три ЗИЛа с эмблемой МЧС.

- Мы успеем объясниться с сотрудниками правопорядка. Нужно срочно разыскать террористов,- решил я.

И тут я услышал голос Хаски. «Командир, как вы?» «В норме. Степан с тобой? Где вы?» отозвался я. «Я вместе с ним преследую преступников. Это к юго-западу от места крушения, лесок около озера Кереть» сообщил подчинённый. «Ясно. Мы сейчас же отправляемся к вам» сказал я.

- Так, друзья. Наши коллеги преследуют двух выживших террористов в лесу около озера Кереть. Мы должны помочь. Маркус, бегом к водителю ЗИЛа, нам нужен один грузовик. Дэниэл, вызови вертолёт и полетишь к нам,- говорил я.

Райт бросился выполнять распоряжение.

- Канал 0356, «Ударный», приём,- позвал Браун.- Приём! Не отвечает, без коммуникатора не связаться. Мы можем переговариваться только между собой.

- Срань Господня!- воскликнул я и махнул агенту рукой.- Пошли, поговорим с милицией.

Около машины нас встретил сержант.

- «Ястребы», сотрудник Интерпола? Здесь?- удивился он.

- Мы должны были задержать террористов в поезде. Но во время операции произошло крушение, они ускользнули. Нам нужно связаться с пилотом вертолёта, это срочно,- объяснил Дэниэл.

- Разумеется, мы готовы оказать любую помощь. Эй, ребята, идите сюда! У нас важные гости.

Пока Браун возился с передатчиком в машине, ко мне подошли ещё два милиционера. Я рассказал им о произошедшем. Раздался сигнал. Маркус подъехал на грузовике.

- Всё нормально,- сообщил Браун, выйдя из «Калины».- Роджер заберёт меня через 20 минут.

- Превосходно,- кивнул я и закричал.- Пери! Машина наша, скорей!

Место действия: берег озера Кереть. Время действия: 15 августа 2085 года, 05:56 местного времени.

Мы объехали лесок и остановились на подъезде к поляне. Я связался с Хаски, он сообщил, что преступники обнаружили погоню и теперь движутся прямиком к берегу.

Втроём мы залегли на земле за бревном у кострища. У нас будет время на внезапность.

Минут через пять я услышал шаги. Вскоре из-за деревьев показались двое террористов. Юноша сжимал в руках контейнер. Они огляделись по сторонам и остановились отдышаться.

Пери резко вскочил, бросил гранату со слезоточивым газом под ноги преступникам. Они с криком прыгнули в стороны, побежали. Я и Райт вскочили на ноги.

- Матерь богов! Стоять!- заорал я, выстрелив очередью в ногу лысого мужчины, бегущего влево, и бросился за ним.

Две пули из очереди задели лодыжку преступника. Он вскрикнул, но хромая и прыгая, продолжил движение к месту, где мы оставили машину.

Маркус и Рудольф побежали за юношей с контейнером.

Я настиг хромающего татуированного преступника, ударил его ребром ладони по шее, оставив оружие болтаться на ремне. Он упал, тяжело дыша. Из кустов показался бодрый Хаски, увидев поверженного беглеца, засмеялся. Я поднял раненого террориста, толкнул, взявши за руку, повёл к воде.

В это же время Рудольф выстрелил дважды в бегущего парня. Юноша с контейнером вскрикнул и плюхнулся в воду. Паралитический раствор подействовал. Маркус взял преступника на плечо, инженер принёс металлическую коробочку.

Я открыл её и показал товарищам. Мы разом вздохнули. Ампулы с вирусом были на месте и целы.

Над лесом показался Ми-84. Вертолёт приземлился на грунтовке, в 20 метрах от оставленного ЗИЛа. Из кабины выскочил Браун и подбежал ко мне. Увидев террористов, он нацепил на них наручники и помог погрузить в вертушку.

- Что взорвалось? Ведь вы проверили вагон,- спросил Райт, глядя на подрывников.- И почему связь прерывалась?

- Мы не смогли выяснить причину помех,- ответил Степан, на ходу.- А взрыв… Всё произошло слишком внезапно. Я и Найджел чудом выжили.

Инженер следом за Маркусом залез в вертолёт, Браун взял контейнер и подошёл ко мне.

- Возвращаемся на базу?- спросил он.

- Вы – да, я – нет,- ответил я, пожав руку.- Я верну машину и поговорю с милицией. Осмотрю место крушения, может, что-то выясню. Я не верю, что кто-то посторонний установил бомбы, пока мы допрашивали террористов.

