Помни!

Форма произведения:
Рассказ
Закончено
Помни!
Автор:
fidelkastro
Рекомендуемое:
Да
Аннотация:
Есть времена, чтобы забывать и есть, чтобы помнить
Текст произведения:

                                               ПОМНИ!

 

 

            Он очнулся.

         - Просыпайся! – его хлестнули по физиономии. - Вставай, быстрее!

Он медленно открыл глаза, щурясь от ослепительного света. Казалось, будто его вытащили на полуденный зной и некуда спрятаться от испепеляющих лучей безжалостного светила. Очень скоро выяснилось, что дела обстоят несколько иначе.

- Да вставай же! – чьи-то руки вцепились в ворот рубашки и вздёрнули несчастного над землёй.

Постепенно некоторые вещи начали проясняться. Держал его мужчина огромного роста, с уродливой физиономией закоренелого преступника. Рубашка и штаны, материя которых больше напоминала мешковину, больно царапали кожу. И находился он не под летним солнцем, а в полутёмном подвале с единственным окошком под самым потолком. И ещё…

Он не помнил ничего.

- Очухался? – здоровяк отвесил ему оплеуху. – Если вздумаешь опять отключиться, начну бить ногами, ясно? Пара сломанных рёбер – фигня, для такого урода.

- Что случилось? – он покачнулся и громила придержал его за плечо. – Имя…Я не помню, как меня зовут.

- Тебя зовут номер 290-518, но я буду звать тебя ласково – 29й, - громила расхохотался, а после снял с пояса короткую дубинку с металлическими шипами на конце. – Топай наверх. Свой срок в карцере ты отмотал, так что живо за работу!

Он ткнул 29го дубиной и тот ощутил слабый электрический укол. За толстой металлической дверью обнаружилась короткая лестница, уходящая вверх. Здесь стало немного светлее и вновь начали болеть глаза. Приходилось щуриться и шагать, едва ли не на ощупь. Время от времени по спине лупила электрическая дубинка и от каждого прикосновения в голове точно вспыхивали разряды.

Странно, но эти вспышки словно открывали всё новые картинки. Вот только изображения казались непонятными образами, никак не связанными друг с другом. Ударный беспилотник, зависший над разрушенным домом; ступени, уходящие во мрак; женское лицо, с серёжками в мочке носа и тёмная ночь, разорванная лучами прожекторов.

- Стой! – в этот раз дубина хлопнула по затылку. – Ишь, разогнался.

Они оказались у спуска в подвал длинного серого здания, лишённого каких-либо признаков окон. Только несколько узких прорезей у самой земли. Точно такие же, совершенно одинаковые бараки тянулись влево и вправо, образуя бесконечную улицу, уводящую в никуда. У каждого здания стоял рослый мужчина в униформе, копирующей         ту, что носил конвоир 29го – чёрный пиджак и штаны, заправленные в высокие ботинки, кепка с серебристой кокардой и пояс, где висела кобура и дубина. Стражи выглядели неживыми манекенами, отчего окружающий мир напоминал мёртвую картинку.

Двигались только облака на небе и ещё…Странная парочка, метрах в пятидесяти от узника. Два пожилых мужчины в серых костюмах, стоящие возле Ауди, последней модели. Они пристально смотрели на 29го. Потом обменялись короткими фразами и скрылись в автомобиле. Тот бесшумно поднялся в небо и пропал за крышами домов.

- Ур-роды! – проворчал охранник, подбрасывая дубинку на ладони. Его угрюмый взгляд определённо посылал недружелюбные флюиды вслед улетевшей машине. – Чтоб вы грохнулись, говнюки!

- Кто это? – в голове 29го сохранялся прежний бедлам, но он цепко отметил беспечность конвоира и успел запечатлеть в памяти план: «Колонии-посёлка № 6», висевший на противоположном здании. Судя по схеме, через четыре барака следовало повернуть направо и попадёшь на площадку перед КПП.

- Они тебя тут маринуют, а ты их даже не помнишь? – страж загоготал. – Цари местные, Петя Караулов да Васёк Никольский, америкосовкие прихлебатели. Что, совсем ни о чём? Как пиндосня власть-то подмяла, своим лизоблюдам сразу отдала часть земель, типа губернаторствовать. Тех, кто подчинился, прессуют помаленьку, но жить дают; строптивых – сюда, а самых выделелывистых – дронами сровняли, вместе с городами.

