ФАЛЬШИВКА

Форма произведения:
Рассказ
Закончено
Автор:
Eн Берхес
Связаться с автором:
Текст произведения:

Все это время меня не существовало. Меня не было никогда.

ОН ПОДНЯЛСЯ С КРОВАТИ И ПРОШЕЛ В ВАННУЮ. Тусклая лампочка высветила в зеркале человеческое лицо. Он долго вглядывался в отражение. Глаза. Нос. Уши. Волосы. Брови. Ресницы. Щетина. Обычное человеческое лицо. Оно ничего не выражало.

Он захотел разбить зеркало.

Приготовил легкий завтрак, оделся. Вышел и закурил. Предрассветный сумрак окутывал город. Знакомый пейзаж. Он устал отсчитывать дни, словно это хоть что-то значит.

Он всегда приходил заранее. На автобус. На работу. На свидания. В кинотеатр. Он не знал, зачем делает это. Просто так было всегда.

На остановке толпились люди. Привычные лица. Всегда здесь. Он отшвырнул сигарету. Подошел автобус.

Внутри было холодно. Тесно. Люди жались друг к другу. Заглядывали в глаза. Взгляд постоянно искал что-то. Он усмехнулся. За окном плыл багровый туман. Светлело.

Люди. Почти все – злые, не выспавшиеся. Жизнь убивала их. Они убивали себя. Он вспомнил всех, кто говорил ему, как мир прекрасен. Где они сейчас?

Их нет в этом автобусе, в предрассветный час. Конечно, их жизнь хороша.

А я?

Он посмотрел в отражение.

Восходящее солнце залило автобус. Люди входили и выходили. Он тоже сошел. Закурил.

Он курил и не чувствовал вкуса. Мимо шли люди. Кто-то здоровался.

Он никогда не мог срастись с этим. Массивы зданий высыпали из земли, как клыки. Автостоянка. Целое море машин. Сплошь железо.

Он выкинул окурок и толкнул дверь. Охранники поздоровались. Привычные лица. Он знал, что они дрочат в чуланах. Их каменные лица в этот момент дрожат, как у детей, а мускулы сотрясаются, словно масло.

Он не знал, откуда знал это. Может, просто спятил.

-ДЭВИД!

К нему бежал Питерс – большой, толстый, как бульдог. Щеки размахиваются в стороны. Смешно. Он подождал.

Питерс подбежал и протянул руку. Рука была потной. Он пожал.

-Ты как, старина?

-Живой. А ты?

-Похоже.

Они пошли рядом.

Питерс молчал. Дэвид тоже. Некоторых людей не понять.

До обеда Дэвид не думал. Печатал. Большие рулоны с рукописными текстами приходили, он же просто стучал по клавишам. Голова была пустой. Тонны предложений проходили через нее и выходили в никуда.

Говорилось ли там об аллигаторах, жизни на Аляске, рецепте пирога или даже тайне мироздания – значения не имело. Просто слова, которые он выбивал из клавиш.

Когда затекала спина, Дэвид вставал. Вытягивался, разминал плечи. Выходил покурить. Курилка в конце коридора, большая зеленая дверь с табличкой. Внутри не продохнуть от дыма, хоть окна всегда открыты. Внутри вечно кто-то сидел.

Дэвид подошел к окну и закурил. Высунулся наружу. Металлические конструкции. Балки. Окна выходили на стройку. Она началась, когда он только пришел, и не продвинулась дальше.

Еще один уродливый скелет человеческих устремлений.

Он вспомнил, как приехал на свалку и провел целый день, пялясь на груды мусора. Кружили птицы. Шныряли какие-то ребята. Подъезжали грузовики, сбрасывали с обрыва новый хлам.

Вот, что оставит после себя человечество – кучу мусора. Он сидел, курил и смотрел. Сколько ненужных, испорченных вещей. Сколько людей нужно, чтобы возникла такая гора?

Остатки из жизнедеятельности. Где-то здесь был и его хлам.

Он почувствовал, что тоже – мусор. Просто еще одна часть.

