Подлинная история

Форма произведения:
Рассказ
Закончено
Автор:
Лев Вишня
Аннотация:
Иногда ты думаешь, что с тобой ничего не произойдет. Как только ты убеждаешь себя в этом окончательно, с тобой, кое-что происходит.
Текст произведения:

Подлинная история.

1.

  Мой знакомый, хороший человек, бизнесмен (миллионер) приехал в Москву по делам. Бизнес по теме кадастровых прав, земельных участков, недвижимости и т. д. В аэропорту сел в такси, но таксист его не везет,
- Да не хай, брат, все будет путем.
- А че ждем тогда??
- А мне в облом ехать порожняком. Нехай еще двое сядут хотя бы. Будет четыре человека – отобью бензин.
- Ну ладно…
   Игорь сидит, ждет. Через 10 минут попросился такой же бизнесмен, веселый человек, назовем его «Весельчак». Представился как Денис. Спрашивает, шутит, стихи на ходу сочиняет. Сел, в общем. Ждут дальше.
Еще минут через десять прибыл какой-то командировочный из Сибири, крупный мужчина, гладко выбрит, в форме военного. Подполковник. Прибыл по делам в штаб округа. Ладно, сидят втроем дальше ждут. Игорь уже успел познакомиться с водителем (того зовут Степан, он из ближнего зарубежья).
   Минуты через две, оторвавшись от семьи (жена, дети и друзья провожали), попросился в машину третий персонаж – типичный интеллигент, очкарик, сухой, как глиста, кожа серая, трехдневная щетина и кепи аэродромное.
- Ну вот, теперь Игорь, машина набита. Теперь все путем, - говорит водила и трогает.
   Едут из Домодедово в столицу страны, через леса и поселки… Вдруг Шутник от скуки:
- Эх страна моя страна, карты в руки два туза. Скучно так ехать, может, кто вспомнит чего?
(Очкарик)
- А чего тут вспоминать, тут дело простое. Главное доехать куда нужно.
- А куда нам нужно, когда скучно?
- (Военный) Это как взглянуть на данную ситуацию. Когда скучно помогают либо бабы, либо карты!
- (Очкарик) Во, карты! Это дело! Я помню хорошую игру, называется «буча-могуча»
- (Весельчак) «Бура», что ли?
- (Очкарик) Не-е-еа, «буча», там правила иные…
   Дальше примерно пять минут идут обсуждения правил и некоторых иных уголовных игр, в которые не играют даже на самых страшных зонах. Затем военный и очкарик начинают яростно спорить о правилах и целях в игре. Их мирит Весельчак, который предлагает разрешить спор игрой. На что водитель отвечает:
- Дык, какие проблемы? Дык у меня тут хата недалече, своротка через 10 километров…
   И тут Игорь, наконец, понимает…
- Ребята… Нет, вы как хотите…
- А мы ничего не хотим, - удивленно отвечает Очкарик.
- Что желаем, то едим! – Поддерживает его Весельчак.
- Вот у нас на Колыме то ли дело в январе! – заявляет Военный.
- Вы что и вправду собираетесь остановиться?!
- Дык, какие проблемы, Игорь. Ты что не хочешь с нами играть, так и скажи! А то все телишься и телишься.
- Да нет, конечно…
- А если не хочешь, то тогда…
- Тогда придется играть в буру на интерес, - соглашается очкарик, - а это плохо. Так нельзя поступать.

   И машинка начинает на глазах притормаживать…
- Не бойся Игорь, я тебе буду подсказывать, если что, – сообщает Военный.

2.