Точно, вот откуда видение ударного беспилотника над развалинами. Сердце клюнула старая боль. Он явно кого-то потерял, вот только, кого? Родителей? Детей? Жену? Сердце за всех болит одинаково.

- Топай. Харе о политике, так можно и самому в барак загреметь, - конвоир пихнул 29го и тот пошёл, медленно перебирая ногами. Одновременно заключённый бросал быстрые взгляды по сторонам. – Правда, до таких, как ты, мне расти и расти. Ишь, теракт он собрался устроить, террорист хренов!

Смуглое лицо девушки с колечками в носу стремительно приблизилось из мрака пропавших воспоминаний и начало шевелить губами. Что она говорит? Громче! Давай, ещё громче!

- Где тебя носило? – она, казалось, сердилась. - Где ты вообще спрятал эту штуковину?

В проходе между бараками появилось синее рыло грузового автомобильчика. Несколько тощих мужчин в робах, заключённых доставали из кузова какие-то коробки и несли внутрь здания. Водитель, сидящий на своём месте, откровенно скучал, пуская дымные кольца в открытую дверь.

«29й замер и конвоир, шедший к нему почти вплотную, тут же налетел на подопечного.

- Какого? – начал охранник, но тут же получил локтем в живот и вторым – в челюсть. – Х-ха…

Дубинка выпала из разжавшихся пальцев, но упасть на землю не успела: заключённый подхватил оружие, приложил сторожа по затылку и тут же побежал к грузовику. Картинка вокруг тотчас перестала быть статичной иллюстрацией. Охранники покинули свои посты и бежали в сторону упавшего коллеги. Кто снимал с пояса дубину, кто сразу расстёгивал кобуру.

Водитель широко распахнул глаза, а вонючая сигарета выпала из открытого рта, когда коренастый крепыш схватил его за грудки и рванул наружу. Незадачливого шофёра впечатали лбом в стену и мгновенно заняли освободившееся место.

29й захлопнул дверцу и осмотрел панель управления: всё, вроде, знакомо. Ключ-кнопка на месте, сенсоры горят зелёным. Вперёд! Машина почти прыгнула с места, и самые шустрые охранники едва успели отскочить в сторону. Или…нет? Пару раз автомобиль подпрыгнул, точно под колёсами оказалось что-то мягкое. Заключённый выругался, поворачивая баранку; лишних смертей он не хотел, хоть и понимал: в случае чего, его - не пожалеют.

Защёлкали выстрелы и в стекле дверцы появилась круглая дырка. Почти попали. Плевать! Ещё раз повернуть и газ до отказа.

То ли никто не успел сообщить о побеге, то ли на КПП решили, что никто не успеет добраться до них так быстро, но беглеца никто не ждал. Новенькие, свежевыкрашенные ворота рухнули на землю, а 29й, закрываясь ладонью от стеклянного крошева разбитого стекла, вновь нажал на газ.

С вышек басовито ударили пулемёты в крыше внезапно появилось множество новых вентиляционных отверстий. Тем не менее, он оставался жив. Мало того – всё дальше уходил от мест заключения. Память, как и прежде, демонстрировала непонятные картинки, но он точно знал: у него осталось срочное незавершённое дело. Дело в…Как же называется этот городок?

Хлопнув себя по лбу, мужчина включи навигатор на панели и пробежался по карте. Павлов, точно! И находится совсем недалеко – в какой-то полусотне километров. Однако же, на такой машине, да ещё и в такой одежде ему вряд ли удастся проникнуть в посёлок. Дырявая память скрывала конкретику, но общие моменты оставались: на трассах – американские патрули, а на въезде – мощные блокпосты местной самообороны. Если военизированные отряды олигархов-коллаборационистов так можно назвать.

Хорошо, через десять километров – заправка. Возможно, там удастся угнать другой автомобиль. Остаётся только придумать, как это сделать незаметно.

Нет, не придётся. Навстречу катил небольшой двухместный автомобильчик красного цвета и 29й тут же сообразил, как поступить. Он выкрутил баранку и когда грузовичок перегородил дорогу, заглушил мотор. Потом выбрался наружу и пошёл вдоль кузова, прошитого пулями.

Сначала ему посигналили, потом начали кричать что-то специализированно-неприличное. А после он уже наблюдал, как девица в кожаной рубашке и шортах, с чёрным платком, наброшенным на голову, выбралась наружу и решительно направилась к изувеченному грузовичку.

