"Зэ" в кубе

Форма произведения:
Рассказ
Пишется
Автор:
Ирина Валерина
Аннотация:
Ты молод, идеалистичен и пока всерьёз не обломан. Живёшь себе в тихой заводи технопарадиза, и единственное, что тебя тревожит, – предстоящая инициация, благоприятный исход которой, впрочем, предрешён. Ведь тебе повезло родиться в рубашке и с золотой ложечкой во рту. Твой отец влиятелен и богат. У него есть целый остров и ещё пара-тройка миров в придачу. Правда, он практически не замечает тебя, поэтому на вопросы «Счастлив ли ты? Чего ждёшь от жизни?» тебе приходится отвечать самостоятельно. А потом на тебя в одночасье сваливается лавина приключений, которая бесповоротно меняет уклад, ещё вчера казавшийся незыблемым, и всё, что остаётся тебе, – меняться раньше мира.
Текст произведения:

                                                                     ПРОЛОГ

И было так.

Шивайни провёл дугу остро заточенным кинжалом, потом повелительно взмахнул рукой, разгоняя клубы густого тумана, – и открылся мир. Ученик Эл Хим с опаской глянул в проём. Небо мира было затянуто грозовыми тучами, дул сильный ветер, сотрясались горы, извергались вулканы, лава текла, выжигая русла для будущих рек. Никакой растительности ещё не было, но на берегах пересыхающих морей, в почве, которая постепенно освобождалась из-под воды, уже дремали семена.

Эл Хим поёжился – после благодатного Тушита новый и пока безымянный мир показался ему неустроенным и опасным. Это не укрылось от Шивайни. Он усмехнулся, но тут же провёл пальцами по губам, стирая ухмылку.

– Ну что, берёшь? Работы, конечно, много, терраформ едва за середину перемахнул, но зато какие возможности! И глины навалом будет, даю гарантию, это требование специально в заказ закладывалось. Я же знаю, как ты любишь работать... пальцами, – ехидный Шивайни всё-таки не удержался от подколки. Эл Хим сердито сверкнул глазами, но тут же взял себя в руки – нельзя забываться, он все ещё не свободен, план может сорваться в любую минуту.

– Учитель, вы невероятно щедры... Я поражен размахом. Смиренно склоняю голову перед Вашей неисчерпаемой мудростью – действительно, мне, как будущему демиургу, следует пройти все этапы сотворения. Воистину, Вы прозреваете грядущее, учитель. Однако меня не покидают сомнения – готов ли я к этому неоценимому дару? – всем видом ученик выражал крайнюю степень покорности, но ни одна из масок не могла бы обмануть Шивайни. Бог разрушения и нового начала никогда не ошибался в сотворённых – все они прошли через его руки.

Эл Хим был коварен с момента своего создания, спасибо среднему братцу, Вайшани – тот в своём стремлении к стабильности нередко перебарщивал. Вот и в этого... ученика излишне много осторожности заложил. В результате – законченный трус, да ещё и хитрый. Впрочем, эти качества во всех одушевлённых творениях обычно сопровождают друг друга. «Следует признать, – украдкой вздохнул Шивайни, – с ролью воспитателя я не особо справился. Нужно было его Брахмани сплавить, он любит с новичками возиться. Однако, что-то я разболтался. Время, пора бы уже, дружок...».

– Готов, готов, не сомневайся! Я же вижу, что тебе в Тушите тесно стало. Конечно, стажировка у Брахмани не помешала бы, тебе бы подучиться создавать – ломать, как говорится, не строить... Только не до нас ему сейчас, сам же знаешь. Ну, ничего – что есть, то и будем есть. – Шивайни испытующе посмотрел на ученика, но тот по-прежнему стоял в согбенной позе, выражая смирение. «Ох, и хитер же, негодник! Двуличен и подл, но весьма перспективен. Мог бы – с наслаждением мне в глотку вцепился. Карьерист высочайшей пробы, отменный образчик!».

