Ошибка.

Форма произведения:
Миниатюра
Закончено
Ошибка.
Автор:
Maxfactor
Аннотация:
Фанфик по расскажу Жана Кристобаля Рене "Вор, палач и агр". Но можно читать и как самостоятельный рассказ. Кларенс и профессор ловят в некоем фэнтезийном мире существо и доставляют его на планету-полигон.
Текст произведения:

Часть 1. Достать агра.

Две мрачные темные фигуры пробирались среди развалин, осторожно ступая мимо разбросанных камней и битого кирпича. Освещенные восходящим солнцем полуразрушенные серые стены высились вокруг, длинные тени и непривычные формы строений создавали ощущение сюрреализма и гротеска.

Одна из фигур, поменьше, запнулась о какой-то предмет:

- Проклятье! Опять сундук с золотом, профессор Невтриносов! Зачем он нам нужен? Кто их здесь раскидал? Мешаются под ногами.

- Тише, Кларенс! – зашипел ученый, обратив к спутнику похожую на черный череп маску. – Спугнешь!

- Не переживайте, профессор. Упругие колебания среды не выходят за пределы бронекостюмов.  Мы с Вами общаемся при помощи электромагнитных волн сантиметрового диапазона. Вряд ли наш Громыхало из Подмышки в состоянии их воспринимать.

- Перестань ерничать, уорент-офицер Хантер! Как тебя терпит полковник?

- Работа у него такая, - по интонации можно было понять, что Кларенс улыбается во все двадцать восемь отвратительно-белых зубов.

Полтора часа поисков не принесли результата. Во всяком случае, ожидаемого. Путешественникам попадались заботливо разложенные вражескими завхозами мечи, кинжалы, луки со стрелами, деньги, драгоценные камни. Все то, что Кларенс охарактеризовал, как ненужный хлам. Впрочем, пару монет он все же сунул в карман. Не стоит повторять ошибок предшественников, расплачиваясь в средневековых тавернах химически чистым золотом.

- Я говорил, что надо идти в пещеры! Агры водятся там! – заявил Кларенс, досадливо пиная носком бронеботинка  оскаленный человеческий череп.

- Статистическая обработка нападений показала, что все они произошли в руинах, – менторским тоном ответил профессор. – Какой смысл идти в катакомбы? Нам нужна отдельная особь, а не гибрид! Ну, хорошо. Обыщем это сооружение, явно культового вида, и пойдем, куда скажешь.

Зал был огромен. Абсолютно гладкий, отполированный гранитный пол отражал уходящие во тьму колонны. Хмурый свет просачивался через маленькие зарешеченные окошки, практически не разгоняя сумрак. Почти в центре темнело что-то подозрительно огромное, наверное, алтарь какого-то божества.

Похожая на варана ящерица скользнула к стене и исчезла в трещине, но сенсоры продолжали указывать на присутствие живого существа. Кларенс активировал маскирующее устройство и двинулся в нескольких метрах позади профессора, практически невидимый для постороннего взгляда. Ученый, включив излучатель феромонов, напротив, ступал совершенно беспечно, изображая зазевавшегося вора. Датчик движения бесновался, неведомая тварь приближалась, явно выбирая удобный для нападения момент. Саспенс, однако.

Бу! Нечто темное прыгнуло на ученого, наивно пытаясь прокусить бронекостюм. Ученый сделал движение рукой, сработали мускульные усилители и монстр отлетел на несколько метров в сторону. Из подмышки твари показались сочащиеся слизью щупальца. Фу, какая пакость.

Кларенс швырнул под ноги чудовищу металлическую коробку, ее верх со щелчком раскрылся. Раздался резкий визг, и столб света втянул жуткое создание внутрь контейнера.

- Кого вы позовете? Охотников за привидениями! – закричал Кларенс. – Лилианна Андреевна получит свой новогодний «брезент»!

Профессор направился к выходу из непонятного сооружения, так и не осмотрев алтарь. Кларенс последовал за ним. Впрочем, они еще сюда вернутся с ретроспектором, хитроумным и опасным прибором, вызывающим тени прошлого. Но сейчас требовалось как можно быстрее вручить «подарок» заказчику.