- Возможно, в вагоне были ещё преступники. Или…

- Да, я подозреваю, что это сделали наши ребята. Но почему и зачем? Ладно, Возвращайтесь на базу. Я вернусь дня через три. И сообщи майору Валери обо всём.

Дэниэл кивнул и залез в кабину. Я захлопнул дверь грузопассажирского отсека и побежал к грузовику. Птичка взлетела, Роджер посигналил мне прожектором на прощанье, и Ми-84 улетел.

Я завёл машину, развернулся и поехал к месту крушения поезда.

Место действия: железнодорожная станция Амбарный. Время действия: 15 августа 2085 года, 08:05 местного времени.

Когда я подъезжал к перевёрнутым вагонам, я заметил, что поезда на станции уже нет. Около вагонов суетились спасатели, милиция. Медики только и успевали бегать к машинам и обратно с носилками.

Я выпрыгнул из кабины, заглушив мотор, и побежал к милицейской «Газели Р952». В кабине дремал усатый блюститель порядка с неухоженными волосами, в очках. Я кашлянул.

- А? Что, уже пора ехать?- удивился он и уставился на меня.- Вы кто такой?

- Это командир «Ястребов»,- ответил за меня знакомый сержант, подойдя.- Семён, тут авария, а ты дрыхнешь. Помог бы людям.

- Ишь, кто пожаловал… А я в спасатели не нанимался.

Сержант хмыкнул и, махнув мне рукой, пошёл к восьмому вагону. Я последовал за ним.

- Я – Пётр Гвоздев,- представился он.

- Григорий Лебедев,- кивнул я.- Сколько жертв? Как идёт работа?

- 29 человек погибших извлечены из вагонов. 20 человек с травмами лёгкой и средней тяжести. Скоро должен прибыть подвижной кран, чтобы оттащить вагоны от полотна. Целые вагоны отправлены дальше по маршруту 15 минут назад.

- Я собираюсь осмотреть вагоны, ты со мной?

- Пожалуй.

Когда мы подбежали к восьмому вагону, позади взвыла сирена. Обернувшись, мы увидели «Ford» с мигалкой. Из машины выскочили трое в штатском и подошли к нам.

«Только их тут не хватало для комплекта. Сейчас начнут права качать» подумал я.

- Лебедев Григорий Владимирович?- обратился ко мне мужчина в сером костюме, лакированных ботинках и галстуке.

Он был коренаст, сутул, налысо подстрижен. Его маленькие коричневые глазки уставились на моё оружие.

- Да, это я,- спокойно ответил я.- Неужели Федеральная служба безопасности?

- Вы правы,- кивнул мне лысый. Его коллеги переглянулись.- Капитан ФСБ Василий Дикий. Ваш отряд отправился на базу? Почему вы здесь?

- Да, моё подразделение возвращается на базу. Я хочу помочь спасателям и обследовать вагоны. Выяснить причину аварии.

- Похвально.

- Пётр, Василий, прошу за мной,- сказал я, забираясь в то самое окно, откуда сегодня выбирался.

Сотрудники правопорядка последовали за мной. В восьмом вагоне уже не осталось ни мёртвых, ни раненых. Я стал осторожно пробираться в тамбур около купе проводника. И мы обнаружили следы взрыва.

- Очевидно, злоумышленник установил бомбу в переходе между вагонами,- молвил Дикий, оглядевшись.

- Бомба взорвалась, когда поезд поворачивал, и вагоны по инерции и за счёт взрывной энергии сошли с рельсов, оторвавшись от состава,- рассудил я.- Пойдёмте в хвостовой тамбур.

То, что мы обнаружили там, подтвердило мои подозрения. В переходе между восьмым и девятым вагоном, завёрнутая в матрац, лежала не включённая бомба размером с книгу с нашего склада со значком «Ястребов». Сержант и капитан переглянулись и посмотрели на меня. Сотрудник ФСБ вынул из кармана пиджака полиэтиленовые перчатки и взял бомбу.

Мы выбрались наружу. Коллеги Дикого удивлённо посмотрели на бомбу, затем на меня.

- Мм, что-то я не понимаю…- промямлил Василий.- Григорий Владимирович, это мм… Ваше оборудование?

- В моём отряде есть два подрывника, они брали на задание такие бомбы,- ответил я.- Хотя я не понимал зачем. Это же обычная операция по захвату террористов.

