Культист

Форма произведения:
Повесть
Закончено
Культист
Автор:
Даниил Ртищев
Аннотация:
1935 год. Однажды вернувшись из командировки офицер Гестапо Каспар Хайнер находит изуродованное тело своей беременной жены. Он не может найти тех, кто её убил, Хайнер медленно сходит с ума, в нём проявляются садистские наклонности. Но в один день всё меняется, Каспар встречается с офицерами оккультного отдела «Аненербе», которые предлагают ему помощь, взамен на то, что он поможет провести им древний ритуал…
Текст произведения:

Все события описанные в рассказе являются вымышленными. Все совпадения считать случайными. Автор против нацизма и считает преступными действия членов Национал-Социалистической Рабочей партии Германии. Данное произведение написано лишьмотивам исторических событий, а поэтому не стоит воспринимать описанное в рассказе как историческую действительность.

Willst du bis der Tod euch scheidet

Treu ihr sein für alle Tage...

Nein

Willst du bis der Tod euch scheidet

Sie lieben auch in schlechten Tagen...

Nein

«Du hast» Rammstein.

1935 год. Штутгарт.

Молодой офицер Гестапо Каспар Хайнер сидел на балконе вместе со своей девушкой Катариной. Он нежно обнимал её, она положила голову ему на грудь и улыбалась. Вместе они любовались Солнцем, которое скрывалось за лесом, окружавшим Штутгарт. Ещё никогда Каспар не чувствовал себя так хорошо. В его груди что-то дрожало, трепеталось, горело и стремилось вырваться наружу. Он не хотел вставать и не хотел никуда уходить. Катарина обняла его и нежно поглядела в глаза. Каспар поцеловал её лоб и обнял ещё крепче. Она тихо засмеялась и спросила своим нежным и ласковым голосом:

-Каспар, ты меня любишь?

-Да.

Каспар ответил тихо, но твёрдо. Сердце в его груди забилось ещё сильнее. Как же ему хотелось показать, как он её любит! Если бы он только мог! Если бы она сказала убить кого-то, он даже не стал бы спрашивать, зачем ей это. Но Катарина была очень нежной и хрупкой девушкой. Она любила весь мир, всех людей, любила жизнь, любила самого Каспара. Каждый день он благодарил судьбу за то, что повстречал её. Она- лучшее, что произошло с ним в жизни. Всё-таки как же он её любил! Словами он этого передать не мог. Он провёл рукой по её щеке и страстно поцеловал в губы. Она улыбнулась. Так мило. Так нежно. Было видно, что она его любит не чуть не меньше, чем он её, и что в её груди тоже билось сердце, готовое вырваться и сгореть ради Каспара. Хайнер знал это, и от этого любил её ещё больше. Он не хотел вставать, если бы было можно, он бы вечность просидел рядом с ней. А ещё он хотел сорвать с неё одежду, впиться своими губами в её, повалить на кровать и… тоже провести с ней вечность. Вдруг Катарина заплакала. Каспар дёрнулся и тихо спросил:

-Что случилось, дорогая!?

-Я… Я просто счастлива. Я не знаю, как выразить это…

-Катарина…

Хайнер посадил её на колени, и они начали целоваться. Она обвила руками его шею, стала расстёгивать рубашку. Каспар легонько оттолкнул её и тихо сказал:

-Не здесь. Пойдём в спальню.

Он поднял её на руки и они вошли в комнату. Каспар усадил её на кровать и стал раздеваться. Он скинул с себя штаны и рубашку, резко развернулся… Катарины нигде не было. Он тихо прошептал:

-KatarinaLiebe

Ответа не последовало. Хайнер прокричал громче:

-Katarina!!!

Но результат был тот же. Он сел на кровать, но она неожиданно исчезла, со стен и потолка начала осыпаться штукатурка, на улице раздались крики и взрывы. Хайнер выскочил на балкон… И проснулся…

Он был один. Совершенно один. Возле никого не было Катарины. Да и не могло быть. Прошёл уже год, как Катарины не было в живых. И погибла она так странно, так неожиданно. Она не умирала в больнице от страшной болезни, её не застрелили у него на руках. И от этого было вспоминать ещё страшнее.

В тот день Хайнер вернулся из командировки из Берлина. Он был одним из тех счастливчиков, которых лично награждал сам Адольф Гитлер. Он прибыл в Берлин на 3 дня. Катарина хотела ехать с ним, но за неделю до его поездки она узнала, что беременна, поэтому плохо себя чувствовала и осталась в Штутгарте. У Хайнера было очень хорошее настроение. Он представлял как приедет домой, к любимой девушке, обнимет её, поцелует и скажет:

-Встречай своего героя!

И она поцелует его и накроет на стол. Он будет пить вино, а она играть на рояле и петь его любимые песни. А на утро он сделает ей предложение и извинится за то, что не сделал его раньше. Он встанет в 6 утра, пока она спит, оденется в парадную форму, приготовит завтрак, а когда она войдёт, встанет на колени и громко и торжественно скажет:

-Heiratemich, meineLiebe!

А она улыбнётся и тихо, со слезами на глазах скажет:

-Ja.

Так мечтал Хайнер.

Но когда он вернулся домой и открыл дверь, на пороге его никто не ждал. Он несколько раз позвал Катарину, но ответа не последовало. Он не знал, что делать. Возможно она пошла к подругам или в больницу. Каспар откупорил бутылку, налил себе бокал и стал ждать. Но Катарина не пришла ни ночью, ни утром. На утро Хайнер попытался прийти в себя, но это у него не получалось. Он бросился в отдел управления Гестапо и объявил Катарину в розыск. Его любили коллеги, а потому активно помогали искать его девушку. Но её не было. Не было нигде. Её разыскивали почти неделю. Наконец нашли.

Отдел 4В в то время занимался одной сектой, члены которой периодически приносили в жертву девушек, чаще всего- беременных.

Во время одного из обвалов, гестаповцы поймали нескольких сектантов, которые рассказали им про место, где находится их капище, в котором находится несколько трупов. В голове Хайнера уже тогда кружили тёмные мысли. Как только сектантов допросили, он первый вызвался ехать на место жертвоприношений. Оно находилось на окраине города, в подвале заброшенного дома. Как только они доехали, Хайнер выбил дверь и стал спускаться вниз по лестнице. В самом низу находилась массивная дверь, на которой было написано:

LaudateInterfectorem!

Хайнер попытался открыть её. Дверь была тяжёлой, но в конце концов она поддалась, и Каспар вбежал в комнату. На полу лежало несколько истерзанных трупов девушек, а центре зала на каменной плите лежала она. Голая, с разрезанным животом, все руки её были в крови, а лицо прикрыто белым полотенцем. Хайнер подбежал к её телу и скинул полотенце на землю. Всё лицо было покрыто шрамами, глаз и языка не было, на шее было несколько рубцов.

Хайнер видел много жестокости, но на смотреть он не мог. Он упал на мягкую землю и закричал. Как испуганный ребёнок. Он кричал громко и долго, призывая кого-то на помощь, но помочь ему никто не мог. На его крик прибежали его товарищи и увели несчастного офицера из этого проклятого места.

После этого жизнь Хайнера изменилась. Он потерял контроль над собой, начал пить, в нём проснулись садистские наклонности. Во время допросов он начал пытать людей, чего раньше никогда не делал. Каспар медленно сходил с ума. После смерти Катарины за ним стала ухаживать одна молодая криминальоберассистентка. В какой-то момент он хотел даже ответить ей взаимностью и попытаться забыть Катарину. Он пригласил её к себе домой. Они ужинали. Потом она пошла в ванну и вышла оттуда в одном лёгком халате, который носила Катарина. Каспар подошёл к ней, обнял её, но неожиданно оттолкнул и ударил. Она упала на пол. Он начал её избивать. Ему было приятно издеваться над хрупкой, маленькой, беззащитной девушкой. Каспар бил её, а она плакала и умоляла о пощаде, но Хайнер больше не ведал жалости. Он избил её, довёл до истерики, после помог подняться, дал ей чистую одежду и пригласил пройти в спальню. Она боялась его, боялась отказать ему, но он ей очень нравился. Несчастная девушка прожила с Хайнером почти месяц. Каждый день он избивал её, каждый день его садистские наклонности проявлялись всё сильнее и сильнее, каждый день она плакала всё сильнее и сильнее, но он её не жалел. Наконец она не выдержала этого, уволилась из Гестапо и сбежала от Хайнера.

Он никак не отреагировал на это, но теперь ему не на ком было вымещать всю свою злобу и ненависть. Он держал её в себе, давился её, ненавидел всех людей, окружавших его, а особенно ненавидел счастливых и добрых.

По его личной просьбе его перевели в карательных отдел, где он вымещал всю свою ненависть на заключённых, особенно жестоко он обращался с сектантами, которых винил в смерти Катарины, не зависимо от того, какую религию они исповедуют, и чем занимается их секта. Как только Хайнер возвращался домой, он переставал разговаривать, не включал свет, ложился рано, а вставал ещё раньше, после чего шёл на работу, где мог поиздеваться над невинными людьми.

Хайнер вспоминал всё, что с ним произошло за этот год, он молча сидел на кровати и не мог пошевельнутся. Ему было страшно. Он понимал, что скоро может совсем потерять человеческий облик, но вставать на путь исправления ему не хотелось. Он всё время думал о ней, о своей несбывшейся мечте о счастливой семье, которой у него не было в детстве. Родители Хайнера растили его в нечеловеческой строгости, они не покупали ему игрушек, не давали сладостей, с малых лет его заставляли работать. За него выбрали институт, профессию, даже девушку ему уже нашли, но однажды Каспар не выдержал и в 17 лет сбежал из дома. Он жил в Зендене, небольшом городке под Ульмом, где его знали все, а потому ему ничего не оставалось, как бежать в ближайший крупный город. Зенден располагался между Штутгартом и Мюнхеном, Каспар долго думал, куда ему лучше уехать, в те времена в его голове ещё сидела мысль о том, чтобы сбежать за границу, поэтому выбор пал на Штутгарт, из которого легко можно было добраться до Франции. В Штутгарте он познакомилсямолодым полицейским, который предложил ему пойти в их кадетское училище. Денег у Хайнера не было, и он согласился.

Разве мог тогда догадаться молодой кадет Каспар Хайнер, что за участь ему уготована? Может, были правы родители? Может, надо было ему жениться на той некрасивой девушке- Имме, дочери местного учителя истории? Сейчас бы Каспар сидел в своём маленьком уютном домике, курил бы, а вокруг него бегали бы дети, а Имма была бы готова на всё ради него, она приносила бы ему холодное пиво, и они вместе любовались бы закатом, как…

Каспар вздрогнул. Всё. Нет этого. И быть не может. Он упустил своё счастье. Теперь он до конца жизни вынужден страдать, просыпаться в судорогах ночью и бить себя по лицу, чтобы хоть чуть-чуть облегчить душевную боль.

Он встал и подошёл к окну. На улице дул свежий ветер. Каспар встал на колени и вгляделся в ночное небо. Луна мрачно свисала над городом, освещая своим бледным светом окрестности. Каспар глядел на неё, не отрывая взор, наконец, он вышел из транса и тихо прошептал:

-За что?

Он хотел сказать ещё что-то, но зазвонивший будильник прервал его неначавшийся монолог.

Он встал и пошёл на кухню. Там заварил себе кофе и выпил его. После пошёл в ванную, принял душ и стал одеваться. Он быстро надел белую рубашку, чёрный мундир, брюки, кожаные сапоги и фуражку и вышел из квартиры, громко хлопнув дверью.

Здание управления Гестапо располагалось в 10-и минутах ходьбы от дома Хайнера. Каспар шёл быстро, не останавливаясь и не обращая ни на кого внимание. Ему казалось, что люди отворачивались от него. На самом деле злой и мрачный взгляд несчастного гестаповца отпугивал от себя людей. Хайнер попытался ускорится. Он практически бежал по улице и вскоре достиг здания.

У входа его встретили два криминальассистента. Они вытянули руки вперёд и практически одновременно прокричали:

-H*** H***!

Хайнер ничего не ответил, лишь сильным ударом ноги распахнул дверь и вошёл внутрь. Не обращая внимания на шныряющих по коридорам криминальассистент-кандидатов, Каспар прошёл в свой кабинет и взял с полки дело, которое он сейчас вёл. За последний месяц под Штутгартом нашли несколько обгоревших тел. Жертвы были связаны, у некоторых отсутствовали головы. Всё это смахивало на какой-то религиозный ритуал. Каспар помнил, в тот день, как он получил это дело, он допрашивал мужа одной из жертв, он помнил, как муж, задыхаясь проклинал сектантов и обещал, что убьёт их, если найдёт. Как же он был похож на самого Каспара. Хайнер хотел сказать ему что-то, но почему-то молчал. Он записал показания и отпустил несчастного, а через 3 дня тот повесился. А перед этим вырезал у себя свастику на груди. Каспар лично осматривал место самоубийства, он прекрасно помнил, что в его мёртвых, полных ужаса глазах, он видел своё отражение, уже тогда он понял, что мёртв, что сейчас он лишь труп, которых скоро превратится в прах, который ветер разнесёт по всей Германии, и все забудут Каспара Хайнера. Был он и не стало его. Всё. Хотя его уже давно не стало.

Каспар отвлёкся от размышлений и стал перечитывать дело и рассматривать фотографии изуродованных тел. Вдруг его размышления прервал резкий стук в дверь. Она открылась и в комнату вошёл оберрегирунгсрат Август Эллер. Он откашлялся, вытянул руку вперёд и тихо, своим старческим голосом произнёс:

-S*** H***, Herr Kriminaldirektor!

-H*** H***, Herr Oberregirungsrat!

-Каспар, у меня к тебе просьба. Помнишь, 3 дня назад на Райнсбургштрассе зарезали нашего криминальсекретаря?

-Да.

-Там привезли двоих подозреваемых. Парень и девушка.

-Зачем им это?

-Так вот я тоже не знаю. Только это они. Все улики против них, да ещё при задержании девушка напала с ножом на нашего агента.

-Ну, раз все улики против них, вы их к стенке поставьте и всё.

-Да не могу я. За такое судить их надо, а потом уже к стенке. А чтобы судить, надо их письменное признание.

-А от меня-то вы что хотите?

-Ну, у тебя же дар…

-К чему?

-К выбиванию показаний. Давай, как ты умеешь, только не убивай никого. Они мне живыми нужны.

-Я постараюсь.

-Да уж, постарайся.

Каспар закрыл дело, положил его в стол и вышел из кабинета. Вместе с Эллером они прошли к лестнице и спустились в подвал. Там находились камеры и комната для допросов. Каспар прошёл в неё и сел на стул. Через несколько минут к нему привели заключённых и оставили их наедине. Каспар осмотрел своих жертв. Перед ним сидела молодая, красивая, светловолосая девушка, которая чем-то напоминала ему ту криминальоберассистентку, с которой он встречался после смерти Катарины, и парень, темноволосый, спортивный, высокий, он очень напоминал обычного криминальассистента, которых в Гестапо было несколько тысяч. Они тяжело дышали и прижимались друг к другу плечами. Каспар улыбнулся. Они вздрогнули. Он засмеялся и бодро спросил:

-Боитесь меня?