Пока незнакомка пыталась обнаружить пропавшего водителя, 29й тихо прошёл за её спиной и сел внутрь красной машинки. Хм, плохо дело: авто из новых и запускается после сканирования отпечатков рук. Кажется, систему можно обойти, только нужно вспомнить, как.

Две ладони с длинными алыми ногтями на пальцах вцепились в дверь

- А ну, убирайся! И ос…Ты?!

То самое лицо, из его воспоминаний. Только изменились колечки в носу и теперь в них алели крохотные камешки. Девица сделала жест руками, и он послушно сдвинулся на соседнее сидение.

- Откуда ты тут взялся? Когда тебя взяли, мы уже думали: всё, хана! – она коснулась сенсора и автомобиль тихо заурчал. – По-быстрому узнали, куда тебя сунули и забацали мне документы, типа я – адвокат. – Она нажала на педаль, повернула руль и вдруг рассмеялась. – Я хотела выплатить залог, чтобы тебя выпустили. Теперь это, чёрт возьми, совсем не важно.

Он слушал её и всё пытался понять, кто она, как они связаны и почему он ощущает лёгкую настороженность. Память предположила, что незнакомка – не политическая, а член местной банды контрабандистов. Пришлось их использовать, чтобы доставить в Павлов…Что доставить?

Девушка достала из сумочки тонкую пластинку и щёлкнула по ней, развернув голографическую картинку насупленного лысого мужчины с окладистой чёрной бородой. Это лицо 29й тоже вспомнил. И ещё, только сейчас мужчина сообразил, что у всех, кого он видел сегодня, имелась одна общая отличительная черта: шрам на правом виске. Старый шрам. 29й поднял руку и нащупал на виске пластырь. Под ним ощущался свежий рубец.

- Костя, - пробормотала девушка. – Он у меня, видишь? Не знаю, как, наверное, сбежал. Да и какая, к чёрту, разница? Готовь проход через южный. Нет, до вечера ждать не станем: они наверняка поднимут вертушки и вышлют кучу патрулей.

- Как это у тебя всё не вовремя, - голос мужчины звучал так равнодушно, словно они обсуждали нечто рутинное. – Ладно, пну Рубена с пацанами, пусть что-то придумает.

Девушка радостно щёлкнула языком и спрятала телефон. Мимо пронеслась заправка с парой висящих флагов: американским и ещё одним, с семиконечной жёлтой звездой в обрамлении колосьев. Второй, почему-то, вызвал у 29го приступ жгучей ненависти. Как и бронетранспортёр, с логотипом штатовской армии. На столбе, рядом с заправкой, болтался повешенный.

- Что здесь? – мужчина указал на шрам у девушки и та недовольно отбила его руку. – Я смотрю, у всех есть.

- Естественно, у всех, - отрезала собеседница. – Перед регистрацией всем вживляют чип подчинения. Нет чипа – нет регистрации – нет работы и жилья. Ты, вообще, какого хрена спрашиваешь-то? Память отшибло?

- И что он делает? – 29й старался избежать упоминаний о свое й амнезии.

- Подчиняет, блин! Что за идиотский вопрос? Чипы есть у всех и все они связаны с центральной контрольной системой в Вашингтоне. Только те, что у царюков, дают им возможность управлять быдлом, а у стада подавляют волю к сопротивлению.

- Кажется мне эту гадость тоже всунули, - он вновь коснулся рубца и вдруг задумался, - почему же я ничего не ощущаю? Да и ты не напоминаешь покорную овцу.

- Вова, ты совсем ушибленный? – она покосилась на него, продолжая вести машину на максимальной скорости. – У всех братьев стоит нейтрализатор, а тебе мы его вживили ещё тогда, когда ты здесь был прошлый раз. И если чип ещё можно выдернуть, то нейтрализатор – фигушки! Только вместе с башкой. Ты же это всё знаешь, зачем спрашиваешь?

- Я ничего не помню, - тихо сказал он и откинулся на спинку кресла. – Так, вое что, кусочками. Тебя, например, помню.

- Помнишь? – она даже к рулю прижалась.

- Только лицо. Больше ничего.

Ему показалось или девица облегчённо вздохнула? Наверное, показалось. Машина сбавила скорость, и хозяйка протянула руку между сидений, где начала шарить. Вытащила оттуда спортивную сумку и протянула пассажиру.