- Может, и не совсем обычная. Я должен доложить о находке начальству.

Я кивнул и побежал к девятому вагону. Мои опасения подтвердились. Подчинённые меня подставили… ФСБ не будет долго думать кто виноват, а прикажет повязать меня.

«Ну что, допрыгался герой? Всё, поздравляю! Ты в полной заднице. Что теперь будешь делать, а? Тебя подставили твои коллеги-подрывники. А может и агент Интерпола замешан? Ясно как день, тебя хотят убрать. И теперь остаётся только спасать шкуру. Беги, Гришаня, беги!» - такие мысли роились в моей голове. Я сделал глубокий вдох, закрыл глаза и выдохнул. «Спокойно, без паники. Ты невиновен, это доказуемо. Майор Валери наверняка уже в курсе. Он мне поверит» решил я и пошёл к спасателям.

Переговорив со спасателями, я забрался в вагон, начал подавать им раненых пассажиров. Когда мы закончили, и я выбрался на землю, около вагона стояли журналисты и оператор с телекамерой. Худой парень в джинсах и рубашке с микрофоном в правой руке бросился ко мне.

- Перед нами командир спецотряда «Ястребы» Григорий Лебедев. Он и его подчинённые должны были захватить террористов, которые похитили образцы вируса лошадиного гриппа в Мурманске,- заговорил он.- Однако произошло крушение трёх вагонов поезда. Григорий, удалось ли схватить преступников?

- Один из них погиб, двоих мы захватили на берегу озера Кереть. Сейчас они отправлены на базу. Ампулы с вирусом в целости и сохранности,- ответил я, идя от вагона к машине скорой помощи.

- Вы помогали спасателям вытаскивать пострадавших. Почему?

- Потому что это долг каждого нормального гражданина,- повышая голос, сказал я и снял шлем, покрутил головой.- Я больше не отвечу ни на один ваш вопрос.

Парень побежал к врачу, осматривающему мужчину средних лет с кровью на лице. Ко мне подошёл санитар.

- С вами всё в порядке?- спросил он, оглядев меня.

- Я чертовски устал,- ответил я, сняв «Вал» и бросив его на землю.

Медик кивнул и залез в машину, а спустя минуту принёс мне кофе в крышке от термоса и три шоколадных конфеты. Я улыбнулся и небольшими глотками выпил согревающий и бодрящий напиток, заедая сладким.

Поблагодарив санитара, я взял оружие, надел шлем и пошёл к восьмому вагону. Мне навстречу направлялись два милиционера с дубинками и сотрудники ФСБ.

- Григорий Владимирович, вы подозреваетесь в организации теракта на поезд «Северный олень». Сдайте оружие и следуйте за нами,- стальным голосом сказал Василий.

- Я так и думал,- пробормотал я и усмехнулся.

«Во, рожи у них! Гляди, они абсолютно уверены в своей правоте. Твои попытки что-либо объяснить будут пресечены до начала следствия. А там тебя обработают психотропными препаратами, изобьют. Никакой майор Валери не поможет. И перед тобой окажется выбор – признать себя виновным и… Такой у сказки был конец. Или ты будешь играть в героя и упираться. Тогда тебя упрячут в психушку» ‑ мнение пессимистичной стороны моего сознания. «Живым я им не дамся!» решил я.

Медленно сделал три шага к Дикому, затем резко дёрнулся в сторону и побежал к вагону. Я услышал грохот, это два подвижных крана потянули вагоны на себя. Позади заорал капитан ФСБ, раздались выстрелы. Пули застряли в спинной металлической пластине костюма. Я запрыгнул на поползший вагон, пробежал по нему и спрыгнул на землю.

Вызвав на экран шлема карту местности, я прикинул маршрут и помчался к лесу.

Место действия: железнодорожная станция Кузема. Время действия: 15 августа 2085 года, 18:30 местного времени.

Встроенные аккумуляторные батареи в ранце сдохли, связи больше не было, начинка шлема отключилась. В лесу я выбросил бронежилет и шлем, поспал 2 часа на мхе. Ранец и гранаты были больше ни к чему. В мятой чёрной рубашке, испачканных брюках и берцах я продолжил путь. В карманах брюк лежали бумажник и удостоверение личности. АС-7 «Вал» болтался на ремне через плечо.