   Поскольку эта история невымышленная, постараюсь ее рассказать максимально близко тому, как мне ее поведал сам Игорь.
   Итак, прежде всего, когда до тебя доходит, что ты влип и опасность вполне серьезная, то обычно начинаешь думать очень и очень быстро. Мозг переходит в режим «ускорения» и мгновенно начинается перебор вариантов, поиск ответов на первую группу вопросов, потом вторую, третью и так далее.
   Первая группа вопросов: «это все розыгрыш или нет?», «куда они едут?», «поняли ли они, что ты их выкупил?», «кто это, просто бандиты, которые хотят тебя ограбить, или черти пострашнее, те которым не нужны свидетели».
   На первый вопрос ответ приходит сразу. Это НЕ розыгрыш, это все по-настоящему. Кому в голову придет разыгрывать человека в 12 часов ночи, так сложно и многоходово, а  потом…
   А потом Игорь вспомнил, почему сел в такси. Такси стояло в ближайшем полупустом ряду и начало мигать ему, когда он проходил мимо. Но это еще не все. Он вспомнил, что Очкарик торчал рядом с ним у конвейера сумок, после приземления самолета. Стоял и посматривал временами вокруг. Игорь запомнил его взгляд, цепкий и колючий. Но он не помнит, что Очкарик летел с ним в самолете. Этот тип стоял в зоне прибытия и смотрел на приезжающих. Как он туда попал, другой вопрос, но он там был. Наконец Игорь вспомнил, что уже Военный стоял на выходе из зала ожидания, прямо у стеклянных дверей. Таким образом, его вычислили, сопроводили и встретили. Но почему? Слава богу, что они не знают, что у Игоря в сумке, что теперь в багажнике приличная сумма денег, для сделки по покупке участка земли. Небольшая сумма для личных инвестиций, примерно 40 тыс. долларов. Это хорошо, что они не умеют смотреть сквозь сумки как рентген… или умеют?
   И тут Игорь вспомнил взгляд Очкарика, который случайно поймал на себе, такой цепкий, колючий и очень внимательный. Очкарик не смотрел на сумки, он смотрел на лицо Игоря. Это физиономист, способный безошибочно определить, у кого есть деньги, а у кого нет, ну и списать с внешности человека все остальное. Вот вам и рентген!
   А раз так…
   Куда мы едим?
   Это точно не гостиница и скорее всего даже не частный дом. Возможно арендованное у кого-то жилье. Может быть чья-то дача. Дачный поселок, где ночью, скорее всего никого нет. В любом случае им придется свернуть с главной дороги. Если так, то сколько времени в запасе? Минут 10-12 не больше. За это время нужно успеть обдумать все. И тут Игорь вспомнил, что впереди скоро будет железная дорога и переезд, а потом своротка в сторону дачных участков. Он ездил по этой дороге раз пятьдесят и уже успел ее бессознательно изучить.
   Следующий вопрос, поняли ли они, что ты их выкупил? Если нет, то есть шанс для контригры. Если они поймут, что ты их боишься, то ты уже мертвец или как минимум, ограбленный и раздетый до нитки. Значит, не бояться!
- Да нормально парни! Я думаю, что с вами сыграю.
   Очкарик мгновенно перевел свои глаза на Игоря и опять этот колючий взгляд, буквально в упор, как там у конвейера. Считывает тебя, «врешь или нет».
- Во, молодец пацан! Настоящий мужик! – отвлекает Игоря Весельчак.
- Ну и ладненько! Не страшно с нами, а? Люто не напугали? – спрашивает водила.
- А чего бояться, отличные парни, давайте поедим, поиграем. Знаете такую игру как преферанс?
   Очкарик улыбается одним уголком губ. Криво так. Не верит.
- Да нет, все путем! Правда, все отлично! – успокаивает их Игорь.
- Ну и хорошо! – произносит Очкарик и отвлекается на разговор с водителем.

3.
   Вообще ситуация походила больше не на преферанс, а на иную игру. Покер. Игра нервов и интуиции, в которой нужно было как-то выиграть. Дело в том, что это в фильмах понятно сразу кто злодей, а кто его жертва. В жизни идет непрерывное балансирование между: «возможно зло» и «возможно добро». И никогда нельзя предсказать заранее: убьют тебя, собирались убить или напротив, хотят тебя мило приятно удивить, а люди вокруг тебя вовсе не бандиты, а хорошие и добрые парни, такие же как ты.  Ни у одного из трех сидящих вокруг тебя нет в руках ни ножа, ни пистолета, а к слову и не будет! Никто и них из них не нападает на тебя, ни угрожает тебе, и даже не ругается матом. Они улыбаются тебе, шутят, слушают тебя, разговаривают на свои темы... Ты даже можешь поспорить с кем-либо из них. А потом однажды в любой произвольно взятый момент времени… Очкарик и Военный схватят тебя за руки, зажмут смертельной хваткой, а заточку в сердце вонзит… вот тот Весельчак, в дорогом кожаном пальто, изображающий бизнесмена. Да, именно он. Милый и добрый парень, что постоянно шутит и улыбается тебе и который даже успел тебе пожать руку, когда садился в такси и представился то ли «Денисом», а может «Максимом» - не имеет значения! А заточку он возьмет прямо из бардачка, и потом так и оставит в сердце, чтобы не полилась кровь на сиденье. Один удар – как инфаркт миокарда. Судорога, боль, агония примерно полторы-две минуты и все… Ничего больше. Смерть за то, что у тебя есть деньги и за то, что ты не подумал, точнее не обратился к своим деловым партнерам за «сопровождением». Только за глупость и ни за что больше. Просто смерть и все. И самое главное, что нельзя предсказать какой исход будет этого фильма, никто не сможет предсказать.
   Когда я выслушал всю историю, я спросил его.
- Слушай, ты говоришь, что вы ехали на средней скорости примерно 70-80 км в час и проехали за это время два или три поста ГАИ. Почему ты не подал знак, не крикнул или дернулся? Просто вопрос.
- Дык, Лев, это же все по-настоящему было, а не в шутку. Во-первых, я в машине. Заорать громко не удастся. Машина едет – меня, скорее всего, не услышат. В-третьих, при самом лучшем варианте, если каким-то немыслимым чудом, кто-то из гаишников меня услышит, что мы имеем? Эти едут тихо, правил не нарушают, внутри четыре добропорядочных гражданина у которых все документы с собой, никаких острых предметов, оружия и так далее ни на одном из них не будет. И в итоге я – единственный орущий идиот. Чудо будет, если меня заберут в участок, одного с сумкой денег. Это если я, например, про нее начну кричать, а не про то, что со мной хотели в «буру» сыграть. А скорее всего, просто оставят в машине и махнут рукой. Через минуту я труп.
- Хорошо, скажи, а кто из них был, по-твоему самым опасным?
- Лев, откровенно дурацки вопрос. Если это банда и «профи», то будь ты чемпионом мира по боевому самбо, тебе будет трудно что-то сделать. Если ты про это… Но…
   Игорь чуть задумался, а потом произнес:
- Если честно, мне меньше всего понравился водитель. Остальные трое думали, а этот все знал и был спокоен как удав.