Пройти удалось совсем немного. На выходе их встречали, причем приветственная делегация состояла из одного не очень дружелюбного человека.

- Стойте! Кто вы такие? – прогремел чей-то голос. Худощавый мужчина в красной мантии стоял на плоской каменной глыбе высотой добрый десяток метров. Интересно, как он туда забрался?

Кларенс, которому очень хотелось сморозить банальность в стиле «дед Пихто и бабка с пистолетом Ярыгина», сдержался, включил внешние громкоговорители и ответил по-еврейски, вопросом на вопрос:

- А ты кто будешь, мил человек? Тебе накидка ходить не мешает, часом?

- Вы стоите перед палачом гунджа! Отвечайте! Кто вы?

- Это, - Кларенс ткнул пальцем в сторону профессора, - гудрый Му… простите, мудрый Гудвин, великий и ужасный. А я – Урфин Джюс, его верный помощник.

- Хватит хохмить! – злобно процедил профессор. – Насмотрелся же на Земле… Теперь нас будут знать под этими именами!

- Я не нахожу в этом ничего плохого, - возразил Кларенс. – Скажите спасибо, что я не обозвал Вас Мартином Шаккумом.

- Ты… - возмущенный ученый не успел ничего ответить. Словесную перепалку прервал незнакомец:

- Маги? Из какого клана?

- Маклаудов, конечно, - Кларенс давился еле сдерживаемым смехом.

Сбитый с толку, палач растерянно пробормотал:

- Не знаю такого. Должно быть, могущественный клан, раз на вас не действуют заклинания.

- А я-то думаю, что за энергетические флуктуации показывают мои датчики? На нас не подействует даже магия восьмидесятого уровня. Мы – читеры! В общем, не советую нас преследовать, пытаться торпедировать, и все такое, даже если твои турбогенераторы выдержат. Не то получишь ядерную ракету в торец. Аста ла виста, бэйби!

Засвистели встроенные в бронекостюмы вихревые двигатели, на глазах изумленного палача Кларенс и профессор взмыли в безоблачное бледно-голубое  небо и умчались, будто их никогда не существовало.

 

Часть 2. Ибо они не ведают, что творят.

Металлические опоры звездолета с лязгом припечатались к бетону посадочной площадки. Концы крыльев сложились, освобождая пространство. Кларенс выскочил в ужасную духоту пустыни, открыл стальную дверь потерны и помчался по бесконечным галереям центра разработки вооружений, размахивая, словно диковинной пращой, контейнером на конце короткого электрического кабеля. Внезапно пальцы разжались, и ловушка с грохотом ударилась о стену. Металлические створки раскрылись, коридор наполнило сияние, и жуткий пленник с визгом вырвался на свободу.

Кларенс поднял руку с зажатым в ней разрядником, но перепуганный монстр юркнул в боковой проход. Попытка выстрелить ракетой также не принесла положительного результата. К счастью для всех.

- Я сейчас поседею, уорент-офицер Хантер! Ты хотел оставить от комплекса руины вроде тех, что мы сегодня видели? – квадратная челюсть профессора выдвинулась вперед. – Иногда у меня появляется острое желание отшлепать тебя, как мальчишку!

- Виноват. Не переживайте, я уже придумал, как доработать контейнер.

Ответом был испепеляющий взгляд зеленых глаз. Ученый шагнул к аварийному оповещателю и глухим от ярости голосом объявил биологическую тревогу.

Тварь искали долго. Только к вечеру, с помощью улавливающих биотоки чувствительных сенсоров, повизгивающее от ужаса чудище обнаружили на складе. Оно забилось в угол и попыталось забаррикадироваться, свалив в кучу экспериментальные термоядерные боеприпасы. Пойманного монстра отнесли в лабораторию.

- Кларенс, ты в своем репертуаре, - очаровательно улыбнулась высокая стройная женщина в темно-синем платье. – Я уж думала, не дождусь от вас образец.