- Держи. Внутри – одежда. Вообще-то она предназначалась не тебе, но раз уж так сложилось…Не будешь же ты лазить по городу в робе?

29й вытащил из сумки клетчатую рубашку, поношенные джинсы и видавшие виды кроссовки. Изворачиваясь, чтобы одеться, а это оказалось совсем не легко, в тесном-то салоне, мужчина в очередной раз поразился удачному совпадению: вся одежда оказалась почти впору. Однако же столь удачная полоса событий начинала его тревожить. Обычно полоса везения кончается большими неприятностями.

- Меня зовут Володя? – спросил он и девушка хихикнула. – Что?

- В этот раз – Вова, в прошлый – Гена, откуда мне знать, как тебя зовут по-настоящему?

- Понятно, - ни одно, ни другое имя ему не понравились. Он принялся зашнуровывать кроссовки. – А тебя как зовут? Не хочешь называть настоящее имя – придумай что-нибудь. Должен же я как-то к тебе обращаться.

- Зови Ликой, - девушка повернула руль, и машина съехала с трассы на грунтовку, едва заметную среди золотистых колосьев высокой пшеницы. – И помолчи. Тут не так просто проехать, нужно сосредоточиться.

Дорога, действительно, петляла так, словно её проложил сумасшедший заяц, а колосья иногда достигали крыши небольшого автомобильчика. Поэтому близкий город казался смутной мешаниной тёмных и светлых пятен. Одно было ясно, они постепенно приближались к Павлову.

Послышался отдалённый гул и выглянув в окно, мужчина успел увидеть две хищные тени, скользнувшие по небу, далеко позади. Значит, всё-таки послали вертолёты. Если бы они не съехали с шоссе, его бы уже схватили. Что же он такого натворил? Какой теракт собирался совершить? В памяти не оставалось и капли стыда за совершённые поступки.

Впереди мелькнуло нагромождение какой-то старой строительной техники и ржавых контейнеров. Вроде бы некоторые лежали прямиком на дороге, по которой они ехали. Автомобиль замедлил ход, но встревоженной Лика не казалась. Скорее – сосредоточенной. Машина подъехала к здоровенному коричневому контейнеру и посигналила. Тотчас перекошенные ржавые дверцы распахнулись и наружу выбрался совсем молодой парень в тёмных очках на пол-лица. Одет незнакомец оказался в пустынный камуфляж и держал в руках старый Калашников.

- Привет, Рубен, - Лика махнула рукой. – В Багдаде всё спокойно?

Парень фыркнул и махнул, в ответ, проезжай, мол. Машина въехала в контейнер и тут же выяснилось, что под ржавой громадой спрятан подземный тоннель, с отличной бетонной дорогой и яркими ламами, озаряющими путь холодным голубым светом. Лика рибавила скорости и щёлкнула языком:

- Ну как? Это – проезд Южный, а есть ещё Северный и Западный.

- Восточного нет? – удивился 29й.

- Что мы, идиоты что ли? Там у пиндосов такие укрепрайоны, мышь едва проскочит! Забыл, как переходил через нейтралку?

Он вспомнил. Тёмная ночь, рассечённая ослепительными лучами прожекторов и долбящие по ушам пулемётные очереди. Иногда оглушительно ухает миномёт и протяжно воет мина. Приходится сливаться с истерзанной землёй и молиться, чтобы не настигла шальная пуля или осколок. Пара контрабандистов, ведущих его по секретному проходу, глухо матерятся, но продолжают тащить два металлических чемодана. Третий – у него.

Точно. Он что-то принёс в Павлов и это что-то хранилось в тех металлических кейсах. Очень тяжёлых.

Тоннель расширился и по обеим сторонам появились пешеходные дорожки и двери в стенах. Иногда навстречу попадался человек в камуфляже. Кто-то шёл налегке, кто-то тащил коробки; некоторые махали рукой, приветствуя Лику и та махала в ответ.

- Так куда ты её спрятал? – словно мимоходом, спросила девушка, когда дорога устремилась вверх. – Успел активировать? Ах да, ты же не помнишь…

- Я даже не помню, о чём ты спрашиваешь, - он пожал плечами. – Я же говорю: память, как решето. Что они такое со мной сделали? Пытали, что ли?

