Наис

Форма произведения:
Миниатюра
Закончено
Наис
Автор:
Algiz
Связаться с автором:
Аннотация:
В старом отеле, спрятанном далеко в Альпах, начали происходить загадочные инциденты. Молодой человек и его дядя — опытный детектив, пытаются раскрыть убийство, но вместо поимки преступника раскрывают тайну, хранившуюся глубоко под землей. И имя ей Наис.
Текст произведения:

 

 

Соавторы: Фёдорова Анастасия. Сергей Кольчугин.

Наис

 ПРОЛОГ

Разбежавшись по насту, Наис оттолкнулась от поверхности, и, сгруппировавшись в прыжке, покатилась вниз по склону. Снежный шар рос, подпрыгивал, набирая обороты, достигнул подножия, замер на какое-то время, а затем, задрожав, рассыпался комьями. Из середины поднялась струйка пара. «Пар, пар, пар», — отразилось эхо от гор.

«Паранормальные явления необходимо немедленно уничтожать при обнаружении», — вспомнились наставления дяди.

«А лучше изучать», — добавил Шел от себя. Пар за спиной уплотнялся, сквозь прозрачную дымку проглядывались очертания женского тела. Невесомый силуэт трепетал, подражая театру теней. Шел залюбовался динамичной игрой. Туман окончательно обрел плотность, и Наис материализовалась перед ним без видимых глазу изменений.

— Ну как? Все записал? Успел? — улыбнулась девушка.

— Записал, зарисовал и накидал план, — кивнул исследователь. — Твоя скорость была примерно сто сорок четыре мили в час! Не удивительно, что ты испарилась на финише!

— Снег пошел, — удивилась она, — тебе не холодно?


Ларри прищурился, встряхивая стеклянный шар с искусственными горами и что-то бормоча при этом. Молодой человек загипнотизировано наблюдал за падающими снежинками, оставив слова своего дяди без ответа.

— Шел! Ты слышишь меня? Куда ты смотришь?

— Дядя, — оторвавшись от шара, наконец-то произнес молодой человек, — да, дядя, я понял. Изучать.

— Пойду, прогуляюсь перед ужином, — Лари, накинув пальто, вышел из номера.

Шел взял в руки стеклянный шар и вновь потряс его. Снежинки закружились, танцуя и меняясь местами. Все было до боли знакомо, он уже сотню раз видел этот танец, но сейчас… От мыслей его отвлек скрип закрывающейся двери. Теперь в комнате был только он и этот чертов шар. Луна, высвободившись из облаков, бегло бросила взгляд на искрящийся предмет. Обойдя вокруг стола, молодой человек упал в старое кресло, у которого чуть скрипнули ножки по дубовому полу.

«Что-то я упустил, но, черт побери, я же был там!» — логические линейки строились и тут же рассыпались, сознание отказывалось принять эту игру. Шел достал сигарету, бросив в шар пустую пачку, но промахнулся. Пачка ударилась о стол с громким стуком, как будто была не из картона, а из дерева. «Тишина, в тишине все громче, — подумал Шел, — что-то я упустил». Вспыхнула зажигалка и на мгновение наполнила оранжевым светом комнату. Медленно выпуская дым, Шел все пытался понять, где же ошибка? На какой-то момент ему показалось, что дым от сигарет уплотнился как там, на горе. «А, проклятье!!!» — уголек обжег пальцы. Он дернулся и поток воздуха разрушил спокойное течение дыма, разметав фигуры по комнате.

ГЛАВА 1

Ранним утром в дверь отеля постучали двое. Пожилой мужчина крепкого телосложения, в пенсне, с чемоданом в руке. С ним был молодой человек с рассеянным взглядом, мечтательно что-то записывающий в свой блокнот, не выпуская из пальцев дымящуюся сигарету. Дверь открыла симпатичная молодая женщина, слегка полноватая блондинка с цветущим видом, розовыми пухлыми губами, улыбнувшись, она кивком пригласила гостей пройти внутрь.

— Здравствуйте! Добро пожаловать в наш отель, — мелодичным голосом пропела хозяйка гостиницы.

— Доброго дня! Я — Ларри, а это мой племянник, Шел. Мы хотим остановиться у вас на несколько дней. Найдется для нас подходящий номер? Желательно на верхних этажах.

— Камелла, — обворожительно улыбнулась хозяйка и протянула руку. — Да, конечно, будем рады принять вас. Номер, — женщина замялась. — Предлагаю вам поселиться на первом этаже, все прибрано и достаточно уютно.

— Я все-таки настаиваю на верхних этажах. Мне нужна тишина, а здесь все время ходят постояльцы, у вас же их много? В преклонном возрасте нужна тишина и покой, милая.

— Ну хорошо, — вздохнула она, — обычно мы не сдаем этот номер жильцам, должна вас предупредить, что прошлые постояльцы жаловались на странные скрипы и сквозняк, боюсь, как бы вы не разочаровались. А несколько месяцев назад оттуда женщину увезли прямо в больницу, перенервничала!

Мужчины переглянулись.

— Ведите! — взмахнул рукой Ларри. Номер оказался без лишних изысков: кровать, диван, пара кресел, столик, шкаф для одежды, туалетная комната. Мебель довольно старая, но удобная, ставни закрывались плотно, мужчины остались довольны.

— Я сейчас принесу ваши чемоданы, а вот и ключи, располагайтесь, приятного отдыха. Обед в два часа, а ужин у нас в семь.

— Спасибо, Камелла!

Когда хозяйка вышла, Ларри скинул пиджак на спинку стула, потянулся и зевнул.

— Шел, я прилягу, забери чемоданы и не шуми, пожалуйста, некоторое время, сходи, прогуляйся. Познакомься с этой милой дамой, развлекись.

— Хорошо, дядя, я осмотрю отель.

Вернувшись, хозяйка с чемоданами заметила, что Ларри уже задремал. Она подмигнула Шеллу и вышла, поставив багаж возле двери. Пол скрипнул от шагов выходящего из номера молодого человека, оставив надежду выйти незамеченным. Немедля ни секунды, племянник быстро сбежал по ступенькам и вышел на улицу. Весеннее солнце пригревало, воробьи чирикали на все голоса, самые смелые уже купались в первых лужах. Пахло весной.

***

Отель находился в старом четырехэтажном особняке: каменные стены, массивная дубовая дверь, виднелись остатки былой роскоши и позолоты на ручках. Часть окон выходила на склон, а другая на горную речушку, которую сейчас сковал лед с местами проглядывающими полыньями. Крыша имела плоскую поверхность. Архитектурное решение удивило Шелла. Так как по его предположениям крышу приходилось чистить по несколько раз за зиму, а осадков в этом местечке выпадало больше, чем в любых других. Не случайно неподалеку появился горнолыжный курорт. Впрочем, возможно, летом на крыше принимали солнечные ванны, кто знает. Однако этой зимой отель переживал не самые лучшие времена. Снега почти не было, склоны покрылись настом, а сильные ветра выдули последний снег, сделав их опасными для спуска.

В отеле проживала одна семейная пара с двумя детьми, выбравшимися отдохнуть от повседневной суеты, врач средних лет, женщина неопределенного возраста и трое студентов, приехавших испытать острые ощущения фрирайда по нетронутым склонам. Осматривая дом, Шел заметил странную дверь, похожую на черный ход для прислуги. Темная, металлическая, с отполированной ручкой с выгравированной головой орла. Возможно, в давние времена, когда особняк процветал, в нем принимали гостей, проходили званые обеды, встречи, а дверь служила черным ходом. Больше снаружи ничего интересного не было. Шел зарисовал дверь и направился в сторону белоснежной реки. По ее берегам росли сосны, а вдалеке даже виднелся железнодорожный мост. Будь сейчас лето, голубое небо бы отражалось в водной глади со снующей туда-сюда небольшой стайкой птиц. Посередине реки гармонию нарушала неизвестно откуда взявшаяся черная точка. Точка казалась недвижимой, Шел даже подумал, что это торчащий камень. Но, отвлекшись на зарисовки, он обнаружил, что объект сдвинулся. Расстояние, отделявшее его от реки, было немалым, чтобы попасть на берег необходимо спуститься вниз со смотровой площадки по лестнице и пробежать примерно сто метров.

— Эй, — закричал он! — со слабой надеждой, что его услышат, и замахал рукой с блокнотом. — Эй, там! Черная точка выпрямилась в полный рост и уже походила на человека, а не на камень. — Осторожно! Лед тонкий! — крикнул он вновь.

Силуэт сделал пару шагов и остановился, резкий треск льда эхом отразился от гор.

— Не двигайтесь, — только и успел крикнуть он, как фигура скрылась под водой. Молодой человек заметался по смотровой площадке. «Сообщить в отель или побежать на помощь?» — лихорадочно соображал он. Бросившись в отель, он чуть не сбил с ног хозяйку. Жестикулируя руками и пытаясь выговорить что-то непонятное, он совершенно сбил с толку женщину. Наконец-то, отдышавшись, он произнес:

— Там, на реке, человек, он ушел под лед, срочно, вызовите спасателей!

— Вам показалось, — сдавленно улыбнулась Камелла, лишив его дара речи, — показалось, просто солнце сегодня яркое.

— Нет же, я отчетливо видел фигуру, она двигалась! — закричал на нее Шел.

— Просто вы голодны, сейчас будет обед, разбудить вашего дядю? Галлюцинации в горах — обычное дело, не беспокойтесь, здесь в округе никого нет. Горнолыжный курорт закрыт, все постояльцы в номерах. Там некому быть, к тому же, кто в здравом уме выйдет на середину реки весной, когда тает лед? — хозяйка поджала губы и отвернулась.

Разочарованный Шел поднялся по ступенькам на четвертый этаж и приоткрыл дверь. Ларри уже не спал.

— А, это ты. Заходи, что там произошло? Я твой крик даже отсюда услышал, что случилось?

— Дядя, — в замешательстве ответил племянник, — я абсолютно уверен, что видел, как посередине реки лежал человек, который встал, и, сделав несколько шагов, утонул!