Я поел ягод и кислицы. По лесу пробрался до станции Кузема и поспал ещё 3 часа в зале ожидания, предъявив документы дежурившим милиционерам. Затем я выпил чашку сладкого чая и съел пару пирожков, и направился в посёлок и встретил у хозяйственного магазина дедулю, который, заметив на моём плече значок «Ястребов», обрадовался. Мы разговорились, и он повёз меня на своей «Ладе Волне» в Кемь.

По дороге я рассказал Евграфу Багратионовичу о службе в Корее.

- Да ты в рубашке родился, паря,- усмехнулся он, когда я замолчал.

Я, было, хотел поведать в каком переплёте оказался теперь, но передумал. Мало ли, что он решит.

Место действия: Кемь. Время действия: 16 августа 2085 года, 09:36 местного времени.

Дедушка высадил меня у газетного киоска. Я поблагодарил его, дал денег, и он уехал. Купив карту, я направился в парк и сел на скамейку, принялся изучать местность.

В 2060 году почти в каждом городе на улицах устанавливались информационные экраны, на которых люди могли узнать обо всём, что происходит в мире. И вот на таком экране я увидел свою физиономию и узнал, что меня разыскивает ФСБ.

Я оказался в очень неприятной ситуации. Что делать, я не знал. Я устал и хотел спать, несмотря на сон в лесу и на станции. Желудок просил кушать, не привыкнув к суровой лесной диете. Кроме того, вереница мыслей в голове постоянно возвращала меня к Быкову и Хаски, которые подставили меня. В этом я не сомневался. Но зачем и почему, я не понимал. За всё время нашей совместной службы они хорошо ко мне относились, я выслушивал мнение каждого члена команды и советовался в сложных ситуациях.

Я отправился в местный госпиталь. Меня подозрительно осмотрел охранник, спросив откуда у меня оружие. Я показал ему удостоверение, он успокоился. Меня принял дежурный врач и, недолго думая, выписал бумагу о лечении в общем отделении.

Место действия: палата №8 общего отделения госпиталя в Кеми. Время действия: 18 августа 2085 года, 13:28 местного времени.

Мой отдых продолжался всего ничего. Когда я мирно дремал, в палату вбежала медсестра Джули и разбудила меня.

- Скорее, Григорий! Вставайте!- кричала она.- Вам надо уходить!

- Что случилось?!- удивился я, встав с кровати и одеваясь.

- Наш охранник вчера сообщил в милицию, что вы находитесь здесь. Теперь вас ищут сотрудники ФСБ. Под окнами их машины.

- Чудно. А эскулапы, значит, меня не выдали в первый же день.

- Вы – наш пациент. Наш долг – заботиться обо всех раненых и больных, кем бы они ни были.

- Спасибо, Джули,- сказал я и поцеловал девушку в щёку.

Она покраснела. Я взял оружие и вышел из палаты. К выходу идти бесполезно, там меня пасут. Ждать нельзя, схватят на месте. Я побежал к лифту, но, подумав, свернул по коридору к лестнице.

Скорее… Но куда?! Внизу ждут. Остаётся только на крышу. А куда дальше? Всё равно, главное не медлить. Я поднялся на последний этаж, расстрелял из «Вала» замок на двери и выбежал на свежий воздух.

Когда я посмотрел на соседние здания, услышал пение птиц и шум транспорта, в душе шевельнулась надежда. Однако рокот двигателя уничтожил её. Спустя 5 минут передо мной на крышу приземлился вертолёт Ми-84 «Ударный». Из него выскочили Степан и Найджел в бронекостюмах без шлемов.

- Не двигайтесь, Григорий!- закричал Хаски, наведя на меня дуло травматического пистолета.- Вы арестованы.

- Что ж вы сегодня без взрывчатки?- рассмеялся я, когда на меня надели наручники.- А так бы прибавилось мне обвинение в теракте на госпиталь.

- Не разговаривать!- крикнул Быков, толкнув меня в вертолёт.

Пташка взлетела. Так я вернулся на базу «Клён».

- Это всё?- спросил Остин.

- Да, сэр. Мне больше нечего добавить,- ответил я и глотнул воды из стакана.

По залу пронёсся ветерок шёпота.

- Это очень интересная версия событий августа 2085 года,- съязвила Сара, встав с места.- Секретарь всё записала. Сестра, вы следили всё это время за показаниями прибора. Обвиняемый говорил правду?

- Да, госпожа Макдэвид,- молвила Кэтрин и взглянула меня.- Всё это время он говорил правду, судя по данным детектора лжи.