4.
   
   Признаюсь, когда Игорь продолжил свой рассказ, я не сразу понял, о чем он говорит.
- Ты блефешь, они блефуют. Ты скован, и они тоже скованы.
- Как так??
- А вот так! Пока они на трассе, они не бандиты, а простые добропорядочные граждане и должны вести также, соответствующе. Они не могут рисковать, а если могут, то в пределах разрешенного.
- Но ты ведь тоже не можешь рисковать.
- В этом то и вся суть. Начинается игра, кто моргнет первым. У кого сдадут нервы, и кто скажет «пас!». Пока я в машине, а еще не на их хате, эта игра возможна. Там уже куда привезут – все! Конец и поминки.
- А ты не думал с ними играть?
- Что я сумасшедший что ли? Они бы в одну секунду, за одну партию меня бы раздели. К тому же я плохой игрок.
- Значит тебе нужно было сбежать до того как они приехали.
- Правильнее сказать «до того как свернули».

   Своротка должна была произойти по памяти Игоря, примерно через километр, сразу после железнодорожного переезда. Игорь сразу понял, что у него есть максимум времени это три четыре минуты. Переезд это все. Там все решится и все произойдет. И это тоже только в том случае, если они застрянут на переезде, хотя бы на пару минут и… Нет, без альтернативно! Если они останавливаются на переезде, то нужно будет действовать и немедленно. Быстро. Буквально с быстротой молнии или кобры.
   Тогда какой повод чтобы выскочить из машины? Туалет конечно, без альтернатив! Они могут его не пустить? Могут попытаться. А после? После могут затолкать обратно в машину. Но туалет на переезде это логичный шаг. А там? А там либо через переезд, либо в кусты, либо, если Бог поможет в любую встречную тачку!
   Работает три фактора:
   Пока ты в машине, ты бессилен. Как в мышеловке! За пределами машины у тебя есть шанс и то только потому, что ты не баба, а мужик, ты можешь их ударить в ответ, а им в свою очередь нельзя светиться избыточно. Ножи и пистолеты для них исключены, только биты, заточки или монтировки. То есть выскочить из машины любой ценой и по любому поводу. Это задача номер один!
   Задача номер два. Насколько они пойдут дальше, когда ты уже выскочишь? Это все будет зависеть также от твоей энергии и самих действий. Но при любом раскладе они не смогут пойти на преступление прилюдно. Любой свидетель – твой спаситель. Кто угодно. Даже машинист электропоезда, который пройдет через переход.
   Затем, что делать, когда уже успел отбиться и отойти от машины? Бежать? Кричать? Звать на помощь? «Свидетели» не поверят, решат, что пьяный и примут позицию «сами разбирайтесь!». Значит не кричать и не бежать! Просто отходить, держа врага на виду.   Отходить и искать союзника. Любую встречную тачку.
   Они не знают кто ты и в машине, куда ты попросишься, также не знают кто ты. Вести себя чисто и безупречно! А они? Если они запаникуют и выскочат с битами – то уже проиграли!
   Точно!
   Начинается покер!
   Они не смогут идти до конца, для них это самоубийственно.  Значит, до какого-то момента, пока не скажут «пас!». Сумку брать? Конечно! Сумку надо хватать в первую очередь! Ну, это если повезет и если замок не будет закрыт. Вроде бы едем в «Нисане».
   В общем, задачи следующие:
1) выйти из машины, забрать сумку, увидеть кого-нибудь,
2) медленно отступать к этому «кому-нибудь»,
3) уйти либо огородами, либо запрыгнуть во встречную машину.
   А самое главное – сама установка: «все это игра на повышение, потому что нижнюю игру ты уже проиграл». Ты уже условно «мертв» и сейчас просто борешься за свое воскрешение. Повезет, не повезет – все в руках Бога и все это есть главная самоустановка.
- Ребята, знаете, хочу в туалет?
- Да не боись Игорь, скоро приедем! – говорит водитель.
- Да пусть парень выйдет, если прихватило, - внезапно включается Очкарик!
   Вот так вот, бабах! Если до переезда, то попытка окажется холостым выстрелом! Что ответить?
- Подождите, думаю потерплю.
- Да не стесняйся, иди если надо! – настаивает Очкарик.
- Да не-е потерплю пару минут…
- Ну, смотри…
- Ребята, а во что мы будем играть?
- Там на месте определим! – отвечает водитель.
- Я думаю в эту, «бучу могучу»! Мне очень понравилось, как тут про нее рассказывают! – засуетился Весельчак.
- Ну в могучу, так в могучу, правила то хоть напомните там, на месте? – спрашивает Игорь.
  Военный только крякнул.
- Напомним пацан! – отвечает водитель.
- Ты не бойся нас, мы люди хорошие. – Заявляет Очкарик
- Люди хорошие, а как так получилось, что не зная друг друга вы все садитесь в одну машину и тут же становитесь лучшими друзьями?
- Ты из провинции, многого не знаешь, - отвечает Очкарик, - мы же все местные, кроме военного. Видели друг друга в разное время. Главное в нашей жизни Игорь что?
- Что?
- Доверие человека человеку! На этом доверии строится все, в том числе и бизнес. Ты чем занимаешься?
- Я? Ну так, есть небольшой бизнес.
- А какой, если не секрет?
- Да так, по мелочи торгую.
- Чем, покрышками? – встревает Весельчак.
- Да… продуктами.
- А с какими сетями знаком и где «сундуки» хранишь? – интересуется Весельчак.
  Вот так и попался! В одно касание, одна неточность и все…
- «Сундуки» в Чертаново храню…
- А где это?
- На юге, рядом с Пражской.
- А где там хранить?
- Там место есть. - Встревает в диспут Очкарик.
- Хм… в первый раз слышу.
- Да есть там место! – Лютует Очкарик.
  И дело не в том, что они тебя выкупили, а в том, что видят, если ты начал врать – стало быть, боишься их. И дальше они могут просто тебя заклевать в пару минут. А потом скажут:
«Ну и зачем ты парень врешь? Ты что не доверяешь нам? Как это низко…»
- Да, есть! За Красным маяком на Подольских курсантов!
- Где, где? – «изумленно» спрашивает Веселый.
- Ну, там…
- Что-то реально, в первый раз слышу? Не расскажешь где именно?
- Все тебе расскажи! – отвечает Игорь.
- Что пристал!? – отвечает Очкарик, - я знаю, там рынок есть. Хорошее место.
  Это называется «помощь и подстава». Очкарик на вид помогает, но на самом деле загоняет тебя в еще больший угол. Игра идет на то, что ты занервничаешь, когда поймешь, что они тебя уже выкупили. И тут со стороны удар под дых:
- Игорь, не подскажешь, есть ли у твоих знакомых хорошие земельные участки под Митино? Я хочу там пару соток купить, для родителей. – внезапно спрашивает Военный.
   Вот так… А ты дурак, забыл, что они одна команда, а Очкарик еще и «рентген»?