-…

-Я знаю, что боитесь. И это- хорошо.

-…

-Вы совершили преступление. А за каждым преступлением следует наказание. Вы читали Достоевского?

-…

-Я спрашиваю, вы читали Достоевского?

-Нет…

Тихо пролепетала девушка.

-И я нет.

Хайнер рассмеялся. Его глаза засветились от удовольствия.

-Почитайте на досуге. Там как раз про убийство. И про наказание за убийство. Ладно. Давайте поговорим о другом. Не люблю литературу. За что вы убили несчастного криминальсекретаря?

-Мы его не убивали!

-Ты так считаешь, мой дорогой?

-Нам не зачем было это делать!

Каспар зверски улыбнулся, подошёл к несчастным сзади и резко раздвинул стулья, на которых они сидели.

-Вы на самом деле считаете, что у вас получится избежать кары? Нет. Мы- Гестапо! Мы находим всех преступников и наказываем их!

Каспар подтащил стул, к которому был прикован парень к стене и тихо спросил:

-Как тебя зовут?

-Константин Майнер.

-А меня, Ка… называй меня херр криминальдиректор. Понятно?

-Понятно.

-Надо отвечать: так точно, херр криминальдиректор!

-Так точно, херр криминальдиректор!

-Вот и славно. А теперь приступим.

Каспар разбежался и со всей силы ударил Майнера ногой в живот. Тот застонал и из его рта потекла кровь.

-За что вы убили того криминальсекретаря?

-…

-Молчишь? Ну ладно.

Каспар ударил Майнера кулаком по лицу, потом ещё раз и ещё раз. Кровь текла не только изо рта, но из носа Константина. Возле стола тихо плакал девушка. Хайнер улыбнулся и со всей силы пнул стул, на котором сидел арестованный. Он хрустнул, Каспар нагнулся и отломал ножку, после чего повалил стул на пол и стал избивать Майнера ногами и отломанной ножкой. Несчастный кричал от боли, он был весь в крови, резким ударом ножкой стула по лицу Хайнер выбил ему глаз. Он тут же опух, а арестованный издал такой нечеловеческий звук, что даже самому Каспару стало как-то неприятно. После этого он приподнял еле живого Майнера и тихо спросил его:

-За что ты убил криминальсекретаря?

-Я его не убивал.

-Ладно. Возможно твоя девушка знает ответ.

-Не трогай её!

-Ты можешь её спасти.

-Милый, не говори ничего!

-Я тебе ничего не скажу!

-Как хочешь.

Каспар подошёл к девушке вплотную и провёл рукой по её голове. Она плакала и дрожала.

-За что вы его так? Он же ведь жить хотел?

-…

Каспар улыбнулся и достал из кармана небольшую цепь с металлическим шаром, которую всегда с собой носил. Он взял её за руку и крепко сжал её:

-Сейчас ты всё расскажешь!- весело сказал он.

Хайнер положил её руку на стол и со всей силы ударил по ней цепью. Металлический шар раздробил кости и они громко хрустнули. Девушка взвыла. Хайнер размахнулся и ударил второй раз по сломанным костям. Константин попытался встать, но тут же упал. Каспар ударил по руке девушки ещё раз. Она распухла, налилась кровью. Девушка вздрагивала и плакала. Вдруг Каспар взбесился. Он размахнулся и цепь разбила девушке челюсть, ещё один удар, и из её виска потекла кровь. Ещё один удар- и всё, её бы не было в живых, но её парень, лежащий на полу громко крикнул:

-Остановитесь!

Хайнер замер.

-Я всё расскажу. Всё, что вам надо!

Каспар схватил со стола бумажку и ручку и протянул их Майнеру.

-Подписывай!

-Что это?

-Подписывай!

Майнер поставил закорючку на месте, где должна быть подпись и опять упал на пол.

-А теперь скажи мне, за что ты убил криминальсекретаря?

-Зачем вам это? Вы добились, чего хотели.

-Нет. Мне интересно: зачем?

-Мать Мирабеллы… Её арестовали и расстреляли… Ваши… По ложному доносу…

-Понятно.

Девушка тихо простонала возле стола.

-Ладно. А теперь продолжим!

Каспар подошёл к Мирабелле с цепью в руках. Константин громко крикнул:

-За что?! Вы же обещали?!

-Я никому ничего не обещал!

Каспар размахнулся и сильным ударом раздробил девушке колено, потом ударил её в живот. Она уже ничего не отвечала, лишь тихо постанывала, в ответ на каждый удар.

Вдруг она перестала реагировать на удары Хайнера. Каспара это взбесило. Он размахнулся и ударил её по лицу, затем ещё раз, потом ещё, и ещё, и ещё, и ещё… Он избивал труп цепью по лицу и с каждым разом уродовал его всё сильнее и сильнее.

Потом он засмеялся, а после заплакал.

Константин трясся и что-то бормотал.

Наконец, Хайнер пришёл в себя. Он стоял возле обезображенного трупа, из разбитого лица которого скапывала кровь. Каспар вытер цепь об её кофту и громко крикнул:

-HerrKriminaloberassistent!

На его крик прибежал молодой криминальоберассистент и оберрегирунгсрат. Эллер развёл руками и тихо спросил:

-Зачем?

-Я… Я не знаю…

-Ко мне в кабинет. А вы, херр криминальоберассистент, уберитесь тут. Признание занесёте мне в кабинет, труп в морг, а этого в камеру.

-Так точно.

-Прекрасно. За мной, херр криминальдиректор.

Оберрегирунгсрат быстро поднялся по лестнице, Хайнер поднялся в след за ним. Они дошли до конца длинного коридора, где находился кабинет Эллера. После того, как Хайнер зашёл внутрь, его командир резко захлопнул дверь и сел в своё кресло. Он мрачно осмотрел Хайнера и сурово спросил:

-Херр Хайнер, зачем вы убили фрау Майнер? Я же вас просил!

-Извините, не сдержался.

-Мы с вами прекрасно понимаем, где работаем, но вы меня пугаете, Каспар, вы… Иногда вы впадаете… Как бы это сказать…

-Я понимаю. Но ничего не могу с этим сделать.

-Я знаю, что случилось с вашей женой…

-Давайте не будем об этом.

-Я только хотел… Ладно сейчас это уже не важно.

-Почему?

-Знаете, Каспар, я не знаю, чем вы занимались в последнее время, но вами заинтересовались очень странные люди.

-Кто?

-Сегодня утром, до того, как вы пришли, ко мне зашли господа из СС. Высокопоставленные чиновники. Оберштурмбанфюрер и штандартенфюрер. Они изучали ваше дело, а потом сказали, что они из оккультного отдела «Аненербе» и попросили, чтобы я отправил вас на встречу с ними.

-Я не знаю, зачем я им нужен.

-Я тоже. И это плохо. Я мало что знаю про «Аненербе» и про этот отдел в особенности, но знаю, что люди там работают опасные. А эти «оккультники», говорят, сектами разными занимаются. Особо опасными. Возможно это связанно с…

-Я понимаю. Где они?

-Они ждут вас на втором этаже. Я хотел, чтобы вы допросили убийц, а потом уже отправились к ним.

-Спасибо. Я пойду.

-Идите конечно. S*** H***!

-S*** H***!

Хайнер вышел из кабинета директора, поднялся на второй этаж и прошёл в комнату, где его ждали офицеры из СС.

Он открыл дверь и осторожно прошёл внутрь. Перед ним сидели двое высоких красивых мужчин. Оберштурмбанфюрер был блондином, штандартенфюрер- брюнет. Хайнер поднял руку и хотел было прокричать: «H*** H***!», но штандартенфюрер улыбнулся и спокойно сказал:

-Садитесь, херр Хайнер.

Каспар сел. Штандартенфюрер протянул ему руку:

-Меня зовут Вольфганг Оберштайн. Это мой помощник- Николаус Кернхерр.

-Очень приятно. Мне сказали, что я вам зачем-то нужен.

-Да. Вы хороший специалист, великолепный следователь и дознаватель. Нам нужны такие люди.

-Для чего? Я обычный офицер, таких тысячи. Я ничего не смыслю в оккультизме и мистике.

-Вам всё объяснят.

-Боюсь, господа, вы мне что-то недоговариваете.

-Ладно. До нас дошли слухи о смерти вашей девушки.

-Зачем вы говорите об этом? Это не имеет никакого отношения к делу.

-Имеет. Её принесли в жертву. Не догадываетесь кому?

-Нет. Я же сказал, что в оккультизме ничего не понимаю.

-Ладно, херр Хайнер. А что если я вам расскажу всю правду о гибели вашей девушки. И вообще расскажу историю всего. Как всё было на самом деле.

-О чём вы?

-Сейчас поймёте. Ещё в Средние века, во времена Святой Инквизиции в Германии появилась жестокая секта. Её члены похищали людей, убивали их. С ними никто не мог справиться. Инквизиция создала специальные отряды для борьбы с ней, но всё тщетно. Могущество секты увеличивалось с каждым днём, многие из её членов занимали высокие посты. Сектанты верили, что в другом мире находится монстр, которого они называли Interfectorem, вообще у него много имён Dominus, Separator, QuiParticipatEtFacitum, DevourirSidera, но мы называем его Interfectorem. Они говорили, что наш мир был создан им. Они хотели соединить наш мир с его. Для этого они хотели провести ритуал в Египте, но рыцари Инквизиции им в этом помешали. После этого сектанты ушли в подполье. Они расползлись по всему миру, следы из деятельности можно найти в любой стране. Так вот. Они принесли Катарину в жертву Interfectoremу.

-Если честно, то не особо верится в то, что вы сейчас рассказали.

-Дальше всё будет ещё интереснее. Хотите узнать историю всего. Не то, что в книгах пишут учёные, а как было на самом деле?

-Я слушаю.

-В начале двадцатого века Макс Планк провёл ряд экспериментов, в результате которых появилась новая наука- квантовая физика. Благодаря ней учёные стали рассуждать о перемещении во времени и существовании других миров. Так вот. «Аненербе», Инквизиция, крестоносцы и те культисты знали об этом всегда. Существует множество миров и 11 измерений. Несколько миллиардов лет назад в одном из пятимерных миров появилось существо. Оно взялось из ниоткуда, хотя возможно чего-то мы не знаем. Оно находилось возле звезды и питалось её энергией, потом оно становилось всё больше и больше и вскоре поглотило звезду. Потом ещё одну, а потом ещё. Это существо было сгустком энергии, оно находилось одновременно в множестве квантовых состояний. Наконец оно освободило свою энергию и произошло то, что учёные называют Большим взрывом. Его мир разделился на несколько миров, которые были связанны между собой. Миры были маленькими, в них не было жизни, но они все соединялись между собой порталами, которые Эйнштейн назвал чёрными дырами. Но в мире этого существа была жизнь и вскоре она появилась в одном из маленьких четырёхмерных измерений- в нашем. Существо продолжило поглощать звёзды в своём мире. Оно хотело прорваться в другие миры, если бы сектантам удалось провести тот ритуал в Египте, то у него бы это получилось. Но есть те, кто сильнее этого монстра. Его попытки заинтересовали существ из единственного мира 11-имерного измерения, сектанты называют его Мир Миров и очень боятся. Только они способны противостоять Interfectorem’у. Но мы о них ничего не знаем. И ты нам должен помочь.

-Если честно, херр штандартенфюрер, я не верю в вашу историю и предпочёл бы не участвовать в ней.

-А разве вы не хотите отомстить за свою любовь?

-…

-Вижу, что хотите. Мы отобрали лучших офицеров Гестапо, для того, чтобы создать особый отдел- зондеркоманду W. Вы будете её возглавлять.

-Почему я?

-Вы единственных из кандидатов, у кого есть личная заинтересованность в уничтожении культа.

-Моя задача.

-Вас будет 10 человек. Вы будете должны провести специальный ритуал, открыть портал в 11-имерный мир, призвать оттуда существо, убить его и доставить мне.

-Херр штандартенфюрер, я же говорил, что ничего не смыслю ни в физике, ни в оккультизме.

-За то я смыслю. Мне не нужен знаток, у меня их полно. Я- мозг, а вы- руки. Вы просто должны выполнять мои приказы. Вы же всё потеряли в этой жизни, у вас нет ничего, кроме тоски и воспоминаний. Вы сможете провести ритуал, если надо- отдать свою жизнь, вы уже ничего не боитесь. Так что, вы согласны?

-Да.

-Вот и славно.

-Что мне дальше делать?

-Для проведения ритуала нужна особая книга. Таких книг всего 3. Одна из них затеряна в Египте, ещё одна- в Москве, в архивах НКВД, они даже не понимают, что у них есть, а третья- в Берлине. В главном ритуальном храме сектантов. Вы должны похитить книгу и принести её мне. А пока отдохните. Идите домой, выспитесь. Я подготовлю других членов зондеркоманды и после обязательно найду вас. AufWiedersehen!

-AufWiedersehen, HerrStandаrtenführer!

Хайнер надел фуражку и вышел из кабинета.

Каспар не знал, что ему делать. Он не доверял ссовцам, история, которую они рассказали, казалась ему слишком нереалистичной, но делать ему было нечего. Он очень хотел отомстить жестоким убийцам Катарины, а поэтому был готов на всё, ради этого.

Хайнер не хотел возвращаться домой, где всё напоминало о ней, а разговор с офицерами заново разжёг в нём воспоминания. Они горели в его сердце, и он этого становилось очень больно. Каспар направился в ресторан. Он сел на столик в углу, жестом подозвал официанта и негромко сказал:

-Принеси литр коньяка.

-Хорошо, meinHerr!

Официант убежал на кухню и через несколько минут принёс офицеру 2 полулитровых графина и лимон, порезанный крупными дольками. Хайнер ничего не сказал, а просто отхлебнул коньяк из горлышка, поморщился и проглотил дольку, практически не жуя. Затем он повторил свои действия, потом ещё раз, а затем ещё и так до тех пор, пока не упал лицом на стол и не захрапел. Проспал он до вечера. Официанты и служащие побаивались офицеров Гестапо, а потому ничего не говорили Хайнеру. Опохмелившись, Каспар поехал в гостиницу, там он снял небольшой номер на первом этаже и как только вошёл в него, упал на кровать и заснул.

Встал он часов в 6 утра, принял душ, достал из-под кровати фуражку, вышел из номера и сдал ключи. Он пришёл в себя после вчерашнего и смог вернуться домой. Дома ему нечего было делать, он сел на диван и несколько минут не шевелился, затем встал и стал ходит из угла в угол, но через полчаса ему это надоело, и он с мрачным видом пошёл в ближайший магазин за алкоголем. Он купил несколько бутылок разных напитков и пил до вечера, затем вырубился прямо за столом и опять проспал до утра.

Утром его разбудили сильным стуком в дверь. Хайнер встал из-за стола и, пошатываясь пошёл к выходу из квартиры. Он открыл дверь. Перед ним стоял Николаус Кернхерр. Он мрачно осмотрел Хайнера и спокойным голосом спросил:

-Херр Хайнер, с вами всё в порядке?

-Да. Я просто…

-Мне приказано доставить вас в штаб.

-Какой?...

-Завтра вы отправляетесь в Берлин, сегодня мы должны вас проконсультировать и объяснить суть дела. Я жду вас внизу. Вы пока приведите себя в порядок.