- Ваши приборы никуда не годятся!- взвизгнула сотрудница Прокуратуры и взмахнула рукой.- Неужели мы должны поверить в эту басню?!

- Успокойтесь, Сара,- строгим голосом сказал Валери.

- Я полагаю, рассказанное обвиняемым многое прояснило,- произнёс Герман.- Теперь суду понятно, почему в восьмом вагоне были две бомбы. Непонятно, почему не была использована вторая, на ней нет отпечатков пальцев Лебедева, значит, это не он спрятал её в переходе между восьмым и девятым вагонами.

- Да, но на этой бомбе вообще нет отпечатков пальцев!- воскликнула обвинитель.- Допустим, всё произошло так, как рассказал обвиняемый. Но зачем его подчинённым было так поступать?! Мотив?

- Простите, Сара,- прервал её я.- Может, вы назовёте мой мотив совершения теракта?

Макдэвид смутилась и села в кресло, подумав минуту, сказала:

- Ну, на самом деле Прокуратура ООН так и не нашла мотивов обвиняемого для совершения теракта… Всё же, я полагаю…

- И ещё один вопрос, госпожа Макдэвид,- встрял Герман.- Следствие проверяло видеозаписи камер наблюдения, установленных в восьмом вагоне?

- Господин Эспуар, как вы знаете, три вагона были серьёзно повреждены. Собранные улики, на мой взгляд, достаточны… Видеокамеры никто не проверял.

- Но если обвиняемый совершил данный теракт, тогда зачем он отправился на помощь товарищам? Зачем он вернулся на место крушения и обследовал восьмой вагон?

- Яя не знаю… Вы задаёте несущественные вопросы. Из показаний свидетелей Быкова и Хаски следует, что Лебедев сам установил одну бомбу и спрятал вторую. И вообще… Уже 3 часа ночи! Давайте продолжим слушание после отдыха.

- Сара, кажется, это вы убеждали меня до заседания, что нужно со всем разобраться без отлагательств,- заметил майор.- Заседание продолжается.

В зале оживлённо заговорили люди. Журналисты советовались, как им преподносить материал, наблюдатели говорили о некомпетентности следователей. Я же хотел спать, но понимал, что лучше довести дело до конца.

- Кэтрин, принесите мне, пожалуйста, чашку кофе, а то я усну,- попросил я.

Медсестра улыбнулась и ушла. Через 10 минут я пил бодрящий американо.

- А почему в ходе следствия не были допрошены Рудольф Пери и Маркус Райт?- поинтересовался Герман.- Ведь они также принимали участие в операции по захвату террористов.

- Следствие посчитало достаточным для обвинения полученные показания Найджела Хаски, Степана Быкова, Петра Гвоздева и Василия Дикого,- парировала сотрудница Прокуратуры.

По залу пронеслась волна возмущения.

- И я по-прежнему настаиваю на виновности Лебедева,- резко добавила Макдэвид.

Недовольство собравшихся возрастало, это выразилось в криках протеста и негодования.

- К порядку! К порядку!- крикнул майор и встал.- Выслушав версии обвинения и обвиняемого, доверяя показаниям медицинского оборудования и не найдя мотива совершения Лебедевым теракта на поезд «Северный олень», я, как председатель суда, постановляю: провести дополнительное расследование дела, в частности допросить свидетелей Рудольфа Пери, Маркуса Райта, Дэниэла Брауна и сотрудников госпиталя Кеми. Повторно допросить Найджела Хаски и Степана Быкова.

Когда он закончил речь, двери зала слушаний распахнулись. В помещение вошёл худой мужчина с каштановыми волосами, курносый. Он был одет в серый китель сотрудника Интерпола с металлической застёжкой ворота, его чёрные брюки были выглажены по стрелочкам и заправлены в меховые сапоги. Его появление привлекло внимание публики и охраны.

- Спокойно, дамы и господа! Я – агент Интерпола Дэниэл Браун,- сказал он, подойдя к трибуне судей и предъявив удостоверение.- Прибыл сообщить о результатах моего расследования теракта.

«Значит, он был в служебной командировке» подумал я и усмехнулся.

- Мы заслушаем вас,- кивнул Остин и оглядел коллег.- Возражений нет?

Макдэвид и Эспуар покачали головами.

- Хорошо. Господин Браун, что вы выяснили по теракту?- спросил Валери.