Перспективный карьерист, сжав челюсти, всеми силами старался удержать под контролем закипающий гнев. «Сволочь, ещё издевается! Явно же его рук дело, шуточка вполне в духе Шивайни! Не мог нормальных дэвов нанять, каких-то обкурков взял, налепили не пойми чего – мир нестабилен, терраформ в самом начале, какое там «за середину перемахнул»! Тут же уйму работы ещё провернуть нужно, и всё в одиночку, мне-то наёмной бригаде платить нечем – Слова нет как нет! Как же я их ненавижу, всю эту троицу возомнивших о себе божков!».

– Учитель, покорно благодарю и целиком полагаюсь на Вашу милость. Хотелось бы ещё немного побыть в ореоле Вашего негасимого света, но – воля наставника превыше любых желаний ученика, – негромкий голос Эл Хима, казалось, сочился мёдом. Шивайни умело скрыл зевок. «Переигрывает ученичок слегка, но в целом неплохо держится. Помня его недавние заскоки, я бы не удивился истерике. Пожалуй, стоит немного разбавить эту милую пастораль».

– О, я нисколько не сомневался в тебе, мой мальчик! Несказанно счастлив видеть твою радость от нашего подарка. Непременно передам братьям твои благодарности. – С этими словами Шивайни материализовал на синей ладони тугой жёлудь в тёмно-жёлтой кожуре. Играючи, подбросил его несколько раз – и подвесил в воздухе. Жёлудь медленно закружился вокруг своей оси, как волчок. – Смотри! Смотри на него, Эл Хим, смотри и запоминай: вот начало всякого мира. Семя. Потенциал. Возможность бесконечной дубликации, воспроизводства, повторения цикла. Я знаю, ты будешь строить свой мир по этим принципам, цикл за циклом, этап за этапом повторяя самого себя. Как и любой созданный, ты обречён на вечное ученичество, увы. Даже я не могу дать тебе больше, чем уже вложено в тебя при сотворении. Но... Я могу подарить тебе этот желудь. Пусть дерево, которое из него произрастёт, станет становой жилой твоего мира. – Шивайни глубоко вдохнул и дунул. Поднялся вихрь, желудь сорвало с орбиты блаженного покоя и резко внесло в проём, за которым бушевали не менее сильные ветра. Кто знает, как и где пророс бы желудь, если бы не вмешательство божественного провидения, орудием для которого стала крошечная белка, метнувшаяся вслед за жёлудем в ворота нового мира? Эл Хим взвыл, воздел к небу сжатые в кулаки руки и ненавидяще уставился на Шивайни. Тот улыбнулся и медленно раскрыл ладони знаком примирения:

– Могу понять твоё негодование, но я к этому не причастен. Возможно, Брахмани? Или Вайшани? Нет, все-таки, наверное, Брахмани, – Шивайни из всех сил старался выглядеть огорчённым, однако не удержался и хихикнул. – Что сделано, то сделано, ученик. Раз ты не вошёл в мир первым, то и не хозяин в нём. Теперь ты обречён строить его так, чтобы божественная белка была счастлива. Согласись, это не особенно усложняет твою основную задачу. И да, вот что – на твоём месте я бы поторопился, портал вот-вот закроется, и к тому времени, когда я смогу его повторно открыть, белка освоит весь мир и мне придётся передарить его ей.

Эл Хим, так и не обретший дара речи, лишь дёрнул желваками. Руки его била крупная дрожь, он шумно дышал и то и дело облизывал пересохшие губы. Открыл было рот, желая выдавить из пересохшей гортани слово поувесистей, но понял, что онемел надолго, поэтому только махнул рукой и, обречённо сгорбившись, шагнул в портал. Воздух за его спиной сразу же схлопнулся, отсекая пути к отступлению.

– Надо же... Неловко как-то получилось... Но интересно, кто ж это с белкой-то так подсватал? Хм-м... – Шивайни нахмурился и посмотрел в небо. Тушит как Тушит, и Сумит на месте. Не уловив там ничего подозрительного, сорвал длинную травинку, прикусил её крепкими зубами и, насвистывая, пошёл вниз с холма...


__________

Пройдоха-белка, да и сам миф об открытии мира беззастенчиво подбрит из Ланкары Константина Михайлова. Затрудняюсь сказать, был ли он придуман К. М. или так же заимствован из бесконечно богатого мифологического слоя, давно ставшего общечеловеческим достоянием.

                                                    

0
243
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!