- Прошу прощения, Лилианна Андреевна. Техническая накладка. Вы сегодня, как богиня. Естественно, добрая. По крайней мере, я на это надеюсь.

- Не надо ненужной лести. Я – врач, меня этим не проймешь. С другой стороны, только два таких психа, как ты и профессор, могли построить звездолет для путешествий между мирами. Давай, назовем его, скажем… «миролет»… или нет, «мироед»?

- Вот… пожалуйста, Лилианна Андреевна! – простонал Кларенс. - Не надо ерничать, а? Вам оно не идет. Это моя… как ее там… рогатива, вот! Я уже назвал машину «Wraith» - «Призрак»!

Невтриносов захохотал:

- Я попрошу внести изменения в реестр! Экспериментальный мироед «Призрак»!

Внезапно лицо Кларенса стало маской, бессмысленный взгляд вперился в какую-то точку в бесконечности.

- Стоп! – резко сказала Лилианна Андреевна грудным голосом, от которого у Кларенса побежали по телу мурашки. – Сейчас не время для посттравматических переживаний! Ты сорвешь важный эксперимент! И в этом будешь виноват только ты, Хантер! Так-то лучше. Начнем!

В телеподе, отдаленно напоминавшем трехметровую ребристую фасолину, зажужжал сканер. Монстр, похожий на сгорбившегося карлика с головой насекомого, сидел тихо, нервно шевеля почти человеческими руками. На дисплее высветились результаты.

«Объект агр сканирован и закодирован. Анализ: углеродная органическая форма жизни. Общая масса 41 килограмм.

Состав:

кислород – 22 кг,

углерод – 8.41 кг,

водород – 3.22 кг,

фосфор – 3.16 кг

азот – 2.4 кг,

сера – 1.02 кг

кальций – 0.38 кг,

натрий, хром, магний, железо, йод, фтор, бром, марганец, медь, селен…

Оцифровка…

Дематериализация…»

Чудовище исчезло в беловатой шипящей вспышке. Лилианна Андреевна сжала губы и села за пульт:

- Ничего странного не замечаете? Зачем ему столько фосфора и серы?

Кларенс завистливо смотрел на темноволосую красавицу. Она читала генетический код, как раскрытую книгу:

- Ха! Наш друг, оказывается, настоящая фабрика смерти! Курареподобный яд – это мелочи! – восторгалась Лилианна Андреевна. - Да он просто завод по производству боевых отравляющих веществ! Вот зачем столько фосфора! А когда ему что-то не нравится, он впрыскивает жертве, как вы думаете, что? Столбнячный экзотоксин с дисульфидной связью! Вернее, его аналог. Да, не завидую я…

- Что вы собираетесь делать с агром после исследования? – жестко перебил Кларенс ее словоизлияния. Неожиданная мысль пронзила его, словно электрический выстрел разрядника. Тело напряглось, руки сжались в кулаки. Как всегда, когда происходило что-то несправедливое и чудовищное. Наверное, чувствовать чужую боль – слишком страшный дар, но он выстрадал его сотню лет назад, во время Миссии. И с той далекой поры он несет на себе этот крест. Печать смерти.

Лилит, теперь Кларенс мысленно назвал ее так, улыбнулась холодными синими глазами. Лицо «врачихи» сохранило равнодушно-скучающее профессиональное выражение.

- Отправим в центральный зоопарк на Тилле. Что же еще? Правда, в первозданном виде наш приятель слишком опасен. Я нейтрализую здесь и подкорректирую это, - она ткнула пальцем в экран.

- У животного специфическое питание, придется построить ему кормушку, - отозвался Невтриносов. - Мне нужно несколько дней.

Кларенс развернулся и вышел, оставив недоумевающую Лилианну Андреевну наедине с профессором.

 

На центральном дисплее вспыхнуло древнее, как сама космонавтика, слово «RETROFIRE». «Призрак» погасил скорость и провалился в подернутую дымкой прозрачную голубизну атмосферы. Кларенс доверился автопилоту.  Тилль – одна из центральных планет с интенсивным движением, здесь малейшее нарушение правил чревато серьезными последствиями.