- Чрезвычайно интересные факты обнаружились в ходе моего расследования причин катастрофы,- начал Дэниэл, вынув из кармана кителя флэшку и подключив её к голопроектору.- Я убедил ФСБ повторно обследовать восьмой вагон. Я получил записи двух камер видеонаблюдения. Взгляните, вот Лебедев, я и Маркус Райт идём по вагону. Навстречу нам из девятого вагона идёт Рудольф Пери. Вот, мы у шестого купе, а вот появляются Найджел Хаски и Степан Быков. А вот запись камеры тамбура восьмого вагона. Видите? Степан Быков достаёт бомбу и идёт с ней в переход между вагонами.

В зале слушаний наступила тишина.

- Я допросил Найджела Хаски и Степана Быкова в присутствии сотрудников Прокуратуры ООН,- продолжил агент.

- Но почему я об этом ничего не знала?!- прервала его Сара, взмахнув руками.- И на каком основании вы провели расследование?

- По санкции генерального секретаря Совета безопасности ООН,- спокойно ответил Браун и показал бумагу с подписью и печатью высокого лица.- А вас решили не отрывать от подготовки к суду. После допроса мной и сотрудниками милиции были осмотрены квартиры в Петрозаводске, где проживали Найджел Хаски и Степан Быков. В результате изучения историй разговоров по видеофону была установлена связь между проживающими и майором Гаруном Стэнтоном, который возглавляет отдел разведки в департаменте по борьбе с терроризмом и организованной преступностью. Представляю вашему вниманию запись разговора между Стэнтоном и Хаски от 12 августа 2085 года.

«Добрый вечер, Хаски. Слушайте внимательно: в ходе операции по задержанию террористов, которую вам поручат завтра, вы должны скомпрометировать своего командира. Сделайте так, чтобы его засадили за решётку надолго. Полагаю, мне не нужно объяснять вам, как это сделать» говорил майор Стэнтон.

«Хорошо, сэр. После успеха я и Быков останемся в отряде?» спросил Найджел.

«Это зависит только от вас. С ним я уже поговорил. Всё, я на вас рассчитываю» сказал Гарун.

Голопроектор погас.

- Яя не понимаю… Зачем майору Стэнтону такой скандал вокруг Лебедева,- сказала Сара, нахмурив брови.- Посадили в тюрьму, допустим, осудили и лишили звания. Какая выгода с этого Стэнтону?

- Просто когда создавалось спецподразделение «Ястребы», первым в списке на должность командира был сын майора – Николас Стэнтон. Однако майор Валери предпочёл взять на эту должность Лебедева. Это самый простой мотив. Что-то кроме Прокуратура может спросить с арестованных Найджела Хаски, Степана Быкова и Гаруна Стэнтона. А заодно и выяснить возникновение помех на внутреннем канале связи.

В зале раздались возгласы «Прокурор не компетентен!», «Хватают невиновного!»

Судьи переглянулись, встали с кресел. Майор Валери кашлянул и сказал:

- Представленные материалы убедили суд в непричастности Лебедева к теракту на поезде «Северный олень»15 августа 2085 года. Госпожа Макдэвид, я поручаю вам курировать продлённое следствие по данному делу. Господин Браун, трибунал признателен вам за содействие суду. Григорий, ты свободен.

Я встал с кресла, посмотрел на Кэтрин. Она улыбнулась. Затем на довольного Дэниэла и судей. Собравшиеся наблюдатели, журналисты и охрана – все они стоя аплодировали.

Это победа! Моя невиновность доказана, я свободен. Наверно, я должен смеяться и говорить что-то вроде «Я прав, как всегда». Но я молча покидаю зал слушаний под возгласы людей и вспышки фотоаппаратов.

В коридоре меня догоняет майор Валери.

- Григорий, подожди. Я завтра подпишу приказ о восстановлении твоих звания и должности,- говорит он, протягивает руку.

- Спасибо, сэр. Но я отказываюсь,- произношу я спокойно, пожимая руку.

Мой начальник удивлён. Подбегает Герман Эспуар, поздравляет меня с оправданием. Подходит Сара Макдэвид и извиняется, видно, что ей это даётся нелегко. Ведь она долгое время считала меня преступником.

- Он не хочет вернуться к службе, представляете?!- восклицает Остин.

- Почему?- недоумевает Герман.

- С вас сняли обвинение, скоро все об этом узнают. Вы незаслуженно провели 4,5 месяца в самой строгой тюрьме мира. Григорий, вы можете снова служить на благо мира,- говорит Сара.