5.

Осталось минуты две до переезда, что им ответить?
- Да, ребята, выкупили вы меня!
- Что? – изумился Очкарик.
Вопрос, «наигранно» изумился или нет?
- Я кадастром занимаюсь, а не торговлей.
- Сколько стоит участок в Митино? – интересуется Военный.
- 6000-6500 долларов за сотку.
- А в Бирюлево?
- А в Бирюлево нет такой темы, там Дендропарк и охраняемая зона, разве что за большую взятку. Но это другой разговор.
- А кому взятку-то платить? – спрашивает Весельчак.
- Это все зависит от конкретной ситуации, что с этим участком и где он находится. Если он в заповеднике, то может так стать, что только в Думу. Если есть знакомый депутат в Думе или в правительстве Москвы.
- А дальше как? – интересуется уже Военный.
- Что как?
- Ну, заплатил я взятку? Дальше что.
- Дальше смотришь, состояние документов, был ли участок оформлен, проведено ли межевание, может вообще потребуется топографическая съемка…
- Много бумаг… - грустит Военный.
   А Весельчак отворачивается и смотрит вперед. Через полминуты будет переезд.
- А у тебя есть знакомые в Думе? – спрашивает вдруг Очкарик.
- Конечно, есть! – соглашается Игорь, - Ройзман например.
- Это который «Ройзман»?
- Ну, тот самый. «Город без наркотиков»
- И ты с ним знаком? – наигранно удивляется Очкарик, а по интонации словно говорит тебе:
   «Не поможет дурашка тебе это знакомство. Зря хвалишься. Да и не такое оно у тебя и серьезное. В одном дворе не играли, за одной партой не сидели и в одном церковном хоре не пели. Так что отдыхает твой депутат…»
   - Конечно, сидели за одной партой в школе, когда учились до поступления в ВУЗ.
- А по какой статье он сидел? – спрашивает Очкарик.
- 144 и 147 по-моему. Кража и мошенничество.
   Очкарик отворачивается и смотрит в окно. Ты выиграл!
   Один раунд, не больше… сквитался за «сундуки».
   Игорь потом объяснил, что слышал, читал о «деле Ройзмана» одно «журналистское расследование», остальное было память и блеф. Мимо темы прошло, что Ройзман был старше Игоря на двенадцать лет. Об этом даже и не спросили…


6.