Бортовой компьютер, работавший быстрее и точнее человека, повел машину на снижение по заданной диспетчером траектории вслед за гигантским транспортом. Зачем эта громада вообще садится на планету с риском разворотить половину города при аварии? Груз можно доставлять челноками.

Кларенс пригляделся – на гребне атмосферного стабилизатора «грузовика» виднелась полустертая надпись «Бегемот, порт приписки Кварг». Издалека явился, трудяга.

Серый мастодонт скрылся в облачной пелене, белесые вихри вспухли, на минуту разогнав клубящуюся муть. Диспетчер приказал прекратить снижение и следовать в зону ожидания. Лишь через полчаса опоры маленького звездолета коснулись указанного места на посадочной площадке космопорта.

Кларенс надел новую форму уорент-офицера, прицепил «крылышки пилота», орденскую планку и направился к парковке. Прохожие улыбались и смотрели на него с удивлением и жалостью – такова ныне участь ветеранов. Он сел в электрокар, выбрал на дисплее «зоопарк» и погрузился в тягучий поток собственных мыслей.

 Из задумчивости его вывел мелодичный звуковой сигнал. «Мы на месте» - произнес дружелюбный голос автомата. Кларенс захлопнул дверь, и умная машина тут же умчалась. Пасмурная зелень и легкий, ласкающий лицо ветерок не могли разогнать подавленное настроение.

Внезапно кто-то положил руку на плечо. Кларенс обернулся. Перед ним стоял рыжий толстяк-весельчак с плоским, похожим на блин лицом. Университетский приятель, имя которого, Генри, он узнал лишь на последнем курсе.

- Привет, старина! Как дела?

- Хорово.

- Не пойму, - Генри пощипал редкую бородку. От него отвратительно разило местной парфюмерией.

- Да как хочешь, так и понимай.

- Кларенс, ты еще в универе был занудой. Цеплялся за любую мелочь и неудачно хохмил. Сто лет прошло, а ты все такой же. Чем занимаешься?

- Я – пилот-десантник звездного флота. Могу водить звездолеты.

- И ради этого ты окончил универ? Не верю! Колись, бродяга!

- Следователь транспортной безопасности. К счастью, в настоящее время мне решительно нечего делать. Подвизаюсь испытаниями новейшего оружия.

- На планете-полигоне? Занесло тебя в дыру! А я в местном Совете. Да это не то, в Центральный бы пробиться. Но там все занято.

- Зачем тебе? Какая разница? Это имело бы смысл в давние времена. Когда существовали деньги.

- Э, не скажи! – Генри ухмыльнулся и провел рукавом по толстым губам. – Есть известность, почет, слава. Трансляция не на планету или сектор, а на всю Галактику. И женский персонал там посимпатичнее, ну, понимаешь, да?

- Ты неправильно поступил. Сначала улыбнулся, а потом сделал движение рукой. Надо было наоборот.

- Почему? – опешил Генри.

- Ты растянул губы, опустил руку, а затем снова поднял ее, - терпеливо разъяснил Кларенс. – Мог бы сэкономить энергию. Когда ты это поймешь, пробьешься в Центр. Может быть.

- Сам-то? Занимаешься ерундой в захолустье.

- Зато у меня есть медаль.

- Не хотел бы я заслужить награду убийцы. Я вообще не понимаю, зачем ты пошел в армию? Романтики захотелось? Что мы стоим? Идем, дружище.

Кларенс прошел через массивные ворота, миновал клетки с обезьянами и в ужасе шарахнулся от вольера со слонами, изо всех сил вцепившись в руку приятеля.

- Ты чего? Они не кусаются. Травоядные. Не думал, что у тебя «слонобоязнь». Лучше берегись вот его. Он может долго высасывать человека, понемногу растворяя еще живую плоть, - Генри ткнул пальцем в большой стеклянный куб. В нем сидели существа, похожие на комара, но величиной с орла. Острые хоботки, царапающие стенки, издавали противный скрежещущий звук.