- Я уже принял решение,- качаю головой я и иду дальше по коридору.- Извините, но я чертовски хочу спать.

Меня догоняет медсестра Кэтрин. Сообщает, что мне хоть сейчас вернут документы, ключи от квартиры и деньги. Я киваю и беру её под руку.

Вместе мы идём в отдел хранения, мне выдают отобранное. Затем мы идём к Фрэнсису Бэкону. Он смеётся, хлопает меня по плечу. Выдаёт экипировку работника станции «Восток».

Я переодеваюсь, благодарю доктора и беру бумажку с номером телефона Кэтрин. Целую её в щёку на прощанье и бегу к выходу. Там меня встречают журналисты. Отмахиваясь руками, я выбираюсь на улицу. Ветра нет, снегопада тоже.

Место действия: взлётно-посадочная площадка у тюрьмы «Chunk ice». Время действия: 16 января 2086 года, 07:15 местного времени.

Я вижу самолёт учёных. На борту логотип американской научно-исследовательской базы Амундсен-Скотт. Наверно, они приземлились дозаправиться. Машу пилоту и бегу к самолёту. Опускается трап.

- Подожди!- раздаётся крик позади.

Я оборачиваюсь. Ко мне подбегает Браун в шубе, шапке и кожаных перчатках.

- Ты решил уйти со службы?- спрашивает он, пожимая мою руку.

- Да,- отвечаю я.- Спасибо тебе большое, Дэниэл.

- Ты же спас меня во время крушения. Так что мы в расчёте. Почему ты уходишь?

- Потому что, дружище, как оказалось, даже на такой ответственной работе, которая заключается в ликвидации террористов и оказании поддержки войскам, даже тут находятся крысы, готовые предать тебя ради ломтя сыра. Я не хочу оказаться в подобной ситуации снова. Поэтому я ухожу.

- Но на обычной работе крыс ещё больше.

- Именно поэтому я собираюсь заняться писательством. Там я буду ругаться с корректорами и издателями. Пожалуй, напишу об этой истории.

- Позвони мне, когда напечатают книгу. Я обязательно приду на твою презентацию,- говорит Дэниэл.- 89756328714. Запомнишь?

- Да, договорились,- киваю я и бегу к трапу.- До связи, друг!

Я поднимаюсь на борт, разговариваю с одним из учёных, дежуривших на «Востоке», и, сняв верхнюю одежду, сажусь в кресло у иллюминатора. Мне машет рукой Браун. Рёв двигателей, самолёт взлетает. Я засыпаю. Я возвращаюсь домой в Санкт-Петербург.

17 января 2086 года, выдержки из статей дня нескольких свежих изданий:

«Российская газета». Заключённый тюрьмы «Chunk ice» в Антарктиде Лебедев Г.В. – бывший командир спецподразделения «Ястребы» оправдан. После судебного слушания он отказался от восстановления в звании и должности. Истинные виновные уже задержаны. Прокуратура ООН возобновила расследование.

«Русский Newsweek». Обвиняемый Лебедев оправдан! Наши журналисты собрали весь материал по самому громкому делу последних лет. Виновники крушения поезда «Северный олень» в августе 2085 года уже задержаны благодаря оперативной работе агента Интерпола Дэниэла Брауна.

«Times». Сенсационный финал дела Лебедева Г.В. – заключённого тюрьмы «Chunk ice» в Антарктиде. Обвиняемый оправдан и освобождён в зале слушаний. Причастные к теракту на поезд «Северный олень» в августа 2085 года задержаны. Бывший командир спецотряда «Ястребы» отказался от возвращения на службу.

 

Январь 2010 года, Санкт-Петербург.

                                                                                    Григорий Лебедев.



[1] Кедиж – сверхпрочный строительный материал.

+1
468
RSS
Комментарий удален
21:07
+1
Это техническая ошибка сайта. Я трижды пытался добавить произведение, трижды сайт мне показывал белую пустую страницу. Всё же рассказ добавился.
Идея в том, что в мире со временем мало что меняется.
Насчёт шрифта учту.
Спасибо за оперативный отзыв.
Комментарий удален
Комментарий удален
20:00
+1
Моё имя читается и звучит: Григорий Лебедев. Буду рад, если ты почитаешь ещё что-нибудь из моих рассказов, выложенных на «Перекрёстках миров».
Оперативный отзыв означает то, что я выложил произведение, и прошло меньше часа, а ты уже прочитал его и написал отзыв. Если увидел в этом словосочетании сарказм, ты ошибся.
Благодарю за внимание.
Комментарий удален
20:52
+1
Дача у меня есть, а вот удача понадобится, хехе.
Вы хорошо себя чувствуете? Будете давать показания?