   А вот и переезд. Шлагбаум опущен. Свет красный.
   Рядом стоят: «Газель» тентованная и Дэу «Матис». А на той стороне? На той стороне уже семь машин: «Фольсваген», «девятка», еще «девятка» далее «Пежо» и там в темноте видны пара иномарок, одна из которых джип.    Наконец замыкает параллельный ряд большой грузовик, фура.
   Одна мысль в голове: «то тебя из них примет?». Семь машин, в какую из них попросится, когда уже будешь за пределами такси? Но сначала нужно вырваться.
   Выйти мало. Это будет только полпобеды. Нужно еще заскочить в любую встречную машину, потому что иначе… Иначе придется биться в рукопашную один против четырех подготовленных и знающих что делать жестоких людей. Биться до смерти. Буквально так. Шанс, что они тебя пощадят после этого… микроскопический…
  Какой видится выбор?
  В «Фольсвагене» - семья. Муж, жена, ребенок… - отпадает! Не возьмут, даже если на колени встанешь! Ни один разумный человек не станет рисковать своей семьей.
  В стоящей за ними «девятке» -  семья тоже! Худо дело…
  В следующей «девятке» - кажется один человек. Мужчина.
  В «пежо» - баба за рулем. В норковой шубе. Холодно ей видимо.
  В джипе – плохо видно, но похоже один человек, тот что за рулем.
  Последнюю машину – пока не видно. Грузовик – дальнобойщик… шанс есть, но если поймет, что тебя гонят бандиты… да и к тому же обратно в город он не поедет.
- О чем задумался, Игорь? – спрашивает Очкарик.
- Так, о жизни… Хороший сегодня был день.
- Чем же он «хорош»?
- А кто его знает…
  Вторая «девятка», «джип» и иномарка за ним. Баба не возьмет! Еще последний шанс – дальнобойщик. Но придется ему пообещать 5-6 тысяч баксов за разворот и конфликт с местной бандой. Все, выбор сделан. В атаку!


7.

- Ой, ребята, прихватило внезапно!
- Что такое? В туалет?
- Нет, хуже, понос кажется…
- Что, что??? – к такому повороту даже Очкарик оказался не готов.
- Ребята, серьезно прихватило. Отравился в кафе в аэропорту.
   Очкарик вцепился в тебя взглядом… Кто-кто, а он то точно отличит понос от золотухи…
- Ты что, беляшом траванулся?
- Нет, курицей! Дайте выйти? Серьезно прошу!
- Да ты, что, сейчас поедим. Где ты будешь тут в чистом поле. Люди кругом!
- Где? Вон там за кустами, там кусты удобные!
   Через кого идти?
   Очкарик худой, сухопарый, если двинуть через него, то вцепится, а потом всей тушей накроет Военный. Плохо… Через Военного. Этот конечно кабан… Но нет, этот вряд ли вцепится, побоится за свой костюм… вдруг ты прямо на него что-то нехорошее сделаешь? А Очкарик? Не успеет схватить. А если успеет? Нет времени думать, вперед!
- Все ребята, не могу совершено, выхожу.
- Стой! – крикнул очкарик.
   И Игорь как в «замедленной съемке» перелезает, а так ему показалось, перелетает через всю огромную тушу «командировочного». Тот не двигается! Не мешает! Сработало! Игорь открывает замок двери и вылетает…
  За руку вцепился Очкарик:
- Стой, говорю! Куда побежал?
  Секунда…
- Да я вам свою барсетку оставлю, Там все мои документы! Куда я сбегу?
  Игорь бросает барсетку с плеча Очкарику, прямо в руки!
- Паспорт, военный, все там!
  У противника секундный шок…
  Игорь захлопнул дверь и резко рванул за машину в сторону кустов.
Секунда, вторая третья… противник сидит в машине и не двигается, все четверо сидят. Переговариваются друг с другом… Видно, что твои действия и сам их характер для них полная неожиданность. Пока противник не решил что делать…
  Второй рывок к багажнику!
  Щелк! Вжи-и-их! Открылась крышка!
  Сумка в руке… а пока Игорь опускал крышку багажного отделения на место… хлопнула дверь со стороны пассажирского переднего места. «Весельчак вышел!» - пролетело в голове. Крышка опустилась и его глаза прямо перед тобой...
- Ну… ты… чего? – спрашивает «Денис».
- Что «чего»?
- Ты... чего дуришь?
- А кто тебе сказал, что «дурю»? По-моему все нормально.
  Весельчак мнется правая рука в кармане, кулак сжат – видно через карман. Левая - чуть-чуть за спиной, расслаблена.
  «Заточка в левой руке» - успел подумать Игорь. Но противник не спешит. Думает. У него также как у тебя очень мало возможностей, поскольку свидетелей вокруг – «легион».
- Сумку-то зачем схватил? – спрашивает, наконец, Весельчак. Лицо у него такое… сияющее, самое лучшее будет слово. Полная концентрация. Не дышит.
- А ты знаешь?
- Что?
- Я там друга увидел!
- Где?
- Вон в том «чароке». Он тоже из числа работников кадастра. Только московский.
- И что?
- Хочу к нему пересесть. Позволишь?
«Шах и мат»!
- Мне с ним сподручней ехать. Извини.
- Ты-ы… - начинает песню Весельчак… но лицо уже не такое сияющее. Озарение прошло…
- Ничего, все в порядке, все путем… Я пойду!
- Конечно! – легко соглашается Весельчак, - барсетку только не забудь.
«Чтобы получить заточку в бок?» - успевает подумать Игорь.
- Это… не принципиально!
   Два шага в сторону, прикрываясь сумкой, потом два шага обратно и снова на дороге. «Денис» хватается за сумку. Дергаешь ее резко и внушительно. Отпускает. Все! Идешь прямо по дороге твердым и спокойным шагом прямо за переезд прямо к тому джипу! Вперед!