— Пойдем, посмотрим, что там тебя так потревожило.

Медленно спустившись по ступенькам на первый этаж, Ларри и Шел вышли на смотровую площадку. Посередине реки по-прежнему лежал черный камень.

— Но как, я же видел!

— Просто у тебя богатое воображение, племянничек, наслушался моих рассказов о призраках, вот и вообразил себе неизвестно что, — развел руками дядя.

— А звук? Я четко слышал звук проламывающегося льда! Ларри, чуть прищурившись, посмотрел куда-то в даль на горы, казалось, он пытается измерить их высоту.

— Шел, мальчик мой — улыбнувшись, наконец, произнес дядя, — что ты видишь?

— Горы, снег, — в недоумении ответил племянник, пораженный его спокойствием.

— Сейчас весна, темные камни быстро нагреваются и подтапливают слежавшийся снег, под своей массой он ломается, а акустика в горах даст фору лучшим музыкальным сценам Европы, как раз это ты и слышал.

— Но я видел, как он двигался.

— Конечно, двигался, скажу тебе по секрету, камни не появляются сами на льду, — с этими словами Ларри подмигнул и похлопал племянника по плечу, — пойдем обедать, я проголодался с дороги.

ГЛАВА 2

Обед подавали в большой гостиной на первом этаже. Но собрались не все. Семейная пара с детьми еще отсутствовала.

— Они уехали в город, в парк развлечений, еще не вернулись, — сообщила хозяйка. — Сегодня жаркое из кролика, пожалуйста, проходите, — улыбнулась она.

Несколько пар глаз поднялось на вновь вошедших. Пожилой врач встал и протянул руку Ларри и Шеллу. «Эшли!», — представился он. Женщина в черном платье кивнула: «Аманда». Студенты представились, но наперебой, что сделало невозможным различить их имена. Они веселились друг с другом и могли и вовсе не расслышать имен новых постояльцев. Обед быстро закончился, впрочем, был великолепен, и хотелось добавки. Ларри похвалил хозяйку за прекрасные кулинарные изыски, чем вызвал ее расположение.

После обеда, чтобы осмотреть местность, Ларри и Шел взяли лыжи для прогулки в лес. Снег искрился на солнце, воздух медленно, но верно нагревался, хвойный аромат бодрил, и понемногу пережитое волнение Шелла отступало на второй план. С ветки сорвалась шишка, и, отскочив от его головы, упала в сугроб.

— Ай, дядя, — обернулся Шел.

— Это не я, расхохотался Ларри, — показывая наверх. С ветки дерева на двух чужаков смотрела пушистая белка, оставшаяся без обеда. Шел, улыбнувшись, погрозил ей лыжной палкой. Маршрут постепенно подходил к концу.

— Шел, тебе не кажется, что за нами наблюдают?

— Да, я почувствовал то же самое, дядя, сначала подумал на белку, но ощущение осталось. Треснула ветка, оба мгновенно обернулись.

— Уф! Всего лишь снег упал, — выдохнул Шел.

Больше ничего необычного на прогулке замечено не было. Однако, вернувшись, они обнаружили беспорядок в номере: окна распахнуты, стул перевернут. Осмотр вещей показал, что все личные вещи остались на месте, даже бумажник, легкомысленно забытый Шелом, не взяли.

— Студенты, наверное, развлекались, проворчал Ларри, — неймется им. Подняв перевернутый стул и собравшись смахнуть налетевшие снежинки со стола Шел пригляделся. Показалось? Снежинки складывались в нечто похожее на буквы. А, может, фантазия разыгралась? Немного подправив одну с разлетевшимися краями, он не поверил своим глазам. Снежинки сложились в слово «Наис». Новый порыв ветра внезапно сдул все снежинки, а имя, которое, возможно, показалось впечатлительному молодому человеку, растворилось в воздухе.

— Наис, маис, анис, — забормотал Шел.

— Анис? Ты что, рифму придумываешь? — спросил дядя, — для чего?

— Нет, нет, ничего, — опомнился племянник и продолжил наводить порядок в номере. Когда все вещи были возвращены на свои места, а ставни закрыты, Ларри, располагаясь в кресле, поинтересовался:

— Итак, дорогой мой, что ты еще сегодня нашел, кроме этого черного камня? Было что-то необычное?

— Дверь, как раз под нашими окнами, — Шел протянул дяде блокнот с зарисовкой. — Смотри, какая маленькая. Я сначала подумал, что она для прислуги, а затем увидел голову орла или даже грифона на ручке, кажется, вместо глаз у него сапфиры. Не совсем понятно, они очень старые, голубые. Но для прислуги она слишком мала, невозможно выйти из нее, не согнувшись, также не занести продукты и прочее. Думаю, что это какой-то тайный ход. Предлагаю вечером обследовать помещение, куда ведет дверь изнутри, я примерно понял, где она расположена, и мы сможем найти в холле еще одну дверь, возможно, это чулан или кладовая. Сам дом старый, каменный, больше ничего примечательного в нем нет.

— Да, действительно старая дверь, но не забывай, особняк построен в восемнадцатом-девятнадцатом веке, центрального отопления не было, и любая большая дверь — это холод и сквозняк, так что ни чего удивительного. А вот ручка, да… Загадка. И не следует забывать, что именно отсюда поступали жалобы о необычных явлениях, творившихся именно на последнем этаже отеля. Помнишь ту женщину с вуалью?

— А, та истеричка.

— Шел, ну как можно, у нее же погибла собачка!

— Да, конечно, помню, а перед этим и муж, что не удивительно.

— А того джентльмена, потерявшего свои часы, и молодую девушку, намекавшую, что ночью к ней приставал кто-то невидимый.

— Дядя, по большей части это все выдумки, мне кажется, в этом доме есть тайна, которая кроется совсем в другом месте, — произнес он, многозначительно постучав пальцем по лбу.

— Ничего не надо упускать из виду.

— А что это, посмотри. Ковер свернут, ты видел его утром? — Ларри показывал за спину Шелла.

— Нет, — Шел, подошел ближе, — он тяжелый, что-то блестит внутри. Посвети мне. Тусклой лампы, освещавшей потолок, не хватало, и Ларри зажег свечу, чтобы рассмотреть содержимое ковра. Между складок действительно что-то блестело.

— Часы! — воскликнул он, — а говоришь, выдумки.

— Какой же тяжелый, давай посмотрим, что еще там внутри.

Весь ковер оказался залит кровью с четким силуэтом человека, достаточно рослого и, судя по всему, мужчины. Находка вызвала рвотные позывы менее устойчивого Шелла. Внутри ковра оказался высушенный, почти мумифицированный скелет, по некоторым признакам принадлежавший, судя по всему, мужчине. Остается только гадать, сколько он здесь пролежал.

— Немедленно вызывай полицию, — резко поднялся Ларри. Шел бегом спустился на первый этаж. «Хозяйка опять мне не поверит», — думал он, и не ошибся.

— Молодой человек, ну что вы говорите, не было у вас ковра, ну вам просто показалось. Голова закружилась на свежем воздухе, у вас акклиматизация.

— Мы вместе видели, не может же у обоих быть акклиматизация? Я уже не говорю, что в наш номер кто-то ворвался, пока нас не было. Мебель раскидана, окно распахнуто, хорошо, что ничего из ценных вещей не пропало.

— Ну пойдемте вместе и посмотрим на вашу находку.

Ларри прогуливался по коридору и, с озадаченным видом, с приближением Камеллы, он направился к номеру и распахнул перед ней дверь:

— Прошу!

— Показывайте ваш ковер. Ах, этот, да он стоял у вас за шкафом и уборщица, похоже, переставила его, когда вытирала пыль. Она уже уехала, и будет на следующей неделе.

— Да черт с ним, с ковром! — закричал Шел, — кровь, он же весь в крови, тут явно кого-то уби… — молодой человек не успел закончить фразу. На полу лежал развернутый пыльный ковер без единого намека на хоть каплю крови. Шел судорожно засунул руку в карман и достал сигарету.

— Акклиматизация, — произнесла хозяйка и вышла из комнаты.

— Здесь что-то не то, — прошептал Ларри, — сегодня же посмотрим ту дверь. Шел утвердительно кивнул головой. За окном стремительно темнело, чистое небо заволокло тучами, повалил снег.

За ужином Шел не сказал постояльцам о своих видениях, чтобы не навести панику и не прослыть сумасшедшим. Молодая пара — Салли и Чарли, на перебой рассказывала о своей поездке в парк аттракционов. Их дети, похожие друг на друга как две капли воды, визжали и носились друг за другом. Шел с удивлением обратил внимание, что родители имели русые волосы и карие глаза, а дети — голубоглазые блондины, но решил, что, возможно, это генетика сыграла такую шутку. Он же ничего о них не знал, поэтому отринул подозрительные мысли о приятной молодой паре. Женщина в черном молча курила, а доктор одобрительно кивал и вставлял слова в рассказ Салли. Студенты мастерили оригами из бумаги и смеялись. Когда все постояльцы разошлись, Шел взял со стола свечу и, сделав знак дяде, направился в сторону угла дома, где находилась предполагаемое помещение, куда вела загадочная дверь. На намеченном месте их ожидало разочарование. Помещения, а тем более двери, ведущей снаружи в дом, не было.

— Неужели в этом здании двойные стены? — шепотом поделился догадкой Ларри, с племянником.

— Или дверь ведет в подвал.

Сзади послышался шорох. Оба одновременно обернулись. За их спинами стояла девочка, она улыбалась и протягивала им стеклянный шар.

— Постой. Дитя, а ты откуда, ты же не… — Ларри не успел договорить, как девочка кинула ему шар и убежала, топая небольшими каблучками туфелек. Оба удивленно переглянулись, рассматривая неожиданный подарок — стеклянный шар с искусственным снегом внутри и мрачного вида горой.

— Я не видел ее здесь раньше, новые постояльцы?

Шел пожал плечами.

— Я тоже не видел, дядя.