- Ядовитый комар особой породы? – спросил Кларенс.

- Почем знаешь? – удивился Генри. – Да, это обитатель болот Кварга, и счастье жителям тамошних городов, что эти насекомые никогда не покидают ареал.

- Давай дальше. Ты неплохо ориентируешься в экспонатах.

- Вот шипокрыл с Пирра, зубастая тварь. Кислота вместо слюны, острейшие когти. Тгасклит – многозубый демон с Орала-2. Но это уже приелось. Мы у цели нашего путешествия. Ого, сколько народа!

Люди с интересом рассматривали карлика с головой насекомого, опутавшего щупальцами похожую на человека куклу с уходящими в нее гофрированными трубками. Мужчины смотрели на монстра с гримасой отвращения, женщины ахали и отворачивались. Вездесущие детишки – бойкие сорванцы в костюмах и маленькие кокетки в разноцветных платьях показывали на обитателя клетки пальцами и заливисто хохотали, возбужденно обсуждая невиданное животное. Генри протиснулся сквозь толпу, увлекая друга за собой.

- Новинка, агр обыкновенный! Жаль, никак не могу запомнить, откуда его привезли.

Внезапно карлик узнал Кларенса. Он протянул к нему руки сквозь пластиковые прутья решетки. Блестящие и подвижные, как ртуть, глаза наполнились прозрачной жидкостью.

- Любовь с первого взгляда – ухмыльнулся Генри. - Думаешь, монстр плачет? На самом деле он хочет сделать тебя своей игрушкой! Ничего не выйдет, у гадюки вырвано жало!

- У змей нет жала. У них язык. И ядовитые зубы.

- Это метафора, - смутился Генри. – В общем, из глаз твари капает слюна.

- Нет, - печально вздохнул Кларенс. – Это слезы. Настоящие, человеческие слезы. Ладно. Пора. Мне здесь больше нечего делать.

Генри пожал плечами и остался возле клетки, кривляясь и строя рожи агру.

 

Поздно вечером в зоопарке воцарилась кромешная темнота. Редкие огни горели только в клетках и вольерах с животными, которым требовалось постоянное освещение.

Кларенс, надев очки ночного видения, пробирался по асфальтированным дорожкам. Необходимо соблюдать особую осторожность: звери чуют присутствие человека. Если они поднимут гвалт, будет худо. Вольер со слонами Кларенс постарался обойти как можно дальше. Ни за какие сокровища Вселенной он не рискнул бы подойти к абсолютно безобидным животным. И никому бы не открыл тайну своих страхов.

Агры прекрасно видят в темноте, тварь заволновалась, заворочалась, и снова умоляюще протянула руки к человеку. Слезы полились тонкими ручейками, прозрачная жидкость растеклась по полу маленькими лужицами.

Кларенс поднял руку с разрядником, и медленно произнес услышанную на Земле фразу:

- Прости их, ибо они не ведают, что творят.

И агр, словно поняв человека, медленно кивнул шершавой головой с двумя огромными глазами. Или так показалось? Кларенс выключил очки, нажал кнопку, и  молния, прочертив тьму ослепительным зигзагом, оставила от монстра черную дымящуюся массу.

Оглушительный треск разряда разбудил зверей, многоголосый вопль прорезал ночной воздух. Со всех сторон бежали люди, но Кларенс даже не думал скрываться. Ему не были страшны никакие обвинения: он исправил чудовищную ошибку. Никто, кроме него, не понял, что на вечные муки ученые обрекли разумное существо.

+3
366
RSS
00:50
Концовка неплохая, но мне кажется, что отделить разумное существо от неразумного смогут даже современные учёные, не говоря уже об их коллегах из далёкого будущего.
01:44
Могут. Если захотят. Но ученые не стали исследовать существо на разумность, они были в плену стереотипов. Это у Хантера способность к непредвзятому ассоциированию, он всегда видит вещи такими, какие они есть.