   За переезд, тридцать шагов. Огибаешь опущенный шлагбаум. Переходишь через пути. Одна мысль в голове: «господи, спаси и помилуй, чтобы тебя не снес поезд, который может пройти буквально в любую секунду!». Проходишь переезд, снова огибаешь шлагбаум и ты…
На свободе! Ты кинул этих «спецов».

  За переезд. Десять шагов и первая машина. Семейная пара и два ребенка (одного не заметил). Идем дальше. Снова семья, но уже без детей. Лет по 45-50 обоим. Смотрят на тебя крайне удивленно, испуганно. Проходим мимо! Вторая девятка – мужик, лет сорока. Дальше баба лет тридцати и в джипе молодой человек лет тоже тридцати. Идти сразу к джипу или пробить сначала мужика в «девятке»? Баба не возьмет – совершенно точно!


8.

  «Пробиваем девятку!» - командует себе Игорь и наклоняется над водительским местом. Водитель, - человек лет сорока, в старой кожаной куртке, лицо сухое, глаза серые.
- Мужик, поможешь?
- Что надо?
- До города довезти?
- Это куда?
- В столицу.
- Ты что обалдел?! Среди ночи такое!
- Нет, мне нужно срочно прошу…
- Пошел отсюда, пошел…
   Дверь закрывается, водитель качает головой… Вид у него такой, что второй раз обратишься – получишь в ответ либо газовый баллончик, либо бейсбольной битой, смотря, что есть под рукой. Пока он качает головой, ко второй машине. Девушка за рулем иномарки улыбается, так снисходительно или даже презрительно. Джип! За рулем в красивой куртке круглолицый парень лет тридцати, с бородкой, на заднем сидении две девушки.
- Ребята, поможете? Срочно, любой ценой, плачу любые деньги.
- Помочь, путем! Что надо?
- В Москву доставьте?
- Куда-а?
- Ну, в столицу. Деньги плачу любые.
- Не-а-а. Не по пути совершенно!
- Как не по пути? Тысяча баксов.
- Не-а-а… Тысяча чего?
- Баксов!
- Е-мое! Ты откуда взялся?
Девушки на заднем сидении, одна улыбается, вторая насторожена. Что-то перешептываются.
- Максим, - говорит, одна, - давай возьмем парня?
- И куда его? Ты представляешь, какая петля?
- Макс, вдруг у него какие-то проблемы?
- Этого я и боюсь… Знаешь что парень… Попытайся там (кивает в сторону большегруза). Попробуй фуру пробить.
- Ма-акс!
- Ты вообще молчи!
   Игорь задумывается и смотрит назад и видит… те, что в машине все четверо там, через дорогу смотрят на его попытки. Смотрят очень внимательно.
- Значит, не пустишь?
- Нет, не пущу!
- Любые деньги!
- Вали отсюда со своими деньгами!
  И… парень нажимает два раза на гудок: «би-и-ип», «би-и-ип». И оттуда с той стороны машина врага тоже в ответ: «би-и-ип», «би-и-ип»!
- Пожалеешь однажды, когда с тобой также поступят, - бросает шепотом Игорь и идет к фуре.
- Что? Чего?! – презрительно выкрикивает водитель джипа и даже порывается выскочить, но его останавливают девушки.
   Последняя попытка… Надо сосредоточится, успокоится. Три раза вздохнуть.
   Фура «мерседес». Огромная, грязная, тяжелая.
   Ладно, успокоились!
- Что надо? – спрашивает водитель. Человек лет сорока.
- Добросишь до Москвы… Очень прошу.
- Это назад, что ли?
- Да, назад.
- Сколько даешь?
- А сколько надо?
- Ну-у-у… баксов 200 примерно…
- Согласен!
- Садись… - мрачно кивает водила и тут…
«Би-и-ип», «би-и-ип», «би-и-ип», «би-и-ип». – С той стороны дороги.
- Ну, мать твою, что им надо??
«Би-и-и-и-ип»
- Офонарел, что ли?
- Хам, однако, - пытается пошутить Игорь.
- Я тоже так могу… - водитель мрачно нажимает «Би-и-ип»!
«Би-и-ип», «би-и-ип», «би-и-ип»! – в ответ.
- Это ты от них что-ли бежишь? – спрашивает внезапно водитель.
- Не-ет, что ты. Я их в первый раз вижу… Сам не знаю кто они.
- Выходи!
- Что?!
- Выходи тебе сказал!
- А как же деньги?
- А деньги можешь здесь оставить. Мне семью кормить.
«Би-и-ип»! – с той стороны.
- Выходи! – приказывает водитель.
   И Игорь выходит… Там, через дорогу в сорока метрах он видит их машину. Их лиц он уже не видит, только контуром, но повернуться к ним боится. Потом смотрит в сторону следующей иномарки. «Форд фокус» внутри молодая семья и ребенок. «Шах и мат». Снова поднимается к водителю фуры и спрашивает.
- Слышь, мужик, одолжи что-нибудь…
- Что тебе одолжить?
- Ну, нож или монтировку или любую железяку… что есть.
Мужик думает, потом кивает.
- Там в конце фуры можешь покопаться, пока дорога перекрыта. В самом конце…
  Когда дошел до конца фуры, она оказалась закрыта на замок… Потом только на земле увидел то что показалось сначала как брошенный кем-то маленький ломик. А на деле оказалось куском арматуры, длиной чуть больше метра. Сталь никудышная, мягкая, диаметром 16 мм. Изогнута, так что использовать будет очень сложно. Да и сама погнется от несильного удара. И это все.