-Ja, Herr Obersturmbahnführer!

-Ипоторопитесь.

Оберштурмбанфюрер хлопнул дверь. Хайнер пошёл в ванную и начал умываться, после того, как он пришёл в себя, он переоделся в запасную форму, висящую в шкафу, выпил рюмку абсента и выбежал на улицу.

Кернхерр ждал его в своём «Porsche». Он вышел из машины и открыл криминальдиректору дверь. Хайнер сел на заднее сиденье и открыл окно. Машина тронулась. Они проехали примерно 15 минут, оберштурмбанфюррер затормозил и тихо произнёс:

-Херр Хайнер, мы приехали.

Каспар выбрался из машины и проследовал в сед за Николаусом в подвал старого дома. Они прошли по длинному коридору и свернули в просторный кабинет.

В кабинете на полу валялись папки с документами, в углу лежала арматура, с потолка свисал провод. Хайнеру стало как-то неприятно, но он прошёл внутрь и сел за стол, за которым сидел Оберштайн. Он протянул руку Хайнеру и негромко сказал:

-Херр Хайнер, херр Кернхерр уведомил вас о готовящейся операции?

-Да.

-Хорошо. Вот дела всех членов зондеркоманды. Не все они знают о существовании друг друга, но вас мы представили всем.

Хайнер молча просмотрел все дела и отдал их штандартенфюреру.

-Ну как?

-Знаете, я по фотографии о человеке ничего сказать не могу.

-Я понял, вы говорили, что ничего не понимаете в оккультизме. Но могу заверить вас, что этим людям можно доверить всё.

-Я вам верю.

-Прекрасно.

-Так что именно мне надо будет сделать?

-Вы поедите в Берлин, там поучаствуете в ритуалах этой секты. Просто повторяйте всё за остальными. Там никто никого не знает. На все вопросы отвечайте, что вы новообращённый.

-А что делать с книгой?

-Книга хранится в алтаре, как вы туда попадёте- ваша проблема. После этого вы идёте на вокзал, покупаете билет в Штутгарт и едете ко мне по этому адресу…

-После этого я расскажу вам, что делать дальше.

-Я понял. Мне нужно знать что-то об их… религии?

-Да. Для начала вот это.

Оберштайн открыл ящик стола и достал оттуда книгу, на которой было написано:

PRINCIPIUMETFINISMUNDI

-Это их главная книга. Здесь описано всё, что я рассказывал, только с их точки зрения. От рождения Interfectorem’а до попытки призвать его в этот мир. Это вы должны прочитать и запомнить. Дальше. Все сектанты при вступлении в Братство выжигают на своей груди возле сердца вот этот символ…

Оберштайн взял листочек и нарисовал на нём странный волнообразный символ, немного напоминающий свастику.

-Это их главный оккультный и ритуальный знак. И ещё. Вот амулет…

Штандартенфюрер достал из своего кармана амулет. Он представлял собой свастику на длинной цепочке.

-Он участвовал во многих ритуалах. Сделан из свинца, внутри капля ртути. Он защитит вас от гипноза, если вы подвергнитесь ему.

-А при чём тут свинец и ртуть?

-Вы знаете что такое гипноз, херр Хайнер?

-Да.

-А как он работает?

-Нет.

-Гипноз- поток электромагнитных волн, которые гипнотезёр направляет от себя другому человеку, а свинец и ртуть- плохие проводники. Хотя, вы же говорили, что слабы в естественных науках.

-А что за ритуалы вы с ним проводили?

Хайнер осторожно стал осматривать амулет.

-Его обмыли в крови сектанта, который видел существо из другого измерения.

-То есть кроме вашегоInterfectorem’а там есть кто-то ещё?

-Конечно. Миров много, а существ ещё больше. Ладно, вернёмся к делу. Вас могут заставить раздеться, поэтому амулет спрячьте в карман. А теперь раздевайтесь.

-Зачем?

-Я тут задаю вопросы и решаю что и кому делать.

Хайнер снял фуражку, пиджак, рубашку, перчатки и хотел было снимать штаны, но офицер его остановил.

-Хватит. Пройдёмте со мной.

Каспар молча последовал за офицером, который вёл его по тёмным мрачным коридорам лабиринта. Наконец они зашли в комнату, в которой практически не было света, стояло кресло, и горел огонь в камине.

-Садитесь, херр Хайнер.

Хайнер сел. Оберштайн ловким движением надел на него наручники и приковал к креслу.

-Что вы собираетесь делать?

-Сейчас будет немного больно.

Штандартенфюрер подошёл к камину. Он взял в руки кочергу на конце которой был вырезан ритуальный символ сектантов и стал её нагревать, когда она Оберштайн вынул её и стал медленно подносить к дёргающемуся Хайнеру. Ему как будто нравилось издеваться над криминальдиректором и он несколько минут то приближал, то удалял раскалённый металл, но вдруг резко прижал символ к груде Хайнера. Каспар закричал, закричал так громко, что должно быть было слышно на улице.Оберштайн засмеялся, убрал кочергу и повесил её над камином. На груди Хайнера теперь красовался этот символ.

-Зачем вы это сделали?

-Так надо. Пусть этот шрам напомнит вам о страданиях вашей девушки перед смертью. Вы скоро увидите, как они обращаются с жертвами.

-Мразь.

-Будем думать, что я этого не слышал.

Оберштайн отпустил Хайнера и повёл его в следующую комнату. В ней висела форма Гестапо, только она отличалась от обычной. Пиджак был сделан из плотного материала, обшитого шёлком, у него был капюшон, на груди была вышита свастика, поверх пиджака одевалась длинная куртка из кожи с плащом, на которой была нарисована буква W. Вместо обычных ботинок были кожаные сапоги до колена, штаны были сделаны из шёлка, фуражки не было.

-Херр Хайнер, это форма командира зондеркоманды W.

-Слишком бросается в глаза.

-Ничего страшного. Вот ваши документы. И нож. Это традиция «Аненербе». Запомните, только в этой робе можно проводить ритуалы.

-Спасибо.

-Всё. Теперь переодевайтесь и идите изучать книгу. Только ночевать вы будите тут.

-Хорошо, херр Оберштайн.

-Вот и славно. Отдыхайте.

Штандартенфюрер проводил Хайнера до комнаты, напоминавшейкамеру и закрыл его там. Каспар лёг на кровать, достал таинственную книгу и начал её читать. Он читал её всю ночь, часто не понимал, что хотели сказать сектанты, но в конце даже заинтересовался, но несмотря на это иногда пропускал по несколько страниц со стихами и заклинаниями. Заснул он в 5 часов утра, а уже в 7 его разбудил громкий стук в дверь. Он вскочил с кровати, перед ним стоял штандартенфюрер и мрачно глядел на него, он не отрывал от него глаз несколько минут и после спросил:

-Выспались, херр Хайнер?

-Нет.

-Прекрасно. У вас в 10 поезд в Берлин.

-Прекрасно.

-Вот ваш чемодан. Там роба для ритуалов, пистолет с глушителем, одежда. И книгу с собой захватите.

-Хорошо. Я могу принять душ?

-Да. Через полчаса я жду вас в машине.

-Хорошо.

-Кстати, вот. Это адрес. Когда приедете в Берлин, идите по нему.

-Хорошо.

Хайнер одел форму, умылся и вышел из комнаты. В коридорах горел свет, поэтому Хайнер смог быстро добраться до выхода. Возле машины его ждал Оберштайн. Хайнер сел на переднее сиденье и они поехали. Через полчаса они подъехали к Железнодорожному вокзалу Штутгарт. Штандартенфюрер пожал Каспару руку и пожелал удачи. Хайнер вышел из машины, сел на скамейку и стал ждать своего поезда. После того, как поезд подъехал, Хайнер сразу прошёл в своё купе и уснул, проснулся уже ночью, когда поезд приехал к Берлину. Хайнер вышел и пошёл к адресу, указанному в записке, которую дал ему штандартенфюрер. На улице уже никого не было, лишь пара влюблённых парочек. Хайнер смотрел на них и сжимал зубы от злости. Как же ему было хорошо с Катариной. Ведь ещё год назад он также гулял с ней и смотрел на Луну, висящую над городом. Что-то забилось в его груди, ему захотелось достать нож, подаренный Оберштайном и перерезать горло кому-нибудь из влюблённых. Но он сдержался. Нашёл в себе силы пройти мимо.

После он завернул за угол в тёмный переулок. В нём не было людей, и Каспару стало легче на душе. Он не любил людей, не любил находиться в обществе с тех пор как…

Его размышления прервал молодой офицер Гестапо, который шёл на встречу ему. Он внимательно осмотрел Хайнера и громко окликнул его:

-H*** H***! GutenAbend!

-H*** H***! Херр офицер, вы что-то хотели?

-Вы из Гестапо?

-Да.

-А почему у вас такая странная форма?

-Это вас не касается!

-Попрошу не хамить. Документы, пожалуйста!

-Вот.

-Так. Херр Каспар Хайнер. Криминальдиректор Гестапо. О выдаче подписался штандартенфюрер СС Вольфганг Оберштайн. Место службы: Штутгарт, особое подразделение Гестапо при «Аненербе» зондеркоманда W. Всё так?

-Да. Отдайте документы. Там написано: особое подразделение.

-Я думаю, вам стоит пройти со мной.

-А я думаю- нет.

-Я надеюсь вы не окажете сопротивления, херр криминальдиректор.

-Вы понимаете, с кем вы разговариваете?

-Да. Чем занимается ваше подразделение?

-Вы действительно хотите это знать? Мой вам совет, херр криминальсекретарь, идите домой и забудьте о нашей встрече. Спать будите спокойнее.

-Извините, но вам придётся пройти со мной.

-Ладно, ладно.

Хайнер подошёл к офицеру, резко выхватил нож и ударил его в печень. Ему на руку стекла тёплая, густая кровь. Хайнер улыбнулся и провёл рукой по лицу криминальсекретаря.

-Я же вам сказал, не надо лезть не в своё дело.

-…. Предатель…

Хайнер схватил офицера за горло и стал надавливать всё сильнее и сильнее, пока не послышался хруст и последний стон умирающего гестаповца, после этого Хайнер вытер нож об его одежду и пошёл дальше к указанному адресу. Это был самый обыкновенный пятиэтажный дом. Хайнер поднялся на третий этаж и постучался в указанную квартиру. Ему открыл дверь мрачный человек и осмотрел его, после чего добавил:

-LaudateInterfectorem!

Хайнер вошёл внутрь. Человек закрыл дверь и улыбнулся.

-Вы Каспар Хайнер?

-Да.

-Я- Макс Шварц, один из членов нашей зондеркоманды.

-Я знаю.

-Прекрасно. Сегодня в 5 утра начнётся ритуал, мы должны с вами там быть. Повторяйте всё за мной. И не забудьте про дело.

-Хорошо.

-А пока идите спать. Вам надо отдохнуть.

Хайнер оставил свои вещи и прошёл в комнату, где быстро разделся, лёг в кровать и уснул.

В 4 утра он проснулся от громкого крика Шварца.

-Херр Хайнер, вставайте, нам уже!

-Хорошо, херр Шварц.

Каспар медленно поднялся с кровати, пошёл в ванную, принял душ, вытерся белым махровым полотенцем и пошёл на кухню, где его ждал Шварц.

-Я не ел уже 2 дня, у вас есть что-нибудь?

-Есть. Только…Только я бы не рекомендовал вам есть перед ритуалом… Вас может затошнить…

-Я в Гестапо работаю. Я на многое на смотрелся.

-Ну как хотите, я вас предупредил. Можете взять что-нибудь в холодильнике.

Хайнер подошёл к холодильнику и достал оттуда кусок баварской колбасы, потом резко развернулся и спросил:

-Херр Шварц, выходит я ваш начальник, но про вас ничего не знаю. Что вы вообще делаете в моей зондеркоманде?

-Я…

Шварц испуганно посмотрел на криминальдиректора.

-Я изучаю историю оккультизма.

-Вот как.

-Как-то у вас ловко всё получается. В одной организации работают физики рядом с культистами.

-А в жизни всё так. В «Аненербе» работает множество людей. Физики, химики, биологи, историки, географы, математики, медиумы, экстрасенсы, гипнотезёры, культисты и ещё много кто. В жизни всё так. Что-то страшное, таинственное встречается с обыденными вещами. Я понимаю, вы не верите всему, что вам рассказали, но это правда. В мире возникают порталы, существа попадают из одного мира в другой. Понимаете?

-Тяжело всё это понять.

-Ничего, вы всё поймёте, когда-нибудь. Ладно нам надо идти. Мы можем опоздать.

-И во что мне одеться? Не в форму Гестапо?

-Нет. Вот держите. Белая роба. Одежда ученика-послушника. Я пойду в чёрной- одежде учителя-наставника. Во всём слушайтесь меня, повторяйте всё за мной.

-Я понял.

-Переодевайтесь, херр Хайнер. И главное. Если к вам кто-то подойдёт, перед началом разговора обязательно скажите: LaudateInterfectorem! Это как у нас: HeilHitler! Это понятно?

-Да.

-Я буду ждать вас на улице. Не забудьте накинуть что-нибудь поверх робы. И пистолет не забудьте.

-А я хотел идти так.

-Entschuldigungmir, bitte.

Шварц вышел. Хайнер переоделся и пошёл следом за ним. Вместе они пошли по тёмным переулка города. Людей на улице не было. Шварц остановился возле дороги и остановил проезжавшую мимо машину, дал денег водителю, и он повёз их из города. На окраине, возле леса водитель остановился и гестаповцы вышли. Перед ними стоял небольшой дом. Стоял он отдельно ото всех, был ограждён высоким забором, казалось в нём никто не жил. Шварц подошёл к забору и насколько раз постучал в калитку. Никто не отвечал. Шварц тихо произнёс:

-LaudateInterfectorem!

-LaudateInterfectorem, брат! Кто с тобой?

-Новообращённый.

-Проходи.

Дверь открылась, за забором их встретил человек в белой робе, такой же как у Хайнера. Он провёл их в дом и помог раздеться. Хайнер и Шварц одели капюшоны и стали спускаться в подвал. После того, как они спустились они попали в большой, просторный тёмный зал в конце которого висела картина с изображением огромного существа без лица, с серой кожей, отдалённо напоминающего человека. Хайнер вздрогнул. Ему было неприятно и неуютно. Шварц чувствовал себя как дома, он прошёл вперёд и стал здороваться с другими сектантами. Хайнер молча стоял возле него и вглядывался в лица культистов. Возможно кто-то из них участвовал в убийстве Катарины. Каспар вздрогнул. Он хотел убить всех, кто находится здесь. И убить медленно, распороть живот, вынуть органы, выколоть глаза… Он закрыл глаза и вздрогнул от удовольствия. Неожиданно его мечтание прервал человек, вышедший неизвестно откуда. Он встал на кафедру возле картины и начал говорить.

-LaudateInterfectorem! Здравствуйте, господа!

Шварц толкнул Хайнера и тих прошептал:

-Это помощник Верховного Проповедника. Страшный человек.

-А где сам Верховный Проповедник?

Тихо спросил Хайнер.

-Я его не видел. Его вообще мало кто видел.