Он спустился и принялся бродить между горами. Ржавый холодильник. Порванный порно-журнал. Согнутый велосипед. Листы железа. Рваные шины. Доска. Казалось, все это породил он сам. Какая-то связь определенно была.

Солнце палило в небесах. Каркали вороны. Воняло. Это было похоже на ад.

Он сослан сюда с какой-то далекой планеты, в наказание.

И нет больше великого, или прекрасного. Ни любви, ни ненависти – только хлам. Однажды эта гора поглотит весь мир, и земля провалится к чертям.

Он закурил.

Некоторые отправляются в паломничество к святыням, а он приехал сюда. Просто вышел однажды выбросить мусор, и бродячая собака смотрела, словно желала что-то сказать. Но не сказала.

Он сел в машину, завел мотор и поехал.

Те, кто привел жизнь в порядок – не ищут ничего. Я же всегда искал.

Теперь воспоминания вернулись, он выдыхал их с дымом. Как давно это было? Он не мог сказать.

Докурив, Дэвид вернулся на место. В огромном зале, заставленном рядами столов, сидели над машинками люди. Никто не шутил. Не переглядывался. Все работали, как часы. Стоял оглушительный стук.

В обед они покинули рабочие места. Перерыв – полчаса.

Кормили в столовой отвратно. Дэвид ковырял ложкой в похлебке. Люди разбились на кучки. Кто-то беседовал. Кто-то сидел в одиночестве. Все смотрели в тарелки. Один он глазел по сторонам.

Десятки людей. Все они думают о чем-то, что-то чувствуют, о чем-то говорят. Это казалось невероятным.

Очистив тарелки и чашку с кофе, он вышел наружу и закурил.

Огромный и прекрасный мир. В небе пролетел самолет.

А о чем думаю я?

Он докурил и вернулся на место.

В пять они заканчивали. Машинный стук стихал. Люди вставали с мест, одевались. Все спешили убраться отсюда.

Дэвид стоял и курил, наблюдая, как они выходят. Расходятся. Прощаются. Рассаживаются в автомобили, уезжают. Всегда он в стороне. Словно не при делах.

-Пойдем?

Дэйзи, машинистка с третьего, стояла напротив и улыбалась. Он улыбнулся в ответ. Они собирались поужинать вместе.

-Конечно.

Он отбросил окурок.

В ресторане царил уют. Преобладали светлые цвета. Дэйзи не умолкала. Он знал, что вечер закончится в постели.

Дэйзи уснула. Он курил и смотрел на нее. Светила луна.

Что же есть у меня?

Дэвид попытался вспомнить все, что когда-то любил. Чему радовался. Что ненавидел. Все превратилось в хлам.

В одной книге он прочел, что есть совершенно пустые люди. Они ходят, думают, говорят, но в них нет ничего. Полые, словно куклы.

Это казалось невероятным.

Он встречал людей, говорил, и в это верилось еще меньше.

Что же в действительности есть у меня? Что меня составляет?

Дэвид затушил сигарету и отправился в ванную. Включил свет и уставился в отражение.

Оно ни о чем ему не говорило.

+1
111
RSS
16:10
Я не знакома пока с вашими работами, это первая.
Смысл сего рассказа я не поняла совершенно. Что вы пытались донести до читателя? Если можете то в ответе на мой комментарий уточните, правда интересно.
Потом ваш текст: словно чеканит и стучит пишущая машинка, отбивая предложения. Встал, пошел в ванную. Оделся, посмотрел на отражение-прочее. Словно каждое предложение это конец строки на листе машинки. Не понимаю я вашего стиля, хотя я прочитала до конца, значит что-то в это да есть. Скорее похоже на краткие четкие предложения американских авторов детективов, они так пишут. Тра та та -вжик, тра-та-та, вжик и снова с новой строки. Ну вы поняли.
Диалогов у вас нет, будем с вами честными их правда нет, они не вписались в ваш рассказ.
Не скажу что мне понравилось, но и не не понравилось тоже. Смешанные чувства, что есть хорошо, потому что не безразличие. Пойду поитаю вас еще, надеюсь смогу найти смысл.
19:28
Сартровщина какая-то quiet