9.

- Когда стоял многое передумал… Сначала представил как все будет происходить? Нет. Бежать не буду. Это глупо. Подожду их. Вот машина затормозила, прямо перед тобой. Дверь открылась… Дверь? Все четыре двери открылись разом, даже водительская! Первым выходит Весельчак, улыбаясь, щурясь… «Игорь, братан, ну что ты так ведешь себя? Мы же твои друзья? Не веришь?», потом водила: «дык, мужик, ты чего? Зачем ты нам не доверяешь?», потом военный, этот будет командовать: «тихо… там посмотри…  давай! Только тихо!» и наконец этот… Очкарик: «Игорь. Напрасно ты взял сумку. А знаешь, какая твоя главная ошибка?».
И потом все четверо накатываются как шквал, просто как ураган… Четыре подготовленных и ничего не боящихся боевика против тебя одного. У тебя в одной руке будет эта арматура, а в другой руке сумка, навроде щита. Сумкой успеешь прикрыться от двух ударов заточкой, а потом ударить одного из них арматурой по голове или по руке – смотря, как повезет. Еще можешь пнуть кого-нибудь, если успеешь. А потом они тебя сомнут как цунами. Опрокинут повалят на землю, заткнут рот и потом…
…все…
   
   Сначала стоял рядом с фурой, смотрел. Страха уже не было. Потом лень стало стоять рядом с фурой, к тому же обитатели последней иномарки как-то жутко нервно косились на прут. Пошел поближе к путям. Поезд так долго не идет… Устанешь ждать развязку. Жутко захотелось закурить, хотя бросил это дело три года назад. Просто в жуть. А к кому обратится, у кого стрельнуть? Тоже не у кого.
  А те?
  А те просто сидят и смотрят. Их освещают фонари и видно всех четверых прямо в машине. Сидят, что-то тихо обсуждают все вместе. Один улыбается и показывает на Игоря.
  Сколько же времени прошло?
  Когда же поезд будет?
  Ты стоишь, смотришь на них, они смотрят на тебя.
- Эй! Слышишь меня? – раздается из-за спины. Это водитель джипа.
  Оборачиваешься к нему…
- Что тебе надо?
- Эй! Ты… ты вали-ка отсюда. Задолбал уже мельтешить со своей железкой.
- Заткни пасть ублюдок.
- Что???
- А что слышал. Мне терять теперь уже нечего, так что могу прямо сейчас тебя убить. Девок выкинуть и машину забрать.
  Прямо так и сказал ему, слово в слово. Хотите верьте, хотите – нет.
- А-а…- тот не знает что ответить. Даже хочется ему что-то подсказать в качестве ответа. Бедный…
  Закрыл окно и вжался в кресло.
- Что ты думаешь, что я тебя не рубану, если выйдешь? Да очень легко! Запросто! – сказал ему Игорь просто.
  Тот делает вид, что не слышит. Сидит закупорившись. Смотрит на тебя. Но уже без прыти. Видимо вся надежда на бандюков. Вот тебе и «друг из Москвы».
  Игорь смотрит на девку в соседней машине. Та просто слилась с креслом и косится на него. В руке телефон. Папика видимо тормошит. Противно на душе стало, прошел еще пару метров. Этот в «девятке» также смотри на тебя с ненавистью, но тоже не выходит. Боится. Береженого бог бережет.
  Вот так за ним и остановился Игорь. Впереди остались только две машины, обе с семьями. И еще эти, там за переездом.
  Лень такая на душе, одна мысль – скорей бы все началось! Те тоже сидят – думают. Прыти особой  них в глазах нет. Вроде бы полная победа, но как-то они не очень рады, что-ли. Озабоченные какие-то. Переговариваются. Чего ждут? Поезда! А чего тогда такие осторожные? А черт их поймет!
  - Ей, парень!


10.