На мгновение окруженный темнотой, нарушаемой лишь пламенем свечи, Шел представил себя внутри этого шара, карабкающимся в гору. Восхождение давалось с трудом. Ветер иголками колол лицо, ноги срывались с ледяной поверхности, а впереди еле различался чей-то силуэт. Скрип пола вернул Шелла в реальность, развеяв видение.

ГЛАВА 3

Оставшись разочарованы, но готовы к новым исследованиям, они неспешно поднялись к себе в номер. Ночь выдалась беспокойной, казалось, что по номеру кто-то ходит, скребется, скрипят ставни. Шар несколько раз падал со стола. Разозленный в конец Шел просто положил его на пол и уснул. Проснулся от того, что кто-то трясет его за плечо.

— Просыпайся, — зашептал дядя, — я слышал только что скрежет со стороны улицы. Кто-то открыл дверь. В нее вошли двое, сложно понять, кто это был, еще слишком темно. Но они там уже достаточно давно и не выходили оттуда.

Шел мгновенно вскочил, одеваясь на ходу, он заметил, что шар лежит на столе, чему он даже не удивился. Ждать пришлось недолго. Дверь с головой орла заскрипела, на пороге появились двое. Женщина торопилась и подталкивала спутника, из ее руки выпал сверток, наклонившись поднять его, она не заметила маленький предмет, оставшийся лежать рядом, что не укрылось от глаз наблюдательного Шела. Он сделал знак дяде, на что тот кивнул. Лунный свет коснулся рукава женщины и сквозь ткань обнажил истлевшую руку. Ларри заерзал и ругнулся от неожиданности. Женщина, заслышав шум, подняла голову. Сквозь капюшон на Ларри смотрело лицо со впалым носом и пустыми глазницами. На миг луна скрылась, лицо обрело плоть, а глаза вспыхнули сапфировыми точками и погасли. Ларри отшатнулся от окна, рука машинально потянулась к кобуре, но вовремя замерла, не достигнув намеченного.

Пара спешно скрылась за поворотом, послышался звук отъезжающего автомобиля.

— Все чисто. Можно идти. Только тише, пожалуйста! — от волнения зашептал Ларри.

Шел на цыпочках спустился на первый этаж, повернул ручку входной двери. Заперто. «Ключи, должно быть, у хозяйки», — подумал он. Ее комната находилась неподалеку от входной двери, но пол на первом этаже ужасно скрипел, и пройти незамеченным ему не удастся. Сзади кто-то кашлянул. От неожиданности молодой человек чуть не подпрыгнул. У двери стояла та самая девочка, подарившая им стеклянный шар. Шел было открыл рот, чтобы спросить ее, что она здесь делает, но увидел, как она достает из кармана ключ, открывает дверь. Девочка, смеясь, выбежала на улицу. Опомнившись, он бросился за ней.

— Постой, куда же ты! — прошептал он, но двор опустел.

В темноте, продираясь через растущие у стен кусты, Шелл дошел до искомой двери. Сверху его тихим голосом окликнул дядя, показывая рукой на предмет. Молодой человек нашел чужую потерю, с удовлетворением заметил, что это ключ. Вернувшись в номер, он показал свою находку. Ключ был крохотный, как и сама дверь. Решено было незамедлительно воспользоваться ключом, пока все спят, и потерю не обнаружили загадочные посетители.

Входная дверь оставалась открытой. Ларри и Шел без труда вышли. Настал волнительный момент. Ключ повернут в замке и дверь с головой орла на ручке.

Шел аж заскрипел зубами, перед глазами предстала каменная кладка старого особняка. Ларри нервно хихикнул.

— Ну что, будем ломать стену? — потер он руки.

— А к черту!!! — прохрипел Шел и плюнул на камни. Мужчины закрыли дверь и немного разозленные вернулись к себе в номер.

***

Дядя лег на кровать, и закрыв глаза бубнил себе поднос неразборчивые слова, словно спорил сам с собой. Шел подошел к бару, достал бутылку виски, налил в стакан и тут же осушил его. Он долго сидел, глядя на ключ в лунном свете. «Маленький, а весит как амбарный замок», — думал он. Постепенно действовал алкоголь, молодой человек успокоился и уже безучастно смотрел в окно, выпуская в лунный свет струйки дыма. Из состояния апатии его вывел душераздирающий крик, доносившийся с первого этажа. Шел подскочил, бросился вниз, громыхая ботинками, чуть не выбив плечом массивную дверь. Кричали из номера студентов, ребята стояли в углу комнаты и походили на призраков. На полу посредине номера лежала молодая девушка с пустыми остекленевшими глазами. Шел подошел к ней, проверил пульс, его поразил холод ее тела, она, должно быть, лежала тут около шести часов.

— Полицию, вы вызвали полицию?!!! — закричал он на студентов, — а черт с вами, — он кинулся к стойке администратора.

— Телефон!!!!

Заспанная хозяйка протянула ему трубку телефона, но гудков не было. Он вспомнил про сотовый, но тут подала голос хозяйка: «Бесполезно, вокруг горы здесь нет ни одного оператора, мы просили поставить ретранслятор, но ради небольшого отеля… Телефон — это единственная связь с городом, телефон и дорога».

Неожиданно пронесся как ветер Ларри, схватив Шела за ворот, выволок его на улицу и засунул в машину. Двигатель заработал со второй попытки, но, не успев опомниться, взвыл, подгоняемый педалью газа, которую дядя утопил в пол, завизжали колеса, машина понеслась по извилистому горному серпантину. В свете фар то и дело возникали камни или обрыв.

— СТО-О-О-О-О-Й!!!! — закричал Шел.

Машина остановилась у засыпанной камнями и деревьями дороги, это был селевой поток. Похоже, он и повредил линии связи.

— Мы отрезаны, — прохрипел Ларри.

Шел еще никогда не видел его в таком состоянии, его била мелкая дрожь.

— Мы должны выбраться отсюда, во чтоб ы то ни стало, должны!!!

Он кинулся к завалу и начал неистово карабкаться вверх. Одежда покрылась грязью, ноги скользили по мокрым камням, каше из снега и земли. В бессилии он опустился на дорогу.

— Наис, чертова Наис, — еле расслышал Шел шепот Ларри. Глаза его чуть не вылезли из орбит.

— Что-о-о???

Ларри, не отвечая, сел в машину, глядя в еле светящиеся диски приборов, из ноздрей шел пар. Шел смотрел на него сквозь окно. Тут Ларри опомнился.

— Чего стоишь, поехали, не хватало еще воспаление легких подхватить! — рявкнул он.

Шел послушно упал рядом на сидение. Всю дорогу до отеля Ларри молчал, племянник попытался заговорить, но дядя так глянул на него, что тот вжался в кресло и не проронил больше ни слова, даже когда дядя вытащил из бардачка бутылку бренди и почти на треть осушил ее. Сейчас отель напоминал мрачный замок. Приоткрытые массивные двери, во всем здании светилось только одно окно: номер студентов. Шел глянул на часы — 2:17. «Д-а-а-а, это будет долгая ночь», — подумал он. Лари, не обращая никакого внимания на племянника, вышел из машины и медленно побрел к дому. Около входа он остановился, как бы раздумывая, заходить или остаться снаружи, допил остатки бренди, не глядя швырнул пустую бутылку в сугроб и шагнул внутрь. Шел оставшись у машины, нервно курил, но облегчения не было. Он затушил сигарету и направился к дверям, за которыми уже скрылся его дядя. Минуя номер студентов, откуда был слышен тихий плач молодого человека и голос утешающей его девушки, Шел зашел в комнату.

— Шел, мальчик мой, нам надо убираться отсюда, вот только я не знаю, как… — голос дяди дрожал от страха и выпитого алкоголя, язык начал заплетаться.

— Ларри, давай ты успокоишься и все мне расскажешь, — Шел был удивлен сам себе, никогда он еще не позволял так обращаться к дяде.

— А что рассказывать?! — выкрикнул уже достаточно пьяный Ларри, — мы закрыты черти где, связи нет, дорога перекрыта и одному богу известно, когда нас хватятся!!!

Он захихикал, но как-то странно, и больше походило на истерику. Шел услышал, как дядя упал с кровати, затем еле поднялся на ноги и неуверенно подошел к столу

— Вот что я нашел в шкафу, — с этими словами дядя грохнул по столу каким-то тяжелым предметом и упал в соседнее кресло.

Предмет оказался подставкой под стеклянный шар, сделанной из черного мрамора.

— И что? — пробормотал он — подставка под шар, дорогая.

Ларри, не говоря ни слова, перевернул черный предмет, и Шел похолодел, дыхание его стало коротким, он судорожно глотал воздух, снизу на подставке виднелась металлическая пластина, с выгравированной детской считалкой:

Мы сошлись все в доме мрачном,

Появились неудачно,

Нам бы выбраться отсюда,

Но поможет нам лишь чудо.

Наис, Наис — выбирай

Внутри все похолодело. Из ступора Шела вывел громкий храп Ларри, ему явно снилось что-то не особо приятное, он то и дело постанывал, пытался от кого-то убежать, вскрикивал. Племянник взвалил на плечи массивное тело дяди и с трудом отнес на кровать. После чего подошел к шкафу, достал початую бутылку виски и сделал солидный глоток, глядя на подставку. Сейчас, когда она стояла на белоснежной скатерти и поблескивала металлической табличкой, она напоминала ему маленькое, кукольное надгробье на снежной равнине. Шел погрузился в кресло, поставил подставку, как она должна быть, и положил на нее шар. На какой-то момент ему показалось, что что-то неуловимо изменилось, что-то важное… Но нет, снежинки в шаре так и падали. Какие-то крупнее, какие-то меньше. Шел опустил голову на руки. Вдруг он почувствовал пристальный взгляд. Перед ним в лунном свете стояла маленькая девочка.

— Как тебя зовут, крошка? — еле слышно прошептал он.

Девочка ничего не ответила, она медленно подошла к молодому человеку, взяла его за руку и потянула за собой.

— Куда ты? — спросил уже в полный голос Шел.

Девочка сделала несчастное личико.