- Это – не они, - Лика досадливо цокнула языком. – Это – ты сам. Нейтрализатор, который мы тебе вживили, имеет и такую функцию: в критической ситуации отдаёшь приказ о форматировании памяти, и он уничтожает все воспоминания. Говорят, это – временно и со временем всё восстанавливается, но сколько занимает процесс восстановления не знает никто. А по поводу той штуковины…Кстати, ты её так и называл: «штуковина» и говорил, когда она жахнет, чертям в аду окажется жарко. Так вот, надеюсь, ты не ядерный заряд сюда приволок, а потом ещё и забыл, куда спрятал?

- И я надеюсь, - проворчал 29й, потирая рубец на щеке. Под кожей отчётливо ощущался инородный предмет. – Да и с чего мне взрывать ваш городишко?

- Скажем, чтобы уничтожить командный центр пиндосов, - коротко и совсем невесело хохотнула Лика. – Говорят, они установили там мощнейший сервер, напрямую связанный с главным, в Пентагоне.

Точно, что-то было связано с этим сервером. Он что-то хотел сделать…Что?

Полоса освещённого пространства осталась позади и теперь автомобиль катил, рассекая темноту лучами фар. В их свете становились видны старые растрескавшиеся стены, замусоренный бетон дороги и какие-то ошмётки металла по бокам. В конце концов они остановились у ржавых двустворчатых ворот и минут пять ожидали, пока их откроют. Всё это время Лика задавала осторожные вопросы, касающиеся прошлого пассажира. Однако, тому нечего оказалось ответить. То ли прошёл слишком короткий срок, то ли повреждения оказались невозвратимы.

Наконец ворота открылись, и машина выкатила в ослепительное сияние летнего светила. Как выяснилось, они выехали из старого, видавшего виды, гаража, в ряду таких ветеранов. Девушка пояснила, что гаражный кооператив находился на окраине Павлова, но это – даже к лучшему, потому что последний раз Владимира, как она продолжала его звать, видели именно здесь.

- Я тебя высажу, - пояснила Лика, поглядывая по сторонам, - а ты пройдись, осмотрись, может и вспомнишь чего. Понимаешь, очень важно, чтобы ты нашёл свою штуковину.

- Вам-то она зачем? Он проводил взглядом камуфлированный пикап, битком набитый бородатыми людьми в армейской форме. У всех имелись автоматы и каждый носил зелёную повязку с жёлтой семиконечной звездой.

- Вовчик, - Лика завела машину в переулок и заглушила мотор, - я же тебе говорю, многие, особенно из руководства, предполагают, что ты приволок ядрёную бомбу. Боязно всем. Поэтому и хотели тебя из тюрьмы дёрнуть, а тут ты и сам…Если не бомба – хорошо, все станут спать спокойно. Так ничего и не вспомнил?

- Нет, - он открыл дверцу и выбрался наружу.

- Эй! - девушка схватила его за руку. – Берегись самооборонвцев. Пиндосы в город не суются, а эти могут и пристрелить, если не так на них посмотришь. Они тут – власть.

- Учту, - он захлопнул дверь и постоял, прислушиваясь к ощущениям. Они, как и память, молчали.

Город казался вымершим: занавешенные тёмными шторами окна; пустые улицы, по которым торопливо шагали редкие прохожие. Люди не глядели по сторонам и старались держать подальше друг от друга. Не видно ни собак, ни кошек, не слышно пения птиц. На магазинах, изредка попадавшихся на глаза, висели странные надписи двух типов: «Только для зарегистрированных» и «Общий доступ».  У вторых вертелись странные нечёсаные личности в жутких обносках.

Именно такая личность, в возрасте, эдак, лет десяти, окликнула пришельца и поманив грязным пальцем, исчезла за углом. Имелось сильное подозрение, что его попытаются ограбить, но 29й чувствовал, что может за себя постоять, поэтому шёл без всякой опаски.

Как скоро выяснилось, никаких злых планов, маленький оборванец не вынашивал. Грязная физиономия отражала некоторое недоумение и только. Оборвыш присел рядом с кучей старого мусора и поманил мужчину.

- Браток, присядь, перетрём, - 29й усмехнулся. – Да ты не очкуй!

- Говори, по-человечески, - мужчина присел, в очередной раз поразившись жуткой мешанине из лоскутов, едва прикрывавшей щуплое тело. – Ты, вообще, кто такой?