не соблаговолите ли присоединиться ко мне на этом долгом пути до зала суда? — вот такие ассоциации вызвала данная фраза.
Организации объединённых наций

наверное эти слова все с большой буквы надо
Ведь она, несомненно, уверена в моей виновности.

это работа прокурора — доказывать виновность подозреваемого
Когда-то он занимался музыкой и писательством, но со временем перерос эти хобби и стал классным знатоком правосудия.

какая-то странная смена приоритетов, практически с бодуна.
в нарушении приказа начальника и необоснованном применении оружия

не начальника, а непосредственного командира. Или просто командира. Или просто нарушении прямого приказа, повлекшего и т. д.
Нет такой формулировки про необоснованное применение. Есть превышение силы или своих полномочий
он установил бомбы средней мощности в тамбурах вагона, где находились подозреваемые, и активировал таймер.

ничего себе антитеррористическая организация. Минирует поезда ради нескольких террористов.
— Он потерял сознание!

учитывая, сколько времени прошло со времени инцидента, и то, что с ним явно разговаривал адвокат, его допрашивали и не раз, такие вьетнамские флешбеки и обмороки неправдоподобны, если только это не специальная симуляция.
— «Ястребы», сотрудник Интерпола? Здесь?- удивился он.

он как их всех узнал?
— Да, моё подразделение возвращается на базу. Я хочу помочь спасателям и обследовать вагоны. Выяснить причину аварии.

это вне его полномочий вроде как. По крайней мере командиры отрядов спецназа таким не занимаются, и у ФСБшника не было ни одной причины его пускать внутрь
Во, рожи у них! Гляди, они абсолютно уверены в своей правоте. Твои попытки что-либо объяснить будут пресечены до начала следствия. А там тебя обработают психотропными препаратами, изобьют. Никакой майор Валери не поможет.

я бы понял, если бы так было повсеместно и у героя был хоть какой-то намек так будет. А своим побегом он точно поставил крест на своей невиновности.
В 2060 году почти в каждом городе на улицах устанавливались информационные экраны, на которых люди могли узнать обо всём, что происходит в мире. И вот на таком экране я увидел свою физиономию и узнал, что меня разыскивает ФСБ.

киберпанк клише, лишенное основание. Люди скорее будут узнавать обо всем через сеть дома, им нет смысла шляться по улицам и смотреть на каждую из преступных харей, что им будут показывать
Видеокамеры никто не проверял.

это на корню рушит все обвинение. Могла бы просто сказать, что записи были уничтожены. И то это было бы натянуто, поскольку в будущем всяко жесткие диски будут храниться не в самих камерах, а передаваться в общий буфер, если вообще не за пределы поезда.
— К порядку! К порядку!- крикнул майор и встал.

непонятен суд. Почему непосредственный командир выступает в роли судьи? И почему военный? Это военный трибунал? Тогда должна быть специальная коллегия, где никто не связан никакими узами с обвиняемым
списке на должность командира был сын майора – Николас Стэнтон.

офигенный мотив… нет бы банально подставить Григория в любом другом преступлении, хоть наркоту ему подкинуть банально… такие сложности из-за этого вот мотива? Ну ладно

Теперь по сути. Аннотация пространная и мало что говорит о произведении.
Сама история проста и незатейлива, и нет чего-то, за что можно зацепиться. О герое мы не знаем практически ничего, равно как и о второстепенных персонажах.
Сама история лишена каких-то поворотов и идет совершенно прямолинейно. Концовка же чуть ли не сахарная.
Вся история лишена напряжения. Прекрасные примеры в кинематографе — это Несколько хороших парней и Военные потери. История подобного рода должна иметь напряжение на уровне этих фильмов, иначе это просто набор штампов.

По мелочам совсем уж придираться долго и смысла нет, проблемы основные все в базисе. Но зависит от того, какова ваше задумка, и насколько реализация ей отвечает в вашем представлении.
20:27
+1
Спасибо за отзыв, Артём Дмитриевич!
Смысловые замечания приму к исполнению.
Если есть время, ознакомьтесь, пожалуйста, с рассказом «Пламя». Ссылка на него висит справа на странице портала.