— Мой мячик закатился под шкаф, — чуть шепелявя, сказала она, — я не могу достать, помоги, пожалуйста! — и улыбнулась, нежно, искренне как могут улыбаться только дети.

Шел успокоился. Он встал, подошел к шкафу и протянул руку за мячом.

— Вот возьми, — сказал он, поворачиваясь к девчушке, но комната опустела.

Неожиданно невообразимо похолодало, комната наполнилась снегом, а левая нога заледенела. Шел в панике попытался доползти до двери и… проснулся. Он по-прежнему сидел в кресле, левая нога затекла, а ветер, открыв окно, занес снегом подоконник. Хромая, молодой человек подошел к окну. Дверь внизу скрипнула. «Странно, мы вроде закрыли ее, когда уходили, — подумал Шел, закрывая ставни». Сон еще вертелся в памяти, но, к сожалению, сны имеют свойство быстро испаряться, и Шел, взяв в руки карандаш, чтобы нанести на бумагу все, что видел, уже не помнил лица девочки. Напрягаясь, чтобы вспомнить все детали, он зарисовал шкаф, мячик, но, похоже, это было не то, и шкаф не такой, как в комнате, да и мячик какой-то не особо похожий на мячик. «Сот она, старость», — хихикнул он.

ГЛАВА 4

Солнце медленно поднималось над горами, завертелся на кровати дядя, а через пару минут раздалось мучительное мычание.

— Ше-е-ел!!! Принеси воды, а то я сдохну раньше, чем до меня доберется этот Наис, — прохрипел он.

— Вижу, чувство юмора к тебе вернулось, рад это слышать, — отозвался племянник, — сейчас принесу воды.

Шел спустился вниз, в комнате студентов было тихо, он нашел их в холле, спящих на диване.

— Здравствуйте, мистер — сонным голосом сказала девушка.

— Доброе утро, — прошептал молодой человек.

— Надеюсь, что так, — ответил Шел, и обратился к хозяйке, — могу я попросить у вас пару бутылок воды, один порезанный лимон и аспирин.

— Да, конечно, — отозвалась та и спешно собрала поднос.

В этот момент на завтрак спустилась из своего номера дама неопределенного возраста и о чем-то оживленно болтала с врачом. Увидев людей внизу, она остановилась и несколько надменно произнесла: «Всех с добрым утром». Казалось, что она не в курсе, что ночью произошло убийство. Уже в дверях она повернулась к студентам и сказала: «А труп я бы вам посоветовала убрать из комнаты, он скоро начнет пахнуть», — поморщила нос и проследовала дальше в столовую.

— Ее звали Мэри, — процедил сквозь зубы молодой человек, — она, между прочим, моя сестра!!!

— Успокойся, Фин, — шепнула ему девушка, — посмотри на нее, для таких самое главное — это деньги, но она права, надо похоронить Мэри.

— К сожалению, сейчас это не получится, — вмешался в разговор Шел. — Земля еще промерзлая и выкопать яму мы не сможем, я предлагаю закопать ее в снег, а когда за нами приедут, мы отвезем ее домой, где вы все правильно и сделаете.

Фин всхлипнул, но не дал себе расплакаться.

— Помогите мне спустить ее на задний двор, мистер.

— Шел, можно просто, без мистер. Но я сейчас должен подняться, а то появится еще один труп, либо дядя от похмелья, либо я за то, что долго не иду с водой.

Но его юмор ребята не оценили.

— Встретимся у вас в номере через десять минут, — крикнул, поднимаясь по лестнице, Шел.

Пока дядя приходил в себя, племянник рассказал ему все, что произошло внизу.

— Хорошее решение, молодец, — похвалил Ларри, — иди, я сейчас спущусь к вам.

В комнате студентов все оставалось, как и ночью, только теперь при дневном свете Шел заметил, как она была красива. «А ведь ты мог с ней познакомиться, например, сегодня и кто знает, — подумал Шел». Они с Фином завернули Мэри в простыню и осторожно вынесли на задний двор, где уже был разрыт самый большой сугроб. Заворачивая девушку, он обратил внимание, на белоснежность и чистоту кожи рук и шеи. И всего одно маленькое пятнышко на сгибе локтя. Шел отправил Финна обратно в отель, а сам принялся закапывать то, что еще вчера было Мэри. Поднимаясь к себе в комнату, он заметил, что комната студентов распахнута, посредине стоял Ларри и держал какой-то листок бумаги.

— Это ты нарисовал? — спросил дядя, не оборачиваясь, а лишь подняв лист.

— Да, я, — ответил Шел, — приснился какой-то бред, да и я позабыл там много, шкаф не наш нарисовал, мячик и тот нормально нарисовать не смог.

— Правильно, что шкаф не наш, это шкаф студентов!

У Шела потемнело в глазах и подкосились ноги, точно, именно этот шкаф он видел во сне. Он опустился на пол и принялся судорожно шарить под шкафом, вдруг что-то его укололо, он схватил швабру и вместе с пылью появился шприц. «Ай да мячик, — подумал он». Ларри приказал племяннику пока ни о чем никому не говорить, а сам спустился вниз и попросил хозяйку собрать всех постояльцев в столовой.

— Итак, я думаю, вы все знаете, что приключилось сегодня ночью, — произнес голосом прокурора Ларри, когда все собрались, — я попрошу вас всех сдать оружие, если оно у вас есть.

— А с чего это мы должны вам подчиниться? — обиженно подняв подбородок, начала дама неопределенного возраста.

— А с того! — Ларри достал удостоверение офицера полиции и бросил его на стол.

— И что теперь? Домашний арест, господин офицер! — не унималась Аманда.

— О, в этом нет необходимости. Дорога завалена, связи нет, неизвестно, когда нас хватятся. Так что можно сказать, что вы все уже арестованы, — с улыбкой акулы парировал Ларри и добавил шепотом, — Наис, Наис — выбирай.

— Что, что? — оживился доктор, приподняв пенсне.

— Да нет, ничего, так, глупая детская считалочка, — опомнился Ларри

— Простите, а с чего вы взяли, что это убийство? — сменила тон дама.

— Шел, мальчик мой, подойди. Знакомьтесь, это мой племянник и помощник Шел. Дай мне, пожалуйста, то, что ты нашел в комнате.

Шел достал шприц и показав всем, передал его Ларри.

— Позвольте! — встал доктор, — я нейрохирург, и такие предметы мне знакомы.

Эшли взял шприц, повертел его немного, посмотрел на просвет

— Ну что я могу сказать. Судя по цвету, мы имеем дело с раствором героина, а судя по оставшейся жидкости, девушка решила испытать ощущения поострее, концентрация очень высокая, думаю, мы имеем дело с передозировкой.

Все посмотрели в сторону Фина.

— Да, признаюсь, Мэри была наркоманкой, — сказал он, опустив голову почти под стол. «Странно, — подумал Шел, — а следов на руках не было! Только одно маленькое пятнышко».

Ларри развел руками.

— Тогда прошу меня простить, уважаемые господа и дамы. Оставаясь на отдыхе, я все равно выполняю свой долг перед государством. Ничего личного, — и, поклонившись, вышел из гостиной.

Больше в этот день никто не проронил ни слова. Даже обедать все решили в своих комнатах. Каждый коротал время в своем номере, никаких событий за этот промежуток не случилось. Ближе к ужину все вновь собрались. Аманда — женщина в черном, носившая траур по своему покойному муж, поселилась рядом с комнатой доктора, поэтому в столовой они часто появлялись вместе.

— Доктор, — постучала она в номер, — Эшли!

За дверью что-то заворочалось, заскрипело, грохнулось и спустя пару минут Эшли предстал на пороге в слегка помятом виде.

— Аманда, простите, я немного задремал, совсем потерял счет времени!

— Я как раз хотела у вас уточнить, который час.

— Часы, ах, часы.

— Мои часы куда-то пропали, совершенно не знаю, сколько сейчас.

— Без пятнадцати минут семь.

***

В своем номере Ларри прищурился и потряс стеклянный шар с искусственными горами, что-то говоря при этом. Молодой человек загипнотизировано наблюдал за падающими снежинками, оставив слова своего дяди без ответа.

— Шел! Ты слышишь меня? Куда ты смотришь?

— Дядя, — оторвавшись от шара, наконец-то произнес молодой человек, — да, дядя, я понял. Изучать.

— Пойду, прогуляюсь перед ужином, — Лари, накинув пальто, вышел из номера.

Шел взял в руки стеклянный шар и вновь потряс его, снежинки закружили, танцуя и меняясь местами. Все было до боли знакомо, он уже сотню раз видел этот танец, но сейчас… от вихря мыслей его отвлек скрип закрывающейся двери. Теперь в комнате был только он, он и этот чертов шар. Луна, высвободившись из облаков, нагло скользнула взглядом по искрящемуся предмету. Обойдя вокруг стола, молодой человек упал в старое кресло, чуть скрипнули ножки по дубовому полу. «Что-то я упустил, но, черт побери, я же был там», — логические линейки строились и тут же рассыпались, сознание отказывалось принять эту игру. Шел достал сигарету и бросил в шар пустую пачку, но промахнулся. Пачка ударилась о стол с громким стуком, как будто была не из картона, а из дерева. «Тишина, в тишине все громче, — подумал Шел. — Что-то я упустил». Вспыхнула зажигалка, на мгновение залила оранжевым цветом комнату, вновь погружая во мрак. Медленно выпуская дым, Шел все пытался понять, где ошибка? На какой-то момент ему показалось, что дым от сигарет уплотнился.

— А, проклятье!!! — уголек обжег пальцы, Шел дернулся, и поток воздуха разрушил спокойное течение дыма, разметав фигуры по комнате.

ГЛАВА 5

— Сэр, а почему вы носите часы на правой руке? — удивилась Аманда, хватая врача за запястье.

— Дьявол! — воскликнул Эшли, отдергивая руку. — Вы поцарапали меня, нельзя же носить столь длинные ногти, Аманда! Это опасно для жизни, — возмутился врач.

— О, простите, Эшли. — улыбнулась женщина, — простите, я так неосторожна.