Даже сразу не понял, откуда это раздалось.
И тут наконец звонок!
И фары поезда, да еще грузового состава вагонов под 60! Длиннющий! Конца не видно.
«Сбежать, укрыться, пока идет, схорониться в кустах… Мысль хорошая!»
- Эй, парень!
Откуда это?
- Иди сюда!
  Кто это… Это мужчина из второй машины, там где тоже «семья».
- Иди сюда! – еще уверенней даже на уровне приказа.
  Подошел к машине. Высунувшийся – старый человек лет шестидесяти, одет в старую кожанку. Женщина – тоже старая.
- Садись к нам!
- Что???
- Садись, только быстро! На заднее сиденье!
- Зачем?
- Садись тебе говорят!
   Игорь быстро запрыгнул в «девятку». Это те самые, которые смотрели на него напугано, когда он переходил через пути. Прут хотел выбросить, но…
- Лом не бросай! – говорит водитель, - еще может пригодиться. Отъедим, тогда выбросишь!
   Потом он к жене:
- Ты, накрой его быстро!
- Чем, Женя?
- Любыми вещами, что есть. Куртку сейчас сниму, и накинь на него. Бросай куртку.
- Счас, еще шубу брошу.
- Парень ложись под сиденье.
Игорь лег по сиденье. А поезд все еще идет.
- Катя, где травматика?
- Вот…
- Счас. Подождем их.
  Под шубой и круткой и шум колес гигантского товарника.
- Счас парень, счас… Ты главное лежи и ничего не говори. Подойдут они – тебя нет. Просто нет и все.
  А поезд все идет…идет… идет…
  И мысль веселая в голове:
«Вот они удивятся, когда товарняк закончится!»
  А потом вспоминаешь, что в барсетке: паспорт, путеводитель по Москве, всегда с собой. Билеты на самолет. Потом кошелек и карточки. Карточки конечно выкинут их не обналичить да и опасно, можно засветиться. В кошельке примерно 30 тыс. рублей, чуть меньше. Пятью пятитысячными и мелочью. Это плата, за то, что отказался от сопровождения.
  Наконец прошел и еще какие-то звуки. Гудок.
  Но машина стоит. Шлагбаум не поднимается.
- Тихо парень, вот и все почти… - услышал Игорь голос водителя.
- Игорь! – раздалось в открытое окно голос Очкарика, - Игорь!
- Тебя Игорь зовут?
- Да…
- Лежи, не откликайся.
- Женя, он к нам подходит…
- Сейчас поговорю. Черт, что так долго-то…
- Вы не видели тут одного паренька. Он тут стоял, рядом с вами? – в окно голос Очкарика.
- Нет, а что тебе надо? – грубо отвечает водитель.
- Да ничего, просто он у нас барсетку свою оставил. Там документы, паспорт, кошелек, карточки. Полный комплект?
- Давай сюда!
- Как я тебе могу дать? Я могу только хозяину передать. Лично в руки.
- Я тебе говорю сюда давай! Плохо слышишь?
- Ты что, ты что? Ты что такое?
- А ну давай!
- Вот… А вы что… родственники его?
- А это не твое дело! Видишь, что у меня в руке? Или не понял еще?
- Да на, на… мы же хотели как лучше.
- Иди к своим и скажи, чтобы проваливали! Поедите за нами. Пожалеете! И я тебя запомнил если что!
- Ты что такой бешенный?!
- А что мне с тобой церемониться?
- Ладно… Игореша, ну скажи ему, что он на людей бросается твой родственник!?
- Игоря здесь нет! Он уже далеко. Ушел, пока поезд ехал.
- Ладно, ладно…
- И еще, слушаешь меня внимательно. Мой сын – полковник милиции. Я ему уже звонил. Ты со своей шайкой сейчас остаешься на месте и никуда не едешь. Я еду в город. Погонишься за мной – пожалеешь! Я тебя предупредил, Все понял?
- Да ты что мужик… Ладно. Мы хотели по-человечески. По-людски…
- Пошел!
- Игорь, слышишь меня?
Пауза в несколько секунд.
- Мы ничего тебе плохого делать не собирались и ничего в твоих вещах не тронули. Там все на месте! Это ты своему «родственнику» скажи потом, а то он у тебя вообще озверелый.

И это было последнее, что Игорь услышал от этих деятелей.

- Куда тебе?
- Прямо в Москву.
- К родственнику? Адрес.
- Гостиница «Космос»…
- Не дорогая…
- Что они делают, Женя?
- Ничего… разворачиваются назад.

Все.


ЭПИЛОГ.

Когда я выслушал историю, то у меня возникло множество вопросов:
- Игорь, а почему вы были уверены, что они за вами не поедут?
- А у них выбора не было. Нас уже как минимум двое у одного травматика, у другого лом. Это уже не взять простым напором.
- Но ты говоришь, что они навроде «волки», матерое зверье?
- Никакой волк не нападет на человека, если у того в руке нож. Волк боится за свою шкуру сильнее любой другой твари на земле.
- Не знал об этом. Другой вопрос: у твоего нового знакомого и вправду сын был полковник милиции?
- Нет, конечно, это был просто блеф… Сын у него где-то на гражданке работал в налоговой. А сам он бывший военный, летчик.
- Блеф и этот «рентген», Очкарик его не понял?
- Нет, не успел наверное. Да и смысл? Даже если понял, они бы все равно на нас не напали. Волки – твари осторожные.
- И они ничего не забрали вообще?
- Лев, они вынули из кошелька все пятитысячные. Не смогли удержаться. Мелочевка, что была, оставили всю там. Другого ничего не тронули. 25 000 рублей я им заплатил, получается.
- Это все равно ерунда… Что ты думаешь про этого «военного летчика»?
- Он мне помог, потому что не способен как сам сказал, стоять и смотреть как на пацана нападает банда. Не приучен к такому.
- Ты думаешь воспитание?
- Да… тогда воспитывали людей как-то по-другому.

  А я задумался еще над тем, как сложно наверное оказаться беспомощным тридцатилетним мужиком, которого спасает от бандитов шестидесятилетний старик и его супруга.
  Но по ходу дела другого варианта в такой ситуации и не предусматривалось.

(конец)

 

 

0
53
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!