Тем временем оратор продолжал.

-Мы знаем какая сейчас нелёгкая обстановка в мире. Мы знаем, что сейчас происходит. Люди боятся жить, прячутся по своим домам, но что-то собрало нас здесь. Что же? Сила великого Interfectorem’а. Да, и это единственная причина. Среди всеобщего невежества мы нашли правильный путь, сделали правильный выбор. Если Interfectorem способен создавать другие миры и измерения, не есть ли он самое могущественное существо во Вселенной. Это очевидно. Но не во всех мирах хотят это признавать. Interfectorem создал наш мир, без него мы не были бы тем, что мы есть. Но сейчас физики пытаются присвоить его заслуги себе, а «Аненербе» пытается заставить людей забыть о нём. Так что же мы можем сделать? Могли, но у нас не получилось? Более 500 лет назад мы попытались помочь Interfectorem’у попасть в другой мир. В наш мир. Но нам помешали. Если бы у на это получилось Interfectorem смог бы ворваться в любой мир и уничтожить ненавистный Мир Миров. Так что мы можем сделать? Ждать и готовиться. Чем больше неверных мы убьём во славу Interfectorem’а, тем лучше. Он будет собирать их энергию и когда-нибудь откроет новый портал в наш мир. LaudateInterfectorem!

-LaudateInterfectorem!!!

Проповедник улыбнулся и крикнул:

-Приведите жертву.

Где-то за колонной открылась дверь и оттуда вывели молодую девушку лет 15. Она была связана, во рту был кляп, под глазом был синяк.

-Скоро её кровь послужит на благо всем. Положите её на жертвенный стол.

Девушке развязали руки, её повалили на стол и приковали ей ноги и руки, после чего вынули кляп. Девушка громко застонала.

-На что вы готовы, ради Interfectorem’а, ради уничтожения Мира Миров? Я знаю, что на всё. Так пусть сегодня она умрёт не просто так.

Проповедник махнул рукой. Из-за колонны выбежал молодой сектант и стал раздавать всем листочки. Хайнер наклонился к Шварцу:

-Что сейчас делать?

-Сейчас? Петь. Вы умеете читать по-латински?

-Немного.

-Вот и прекрасно.

Сектант подбежал к Хайнеру и Шварцу и дал им по листу. Проповедник махнул рукой. Откуда-то послышалась музыка. Музыка была мрачной и страшной, как и всё здесь. Из органа вырывались медленные и однообразные звуки: ля ля ля ля ля ля ля-диез

ля ля ля ля ля ля ля-бемоль

ля ми до ля ля-бемоль ля-диез ля си до до до до до до до до ля ля ля ля ля ля ля ля. Эти звуки повторялись и становились всё громче. Вдруг всё запели:

-Interfectorem est magna.

Creavit mundum nostrum.

Vult perdere inimici nostri, nostri, nostri, nostri, nostri, nostri, nostri, nostri, nostri, nostri!

Тут проповедник начал говорить на немецком наперекор всем, не стараясь попасть в музыку:

-Nur er kann die Sterne zerstören. Nur er kann die Welt der Welten zerstören.

А сектанты тем временем пели:

-Possumus adiuvare eum.

Possumus aperire porta.

Tunc ipse perdet inimici nostri, nostri, nostri, nostri, nostri, nostri, nostri, nostri, nostri, nostri!

-Wenn er den Stern verschlingt, werden wir alle besser. Wann wird das passieren?

-Nos sunt prope victoria.

Diu vivunt, sidera!

Laudate Interfecto-о-о-о-оrem!

-Ruhm den Sternen! Laudate Interfectorem!

Все замолчали. Хайнер поглядел на Шварца и тихо спросил:

-А что теперь?

-Смотри.

Молодой сектант пробежал и собрал у всех тексты. После этого проповедник взял в руки нож и дал его сектанты, который стоял ближе всего к нему.

-Пусть она почувствует боль перед смертью! Она всю жизнь прожила хорошо! Она слишком красивая! Слишком счастливая! Она не имеет право быть такой! Пусть поплачет перед смертью.

Сектант подошёл к девушке. Она тряслась и рыдала. Он провёл ножом по её руку. Сильно. Из свежей раны закапала кровь, она текла по столу и стекала на пол. Каспар дёрнулся:

-Херр Шварц, они её… Как Катарину.

-Я знаю о вашем горе. Но сейчас вы должны поучаствовать в ритуале. В том числе и ради вашей девушки. И смотрите не убейте её. Лишь раньте. Её убьёт проповедник.

Каждый сектант по очереди подходил к несчастной и бил её ножом. В руку, в ногу, в живот. Она кричала нечеловеческим голосом. Хайнер в первый раз за последний год кого-то пожалел. В Гестапо он мучал людей, он стал садистом, но эту девушку он сравнивал с Катариной. Наконец настала его очередь. Он подошёл к девушке, она билась в судорогах. Он взял нож и провёл по её руке. Кровь стекла ему на ладонь. Он отвернулся, пытался не вслушиваться в её предсмертные крики. Наконец все сектанты сделали своё дело и к ней, взял нож и перерезал ей горло. Она вскрикнула, вздрогнула и замолчала.

После этого проповедник куда-то ушёл, а сектанты начали расходиться. Хайнер и Шварц вышли на улицу, перешли за угол и ушли к жилым домам.

Хайнер не глядел на Шварца, но вдруг спросил:

-Херр Шварц, я думал, вы никак я.

-Как вы? В смысле?

-Ну я работал в карательном отделе, убивал людей. Авы- учёный, историк. Хотя какой вы учёный?

Хайнер плюнул на мокрую от дождя землю.

-Херр Хайнер, вы собираетесь выполнять поручение херра Оберштайна.

-Scheiße! Я думаю.

-Думайте быстрее.

-Хорошо, хорошо. Этот дом… Он бывает когда-нибудь пустым?

-Да. Проповедник уезжает к… Главному каждый день с пяти до семи вечера.

-Прекрасно. Подождём этого времени. Потом вы знаете, что делать.

-А как мы туда попадём?

-Уговорите охранника.

-Ему приказано никого не пускать.

-Скажите, что потеряли что-то.

-Он не пустит нас.

-Посмотрим. Ждём отъезда.

Хайнер и Шварц стали прогуливаться в ожидании отъезда проповедника, наконец настало пять часов вечера. Когда они вернулись к дому, заметили машину, ехавшую в сторону города. Когда он скрылась за домами, Хайнер достал пистолет и постучал в дверь. Калитку никто не открывал. Каспар тихо произнёс:

-LaudateInterfectorem!

За калиткой раздались шаги.

-Приходите позже. Херр проповедник сказал никого не пускать.

-Брат, я потерял паспорт.

Ответа не последовало. Хайнер упал на землю, между забором и землёй была щель, он просунул туда руку и выстрелил. Раздался тихий щелчок, сектант упал лицом в землю. Хайнер несколько раз выстрелил в замок, он упал, и гестаповцы прошли к дому. Дверь открылась, и на порог вышел ещё один сектант. Каспар выстелил ему в сердце, тело упало к ногам Хайнера. Спустившись по лестнице, Макс и Хайнер оказались в ритуальном зале, оттуда они прошли к комнату за колоннами, откуда выходил молодой сектант с листочками. Вдруг в коридоре за комнатой послышались голоса. Хайнер махнул Шварцу рукой, они достали ножи. Как только сектанты вошли в комнату, гестаповцы тут же перерезали им горло и двинулись дальше. После нескольких минут блужданий по узким коридорам они наконец добрались до закрытой железной двери.

-Херр Хайнер, тут алтарь,- тихо сказал Шварц.

Каспар выстрелил, дверь открылась. Перед ними открылась маленькая комнатка, в которой стоял длинный стол. На столе лежали амулеты и тетради, в самом центре лежала книга, на корой было написано:

Essentia Оmnes

Хайнер взял книгу и спросил:

-Херр Шварц, это то, что нам нужно?

-Да.

-Хорошо. Уходим отсюда. Сжечь бы этот крысятник.

-Не надо.

-…

-Пойдём-те, херр Хайнер.

-Ладно.

Хайнер и Шварц выбрались из проклятого дома, после чего отправились домой к Шварцу. Каспар переоделся и поспешил к вокзалу, он не хотел больше оставаться в Берлине, всё здесь напоминало ему о смерти Катарины. Он купил билет, сел на поезд и тут же уснул. Проснулся он уже в Штутгарте.

На улице было ночь, Хайнер поспешил как можно быстрее добраться до дома. Он вошёл в квартиру, снял куртку и прошёл на балкон. Город дышал ночной тишиной. Деревья плавно раскачивались в такт ветру. Каспару стало как-то спокойно. Он почувствовал гармонию, он подумал о Катарине. Не как всегда. Без гнева, зависти и горя. Он улыбнулся, и скупая мужская слеза упала с его щеки на пол. Каспар вздрогнул. Все светлые мысли тотчас исчезли из его головы, и он опять остался один на один со своими ужасами. Ему было страшно входить в комнату, страшно ложиться на кровать, на которой ещё недавно лежала Катарина. Он вспомнил, как она спала, в обнимку с подушкой. Так тихо, мирно, нежно. А потом, представил, как её несли в гробу. И там она лежала также тихо, мирно и нежно. Он не видел её изуродованного лица, но надеялся, что сейчас она вместе с ребёнком ждёт его в лучшем мире. А он достоин лучшего мира? В кого он превратился? В жестокого зверя. Сколько людей он убил, и зачем? Ему было больно и он хотел, чтобы больно было всем. Но тогда, во время того ритуала он пожалел ту девочку, хотя всё равно её убил. Хайнер достал пистолет и прижал его к виску. Он хотел нажать на курок, но опустил руку и тихо заплакал. Чтобы не закричать на всю улицу, он зубами вцепился в руку, на пол упало несколько красных капель. Каспар зашёл в комнату, вжался в самый угол и сел. Ему казалось в комнате находился кто-то ещё. Через несколько минут Хайнер заснул.

Проснулся он от звонка телефона, Каспар подбежал к аппарату и взял трубку. В трубку раздался скрип и высокий мужской голос:

-Херр Хайнер, это вы?

-Да. Кто меня спрашивает?

-Криминальинспектор Эрих Тайн, член зондеркоманды W.

-Понятно. Что вам надо?

-У меня для вас важная информация. Нам надо встретиться.

-Хорошо. Где вам удобней?

-Давайте через час на Парлерштрассе.

-Хорошо.

-Жду вас.

Тайн сбросил трубку. Хайнер пошёл в прихожую, одел куртку, которую ему дал Оберштайн, и вышел. Парлерштрассе располагалась в получасе ходьбы от дома Хайнера. Он быстро добрался туда и стал ждать прибытия Тайна. Криминальинспектор пришёл ровно через час. Он протянул Хайнеру руку и тихо сказал:

-H*** H***, Herr Kriminalditektor! Guten Morgen.

-H*** H***! Dankeschön. Вы говорили, что у вас для меня есть что-то важное.

-Да. Вчера вы украли книгу из Берлина.

-Да. Мне приказал это сделать херр Оберштайн.

-Да я знаю. Я давно вступил под прикрытием в эту секту. Там вот, они уже знают, что это сделали вы. Вас разыскивают, главный штутгартский проповедник говорил, что только ваша кровь смоет позор с Братства.

-Прекрасно. И что мне делать?

-Просто будьте осторожнее.

-Да я и так вроде.

-Ну, моё дело предупредить. LaudateInterfectorem!

-S*** H***!

Хайнер развернулся и пошёл в ближайший ресторан, чтобы как следует напиться. Ему не было никакого дела до сектантов, которые хотели его убить. Если бы им это удалось, ему стало бы только лучше.

Хайнер зашёл в ресторан, как всегда заказал себе коньяк и стал пить, после того как он осушил две бутылки, он решил не засыпать в ресторане, а отправился домой. Уже стемнело. Вечерняя прогулка пошла ему на пользу и опьянение почти прошло.

Хайнер добрался до своего дома, он открыл дверь и хотел было войти в подъезд, но резкий шум за дверью насторожил его. Он достал из кармана свою любимую цепь и ссовский нож. Он медленно вошёл в тёмный холл, вдруг на него кто-то набросился сзади, Хайнер размахнулся цепью и попал обидчику цепью по лицу. Он вскрикнул, но к сектанту присоединился помощник и попытался ударить Хайнера ножом в шею, Каспар увернулся и воткнул нож в спину нападавшему, тот с громким стоном упал на холодный пол. Хайнер подошёл к первому нападавшему, которому он сломал нос сильным ударом. Перед ним на коленях стоял парень лет 18, он был одет в коричневую робу, его голова была побрита, на шее была татуировка в виде буквы I в готическом стиле. Хайнер схватил его за капюшон и прокричал ему в лицо:

-И что? Добился своего? Убить меня хотел? А теперь я тебя убью.

-Убивай! Ты осквернил нашу святыню. Всё равно тебя ждёт смерть.

-Умереть хочешь? Думаешь подохнуть, как твой товарищ: быстро и безболезненно? Нет!

Хайнер размахнулся и ударил цепью в живот сектанту. Потом резко схватил его за руку и ударил его металлическим шариком по руке. Сектант закричал.

-Что, не нравится? А когда вы невесту мою убивали? Ей каково было?

-Ты не понимаешь? Сейчас ей хорошо!

-Зато тебе сейчас будет плохо!

Хайнер размахнулся и ударил сектанта по челюсти. Парень упал на пол, из его рта потекла кровь. Он закричал:

-Не надо!

-Надо!

Хайнер размахнулся и ударил его ногой в живот, а потом цепью по спине. Сектант взвыл.

-Мразь! Я всех вас убью! Всех! И сожгу все ваши поганые реликвии!

Хайнер отошёл от своей жертвы, разбежался и прыгнул ему на живот. Сектант взвыл, из его рта потекла кровь. Хайнер схватил его за голову и стал бить об пол. Парень кричал нечеловеческим голом и бился в конвульсиях. Хайнер достал цепь, размахнулся и хотел было разбить сектанту голову, но остановился. Он нагнулся и вынул нож из тело второй жертвы, после чего тихо произнёс:

-Я оставлю тебя в живых. А ты пойдёшь, упадёшь в ноги к своему хозяину и будешь молить его и своего Interfectorema о пощаде, тварь.

Хайнер нагнулся к телу другого сектанта, воткнул ему нож в шею и медленно отрезал ему голову, после чего дал её в руки лежавшему культисту.

-Ну что, тварь? Ты меня понял? И передай, что я- криминальдиректор Гестапо Каспар Хайнер найду их и уничтожу. Всех! Ты меня понял?

Сектант вжался в угол и тихо кивнул головой. После чего быстро вскочил и бросился из дома.

Хайнер понимал, что больше дома оставаться нельзя. Он не хотел идти к Оберштайну, не хотел разговаривать с ним. Пить ему тоже не хотелось, единственным местом, куда ему хотелось идти был бордель, находящийся на Парлерштрассе, про который ему рассказывали друзья из Гестапо.

Хайнер вышел из дома и направился на улицу, на которой он ещё недавно пил и встречался с криминальинспектором Тайном.