На запястье врача загорелись три ярко алые царапины.

— Хотите, я отдам вам свой десерт? — подмигнула Аманда.

Эшли кашлянул, потер подбородок и подал даме руку.

— Идет!

За ужином Эшли то и дело краснел, вытирал пот со лба, часто пил воду маленькими глотками. Аманда, пребывая в хорошем настроении, пыталась шутить и как-то разрядить обстановку, много курила. Финн и Джессика сидели с унылым видом, ковыряя листья салата, аппетит у них отсутствовал, чего не сказать о Салли и Чарли с детьми. Ларри и Шел ели молча. Наконец-то настало время десерта, и хозяйка подала на стол бисквит с нежным воздушным кремом и ароматным какао с маршмеллоу.

— Прошу меня простить, но в ближайшие две недели, пока дорогу не расчистят, нам придется питаться поскромнее, — виновато улыбнулась она, выставляя на стол угощения.

— Две недели! — взвизгнула Салли, полноватая мать двух детей. — Две! Чарли! Но нас же пригласили на свадьбу! Как мы можем пропустить свадьбу моей кузины Эрики? Чарли, сделай что-нибудь! Она уже через неделю!

Чарли закашлялся и потер лоб.

— Дорогая, — развел он руками, — ну что поделать. Придется нам погостить здесь, в этом уютном гнездышке, а Эрику мы поздравим позже. Ну не расстраивайся.

Чарли вовсе не хотелось ехать на свадьбу кузины его жены, и возникшему форс-мажору он был несказанно рад. Салли надулась как мыльный пузырь и принялась уплетать десерт. «Куда только в нее лезет», — подумал Шел. Эшли на глазах становилось все хуже и хуже, он тоже закашлялся и захрипел.

— Аманда, не курите, прошу вас, — попросил он. Дама кивнула головой и затушила сигарету.

— А у нас хватит запасов на эти две недели? — обратился к хозяйке Ларри.

— Конечно, больше того, я вам скажу, что запасов хватило бы, будь нас втрое больше! Особенно хорошо дела обстоят с выпивкой!

— Отлично, — улыбнулись сразу трое, — скучать нам не придется.

— Дня через два или три должен прилететь вертолет, спасательная служба патрулирует наиболее опасные участки и сообщает о проблемах в центральное управление. Поэтому не беспокойтесь, нас обнаружат и откопают. Это не первый случай.

Все постояльцы облегченно вздохнули.

— А мы можем улететь на этом вертолете? — оторвалась от десерта Салли.

— О, нет, вертолет садится на другой стороне реки, да и то не всегда, здесь, к сожалению, посадочного места нет, поэтому добраться до него можно только перейдя реку, но сейчас довольно опасно и можно уйти под лед.

Салли разочарованно отправила еще один кусок десерта в рот.

— Эшли, с вами все в порядке? — поинтересовался Ларри, вы неважно выглядите!

Врач с каждой минутой чах на глазах.

— Вы правы, да, мне нездоровиться, я, пожалуй, пойду, прилягу, спасибо за ужин, — Эшли с трудом поднялся и направился в свой номер, кашляя.

— Я провожу вас, — вскочила Аманда.

Но Эшли вытянул руку вперед, призывая ее остаться на месте.

— Мне кажется, это отравление, — шепнул на ухо дяде Шел.

— Надо выяснить, — Ларри внимательно посмотрел вслед уходящему мужчине.

— Господа, дамы, раз уж мы заперты здесь, а до горнолыжного курорта рукой подать, я предлагаю завтра всем нам немного освежиться, — громко произнес Ларри, — судя по закату, завтра обещают ясную погоду. Ну же, молодежь, научите старика кататься на лыжах?

— Мы сноубордисты, — вяло подала голос Джессика.

— Вот и прекрасно, тогда возьмете с собой Шелла, а я с достопочтимой четой прогуляюсь на лыжах по лесу, ну как вам идея?

Чарли удовлетворенно кивнул, Салли с сомнением покачала головой, Аманда скупо улыбнулась, дети радостно завизжали.

Задержавшись в столовой под видом разгадывания кроссворда, Ларри и Шел дождались, когда останутся совершенно одни, даже хозяйка помыла посуду и ушла в свой номер.

— Шел, а ты не знаешь, где сейчас хозяин гостиницы? Мы о нем даже не спросили

Племянник отрицательно покачал головой.

— Нет дядя, но в ближайшие две недели мы его не увидим, даже если он соберется приехать.

Неслышно двигаясь по коридору, они остановились у номера доктора. Постучали в дверь, но никто не ответил. Они постучали сильнее. Ответа вновь не последовало. Дверь оказалась незапертой, и двое мужчин без приглашения зашли в номер.

На постели покрасневший с руками у горла и вытаращенными глазами лежал Эшли, он задыхался. Шел бросился к нему, а Ларри к саквояжу доктора. Саквояж оказался не заперт, и все повалилось на пол: шприцы, ампулы, таблетки, жгуты, увеличительное стекло и снег. «Откуда там снег?» — пронеслось у него в голове.

— Дядя, быстрее!

Но было уже поздно, Эшли захрипел и закрыл глаза.

— Опоздали, проронил Ларри, от чего он мог умереть?

— Смотри, запястье завязано.

Под тряпицей, закрывавшей правое запястье, горели три глубокие царапины.

— Да что за зверь его поцарапал? Я иду будить хозяйку!

Растрепанная женщина прибежала в след за Ларри, охая и причитая, она сокрушалась о репутации отеля, о бедном докторе, который ей приглянулся в отсутствии мужа и о всех бедах, которые обрушились на ее маленький отель. Словом, пользы от нее никакой не было. Решено было отправить хозяйку дальше спать в связи с ее бесполезностью, а труп доктора оставить до утра на кровати, предварительно заперев дверь на ключ.

— Да, ну и ночка, — потер лоб Шел, отпивая большой глоток из бутылки с бренди.

— Дай-ка мне тоже глотнуть, — протянул руку Ларри.

***

Сон долго не шел к Шелу, он ходил по номеру, курил, смотрел в окно, вертел в руках шар. «Почему в саквояже оказался снег? — тер он лоб, — откуда он там взялся?».

Шар как будто изменился. Но что было не так, Шел не мог сказать. Спустя какое-то время он заснул.

Девочка ела плод, зеленоватый, похожий на яблоки. Молочно-белый сок тек по ее подбородку, она вытирала его, смеялась и, доев один, принималась за другой. Шел оглянулся. Они сидели под раскидистым деревом с сероватой корой и глянцевыми листьями. Он протянул руку.

— Угостишь меня?

Девочка отрицательно закачала головой.

— Неа.

— Жадина, — показал ей язык Шел, — я сам сорву.

Плоды висели высоко, чтобы их достать, надо было нагнуть ветку, но сначала попробовать до нее допрыгнуть. После нескольких неудачных попыток он обошел вокруг дерева и устало присел рядом с девочкой.

— Может, поделишься по старой дружбе, а? — вновь предложил он. — А давай меняться, у меня есть… — он пошарил в кармане. — А у меня есть вот это! — в руке оказалась колбочка с белесым содержанием, похожим на молоко.

Девочка содрогнулась, неоткушенное яблоко упало на землю, она начала задыхаться, изо рта пошла пена. Пальцами девочка пыталась разодрать нежную кожу на шее, оставляя на ней глубокие красные царапины. «Как у доктора», — в ужасе подумал Шел и проснулся. Часы показывали ровно три ночи. Дядя мирно спал, похрапывая, луна серебрила шар с кружащимися в нем снежинками. От сна не осталось и следа. Он достал карандаш и по привычке зарисовал плоды, дерево и колбочку с белесым содержанием. Распечатал новую пачку сигарет и закурил. «Что бы это все значило?» — думал он.

ГЛАВА 6

С первыми лучами солнца Ларри проснулся, сказалась старая полицейская привычка вставать на рассвете. С удивлением застал клюющего носом племянника в кресле.

— Шел. Что ты тут делаешь? Ты не спал?

Племянник рассказал ему о своем сне и показал рисунки. Чарли долго присматривался и сделал вывод.

— Манцинелловое дерево, — сделал вывод Ларри, — я видел его в Венесуэле, во время своей командировки. Мой приятель наелся его плодов и.. Черт! Как я сразу не догадался! — в ярости, стукнул кулаком по столу Ларри. — Идем, нам надо обыскать номер, пока Эшли не хватились.

Спустившись на цыпочках, настолько тихо, насколько это было возможно по скрипящему полу, двое мужчин осторожно открыли дверь номера доктора.

В номере царил оставленный накануне беспорядок: перевернутый саквояж, разбросанные лекарства, раскрытое окно, труп на кровати.

— Шел, это ты оставил раскрытым окно?

— Нет, дядя, должно быть, хозяйка.

— Надеюсь, но помня ее вчерашнее состояние.

— Так, что тут у нас. Сигареты на тумбочке, журналы, канцелярские принадлежности, конфеты, бренди. А это что? — в дальнем конце тумбочки лежал надкушенный плод с засохшим желтоватым соком и пустые шприцы.

— Манцинелловое дерево! — вскрикнули оба и переглянулись.

— Но кому это могло понадобиться?

В дверь номера постучали.

— Эшли! С вами все в порядке? — послышался голос Аманды. — Я слышала какой-то шум. Вы живы?

Дверь начала медленно открываться. Ларри бросился вперед и навалился всем телом, препятствуя ее открытию.

С другой стороны послушался стук. Должно быть, Аманда упала от толчка.

— Чертов грубиян, да идите вы к дьяволу! — выругалась женщина.

Ларри опустился на пол у двери.

— Чуть не попались, и доказывай потом, что не мы его убили.

Шел озадачено моргнул.

— Улики у нас имеются, предлагаю оставить окно открытым и пойти в столовую. Если будут спрашивать, Аманда заявит, что он не пожелал выйти.

За завтраком собрались все, кроме Салли.

— Ей нездоровиться, — покачал супруг, хотя и сам выглядел немного больным.