Бич, - 29й нахмурился, и мальчуган торопливо пояснил. – Это значит: без чипа – БиЧ. Ну, те, кто не захотел регистрироваться и не получил в голову железяку.

- Понятно. Чего хотел? Денег у меня нет, сразу говорю.

- Так ты мне и прошлый раз нормально насыпал, когда по заброшкам лазили. Скажи лучше, ты какого хрена каждый день по одному и тому же маршруту блундаешь?

- Что?! Я? Ничего не путаешь?

Пацан рассмеялся, потом достал из недр своих лохмотьев маленький нож и принялся выковыривать грязь из-пл ногтей.

- Нифига я не путаю. Я даже посмотрел, откуда идёшь. Каждый день тебя тёлка в красном жужике привозит на Строительный, ставит тачку и выпускает наружу. А ближе к вечеру тебя эти козлы, самообороновцы, ловят. Думал, может игра какая, так – нет, ты с ними по-конкретному метелишься. Пацан ты, типа, неплохой, вона сколько баблища отсыпал, спрошу, думаю, может с чердаком нелады?

29й задумался, яростно потирая лоб. Он пытался сложить всё воедино, чтобы получилась чёткая картинка. Удачный побег, удачная встреча, удачно оставленная одежда и так далее. Совпадения? Чёрт возьми! С ним просто играли, как кошка играет с тупой мышью: то отпуская, то вновь накрывая лапой.

- Дай сюда, - он забрал нож у удивлённого собеседника и отлепив пластырь, воткнул острие. Поморщился и вспорол кожу, ощутив, как кровь побежала по щеке.  Не обращая внимание на боль, подцепил пластинку и яростно выдернул чип, отбросив, точно ядовитое насекомое. Пацан, казалось, не удивился, а лишь протянул кусок тряпки. – Спасибо. А теперь отведи меня к тем заброшкам, где мы с тобой раньше были.

Лика докурила длинную сигарету и затушила в пепельнице. Скучно. Ещё один унылый день, копия предыдущего. Опять этот идиот впустую прошастает по улицам, его опять поймают и всё снова-здорово. Зазвонил телефон. Ух ты! Сам решил почтить.

- Что-то не так, - Караулов казался встревоженным. – В этот раз он вынул чип, и мы не можем его отследить.

- Ну, блин, - Лика вновь закурила. – Я-то тут при чём? Мы свою часть сделки выполнили: сдали его, а теперь ещё и играем в ваши тупые игры про вспомнить всё.

- Вы. Уроды, привели его в город. Мой город! – Караулов оскалился. – Позволили принести си спрятать эту дрянь. Если что-то случится, вы у меня все в колонии сгниёте, заживо! Я поднимаю всех самообороновцев, а ты зови своих, пусть тоже жопами шевелят, подпольщики хреновы. Живо!

Лика выругалась и начала набирать Костика.

Стоило 29му увидеть полуразрушенные здания, куда его привёл сорванец, как в его голове словно прояснилось. Он точно был здесь и помнил, вон тот покосившийся сарай, с парой старых берёз; вон тот дом, с обвалившимся фасадом и подстанцию, заросшую диким виноградом…Стоп. Всё, дальше ему идти не нужно.

- Спасибо, - мужчина придержал мальчонку за рукав и посмотрел вперёд. Там, за высокой стеной, обтянутой колючкой, прежде располагалась ТЭЦ. Теперь, в заново отстроенных зданиях, размещался логистический центр Пентагона, с новейшим сервером, предназначенным для координации будущей атаки на восток. – Теперь – бегом отсюда и забудь, где был.

- Забудешь тут, - проворчал мелкий.

- Если надо – забудешь. Пригнись, - один из охранных дронов прошёл совсем близко. – Всё, беги.

Оставшись в одиночестве, 29й некоторое время следил за перемещением беспилотников, а потом начал осторожно приближаться к нужному зданию. Время от времени он падал на живот и полз, скрываясь за обломками камней, остатками заборов и стен. Наконец он дополз и потянув скрипучую дверь, юркнул внутрь.

Так. Вот здесь, в дальнем углу, убрать деревянную плиту, сдвинуть щебёнку и полностью очистить пластиковый люк с сенсорной панелью. Приложить ладонь, наклониться и просканировать глаз. Люк отъехал, открыв ступени, уходящие в темноту. Впрочем, спускаться предстояло совсем немного. Пара метров и мужчина оказался в крохотной комнатушке, где даже сидеть приходилось, согнувшись. Все три чемодана находились здесь.