Вечером на Парлерштрассе было мало людей, Хайнер свернул за угол и пришёл в нужное место. Он постучался в дверь. Ему открыла приятная женщина лет 45. Хайнер поздоровался и прошёл внутрь. Каспар оказался в просторном зале, по краям которого на диванах сидели девушки. Он замер и медленно стал осматривать их. Некоторые смеялись и разговаривали, кто-то сидел тихо и смотрел на криминальдиректора.

Хайнер осмотрелся и обратил внимание на одну. Она сидела отдельно и глядела куда-то на стену. Она была небольшого роста, не очень красивая, темноволосая, но её лицо напоминало лицо Катарины. Он подошёл к ней и взял её за руку. Она испуганно посмотрела на него.

-Прекрасный выбор, херр офицер, идите на второй этаж!

Женщина, открывавшая ему дверь, потрепала девушку по голове и убежала в прихожую. Хайнер тихо спросил:

-Как тебя зовут?

-Карина.

-Красивое имя. Пойдём.

-Пойдём-те, херр офицер.

-Можно просто Каспар. И на ты.

-Хорошо, Каспар…

Они прошли на второй этаж и зашли в комнату. В комнате было свежо, горел тусклый свет. Карина закрыла дверь и скинула на пол шарф. Она хотела расстегнуть рубашку, но Каспар помешал ей это сделать. Он поцеловал её, также нежно, как целовал Катарину, но вдруг в его сердце что-то забилось, задрожало. Он ударил Карину. Она упала на пол. Он схватил её за плечо и порвал кофту. Она закричал. Каспар засмеялся, он ударил её по щеке, размахнулся и ударил ещё раз, потом ещё раз, размахнулся и ударил её ногой в живот. Он срывал с неё одежду и бил её. Она вжалась в угол, стонала от боли, умоляла о пощаде, но Хайнер её не слушал, он наслаждался её воплями, ему было приятно, что она беззащитная лежит перед ним в крови, в синяках и просит о пощаде. Наконец он остановился. Она лежала перед ним окровавленная и голая, ему было радостно и приятно от этого. Хайнер сел на кровать и скинул пиджак на пол.

-За что?

Шептала Карина, захлёбываясь в слезах.

-За что?

-Мне так нравится.

-Доставлять боль другим?

-Да.

-Почему?

Почему? Хайнер задумался. Не почему, а из-за чего. Он вновь почувствовал себя одиноким и несчастным. Он заплакал.

-Почему? За что всё так? Почему я? За что это мне?

Он давился слезами и вытирал их об простыню.

-Ну за что? Что я сделал плохого? Я же… Я же всю жизнь зла не совершал, по чести, по совести поступал. Людям помогал… За что?

Карина встала с пола, подошла к Хайнеру и села рядом.

-Тебе плохо?

-Да. Я… Я не специально… Я…

-Некоторые вещи случаются просто так. Ни за что. А просто так. Я не видела счастья всю жизнь. За что меня, когда мне было 5 лет, избивал отец? За что заставил пойти в бордель? Я тоже…

Хайнер обнял Карину, и они вместе заплакали.

-Я её любил. Так любил. Планы на жизнь строил. А они все… Что теперь остаётся… Ничего… Я уже не человек. Моя душа умерла, осталась лишь оболочка, полная гнева, ненависти, зависти и жестокости.

-Расскажи мне всё…

-Хорошо…

Хайнер рассказал Карине про всё. Про смерть Катарины, про то, как он нёс гроб с её изуродованным телом, про то, как начал пить и издеваться над людьми.

После этого они легли в кровать и уснули. Каспар первый раз почувствовал себя счастливым. Он знал, что теперь есть человек, который его может понять.

Он спал и ему снился сон. Он сидел на кухне с ножом в руках, на столе лежало мясо, он резал его и вытирал кровь об свою одежду. Потом он выбросил мясо в окно и разрезал себе вдруг крови стало много, вся одежда промокла насквозь. Он разделся, а кровь всё текла и текла. Хайнер встал и пошёл в душ. Он включил воду. Сначала она была тёплой, потом горячей, а после из-под крана потекла кислота, она сжигала его кожу, но он не кричал, он стоял и смеялся, чем ему было больнее, тем ему было лучше. Он был не в силах стоять, он лёг в ванную, а кислота всё текла и текла, она разъедала его тело и кости, а он всё смеялся и смеялся, ему было хорошо, он хотел побыстрее исчезнуть из этого мира, просто исчезнуть. Пропасть… Но он проснулся.

На него глядела Карина. Он посмотрел ей в глаза и тихо сказал:

-Ты будешь обслуживать только меня.

Он встал и достал все деньги из куртки.

-Этого тебе хватит на 2 месяца. Я буду приходить к тебе.

-И делать больно?

-Да.

-Почему?

-Не почему, а за что?

-За что?

-За то же, за что убили Катарину, а вместе с ней и меня.

Хайнер оделся и вышел из комнаты. Он знал, что скорее всего его разыскивает Оберштайн, тем более ему надо было сообщить о вчерашнем нападении. Хайнер вызвал такси и поехал к штабу оккультного отдела «Аненербе».

Когда он добрался до нужного места, он понял, что платить ему нечем. Он сказал водителю, что ему надо было сюда приехать по особому заданию Гестапо и спустился в подвал. Он прошёл в кабинет Оберштайна. Оберштайна не было, но в его кресле сидел Кернхерр.

Оберштурмбанфюрер пожал руку Хайнеру и вопросительно уставился на него, а затем спросил:

-Херр Хайнер, вчера один из наших агентов был у вас дома. Вас там конечно не обнаружили, но обнаружили толпу полицейских, которые вывозили обезглавленный труп. Вы не хотите это как-нибудь объяснить?

-На меня напали, я убил нападавшего и побоялся ночевать дома.

-Хорошо, а почему вы не сообщили об этом мне или херру Оберштайну, могли бы попытаться связаться с херром Тайном.

-Я был шокирован, было уже поздно. Я решил переночевать в гостинице и на утро доложить всё вам.

-Ладно, он напал на вас в одиночку?

-Да.

-Странно.

-Я бы не стал прятать тела других. И мне незачем вам врать.

-Вам… Действительно незачем, но если вы были не намерены прятать тела, то куда вы дели голову?

-Выбросил. Я не хотел, чтобы его кто-то мог опознать. Я отрубил ему голову и выбросил в реку.

-Вы удивительный человек, херр Хайнер.

-Херр Кернхерр, могу ли поинтересоваться: что мне делать дальше? Где жить?

-Как раз об этом. Завтра вы вылетаете в СССР.

-Зачем?

-Для нашего ритуала нужен особый клинок. Так же, как тех книг их существует несколько. Самый доступный из них находится на Урале, туда не сложно добраться.

-Так в чём же подвох? Сектанты не могут не знать о нём.

-Не могут. Они знают. Но клинок охраняют.

-Кто?

-Они.

-Кто они?

-Они.

-Кто они?

-Они… Порождения других измерений, затянутые в наш мир.

-И что с ними делать?

-Вы с ними ничего не сделаете. С вами поедет херр Шварц. Вы с ним уже знакомы. После инцидента в Берлине, он не может оставаться в Братстве. Он защитит вас от них.

-Он? Он обычный историк.

-Это он вам сказал? Понимаю. Шварц- сильный оккультист. Без него вся наша затея провалилась бы.

-То есть без Шварца…

-Да. Ну и вот. Возьмите.

Кернхерр открыл ящик стола и достал золотой круглый амулет, на котором было написано «XI». Он протянул его Хайнеру:

-Это поможет. Но не так сильно, как Шварц. Ну что ж, у меня всё. Отдыхайте. Завтра вечером вылет в Свердловск. Ночуете вы там же, где ночевали перед отбытием в Берлин.

Хайнер развернулся и хотел было выйти, но оберштурмбанфюрер усмехнулся насмешливо сказал:

-Далеко вы прошли, чтобы голову выбросить.

-Сколько надо, столько и прошёл.

-Это не вопрос. Удачи, херр Хайнер.

Каспар дошёл до своей камеры и лёг на кровать. Спать не было смысла, а поэтому он взял с полки первую попавшуюся книгу. Книга называлась- «Как связаны души животных и человека?». В ней рассказывалось об оборотнях и о шестом измерении. Хайнеру было это совершенно не интересно, но делать было нечего и пришлось читать. Вскоре он уснул и проснулся через 3 часа, когда в его дверь постучал приехавший Оберштайн. Он дал Хайнеру гражданскую одежду и сказал. Что подождёт его в машине. Каспар оделся и вышел из подвала. В машине его ожидал штандартенфюрер и Макс Шварц. Шварц поздоровался с Хайнером. На коленях он держал огромный чемодан.

-Что у тебя там?

-Там… Вещи. Всё что нужно оккультисту.

-…

-Херр Хайнер, послушайте. Вы с херром Шварцем едите, как историки. Документы у вас в порядке. Надеюсь НКВД на вас внимание не обратит. Как прилетите, ступайте по этому адресу. Там во дворе стоит ГАЗ А. Там лежит оружие, лопаты, топоры и тд., на нём вы поедите в деревню Пальмино. Там найдёте местного знахаря. Зовут Кузьма Богданович. Скажите ему, что вы учёные из Германии, интересуетесь древними языческими обрядами и попросите показать вам капище. Возле капища- пещера, а в ней храм. Туда-то вам и нужно.

-Понятно. А если к нам пристанет НКВД.

-Не тронут вас.

-А откуда такая осведомлённость, херр Оберштайн?

-У нас лучшая разведка в мире, в НКВД полно наших. Ну вот, мы подъехали. Удачи. S*** H***!

-S*** H***!

Хайнер и Шварц выбрались из машины и пошли к аэропорту, там они выпили по рюмке коньяка и пошли на посадку. В Свердловск летели почти 14 часов, после прилёта всё произошло именно так, как говорил Оберштайн. У них проверили документы и отпустили. Больше часа ушло на поиск нужного адреса и, наконец, гестаповцы нашли машину, в которой лежало оружие, фирменные ножи СС, лопата, топор, консервы, фонарики, лекарства, алкоголь, верёвки и много чего ещё.

Хайнер сел за руль, достал карту и поехал в выезду из города. Свердловск понравился Каспару, после всего, что происходило с ним в Германии, советский город казался ему таким мирным, спокойным. Люди никуда не спешили, им ни что не угрожало, они жили тихой, размеренной жизнью, надеялись на Коммунистическую партию и товарища Сталина. Хайнеру этого не хватало. Он потерял это, когда умерла его любимая. Он перестал верить речам Гитлера, тому, что говорили ему начальники,жизнь для него стала такой же, как небо над тихим советским городом- хмурой и мрачной.

Дорога до Пальмино была практически прямая. Путь занимал около 4 часов. Шварц мерно захрапел, иногда бормоча что-то во сне, а Хайнер тихо вёл машину, стараясь ехать как можно медленнее. Наконец они свернули на грунтовую дорогу, Шварц проснулся и стал торопливо оглядываться, чтобы понять, где он находится. Вскоре дорога стала практически непроходимой, машина ехала очень медленно, а вдалеке показались полуразрушенные избы. Хайнер почувствовал себя путешественником во времени. Ещё несколько часов назад он был в большом современном городе, а сейчас он как будто попал в 17-ый век. Как только Каспар подъехал поближе к домам, машина встала и гестаповцам пришлось вместе с вещами пробираться к первой землянке. Хайнер постучал в дверь. Ему никто не ответил. Он ударил по двери ногой, и в комнате послышался недовольный бабий крик:

-Уходи, Трофим, самогонки больше не дам!

Хайнер постучал ещё раз. Дверь резко распахнулась и из избы выскочила женщина лет 50, с серой шалью на плечах, которая была сшита из шерсти непонятного животного, видимо умершего своей смертью, и полежавшего несколько недель, прежде чем его шерсть кому-то пригодилась. Женщина оглядела офицеров и испуганно спросила:

-Вы кто такие? Что вам надо?

Хайнер закрыл глаза и начал говорить на ломанном русском:

-Фрау, ми приехали из Германии. Ми- учёные-историки.

-А что вам надо-то?

-Нам… Нушен Кусьма Бокданович.

-Знахарь? А на кой ляд он вам сдался-то?

-Ми- учёные-историки из Германии, нам…

-Я вижу, ты по-русски плохо понимаш! Я отведу вас к Кузьме, только вот дошшь прекратится, а, то дороги размыло, я до него и не дойду. Проходите, я вас русским чаем напою.

Хайнер и Шварц прошли внутрь. Каспар сел на кровать и стал внимательно рассматривать землянку. Он никогда не видел ничего беднее этого дома, даже немецкие нищие и инвалиды жили лучше, чем русские крестьяне. Весь потолок был затянут густым слоем паутины, было видно, что её не снимали уже несколько лет, на паутине сидели толстые пауки, которым тут совсем не нравилось, потому что есть было нечего даже им. Возле маленькой буржуйки стоял стол, на котором лежали куриные головы, было видно, что они лежат уже несколько дней, но использовать их в приготовлении пищи пока никто не решался, видимо их время ещё не пришло. Возле куриный голов стоял самовар, в котором находился остывший чай, который хозяйка наливала гостям, больше еды в доме не было, поэтому офицеры выпили по чашке холодного горького чая и отблагодарили старушку. Каспар осмотрелся, больше в доме ничего не было, если не считать топора, валявшегося возле порога. Топор был окровавленным. А его ручка испачкана в земле. Старушка села возле офицеров и принялась их расспрашивать:

-Товарищи учёные, а зачем вам знахарь-то наш сдался?

-Ми хотим написать книгу о народных целителях.

-А шо про них писать? Я вам и так всё расскажу. Наш Кузьма, он лечит всё. Вот у меня племянник женился, а у него не стоит. Мне его жена жаловалась, так вот, пошли мы с ней к Богданычу, он дал травку и говорит: «Подсыпайте по ложке в еду каждый день». Мы так и сделали. Так она через месяц забеременела, у них сейчас 5 детей, а ему 23 года всего! О как!

В разговор решил встрять Шварц, он нагнулся и спросил у Хайнера:

-Herr Heiner, was sagt Sie Ihnen?

-Sie erzählt von Russischen Zwitter und von der Russischen Medizin.

-OhScheiße

-А у тебя как в этом плане?

Прервала их разговор женщина.

-Ф каком?

-Ну с девками-то?

-Это- личное дело.

-Да шо ты говоришь! У тебя жена-то хоть есть?

-Она погибла.

-Ну ни чё. У вас девки все страшенные, найдём тебе нашу, русскую, вот Василиса с соседней улицы…

-Дошть уше сакончился.

-Да подожжи ты, дай договорить-то! Фриц поганый!

-Кде дом целителя?

-Да на окраине он. Ты подожжи!

Но Хайнер и Шварц встали и медленно вышли из землянки. Женщина выбежала вслед за ними и плюнула в Хайнера и крикнула: «Ну и х***й с тобой!», после чего скрылась в избе. Каспар и Макс медленно пошли по густой коричневой жиже, спотыкаясь на каждом шагу, наконец, они дошли до маленького домика на окраине и постучались в дверь. Дверь открыли сразу. Перед ними стоял старый горбатый дед с длинной бородой и нечёсаными волосами. Было видно, что он не мылся уже больше года, но чувствовал себя вполне комфортно. Хайнер снял шляпу и поздоровался:

-Шдрастфуйте, херр Кусьма Бокданович!