— Меньше жрать надо, — процедил сквозь зубы Шел, за что получил подзатыльник от услышавшего все дядюшки.

— Ну что, уважаемые постояльцы, — начал Ларри намазывая масло на свежий тост, — предлагаю молодежи сегодня прокатиться на сноубордах, а нам старикам и милой даме отправиться в лес прогуляться на лыжах!

Студенты пожали плечами.

— Я давно хотел научиться кататься на сноуборде, — воскликнул Шел. — Буду признателен, если вы, ребята, мне в этом поможете!

Джессика вяло улыбнулась, а Фин вздохнул.

Послышался хруст. Ларри поднял глаза и увидел, как Аманда отправляет в рот зеленый плод, похожий на ранетку. Не медля ни секунды он закричал: «Стойте!» и выбросил правую руку вперед, выхватывая злополучный плод. Аманда округлила глаза, откушенный кусочек шлепнулся на пол из раскрытого рта.

— Яблоко, — произнес Ларри, — внимательно осматривая предмет, — обычное яблоко, — тоже откусив кусочек, он пожевал немного и, выплюнув, — ранетка!

— Это возмутительно! Хам! Да что вы себе позволяете! Да как такое возможно! — вскочив со стула, закричала Аманда, — один дверью толкается с утра, второй яблоко изо рта вырывает. Безобразие! А еще полиция! — не унималась она, — я буду жаловаться!

— Успокойтесь, дорогая, прошу прощения, — примирительно начал Ларри, — я сейчас все объясню. Кто дал это яблоко посреди зимы? Это важно, прошу вас ответить на мой вопрос.

Аманда села, вздернула носик, достала сигарету, и, прикурив от свечки, сделала большую затяжку. Нервно забарабанила по столу пальцами, повела плечами, но все же ответила.

— Эшли. Вчера вечером он угостил меня, я забыла про это яблоко, а утром увидела его на тумбочке и решила взять с собой, а в чем, собственно, дело? Что с Эшли? Он не выходил и грубо толкнул дверь, когда я попыталась к нему войти.

— Ему нездоровиться, — ответил Шел, — расстройство желудка, наверное, съел много яблок вечером.

Дама фыркнула, выпуская дым.

— У меня пропало настроение, я не пойду кататься на лыжах.

— Я, пожалуй, останусь с женой, — сообщил Чарли, — извините, признаться, и мне тоже нехорошо.

Ларри встал из-за стола и прошелся по столовой, сцепив пальцы в замок за спиной.

— В таком случае молодежь отправиться без нас, а я займусь своими делами и прогуляюсь, — заключил он.


***


Трое молодых людей, закончив завтрак, вяло встали из-за стола и отправились в подвальное помещение за сноубордами.

— Шел, ты можешь взять сноуборд моей сестры, конечно, он с блестками, но размер ноги у вас должно быть одинаковый. Она была высокой девушкой.

Шел примерил ботинки, которые оказались на удивление по размеру. Учебный склон находился неподалеку от отеля и, чтобы кататься с него, не было необходимости в подъемнике. Можно зайти пешком, к тому же фуникулер все равно не работал.

— Шел, для того, чтоб освоить мастерство катания на сноуборде, необходимо для начала выполнить несколько упражнений.

Фин показал ему простые упражнения: как спуститься вниз с вершины склона на переднем канте, затем на заднем, удерживая равновесия, с чем Шел отлично справился к восторгу Джессики.

— А у меня долго не получалось, — заявила она, ты молодец!

Молодые люди развеселились, и, казалось, забыли о трагедии постигшей Мэри.

— Джесси, раз у Шелла все получается, покажи ему G-повороты, а я пока разомнусь, давно сам не катался.

— Смотри, Шел, все очень просто, ты справишься. Давай руку.

Джессика и Шел как будто танцевали на склоне, заворачивая то в одну сторону, то в другую. Так прошел почти час. Шел быстро уставал, поэтому приходилось останавливаться и отдыхать.

— Смотри, куда Финн забрался! — махнула рукой девушка, как высоко.

Шел прищурился.

— Там, должно быть, опасно, он собирается спуститься почти по льду. На вершине выдуло весь снег.

— Ты уже отдохнул? Давай продолжим обучение.

Тем временем Финн, пристегнув сноуборд, начал спуск, быстро набирая скорость. Неожиданно на него налетел порыв ветра, развернув сноуборд в другую сторону, и Финна замотало по неустойчивой поверхности склона. Он стремительно приближался к ребятам и начал махать руками, кричать, но из-за поднявшейся снежной бури они не слышали его. Вдруг что-то мелькнуло перед глазами, под ногами оказался бугорок. Фин даже не успел разобрать, что произошло, как врезался в молодых людей, вцепившись руками в кого-то из них, он кубарем полетел к подножью горы. Через некоторое время буря стихла. Фин несколько раз ударился головой во время спуска, от травмы спас шлем. Тот, в кого он вцепился, была Джессика, сейчас она лежала без движения.

— Джесс, — позвал он, — Джесси!

Девушка молчала, протерев маску от снега, он перевернул ее лицом к себе. В следующий момент произошло несколько событий. Голова девушки как-то неестественно откинулась назад, а из заалевшей полоски на горле хлынула кровь. Фин упал на спину и схватился за голову. Где-то наверху грохотнуло. Шел оглянулся и от удивления открыл рот. С горы сошла лавина. Торопиться уже не было никакого смысла, но Шел схватил за руку Финна и потянул за собой вниз с горы. Инстинкт выживания заставлял бороться за жизнь, и еще утром еле ползущий по склону Шел набрал огромную скорость. Сзади вновь грохотнуло и белое плотное облако накрыло молодых людей.

ГЛАВА 7

Разбежавшись по насту, Наис оттолкнулась от поверхности и, сгруппировавшись в прыжке, покатилась вниз с горы. Снежный шар рос, набирал обороты, подпрыгивал.

Подкатившись к подножию, он замер на какое-время, а затем, задрожав, рассыпался комьями. Из середины поднялась струйка пара. «Пар, пар, пар» — отразилось эхо от гор.

Пар за спиной уплотнялся, сквозь прозрачную дымку проглядывались очертания женских контуров. Невесомый силуэт порхал, вторя игре театра теней. Шел залюбовался ожившим чудом. Туман окончательно обрел плотность и Наис материализовалась без видимых глазу изменений.

— Ну как? Все записал? Успел?

— Записал, зарисовал и накидал план, — кивнул исследователь. — Твоя скорость была примерно сто сорок четыре мили в час! Неудивительно, что ты испарилась на финише!

— Снег пошел, — удивилась девушка, — тебе не холодно?


Выплевывая изо рта снег, Шел пришел в себя. Он лежал наполовину завернутый в белое, плотное покрывало. «Хорошо, что надел шлем», — подумал он и на всякий случай потрогал свою голову. Голова гудела. Вертелись какие-то обрывки фраз.

Раз, два, три

Поскорее приходи

Три, четыре, пять

Будем мы с тобой играть

Шел поморгал, огляделся, Финна и Джесс нигде не было видно. «Черт, да что же то такое», — выругался Шел. Выкарабкавшись из массы снега, Шел порадовался, что ничего себе не сломал. «Фи-и-ин! Фи-и-ин!» — кричал он, но никто не отзывался. Он решил, что без спасателей парня все равно не найти, возможно, его даже нет в живых. Сноуборд мешал пробираться по снегу, поэтому Шел попросту его бросил. Смеркалось.

ГЛАВА 8

К обеду почти никто не выходил. Аманда обиделась, Чарли отнес еду в номер, ребят не было, а Ларри в полном одиночестве обедать не пожелал и пригласил хозяйку присоединиться разделить трапезу. Камелла с удовольствием согласилась.

— Уважаемая, — начал Лари непринужденную беседу, чтобы развеять неловкое молчание, — а где же ваш муж? Хозяин гостиницы.

— Он на заработках в городе, — вздохнула женщина, — посетителей, сами видите, в этом сезоне не густо, а кое-как перебиваться тоже не дело. Он должен вернуться через две недели. Приезжает, привозит деньги, гостит несколько дней и вновь уезжает в город.

Ларри согласно покивал головой, одобряя действия ее мужа.

— У вас необычный отель, а не могли бы вы рассказать о нем поподробнее. Вы давно им владеете?

— О, всего пять лет. До этого он много лет пустовал. Место прибыльное, но у всех, кто его покупал, что-то не клеилось.

— От чего же? — обратился в слух Ларри.

— Да, разное говорят, — оглянулась хозяйка, — будто выживает их кто-то.

— А вы в это не верите? — напрягся Ларри. — Не было необъяснимых случаев?

— Да как же не было! — возмутилась хозяйка, — было, точно вам говорю, было! То часы пропадут, то другие какие-то мелочи. То вода в душе зашумит, а за шторкой никого нет. Ключи, бывало, пропадали. В дверь кто-то стучит, а открою — нет никого. По лестнице ночами бегают.

Ларри пощупал свой карман, убедившись, что его ключ на месте.

— А еще постояльцы жаловались на сны.

— Сны?

— Сны, — кивнула головой Камелла и замолчала, словно испугавшись сказанного.

— А что же с ними не так? — настаивал на свое Ларри.

Но женщина вдруг встала и вымученно улыбнувшись произнесла:

— А хотите десерт? У меня приготовлен чудеснейший пудинг!

Ларри кивнул. «Больше ничего вразумительного он от хозяйки в этот день не получит», — подумал он.

После обеда Ларри направился в свой номер подвести итоги:

Девушка, умершая от передозировки не была наркоманкой.

Откуда у доктора оказался фрукт с манцинеллового дерева?

Почему у Аманды оказался похожий фрукт?

Какие сны терзают остальных посетителей отеля?

И что же это за загадочная дверь, заложенная кладкой?

Усевшись в кресло, предварительно осушив пару рюмок бренди, Ларри задремал.