Только это были совсем не чемоданы.

29й открыл самый большой и пробежался по клавиатуре, отслеживая информацию на мониторе. Отлично, комплекс «Шило» сумел благополучно взломать все защитные системы вражеского сервера и теперь заканчивал установку многоуровневого трояна. Через восемь часов боевая техника врага слетит с катушек: дроны атакуют пехоту, автоматические танки вступят в бой с теми, что водят люди, а несколько спутников контроля начнут неотвратимый сход с орбит. При удачном стечении обстоятельств, вирус успеет перебраться и на другие сервера.

Ухмыльнувшись, мужчина закрыл крышку «Шила» и занялся другими приспособлениями. Теперь, когда сроки стали известны, пришло время активировать и их. 29й дал оттяжку в четыре часа, чтобы троян точно успел поразить сердце врага. Таймер – на двенадцать. После этого мощное электромагнитное излучение вырвется наружу, уничтожая электронную начинку чипов подчинения.

Скверно, что нельзя пересидеть здесь: взрыв убьёт любого в радиусе полутора сотен метров. 29й нервно отёр ладони. Ладно, он постарается добраться на восток Павлова. Возможно существовал особый план для отхода, но он его так и не вспомнил. А на востоке, под шумок начавшегося бардака, возможно удастся уйти к своим.

Не получилось. Улицы кишели вооружёнными людьми, вовсю лаяли собаки, а над крышами домов порхали крохотные дроны наблюдения. Однако, заметила его вовсе не хитрая техника.

Стоило 29му пройти пару кварталов, как раздался пронзительный женский крик:

- Вот он! – вопила Лика, указывая пальцем в его сторону. – Держите его!

Он побежал, то и дело сворачивая в узкие переулки, короткие улочки и незаметные проходы. Прыгал через заборы, нырял в проломленные дырки и скатывался со склонов. И всё время слышал за спиной топот множества ног.

Город он знал хуже преследователей. Да и гнались за ним не только пешеходы. Стоило выбежать на первую же большую улицу, утопающую в кряжистых клёнах, как завизжали тормоза и путь ему преградили пять грязных дребезжащих джипов. Бежать оказалось некуда, но беглец ещё успел вырубить тройку преследователей, прежде чем его повалили на грязный асфальт и начали крутить руки.

Пока сознание не успело окончательно покинуть его, 29й приказал себе забыть. Забыть всё.

Он очнулся.

- Просыпайся! – его хлестнули по лицу. – Просыпайся, быстрее!

Мужчина медленно открыл глаза, совершенно не понимая, где и почему находится. Крохотная комнатушка с оконцем, под самым потолком и громила в униформе, вцепившийся в рубашку, ткань которой напоминает мешковину. Великан выглядел несколько помято и очень злобно.

На улице Пётр Караулов, постукивающий по капоту Ауди-Рокет, недовольно бросил Василию Никольскому, который сосредоточенно раскуривал трубку:

- Тебе не надоело? День сурка, блин! Уже даже не смешно.

- Ага, - согласился тот. – Смешно будет, если эта, его штуковина, сработает. Вот тогда нам Хозяева точно награду вручат. А после закопают вместе с ней.

- Так ты смотри, последний раз этот гад чуть не свалил!

- Чуть – не считается, - Никольский пыхнул трубкой и ухмыльнулся. – Ладно, пусть это будет последний раз.

В заброшенной подстанции Павлова «Шило» загрузил последний пакет данных и отключился. До взрыва зарядов ЭМИ оставалось ровно четыре часа.

 

+1
62
RSS
15:18
Ещё один прекрасный остросюжетный рассказ от Фиделя)
Здесь автор немного изменил миру «Волны» и решил оседлать политическую фантастику. Интересно, вселенная порабощённой России приживётся в вашем творчестве также? Или вы обратились к ней только в этом произведении?

P.S. Добавил в блог «рекомендуемое».
12:25
Думаю, что возвращаться не стану. Всё, что хотел сказать — сказал: главным злодеем является не враг, а предатели и сражаться нужно, даже если нет ни единого шанса. А к миру Волны ещё возможно вернусь. Там есть сюжеты об Ангелах Возмездия и исчезновениях ключевых людей планеты.