-Сам ты х***р. Кто вы вообще такие?

-Ми- историки, ис Германии. Приехали изучить ваши руины.

-Какие руины?

-У фас есть древнее капише. Ми пишем книгу про язичество. Нам нушно туда сходить, а ви всё расскашите…

-Вот вам, что надо, ну проходите, раз из Германии-то.

Офицеры прошли внутрь, разделись, старик позвал их в комнату, посадил за стол, а сам сел напротив них.

-Вам так надо туда попасть?

-Да.

-Ладно. Только сегодня я вас никуда не поведу. Там опасно. Завтра. И ещё, рядом есть катакомбы, туда мы не пойдём ни при каких условиях. Понятно?

-Почему?

-Потому. Понятно?

-Да.

-А теперь давайте чай пить и спать. Завтра встаём в 6 утра.

Дед ушёл на кухню и стал накрывать на стол, а Хайнер обратился к Шварцу.

-Херр Шварц, я так понимаю, нам надо именно в те катакомбы?

-Да.

-Что с дедом будем делать?

-Это вы решайте.

Старик прервал их разговор, принеся в комнату бублики с чаем и мёдом. Весь вечер он рассказывал им про историю их деревни, про себя, про язычников, некогда проживавших здесь, а в 9 часов вечера, старик постелил гостям кровать, а сам уснул на печке.

Как и сказал дед он поднял офицеров в 6 утра, ещё раз напоил их чаем, дал резиновые сапоги и плащи, после чего они собрали вещи, вышли из дома и пошли в поле, за которым тянулся плешивый лес, за которым виднелись холмы. Кузьма Богданович потянулся и радостно сказал:

-Ну шо, товарищи историки, нам нужно за лес, там вот на тот холм, и там уже капище ваше будет.

-Хорошо, херр Кусьма Бокданович,- тихо сказал Хайнер и медленно побрёл вслед за дедом.

Дорога была трудной, тропинка полностью размылась. Знахарь не на секунду не выпускал из рук заряженное ружьё, которым целился в сторону любого шороха. Хайнер, удивлённый поведением знахаря, нагнувшись к нему, шёпотом, спросил:

-Почему витак дершите рушье?

-Да места у нас дикие. Волки, кабаны, медведи голодные бродят, а может кто похуже встретиться.

-Кто похуше?

-Да не бери в голову. Так. Бабские сплетни.

-Хорошо.

-Иди за мной и всё будет нормально. Странно, что нашим капищем только сейчас заинтересовались, да и то, не наши, а немцы. Позор. Русской культурой немцы больше интересуются. Хотя приезжали тут года три назад студенты. Тоже двое и тоже историки.

-И что?

-Да хорошо всё. Только один в катакомбы захотел спуститься. Его товарищ по пугливее был, он со мной остался, так вот, пошёл он в катакомбы, через полчаса вышел. Говорит они огромные, надо с экспедицией приезжать. Договорились, я их, конечно отговаривал, но- один хрен. Сказали, что через месяц приедут. И приехал. Только товарищ его- один. И говорит мне, что второй сошёл с ума и повесился. Теперь ему страшно. Просил совета.

-А фи что?

-Сказал ему, что экспедицию созывать не надо, и, что его друг сам виноват. Ну он и уехал. С тех пор никого из городских не видел, кроме вас. Ладно. А то застращал я вас.

Тем временем, экспедиция добралась до вершины холма. С неё открывался прекрасный вид, и было видно капище, которое представляло из себя несколько каменных столбов, стоящих по кругу, и огромный чёрный камень в центре. Они спустились и подошли к камню, на котором были начертаны странные символы. Хайнер внимательно осмотрел камень и спросил:

-Фи что-нибуд мошете расказат об этом месте?

-А что тут рассказывать, во времена язычества здесь приносили жертвы Перуну. Сюда приводили молодых и красивых девушек и зверски убивали их. Причём каждый из жителей деревни должен был ударить девушке тупым ножом. После, жертву сжигали.

-А где те катакомбы, про которые фи гофорили?

-Вон, видите пещеру!

Старик указал пальцем на пещеру в холме.

-Там они. Я надеюсь, вы туда не собираетесь отправится?

-Подошти, дед, нам надо погофорить с товаришем.

Хайнер оттолкнул старика и подошёл к Шварцу и тихо прошептал ему на ухо:

-Херр Шварц, что теперь будем делать?

-Понимаешь, на этом камне не Перуну жертвы приносили. А тем существам, которые живут в пещере. Чтобы они их не трогали. Если мы не сделаем также, нас убьют.

-И что ты предлагаешь?

-Догадайся сам. Этот дед-единственный свидетель. Я думаю, он догадывается, что мы не просто историки. Я так понимаю, для тебя убить- не проблема.

-А ритуал?

-Какой?

-Который проводили те, кто здесь раньше жил?

-Обойдёмся без него. Иди.

Хайнер сжал нож в кармане и тихо подошёл к старику. Старик обернулся:

-Ну шо там ваш товарищ сказал?

Хайнер размахнулся и ударил деда ножом в живот. Знахарь упал на колени и простонал. Сильным ударом Хайнер перерезал ему горло и целитель упал на землю. Шварц вытер пот со лба и небрежно крикнул Хайнеру:

-Положи тело на камень.

Хайнер поднял труп и положил его на камень.

-А теперь пойдём.

Офицеры двинулись к мрачной пещере. Возле входа на них повеяло затхлостью и сыростью. Шварц открыл рюкзак и достал книгу. Хайнер подозрительно посмотрел на него:

-Что это?

-Это нас защитит. Пойдём.

Сначала пещера ничем не отличалась от обыкновенных. Длинные сталактиты, вода, скапывающая с потолка. Хайнер включил фонарь и с удивлением разглядывал разрисованные странными символами стены. Неожиданно пещера закончилась, её продолжением оказался длинный каменный тоннель, который был сделан человеческими руками.Все стены были исписаны словами на непонятном языке. Хайнер внимательно осматривал все надписи, н не мог понять, что всё это значит. Вдруг Шварц встал на колени и крикнул Хайнеру, чтобы тот всё повторял за ним. Он открыл книгу и громко прокричал:

- Tu bulla! Sed nos venire in pace! Vis ad esse in mundo! Et nos contra, qui prohibet!

Через несколько секунд молчания, Шварц тихо сказал Хайнеру:

-Мы поздоровались. Теперь можно идти дальше.

-Что ты сказал?

-Я сказал, что мы не враги и что мы против того, кто мешает вернуться им в их мир.

-Interfectorem’а?

-Да. Пойдём.

Хайнервстал и медленно пошёл за Шварцем. Вдруг впереди раздались странные шорохи.

-Кто это?

-Это- она.

-Кто она?

-Если мы всё сделали правильно, сейчас увидишь.

Хайнер вздрогнул. Первый раз в жизни ему было по-настоящему страшно. Шварц опять встал на колени и громко крикнул:

- Non opus est!

Шорохи стали громче. Кто-то стоял ровно на таком расстоянии, чтобы его не было видно, ещё шаг и его осветил бы свет фонарей. Шварц заговорил тихим голосом:

- Tutimere? Tenihiltimere. Volumus, solumoptimum.

Шорохи стали осторожнее. Шварц прошептал на ухо Хайнеру:

-Её зовут Esor. Громко скажи: Salve, Esor!

-Salve, Esor!

-Salve, Esor! Nomen meum est Max. Nomen eius est Kaspar. Veni!

На секунду существо приблизилось к гестаповцам, но потом тут же исчезло. Хайнер вздрогнул. Ничего безобразнее он в жизни не видел. Существо имело 4 руки и отдалённо напоминало обыкновенную женщину, её лицо было изуродовано шрамами, носа не было, рот был кривым и неровным. Кожа её больше напоминала чешую. Хайнер прижался к Шварцу и тихо прошептал:

-Что это?

-Не что, а кто. Ты же не хочешь её обидеть?

-Кто это?

-Я потом всё объясню. Пойдём. Она не подошла близко к нам, значит Хозяина- нет.

-Хозяина?

-Я потом всё объясню. Потом. Сейчас нас пропускают. Иди за мной.

Шварц встал с колен и тихо пошёл в темноты. Хайнер боялся сделать лишний шаг в сторону. Они шли долго. Криминальдиректору постоянно казалось, что на них кто-то смотрит. Он хотел спросить Шварца, есть ли здесь ещё кто-то, но боялся. Наконец тоннель закончился и они оказались к огромном зале. В центре зала стоял алтарь, на алтаре лежал тупой клинок, который выглядел так, как будто ему было не меньше 500-а лет. Шварц поглядел на Хайнера и прошептал:

-Ты- командир. Бери. Он- твой.

Хайнер аккуратно взял нож в руки и спросил Шварца:

-Что теперь делать?

Оккультист поклонился в темноту и громко сказал:

- Gratias ago vos!

После этого он обратился к Хайнеру:

-Пойдём.

Назад офицеры добрались без происшествий. Когда тоннель закончился, Хайнер резко бросился вперёд и выскочил на улицу. После он, не обращая внимания на Шварца, пошёл в сторону деревни. Макс пытался его окликнуть, но было бесполезно. Хайнер его как будто не слышал. Молчал криминальдиректор до того, момента, как они добрались до начала деревни и не сели в машину. Там Хайнер замер и уставился на дерево, растущее в стороне, а потом спросил:

-Что это было?

-Ты про неё?

-Да.

-Существо из другого мира.

-Как… Как такое может быть?...

-Каспар, мир сложнее, чем тебе кажется.

-Почему она так выглядела?

-Как?

-Она похожа на человека…

-Понимаешь, в других мирах существо может находиться в разных состояниях. Ты можешь быть и мёртвым и живым, и человеком и животным одновременно. Чем больше измерение, тем больше состояний может быть.

-Ну…

-Когда они попадают в наш мир, они теряют возможность находиться в разных состояниях. Их сущности сливаются в одно и получаются монстры.

-Откуда она?

-Она… Из мира Interfectorema. Он уничтожил её мир. Во время Большого взрыва она попала сюда. Неизвестно, сколько всего ей удалось пережить. В своём мире она могла бы быть прекрасной девушкой и уродливой старухой одновременно, а могла быть маньяком-каннибалом. Понимаешь?

Хайнер не ответил. Он молча завёл машину и они поехали. Он молчал всю дорогу, а в самолёте уснул и проснулся уже в Штутгарте. Хайнер попрощался со Шварцем и поехал в гостиницу, на следующий день ему надо было встретиться с Оберштайном, отдать ему клинок и получить дальнейшие указания.

Как только Хайнер проснулся, он сразу же поехал к Оберштайну. Штандартенфюрер встретил криминальдиректора приветливо: улыбнулся, пожал ему руку, рассказал, что Шварц уже был у него с докладом. Оберштайн был готов говорить долго, но Каспар мрачно его прервал. Он поглядел в глаза своему командиру и спросил:

-Херр Оберштайн, а когда это закончится?

-Что это?

-Всё. Вы говорили, что я должен помочь провести ритуал. Когда?

-Через несколько дней. Сегодня вы должны сделать последний шаг, а потом только сам ритуал.

-Что вам нужно?

-Для обряда нужна кровь знающего человека.

-В каком смысле?

-Человека, который умеет общаться с теми существами, которых вы видели в России.

-Возьмите кровь Шварца.

-Нужно много крови. А Шварц нам нужен живым.

-Так что вы предлагаете?

-В Штутгарте живёт одна женщина. Она- сильный медиум и оккультист, зарабатывает на жизнь гаданиями, спиритическими сеансами и прочей чепухой.

-Почему вы называете это чепухой, если сами в это верите?

-Потому что это чушь. Она видела существ из другого мира, она может с ними разговаривать, но при этом её привороты помочь никому не могут. Просто, обладая такими знаниями, она может помочь человеку, тем более к ней обращаются люди, которые сами сталкивались с ними.

-Я должен арестовать её и привести сюда?

-Да.

-Хорошо.

-Я дам вам машину. На задержание поедет лично херр Кернхерр. Он подождёт вас в машине. Надеюсь со старухой вы справитесь. Я позвоню оберштурмбанфюреру, он подъедет через несколько минут.

Действительно, помощник Оберштайна подъехал через несколько минут, Хайнер вышел из мрачного подвала и они поехали на другой конец города. Хайнер молчал всю дорогу, и все попытки Николауса оканчивались неудачно. Наконец машина остановилась у старого четырёхэтажного дома, и Хайнер вышел из машины. Он осмотрелся. Людей на улице не было, дул холодный осенний вечер.Хайнер зашёл в дом. Квартира старухи находилась первом этаже. Каспар постучался. Ответа не последовало, он дёрнул ручку двери, и она открылась. Хайнер осторожно зашёл в бедную квартиру и осторожно произнёс: «H*** H***!», пытаясь привлечь хотя бы чьё-нибудь внимание. В комнате послышались шорохи и тихий старушечий голос:

-Проходи.

Хайнер осторожно вошёл в комнату. Перед ним сидела старая безобразная женщина. Один глаз её не двигался и глядел в одну точку на полу. Волосы были растрёпаны и, как старая верёвка, свисали и раскачивались при каждом движении её головы. Хайнер подошёл к столу. Старуха указала ему на стул перед ней. Каспар сел. Она поглядела ему в глаза и медленно сказала:

-Ты- страшный человек! Давай руку!

Хайнер протянул ей руку. Она взяла со стола нож и провела по его ладони. На стол упало несколько красных капель. Старуха глубоко вдохнула:

-Я вижу, у тебя великое горе. Огонь, поддерживающий в тебе жизнь угас.

-Это правда.

-Ты убивал, погубил много невинных душ. Зачем ты это делал?

-Я… Я страдал…

-Ты чужой болью хотел заглушить свою. Но у тебя не получилось.

-Я страдаю, пусть все страдают. Я… Я наказываю людей за счастье. Как можно радоваться, любить, жить, когда… Вокруг такое…

-Но ведь ты не судья и не палач.

-Я работаю в Гестапо. Это моя профессия.

-Ты знаешь, о чём я.

-…

-Ты получаешь удовольствие, причиняя другим страдания. Ты радуешься, видя чужую кровь.

-Меня это успокаивает.

-Успокаивает… Какое подходящее слово. В твоём сердце жили любовь, гармония, доброта, а сейчас только ненависть, зависть и гнев.

-Не такой жизни я хотел. Я не виноват. Я думал, когда у нас родится ребёнок, я уйду в полицию, а когда мне будет лет 40 пойду преподавать право в университет. Я хотел трёх детей иметь. Хотел, чтобы дома меня ждала любящая жена, которой я каждый день признавался бы в любви.

-Ты стремишься иметь семью. Для тебя это счастье. Но почему ты с таким удовольствием разрушаешь чужие семьи?

-Пусть страдают!

Хайнер вскочил со стула и прокричал:

-Слишком счастливые! Слишком красивые! Слишком богатые! Слишком умные! Слишком добрые! За что им это? А мне? А кто-то умирает в больнице, хоронит своих детей, находит изуродованный труп своей беременной жены...

-Зависть. Нечеловеческая зависть. Вот что командует тобой. Она тебя погубит!

-Я уже мёртвый!