Молодой мужчина карабкался в гору, подгоняемый ветром. Его ноги скользили, он падал, скатывался вниз. Пошел снег. Мужчина оглянулся и посмотрел на свои руки. Рубиновые капли падали с пальцев и оставляли на белоснежной поверхности яркие вкрапления. Пошарив в карманах в поисках платка, Ларри вытащил пистолет. В недоумении он взмахнул руками и выронил оружие. Гора загудела: «Наис, Наис, Наис».

Лари громко всхрапнул и приоткрыл глаза. «Наис, — повторил он, — пребывая между явью и сном. — Наис». Дверь номера оказалась приоткрыта. «Я же закрывал ее», — подумал он. Тишину нарушали какие-то неясные звуки. Выйдя в коридор и спустившись по лестнице, Ларри отчетливо услышал звук фортепьяно, доносящийся из гостиной. Тихий девичий голос аккомпанировал.

Унесемся ввысь мы с тобой

Ты так далеко, мой герой.

Я все жду, жду, жду

Когда же ты придешь

Или умрешь!

Крышка фортепьяно грохнула, и послышались торопливые шаги. Ларри бросился в гостиную, но никого в ней не застал. Подойдя ближе, он обомлел. Крышка фортепьяно была открыта! Ларри замер столбом. Близился ужин. Хозяйка зажгла свет в гостиной. И начала накрывать на стол. Увидев Ларри, она взмахнула руками и выронила пустой поднос.

— Господи, да что же вы там стоите в темноте! Как призрак! — воскликнула она. — Напугали меня.

— Милая моя, прошу меня простить, задумался, — развел руками Ларри. — А не вы тут только что так чудесно пели и играли?

— Я пела? Играла? — удивилась хозяйка, — нет, фортепьяно не работает, на нем уже никто не играет. Может быть, дети шалили? Вон и крышку открыли.

Ларри озадаченно потер лоб. Смеркалось.

***

Шел с трудом добрался до отеля, от холода и стресса зуб на зуб не попадал. Его трясло. Распахнув дверь, он ввалился в прихожую. Хозяйка всплеснула руками и бросилась к молодому человеку. Ларри, а в гостиной был пока только он, схватил со стола бутылку виски и подбежал к Шеллу.

— Мальчик мой, что случилось?

Шел выхватил протянутую бутылку и осушил ровно половину. После этого как-то невразумительно промычал то ли «Фи-и-инннис», то ли «На-а-а-айз» и отключился.

— Позовите Чарли, — обратился к хозяйке дядя, — его надо отнести на диван, я один не справлюсь.

— Да он весь холодный, — встрепенулась хозяйка, — немедленно раздеть и растереть.

Племянник, словно услышав, глупо заулыбался во сне.

Чарли помог перенести Шела в маленькую пустующую комнатку на первом этаже. Ларри и Камелла сняли с него одежду, а затем хозяйка принялась растирать Шела спиртом. Тот что-то ворчал во сне, пытаясь сказать, но никто ничего не понял. После всех предпринятых мер по спасению, Шела накрыли одеялом и оставили в покое. Когда все собрались к ужину, а точнее: Аманда, Чарли с женой и детьми, Ларри, стало заметно отсутствие доктора. Ларри вызвался пойти посмотреть, что с ним, на ходу соображая, что же новое он придумает. Открыв дверь номера, он с удивлением обнаружил отсутствие тела доктора в номере, окно по-прежнему распахнуто, на столе наметен сугроб снега с какими-то непонятными отпечатками. Больше в комнате ничего не пропало. Озадаченный, он вернулся в столовую.

— Друзья, — начал Ларри, — доктора в номере нет.

— Куда же он делся? — удивилась Аманда.

Брови хозяйки поползли вверх, Салли перестала жевать. Все уставились на Ларри.

— Я не знаю, — развел он руками.

В столовой воцарилась тишина. Даже дети притихли.

— А где ваш племянник и ребята? — первой нарушила молчание Аманда.

— Шел сейчас спит, он вернулся один, весь замерзший и в снегу, как только проснется, я сразу же его опрошу.

Ужин прошел в молчании. Все жевали, перекидываясь вопросительными взглядами, но более ни о чем спрашивать никто не решался. Встав из-за стола и попросив его извинить, Ларри направился к племяннику, с намеряем дежурить до его пробуждения. Бормоча под нос: «Или умрешь, или умрешь», устроившись в кресле, Лари задремал. Когда маленькая стрелка на часах подобралась к отметке одиннадцать, Шел заворочался и как-то странно захрипев, открыл глаза.

— Мальчик мой, — бросился к нему Ларри, — ты проснулся!

Шел озирался по сторонам, пытаясь понять, как он сюда попал. Несколько раз моргнув, он вопросительно посмотрел на дядю.

— Как я сюда попал? — наконец-то невнятно произнес он.

— Что случилось? — одновременно с ним начал Ларри. — Шел, ты буквально ввалился во входную дверь, весь в снегу! Мы с Камеллой раздели тебя, растерли спиртом, ты впил виски, и мы оставили тебя спать здесь, на первом этаже. Как ты себя чувствуешь? Что случилось и где ребята, которые отправились с тобой?

Шел приходил в себя, воспоминания в голове постепенно прояснялись. Девушка с перерезанным горлом, снежная лавина, окоченевшее тело, сон-видение.

— Они погибли, — наконец-то вымолвил Шел и закрыл глаза. — Дай мне еще виски, дядя, — сделав пару больших глотков, он продолжил: — лавина, на нас сошла лавина, я ничего не смог сделать, еле остался жив. Фин и Джессика мертвы.

Ларри сел на стул и тоже глотнул из бутылки с виски.

— Все становится очень подозрительным, из номера пропал труп доктора и не осталось никаких улик.

— Когда же ты придешь? Или умрешь! — пробормотал Ларри.

— Что ты сказал, дядя? — недоуменно уставился на него Шел.

— Песенка в голове крутится, ерунда, — отмахнулся тот.

— Шел, я думаю, тебе лучше переночевать здесь, не затрудняй себя подъемом на четвертый этаж. Утром надо многое обсудить.

Шел молча пожал плечами. Ларри подождал, пока его племянника сморит сон, и тихо вышел из номера. Поднимаясь на свой этаж, он бормотал песенку, услышанную им накануне. «Что же это могло значить?» — недоумевал он. Но ответом ему послужила тишина.

ГЛАВА 9

Утро встретило постояльцев лазурной синевой неба и ярким солнцем, как будто вчерашней непогоды и в помине не было. Шелу, ввиду его слабости, завтрак подали в номер. Все остальные собрались в столовой в немногочисленном составе. Салли вышла к завтраку, однако вид у нее был неважный, на шее виднелись синие полосы, которые она безуспешно пыталась скрыть пудрой.

После кофе Аманда закурила и посмотрела на Ларри.

— Уважаемый, — начала она, выпуская дым, — а что с нашим доктором?

— Аманда, ваш сосед пропал, я вчера сказал.

Женщина закашлялась.

— Как? Он же был болен.

— Это обстоятельство крайне загадочно. Окно его номера, когда я зашел, дверь, были открыты, но никаких следов борьбы или похищения я не обнаружил. Я сам в замешательстве.

Тремя затяжками Аманда докурила сигарету и закашлялась. Но тут же достала и зажгла новую.

— Какие странные сигареты, — обронила она, кашляя.

— Зачем вы так много курите, Аманда! Это же вредит вашей коже, и глаза покраснели, — заметил Ларри.

— Ничего, ничего, я уже не молода, черт с ней, с кожей, не лишайте меня последнего удовольствия. Мой покойный муж очень любил смотреть, как я курю, — произнесла она, мне доставляет удовольствие вспоминать о нем, — она снова закашлялась, затушила сигарету и встала.

— Позвольте, я провожу вас.

Аманда кивнула. По пути в номер она не переставала кашлять. «Что-то здесь не так», — подумал Ларри.

— Аманда, а покажите-ка мне пачку ваших сигарет. Кто вам их дал?

— Доктор, он угостил меня одной, мне понравились, я попросила еще, и он отдал мне всю пачку.

— Позвольте, я возьму их.

— Да забирайте, что-то мне нехорошо, я пойду прилягу, — вздохнула женщина. — Ой, — она согнулась пополам, — живот. — Лоб покрылся бисеринками пота.

— Я принесу вам воды.

— В номере есть, — сжав зубы, проронила Аманда.

Ларри заботливо проводил ее, уложил в постель и поставил рядом с кроватью стакан воды.

— Если что, стучите в стенку! Шел вас услышит и придет на помощь. Аманда мучительно прикрыла глаза рукой.

По пути Ларри заглянул в номер Шела. Племянник выглядел более здоровым, чем вчера, чем порадовал дядюшку.

— Шел, мальчик мой, я смотрю, тебе уже получше, как завтрак, как ты себя чувствуешь?

— Все хорошо, дядя, я думаю, что смогу уже перебраться в наш номер.

— Не спеши. Нам надо обыскать номер доктора.

— Что случилось?

— Мне кажется, он подсунул какую-то дрянь Аманде вместо сигарет. Надо выяснить. Она сейчас в номере, у нас есть шанс пройти к доктору без свидетелей.

Шел с трудом оделся, взял свой блокнот и, стараясь не шуметь, хромая, направился за дядей. В номере доктора ничего не изменилось. Тумбочка также открыта, надкушенный плод манцинеллового дерева лежал на своем месте. В саквояже обычные препараты. Зацепиться совершенно не за что. Шел присел на край кровати и прошептал: «Или умрешь».

— Что ты сказал, мой мальчик? — удивился Ларри.

— Надпись, выцарапана на дне тумбочки: «Или умрешь», — озвучил Шел.

— Пусти-ка меня, — Ларри наклонился и попытался подвигать дно тумбочки.

Оно заскрипело и заходило ходуном.

— Нож, — скомандовал он.

Шел подал перочинный нож, лежавший рябом на столике. Подцепив дно, Ларри приподнял его.

— Двойное дно, — удивились оба мужчины.

На новом потайном дне лежала открытая пачка сигарет, а рядом, две выпотрошенные сигареты, табак вперемешку с белым порошком. А рядом крохотная коробочка. Ларри потянулся, чтобы открыть ее.

— Бобы клещевины! — воскликнул он.

— Это значит, — замер Шел

— Рицин!

— Аманду отравили!

— Мы не сможем ее спасти, противоядия не существует.

— Интересно, сколько она уже курит эти сигареты? Судя по болям в животе и красноте глаз, уже довольно много, мы опоздали.

Оба мужчины выбежали из номера. Вломившись к ней, они застали женщину без сознания. Пощупав пульс, Ларри покачал головой.

— Опоздали.

— Да что же здесь твориться, черт возьми! — выругался он.

Они вышли в коридор и прошли в гостиную. Там их ждал новый неприятный сюрприз. Чарли с покрасневшими глазами заливал в себя виски. Он опустошил уже треть бутылки. Ларри остановился и недоуменно уставился на него.

— Что с вами, Чарли? Салли плохо?

Чарли икнул от выпитого и махнул рукой в сторону своего номера.

— Она не сказала слово, — сокрушался он.

— Какое слово?

— Слово! — Чарли снова икнул.

Ларри с племянником бросились в номер. На постели с вытаращенными глазами в полуголом виде лежала жена Чарли с удавкой на шее.

— Черт возьми! — в негодовании сплюнул на пол Шел, — устроили тут игры, а еще с детьми! Где дети?

Ларри опустился на стул.

— День ото дня не легче.

Чарли к тому времени осушил бутылку виски и заснул на столе. Хозяйка, заслышав шум, поспешила выйти в коридор. Увидев спящего Чарли, она покачала головой. Из приоткрытой двери на нее обезумившими остекленевшими глазами укоризненно пялился труп Салли. Из рук Камеллы выпал кувшин с морсом. Красное пятно расползалось по дорогому белоснежному ковру. Нависшую тишину нарушил звук, похожий на…

— Не может быть! — воскликнул Ларри!

— Вертолет, — закричала хозяйка.

Она выбежала на улицу и замахала рукой, призывая на посадку.

— Шел, бежим! Нам надо успеть, — бросил Ларри племяннику.

Шел только успел крикнуть вдогонку дяде:

— Стой, там хрупкий лед! — но было уже поздно.

Мужчина и женщина бегом спустились по лестнице и бросились к севшему по ту сторону реки вертолету. Из вертолета вышел мужчина, что-то закричал этим двоим, видимо, призывая их вернуться назад и не делать глупостей. Женщина неожиданно опомнилась и остановилась посередине реки. Ларри оглянулся на нее.

— Осталось совсем немного!

Она отрицательно закачала головой и сделала шаг назад. Лед хрустнул, Ларри и Камеллу разделила трещина. Женщина вскрикнула и побежала назад к отелю. Ларри бросился к вертолету. Лед затрещал вновь. Патрульный побежал к вертолету за веревкой. Но было уже поздно. Ларри и Камелла ушли под лед. Тяжелая зимняя одежда потянула их вниз, долго в прохладной воде зимой было не выдержать.

— Дядя! — закричал Шел, который все видел со смотровой площадки, хватаясь за голову! — Ну все, с меня хватит!

Открыв чулан, он схватил кирку и с суровой решительностью он направился к потайной двери. Каменная кладка, закрывавшая вход, осталась на своем месте. Несколько точных ударов и из стены выпал один кирпич. Шел посветил в прорезь фонариком. Луч света разрезал темноту, но толком ничего не удалось рассмотреть. Разозлившись еще больше, он продолжил крошить кирпичи киркой. Наконец-то вход стал более доступен. Шел взял фонарик в зубы и пролез внутрь.


***


За дверью скрывалось маленькое помещение с сырым воздухом и низким потолком. Посередине виднелось углубление. «Колодец», — мелькнуло в голове. Шел, опустившись на колени, поднял деревянную крышку. Миниатюрный колодец оказался наполнен землей с белой льдинкой посередине. «Как черная подставка», — подумал Шел. Раскапывая и отбрасывая в сторону землю, он наткнулся на какой-то холодный предмет. Сначала он напомнил ему лицо Эшли. Шел даже отдернул руки, до того точное ему показалось сходство. Но предмет оказался гладким.

— Шар! — удивился Шел, — точь-в-точь как в нашей комнате!

Снежинок в этом шаре присутствовало значительно больше. Отбросив его в сторону, он продолжил копать и наткнулся на продолговатые предметы. Извлекая наружу находки, Шел обомлел. В руках оказались кости. «Человеческие кости», — подумал он. Его затрясло. В голове зазвучала песня:

Унесемся ввысь мы с тобой

Ты так далеко, мой герой

Я все жду, жду, жду

Когда же ты придешь

Или умрешь!

Вокруг костей поднялся небольшой вихрь. Кто-то хихикнул мелодичным тонким смешком. Вихрь сгущался и приобретал плотные очертания. «Наис, Наис, Наис», — зашелестели стены со всех сторон. Из кучи костей и грязи поднималась девушка. Белые волосы, белая кожа. «Как в моем сне», — с ужасом подумал Шел. Девушка выпрямилась, в ее руках вновь оказался снежный шар.

— Кто ты! — превозмогая дрожь, закричал Шел. — Что тебе надо?

Девушка улыбнулась. Ее личико уменьшилось и превратилось в детское.

— Достань мой мячик, — залепетала она.

— Я не дам тебе яблоко, — ее губы почти не двигались.

— Посмотри, как много снежинок стало в моем шаре, она приблизила его к носу Шела. — Эту зовут Аманда, эту Камелла, эту Салли, а вот эту самую большую..

— Не-е-ет! — закричал Шел.

— Ларри, закончила она голосом доктора и на миг приняла его очертания.

Молодого человека трясло то ли от злости, то ли от страха, он уже сам не представлял, от чего.

— Хочешь в мой шар? — продолжала она, улыбаясь.

Он отрицательно покачал головой. Девушка состроила обиженное личико и запела:

Я все жду, жду, жду

Когда же ты придешь

«Придешь, придешь, придешь», — эхом повторили стены.

— Прекрати! — шепнул Шел. И уже громче. — Это ты их убила?

Звонкий смех Наис пробежал по стенам подвала.

— Они заслужили. У каждого из них руки в крови. В чужой крови, Шел.

— Я тебе не верю! Ларри никого не убивал!

— Он пытал людей на допросах, — личико девушки погрустнело.

— Но все же в рамках закона! — закричал Шел.

— Нет, — покачала головой девушка, — нет, нет, нет.

— А Мэри, Джессика, Финн? Их то за что?

— Они торговали наркотиками, они разрушали чужие жизни.

— Салли! Аманда! Камелла!

— Эти чертовки травят своих мужей, наивный мальчик, неужели ты не заметил состояние Чарли?

— Бред! — вновь закричал Шел, пятясь назад, пытался выбраться из адской дыры, в которую он попал, — ты все врешь!

Ноги скользили, фонарик неожиданно потух. Наис протянула к нему руки.

— Ну куда же ты, мой мальчик? — заговорила она голосом Ларри.

— Замолчи!

— Немедленно вернись! — повелительно рявкнула Аманда.

— Да ты бредишь, у тебя акклиматизация, — настоятельно заверила Камелла.

— Этот случай требует настойчивого вмешательства, — возвестил доктор.

— Шел, Шел, Шел, — зашелестели стены подвала. Руки Наис удлинялись и тянулись к нему.

— Убирайся к дьяволу! — выкрикнул он, продолжая ползти к выходу.

Шел чиркнул зажигалкой. Слезинка скользнула по щеке Наис.

— А-А-А-А-А-А!!!!! — неожиданно завизжала девушка.

Визг усиливался, оглушал и уже перешел в вибрацию. А она все кричала и кричала. Пол затрясся, с потолка посыпалась пыль, штукатурка, стены заходили ходуном. Все вокруг рушилось. Шел закашлялся, кровь хлынула из ушей, носа. Он схватился руками за голову и тоже закричал.

С вершины холма за рушившимся отелем наблюдали двое. Мужчина чуть придерживал женщину в черном балахоне за локоть.

— Ну вот и все, — произнесла она, прикрыв ярко-голубые глаза, — еще одна ее жертва.

— Придется снова искать подходящее место для ее заточения, — произнес похожий на нее брат-близнец с такими же сапфировыми глазами.

— Могут пройти годы, прежде чем мы сможем … — но женщина не успела договорить, ее спутник указал на приближавшегося полицейского из только что севшего патрульного вертолета. Он усиленно всматривался в нечеткие очертания фигур.

— Эй! — закричал он, — Эй! Вы здесь жили? Спускайтесь сюда!

Налетел снежный вихрь, окончательно скрывший очертания объектов от него. Снег налип ему на лицо, попал в глаза, в нос, от чего тот принялся протирать глаза перчатками. Когда он вновь обрел зрение, он увидел, как с холма по направлению к нему спускаются двое детей. Мальчик и девочка.

— Смотри, наш домик упал, — остановился и показал в сторону отеля старший брат своей сестре.

— Мама, — заплакала она.

Мальчик обнял сестру. Подбежавший спасатель осмотрел детей на видимые повреждения, убедившись в их отсутствии, укрыл обоих пледом и, утешая, направился с ними в сторону вертолета.

Высоко в голубом небе парил орел. Снежинки искрились и переливались. Шелла неожиданно охватило спокойствие, нахлынула безмятежность, и все что когда-то существовало ДО это момента уже не имело никакого значения. На вершине горы стояла девушка и махала ему рукой.

— Поднимайся! — крикнула она. Достав из сумки ледоруб, молодой человек начал восхождение.


***


Позже, когда завал разгребли, спасатели нашли странный круглый предмет.

— Что это у тебя, Брюс? — спросил один из них.

— Шар.

— Странно, что он не лопнул от взрыва.

— В подвале была утечка газа, бедные люди.

— Хорошо, что дети пошли погулять в этот злополучный момент и остались живы.

Спасатель снова повертел в руках странный предмет и положил его за пазуху. «Подарю сыну», — подумал он.

Соавторы: Федорова Анастасия, Сергей Кольчугин, апрель 2016г.


 

0
386
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!