-Нет. Ты живой. Живой зверь. Живая зависть. Умрёшь ты по-другому. В чужой стране, наедине со своими ужасами и кошмарами.

-Ты всё врёшь! Ты даже не знаешь, зачем я сюда пришёл!

-Знаю. Арестовать меня хочешь. Я готова. Я достаточно прожила. А ты?…

-Встань!

Старуха встала из-за стола. Хайнер толкнул её и вывел из квартиры, после чего довёл до машины Кернхерра. Оберштурмбанфюрер очень обрадовался появлению колдуньи. Он пожал руку Хайнеру и уехал, оставив Каспара возле дома старухи. Не зная, что дальше делать, Хайнер решил пойти в бордель к Карине.

До борделя он добрался быстро, постучался в дверь, резко оттолкнул женщину, открывшую ему дверь, и зашёл в зал. Карина, как и в прошлый раз, сидела на диване и глядела в окно. Хайнер подошёл к ней и обнял её. Он вздрогнула, но улыбнулась. Он поцеловал её в шею и ласково прошептал:

-Пойдём.

Она встала, и они, взявшись за руки побежали на второй этаж. Остальные проститутки, завистливо поглядели на Карину и вернулись к своим делам. Как только Каспар и Карина вошли в комнату, криминальдиректор набросился на свою возлюбленную. Только сейчас он понял, что она сможет заменить ему Катарину. Их изуродованные жизнью души слились в страстном поцелуе, Хайнер повалил её на кровать, он срывал с неё одежду, но вдруг он остановился и прошептал:

-Я люблю тебя!

Карина заплакала. Ей никто никогда не говорил таких слов. Он вытерла слёзы одеялом и тихо попросила:

-Повтори ещё раз.

-Я люблю тебя!

Она прижалась к его груди, она целовала его, как никогда никого не целовала, Хайнер схватил её за руки, провёл рукой по груди, дотронулся до шеи… И тут внутри него что-то забилось, задрожало, он начал трясти руками. Карина испуганно отскочила на другой конец кровати. Хайнер схватил с пола ремень, размахнулся и ударил её. Но Карина ничего не боялась. Ради него она готова была терпеть любую боль. Хайнер размахнулся и ударил её ещё раз, потом ещё и ещё… Он держал её за волосы и бил, и ему было хорошо. Он дрожал и облизывался от удовольствия, но в какой-то момент ему стало этого мало. Он стащил Карину с кровати и стал бить её ногами в живот. Она плакала и кричала, но только для того, чтобы Хайнеру было приятно. Но удары становились всё сильнее и сильнее. Глаза Каспара налились кровью, он не замечал и не чувствовал ничего. Он вошёл в тот экстаз, в который входил всегда, когда допрашивал кого-либо. Карина вжалась в угол и громко кричала. Ей было больно. Она бросилась к окну, но Каспар схватил её за шею и ударил кулаком в лицо, из её носа полилась кровь, он упала на кровать и тихо молила о том, чтобы он прекратил. Но он не прекращал, удары становились всё сильнее и сильнее, а крики постепенно затихали, он схватил её за шею и продолжал бить головой о кровать. Раздался хруст костей, её шея повисла, но ему было всё равно, от перенапряженья из носа у него полилась кровь, она капала на тело Карины, но он не останавливался. Наконец он столкнул тело с кровати и потащил его в ванную. Там он набрал воды и положил её туда. Она лежала, как живая, а Хайнер стоял и плакал, толи от радости, толи от удовольствия, толи от чего-то ещё. После Каспар пошёл в спальню, лёг на кровать и заснул. Всё это время он не понимал, чего он сделал.

Осознание пришло к нему утром. Он встал в 5 часов утра, с трясущимися руками. Он первый раз чувствовал раскаяние, ему первый раз было страшно смотреть на труп. Хайнер зашёл в ванную, а она всё лежала, опустив голову, совсем как живая. Каспар закричал, закричал так громко, как не кричал никогда. Он разбежался и ударил головой о стенку, схватил бритву и стал бить себя по рукам, а после упал возле ванной, схватил Карину за руку и тихо шептал:

-Прости, прости…

Он понял, что больше счастья в его жизни не будет. Судьба давала ему шанс, и он его упустил. Хайнер оделся. Открыл окно и выпрыгнул со второго этажа. Он не знал, что будет дальше, накажут ли его за содеянное, хотя конечно не накажут. Хозяйка не будет рисковать бизнесом ради справедливости. Скорее всего тело Карины завернут в окровавленное одеяло, отвезут за город и закопают её, как собаку и никто никогда не принесёт цветы на её могилу, не склонит голову перед каменной плитой и не заплачет, вспоминая её нежную улыбку и мягкий голос. Хайнер не знал, куда ему идти, ему хотелось кому-нибудь рассказать обо всём, с кем-нибудь поговорить? Но с кем? Друзей у него не было. Со Шварцем? Нет. Хайнер развернулся и пошёл на кладбище, к могиле своей любимой Катарины, которая всегда была готова выслушать его и всегда ждала его возвращения.

Небо потемнело, начался дождь, который быстро перерос в град. Хайнер шёл, не обращая ни на кого внимания, капли воды попадали ему на лицо и скрывали слёзы. Он грубо отталкивал всех прохожих, которые стояли у него на пути, он даже не отреагировал приветствие двух молодых кадетов, которые вытянули руки и громко крикнули: «H*** H***!», сразу после того, как увидели криминальдиректора. Наконец он дошёл до кладбища. Каспар остановился. Ему было страшно идти дальше. Было страшно глядеть на могильную плиту, на которой было изображено лицо его любимой. Мимо него медленно прошли сторож вместе со старым священником, которых Хайнер не раз видел на кладбище. Каспар простоял ещё несколько минут, и всё-таки решился пройти на могилу.

Он подошёл в оградке, перелез через неё, и встал на колени. Катарина глядела на него с фотографии, как живая. Он замер и пытался всмотреться в её глаза. Он расплакался, как маленький ребёнок перед могилой матери, и стал бить руками о землю. Но вдруг он пришёл в себя и тихо прошептал:

-Катарина, как ты? Со мной всё плохо, ты ведь всё знаешь. Мне страшно. Сегодня я… Совершил… Я не хочу это произносить. Я надеюсь, ты простишь меня за то, что я предал тебя… Я не мог… Мне очень плохо без тебя. Я ведь хотел тебе предложение сделать… Когда из Берлина вернулся. Я ехал в поезде и всем рассказывал, что скоро у меня родится ребёнок… Я в тот момент был так счастлив… Жаль, что ты не можешь мне ответить… Ты ведь знаешь, чем я сейчас занимаюсь… Сначала карательный отдел Гестапо, потом весь этот оккультизм… Мне страшно… Я боюсь просыпаться, потому что каждый день может случиться что-то новое, что-то ужасное. Я надеюсь, тебе там хорошо… Я надеюсь, наш малыш с тобой… А он меня видит? Я даже не придумал, как хотел бы его назвать… Я даже не знаю- мальчик это или девочка… Катарина, если там… Ты встретишь Карину… Скажи ей, что я прошу у неё прощения. Скажи, что я во всём виноват… Я каждый день мечтаю только об одном… Я хочу умереть… Каждый день умирает столько людей… А сколько убил я… Почему я не окажусь там же, где и ты? Там хорошо? Там ведь хорошо?... Пришёл, а даже не знаю, что тебе сказать… Да даже если бы знал, не сказал бы. Только знаешь что… Если можешь… Помоги мне умереть… Побыстрее… Пусть смерть будет мучительной… Пусть я буду страдать… Только пусть я умру и побыстрее…

Хайнер подполз к плите и обнял её, он прижался лицом к фотографии и продолжал шептать:

-Зачем ты меня оставила?... Одного… Зачем?...

Вдруг он опять почувствовал это… То что он чувствовал, когда убивал… Он ударил кулаком по плите и громко закричал:

-Это- ты!!! Ты во всём виновата!!! Я тебя любил!!! А ты оставила меня одного!!!

Неожиданно это чувство покинуло его, и он стал биться головой о землю и кричать:

-Прости! Прости!!! Прости меня!!! Я… Я обещал позвать тебя замуж… Выходи за меня… Heiratemich!!! Heiratemich!!! Heiratemich!!!

Каспар кричал, копал руками землю и кричал, а потом бился головой о землю и снова кричал. Он схватил острый камень, лежавший на земле и стал бить себя по рукам, по лицу. Грязный, весь в крови и в земле. Он подполз к плите и стал целовать холодный камень, он почувствовал резкую боль в голове. Что-то пыталось вырваться наружу, что-то разрывало его изнутри. Он закричал, но не смотря на сильнейшую боль он продолжал яростно копать землю и раздирать себе руки. Он не чувствовал боли, экстаз охватил его, он хотел разрыть могилу, открыть гроб и ещё раз увидеть Катарину. Но дождь приминал и сбрасывал землю, которую Хайнер вырывал и бросал возле себя. Это взбесило Каспара. Он вскочил и стал бить ногами по оградке, рвать цветы, которые лежали на могиле. Наконец приступ ярости прошёл, он упал на землю и обнял плиту. Холодный камень показался ему горячим, он плакал, целовал его и неожиданно уснул.

Спал он больше 10 часов и неизвестно проснулся бы или отправился в лучший мир к своим возлюбленным, но его разбудил сильный пинок и спокойный голос Кернхерра. Оберштурмбанфюрер мрачно осмотрел криминальдиректора и спокойно, не проявляя никаких эмоций сказал:

-Херр Хайнер, я надеюсь, с вами всё в порядке. Завтра вы нужны в хорошей форме. Утром вам надо явиться к херру Оберштайну, а вечером мы проведём ритуал, ради которого всё это было. Вы меня понимаете?

-Уходи…

-Вы придёте?

-Да. А сейчас уходи… Мне плохо…

-Хорошо… А вы мне показались более… Более разумным и сдержанным.

-А если я не приду, что вы сделаете?

-Ничего. Вы просто не сможете отомстить за смерть Катарины.

-Я хочу найти главного штутгартского проповедника и медленно перерезать ему горло… Так медленно, чтобы он почувствовал всю боль, которую чувствовала Катарина.

-Я постараюсь вам помочь. Только вы должны прийти вовремя.

-Хорошо. Я согласен на всё.

-Я думаю, мы договорились, херр Хайнер. Будем вас ждать.

Кернхерр развернулся и пошёл прочь от Хайнера. Каспар полежал ещё несколько минут, встал и пошёл в ресторан, в котором он заливал горе, сразу после смерти Катарины.

На следующий день Хайнер встал рано, погладил постиранную форму, которую ему выдал Оберштайн и принял душ. С утра у него болела голова, он выпил 2 рюмки коньяка и поехал в штаб «Аненербе». Добрался он на такси, причём доехал очень быстро, так как дороги были свободными.Каспар вышел из машины, расплатился с водителем и вошёл в мрачный подвал. Как только он открыл дверь, ведущую в коридор, он увидел весёлое лицо Кернхерра, который протянул ему руку и тихо спросил:

-Херр Хайнер, я помню наш вчерашний разговор. Вы действительно желаете отомстить тому, кто так поступил с вашей невестой?

-Да.

-У меня для вас хорошая новость. Мы похитили сестру вашего «обидчика». Она сейчас здесь.

Глаза Хайнера засветились от гнева, раздирающего его изнутри. Сестра… Это даже лучше, чем он сам. Пусть проповедник на себе почувствует, каково это. Каково это терять близкого человека. Каспар судорожно облизал губы и тихо, заикаясь, сказал:

-Где она?

-Я вас провожу.

Кернхерр пошёл вперёд, потом свернул на лево, Хайнер шёл за ним. Его руки тряслись и голова подёргивалась в такт шагам. Он хотел, чтобы сестра проповедника страдала также, как Катарина. Наконец, оберштурмбанфюрер привёл криминальдиректора к небольшой камере, из которой раздавался женский плач. Каспар улыбнулся и достал нож. Николаус похлопал его по плечу и сделал несколько шагов в сторону. Каспар осторожно открыл дверь и вошёл внутрь. Перед ним сидела девушка. Она была привязана к стулу. Увидев Каспара, она вжалась в стул и замотала головой. Хайнер подошёл к ней и вынул у неё кляп изо рта. Она испуганно поглядела на него. Хайнер схватил её за шею и тихо спросил:

-Ты знаешь, чем занимается твой брат?

-…

-Отвечай!

Каспар ударил её по щеке. Она заплакала и тихо прошептала:

-Да. Я всё расскажу, только не бейте. Он в какой-то секте, больше я ничего не знаю. Клянусь!!! Он про это почти ничего не говорил.

-А знаешь, почему он тебе мало про это рассказывал?

-Почему…

-Сектанты под его началом убивают людей.

-Этого не может быть…

-Год назад твой брат или кто-то из его друзей убили девушку. Она ждала ребёнка. Она была чем-то похожа на тебя.

-Это не так! Он не мог этого сделать. Это какая-то ошибка! Этого не может быть!!!

-Может… Всё может быть… Всё… Он тебе про это, конечно же, ничего не говорил?

-Нет… Я бы… Я бы…

-Так вот. Знаешь, что это была за девушка?

-Нет…

-Моя невеста. И ребёнок мой. Ей вспороли живот и выкололи глаза!

-Не-е-е-е-ет!!!

-Да! Я убью тебя, а твои останки пришлю твоему брату. Пусть он почувствует всю мою боль!

-Не надо!!! Прошу!!!

Хайнер выхватил нож. Девушка вжалась в стул и громко закричала. Хайнер размахнулся и ударил её ножом по ноге. Кровь залила белую юбку. Девушка забилась в истерике.

-Тварь! Знаешь, сколько таких, как ты погубил твой брат?

Каспар стал бить девушку ножом по рукам. Кровь стекала с рук на пол. Он порезал ей вены и сухожилия. Он адской боли она не могла громко кричать и сопротивляться, а только тихо стонала и дёргалась от каждого удара Хайнера. Наконец Каспару надоело издеваться над ней. Он поднёс нож к её шее и медленно провёл по ней, разрезая вены. Девушка начала задыхаться и терять сознание. Хайнер схватил её за волосы и воткнул нож в горло. Он забилась в предсмертной агонии. Хайнер с силой надавил на нож. Нож разрывал мясо и раздробил позвоночник. Каспар смеялся. Он с силой дёрнул труп за волосы, вырвал голову и швырнул её на пол. После этого он вытер руки об её белое платье и вышел из камеры. Как только он открыл дверь, он встретился взглядом с Кернхерром, который спокойно спросил:

-Херр Хайнер, что нам сделать с телом?

-Отнесите домой. Брат наверняка захочет проведать свою сестрёнку…,- Хайнер улыбнулся.

-Хорошо. А теперь нам надо идти. Херр Оберштайн ждёт.

Каспар последовал за оберштурмбанфюрером. Они дошли до кабинета штандартенфюрера, в котором собралась вся зондеркоманда. Хайнер встал возле Шварца и ждал, что скажет Оберштайн. Штандартенфюрер посмотрел на командира зондеркоманды и начал говорить:

-Сегодня самый важный день в вашей жизни. Вам предстоит провести тот ритуал, о котором я вам рассказывал, когда вербовал вас. Проводить ритуал будет криминальдиректор Каспар Хайнер.

-Почему я?

-Ритуал может провести либо клирик Братства, либо человек не имеющий отношения к оккультизму. Вы доказали, что вы достойны этой великой чести. Вам нужно будет просто читать и выполнять всё, о чём говориться в этой книге. Она переведена на немецкий, поэтому просто следуйте указаниям.

-Где будет проходить ритуал.

-В секретном доме «Аненербе» под Штутгартом на месте древнего капища, на котором древнегерманские племена молились Одину. После того, как вы вызовите существо из портала, по нему надо будет открыть огонь. Вы должны будете его убить. Существо потеряет свои способности в нашем измерении и на некоторое время станет смертным. Всё. У кого-нибудь есть ещё вопросы?

Все молчали.

-Вот и хорошо. Идите. Я останусь. С вами поедет херр Кернхерр. После проведения ритуала явитесь ко мне с трупом существа, которое выйдет из портала.

После речи штандартенфюрера все вышли из кабинета и пошли вслед за Кернхерром к, ждавшему их, грузовику. Все сели в кузов, кроме оберштурмбанфюрера, который сел к водителю. Машина тронулась. Никто не разговаривал. Дорога длилась больше часа, но за всё это время никто не решался произнести ни слова, даже Шварц, который привык к подобным вещам. Наконец грузовик остановился, и Кернхерр громко крикнул:

-Выходим!

Все выбрались из машины и встали перед мрачным старым домом, одиноко стоявшем в поле. Николаус махнул рукой, и зондеркоманда последовала за ним, в подвал мрачного дома.

Они спустились в подвал и встали вокруг окружности, которая была начертана мелом на полу. Кернхерр достал из рюкзака книгу и клинок, которые протянул Хайнеру. После этого он ещё раз осмотрел всех культистов и начал подготовку к ритуалу:

-Сейчас слушайте меня внимательно. Наденьте амулеты, защищающие от гипноза, существо обязательно попытается влезть к вам в голову, попытается управлять вами.

Все полезли в карманы и достали амулеты, после чего надели их на шею.

-Теперь расставьте по углам комнаты тарелки с опиумом. Чтобы вами было тяжелее управлять, ваш мозг должен быть расслаблен. Если ваш разум не способен мыслить, то вам тяжелее что-то приказать, вы не должны сами себя контролировать. Сейчас мы подожжём опиум, и тогда херр Хайнер должен будет начать ритуал.

Кернхерр подошёл к Каспару и открыл книгу на нужной странице. После дал ему колбу с кровью и мел. Остальные участники ритуала разнесли опиум по углам и готовились её поджечь. Оберштурмбанфюрер продолжил рассказывать:

-5 человек должны встать возле меня с автоматами. Ещё четверо по краям окружности. Вы должны чётко слушать все команды херра Хайнера. Начинаем.

Наркотик подожгли и вся комната наполнилась ароматным, манящим дымком. Четверо офицеров, среди который были Шварц и Тайн сели на колени вдоль окружности и надели капюшоны. Хайнер взял книгу в руки и начал громко читать:

Если ты взял в руки эту книгу, ты должен помнить о последствиях. Здесь описаны самые страшные и древние ритуалы, когда либо существовавшие в этом мире, да и в других мирах тоже. Если ты не знаешь причину появления этого мира, если не знаешь кто такой Interfectorem, если ты никогда не слышал про Братство Космоса, то брось эту книгу на землю и никогда к ней не прикасайся.

Если тайна существования известна тебе, то приступай к ритуалу, но помни о последствиях.

Хайнер перевернул страницу и продолжил.

Первый ритуал, описанный в этой книге, самый безобидный из всех, что здесь есть. Но угроза таится везде, особенно если ты решил открыть портал в Мир Миров. Существа, которых ты увидишь, отличаются ото всех, что обитают в других мирах. Ты увидишь порождение Мира Миров таким, каким захочешь, таким, каким захочет воспринимать его твой разум. Если ты готов, то отдай дань нашему повелителю и произнеси великие слова:

LaudateInterfectorem!

Все участники громко повторили лозунг вслед за Хайнером.

Теперь ты готов.

Возьми мел или краску и начерти внутри окружности символ, который будет защищать тебя во время ритуала. Символ может быть любым: герб твоей страны, ритуальный знак, ты даже можешь придумать свой, только помни, что символ с этих пор будет наделён великой силой.

Хайнер взял мел и задумался. Думал он несколько минут, после чего начертил свастику.

После того, как ты начертил символ в круге, напиши возле него, но всё ещё внутри окружности римскую цифру 11, номер измерения Мира Миров. После того, как ты это сделал ритуальным клинком вырежи этот символ у себя на ладони.

Хайнер написал цифру и взял в руки клинок и вырезал у себя на ладони свастику, после отдал нож Шварцу, который повторил действие, затем также сделали все остальные.

После, вылей в центр круга кровь Знающего человека. А затем приготовься к самому важному этапу ритуала.

Каспар вылил колбу с кровью и продолжил читать.

Сейчас ты будешь открывать портал. Произноси чётко, медленно и разборчиво.

Хайнер вдохнул побольше воздуха и стал громко выкрикивать слова на латыни, а потом стал петь их на тот же мотив, который слышал во время ритуала в Берлине.

Non omnis can operor illud, sed possum. Im non timere vos et ego sum, nolite timere Mundo Saecula. Ego contemnere mundum, et provocare vos ad pugnam. Sic ipse non sincerum est ita, sic, tu fortior me, sed ego poteris vincere, quia in latus meum Interfectorem!

Вдруг, вся комната озарилась ярким светом, потолок задрожал, с него посыпалась штукатурка. В центре круга появился небольшой чёрный огненный шарик, который увеличивался, становился всё более плоским и менял цвет на розовый.Вдруг в конце плоского тоннеля Хайнер увидел непонятное существо. Оно не имело формы и лица и медленно приближалось к краю портала. Вдруг портал вспыхнул и существо резко изменило форму. Перед офицерами стоял человек в золотой, гладкой броне, у которой нигде не было выступов. Было понятно, что существо бесполое, что оно не имело ни глаз, ни носа, ни рта, ни ушей. Но несмотря на отсутствие глаз, оно, казалось рассматривало Хайнера и остальных культистов. Криминальдиректор молча уставился в книгу и про себя прочёл:

Как только существо появится, заманите его в этот мир. Громко, на своём родном языке скажите:

Я (назовите свои имя и фамилию) вызываю тебя на честную битву. Ты пришёл сюда лишь потому, что я тебе приказал. Выходит я сильнее тебя. Приходи и сразись со мной. (После этого говорите существу что угодно, лишь бы разозлить его).

Хайнер затрясся всем телом, но стал повторять:

-Я, Каспар Хайнер, вызываю тебя на честную битву. Ты пришёл сюда лишь потому, что я тебе приказал. Выходит я сильнее тебя. Приходи и сразись со мной. Я обычный офицер Гестапо, а ты существо из великого Мира Миров, но выходит, ты боишься меня?

Существо начало странно подергиваться, и вдруг его рука стала покрываться странной жидкостью, похожей на кровь, жидкость кристаллизовалась, превращая руку существа в странный кристаллический меч. Вторая рука монстра опуталась длинным щупальцем, которое вылезло из его ладони. Существо вытянуло руку вперёд, щупальце вырвалось из портала и стало обвивать голову Тайна. Она залезло к нему в нос. Он визжал от боли, но вдруг резко замолчал, упал на пол, из его глаз, рта и ушей полилась кровь. Существо махнуло рукой-мечом и ссовцы с автоматами начали стрелять друг в друга и попадали замертво. Испуганный Кернхерр отпрыгнул в угол и громко закричал. Существо ещё раз взмахнуло рукой и оберштурмбанфюрер схватился за голову. Он весь затрясся и упал на колени. Вдруг его глаза разорвались и из них фонтаном брызнула кровь. Он упал на пол, а кровь продолжала течь из его глаз и рта. Хайнер хотел встать. Но Шварц схвати его за рукав. В ту же секунду, что подбросило его вверх и разорвало пополам. Вдруг существо развернулось и пошло в обратную сторону. Портал начал сжиматься и превратился вмаленький чёрный раскалённый шарик, который завис в воздухе. Через несколько секунд он начал вращаться с постоянным ускорением и резко взорвался…

Хайнер очнулся через несколько часов под обломками. Взрывной волной его выбросило на улицу, сверху на нём лежала черепица, костюм был порван, следов других членов ритуала или их вещей Каспар не видел. Он осторожно отодвинул обломки и вытер кровь с лица. Он осмотрелся. Большая часть дома провалилась под землю. Шансов на то, что кто-то выжил, не было. Хайнер встал, подошёл к дороге и пошёл в сторону города. Вскоре у него закружилась голова, он сел на бревно, лежащее у края дороги и потерял сознание.

Он очнулся в каком-то странном месте, тёмная комната напоминала подвал. Хайнер посмотрел на свои руки. Они были все испачканы кровью, в руках он держал окровавленный дождь, который ему дал Оберштайн. Он поднял голову и увидел перед собой труп девушки. На нём не было одежды, у тела не было глаз, языка и был вспорот живот. Каспар не помнил, что произошло, но каким-то образом понимал, знал, что это сделал он. Он ещё раз внимательно осмотрел тело девушки. Она была так похожа на Катарину. Он смахнул слезу с глаза, вдруг ему стало страшно. Он понял всё, он понял, что превратился в зверя. Последние искры человечности угасли в его изуродованной душе. Остались лишь ревность, гнев, ненависть, зависть, безумие, которое уже взяло верх над несчастным Хайнером. Он превратился в такого же монстра, который ровно год назад точно также распотрошил Катарину, и какая разница, сделал он это из-за своих религиозных убеждений или просто так. Каспар встал. Больше он не хотел так жить. Собравшись с мыслями, он решил пойти к Эллеру и признаться во всём. Если его расстреляют, может хоть так он искупит свой грех? Хайнер вышел на улицу. Наступила ночь. Он стоял возле многоэтажного дома, где-то на окраине Штутгарта. Каспар был несколько в этом районе, поэтому без труда смог добраться до здания управления.

Возле закрытой двери его встретил молодой криминальассистент-кандидат на стажировке. Он вытянул руку и громко прокричал:

-H*** H***!

Хайнер ничего не ответил на приветствие, лишь достал ключи изкармана, открыл дверь и пошёл в свой кабинет. Он сел за стол и быстро заснул, а проснулся уже в 10 часов утра. Он встал, вышел из комнаты и пошёл в кабинет к Эллеру. В кабинете слышался шум, было видно, что оберрегирунгсрат с кем-то активно спорит. Каспар прижался ухом к стене и услышал злобный голос Оберштайна:

-Херр Эллер, вы меня не понимаете!

-Нет, это вы меня не понимаете, херр Оберштайн. Сначала вы, вместе с Хайнером куда-то исчезли, потом появились неизвестно откуда и говорите, что он пропал, а если он появится, я должен немедленно направить его к вам, вместе с личным делом! И как это понимать?!

-Это государственная тайна!

-Не смешите меня, что это за тайна такая, для которой мог потребоваться Каспар. Вы сами знаете, что после смерти этой его Катарины, он совсем с катушек слетел. Вы поглядите на людей, которых он допрашивал!

-А вы хотите сказать, что остальные ваши агенты особо вежливы и дипломатичны!

-Нет! Но Хайнер- безумен. Он сам не понимает, что делает! Хотя знаете что… Забирайте его. Как только появится, сразу скажу, чтобы валил к вам! Мне здесь маньяки и психические не нужны!

-Если появится.

-И вообще, может вы соизволите мне объяснить, почему, когда я зашёл домой к Хайнеру, весь его подъезд был испачкан кровью, а соседи сказали, что слышали крики, а утром нашли обезглавленный труп?

-А вот личная жизнь вашего, хочу обратить внимание ВАШЕГО, агента меня не касается. Вы это понимаете?

-Понимаю. Шли бы вы отсюда, херр Обершайн, и, надеюсь, мы с вами больше никогда не увидимся.

-H*** H***, Herr Oberregirungsrat!

-S*** H***, Herr Standartenführer!

Оберштайн собрался уходить, но Каспар резко открыл дверь и вошёл в кабинет. Эллер сел на стул и испуганно прошептал:

-Здравствуй, Каспар!

-Херр Хайнер, нам надо поговорить.

-Нам не о чем разговаривать, херр Оберштайн.

-Херр Эллер, не могли бы вы нас не на долго оставить,- сказал штандартенфюрер.

-С удовольствием.

Оберрегирунгсрат выбежал из кабинета и закрыл дверь. Хайнер остался с Оберштайном один на один. Он мрачно посмотрел на штандартенфюрера и спросил:

-Что вам надо?

-Ну, вообще-то после ритуала вы должны были явиться ко мне, а вас 3 дня не было. Я так понимаю больше никто не выжил?

-Никто. То существо…

-Я всё понял. Вы его видели?

-Да.

-Опишите его.

-Сначала это была бесформенная масса, а потом рыцарь без лица, со щупальцами.

-Интересно. Но таким он предстал перед вами. Эти существа не имеют стабильный состояний. Ладно, не будем об этом. Позвольте поинтересоваться, где вы пропадали целых 3 дня?

Каспар стал судорожно рассказывать, что ничего не помнит, кроме того, что очнулся у трупа девушки. Потом он замолчал и тихо попросил его арестовать.

-Херр Хайнер, я не буду вас арестовывать. Девушек много. А вы- один. Теперь вы независимый агент Гестапо, подчиняетесь только мне. Я поздравляю вас с завершением дела и официально расформировываю зондеркоманду W. Я повышаю вас в звании. Теперь вы- криминальрат.

Оберштайн пожал руку Хайнер. Каспар осторожно поинтересовался:

-Херр Оберштайн, что мне теперь делать?

-Пока отдохните, завтра сдадите мне форму и амулеты. А потом вы отправитесь в Страсбург.

-В Страсбург? Зачем?

-Там надо будет разобраться с местными культистами из Братства. Всё, вы свободны.

-До свидания, херр Оберштайн.

-Удачи, херр Хайнер.

Хайнер спустился по лестнице и вышел из здания управления. Последний шанс вновь стать человеком был упущен. Он не хотел, чтобы ещё хоть кто-то мог залезть к нему в душу, прочувствовать его боль. Он наденет на себя маску открытого и весёлого человека. Пусть все запомнят его, как оптимиста и весельчака, а в это время его душа, поражённая опухолью страшного горя будет разлагаться. Каспар шёл по улице и молча спрашивал кого-то: За что? За что мне это всё?

Ведь он был хорошим человеком. Мечтал только об одном- иметь любящую жену и здоровых детей. Он хотел жить ради них, хотел бросить работу в Гестапо, после рождения ребёнка. Он был готов посвятить свою жизнь им. Но судьба обошлась с ним жестоко. И теперь, вместе верного мужа и хорошего семьянина, по улице шёл несчастный человек со звериной душой, который не хотел жить и проклинал себя и свою судьбу за то, что с ним произошло. Он вспоминал свои мечты, и они так ярко мерцали перед ним, что на секунду ему становилось тепло, он сам начинал верить в свои фантазии, но искры надежд и воспоминаний гасли, и он вновь и вновь спрашивал у кого-то- за что? За что ему досталось такое горе? А ведь, действительно, за что? За что?

0
30
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!