Сделать прозу из стихов

Предлагаю известное стихотворение превратить в миниатюру, изменив при этом жанр на "мистику/ужасы".
 
Наша Таня громко плачет:
Уронила в речку мячик.
- Тише, Танечка, не плачь:
Не утонет в речке мяч

Статус:
Текущие
+2
23:56
RSS
02:25
+1
Ничего не предвещало трагедию. Ярко светило солнце, звонкий, резиновый мячик скакал по дорожке. Таня, пятилетняя девочка, подпрыгивая на бегу, следовала за ним, к речке.Тропинка повернула вниз, и мячик покатился все быстрее и быстрее.

Внезапно, откуда-то из-за недалекого леса стремительно надвинулась черная туча, и резко дунул обжигающе холодный ветер. Словно получив пинка, красно-синий мячик подлетел в воздух, еще сильнее ускорился, и шлепнулся в бушующие озерные волны.

Бегущая за мячом Таня, также подхваченная ветром, споткнулась о бугорок и, заливаясь слезами, шлепнулась наземь.
Она тут же поднялась и, невзирая на ободранные колени, побежала к воде. Мячик, словно дразня ее, то подплывал к берегу, подгоняемый волнами, то, сдуваемый ветром, снова оказывался на недостижимом от Тани расстоянии.

Бедная Таня рыдала на берегу, но ничего сделать не могла. Родители остались далеко, а вокруг никого не было.

И вдруг, сквозь завывания ветра и плеск волн, девочка услышала:
— Ну, чего ревешь, дуреха? Он же не тонет!
— Кто, не тонет? — оглядываясь, спросила Таня?
— Да мячик твой, кто же еще? — ответил ей старичок в круглых очках, стоящий у нее за спиной.
— А как же мне теперь его достать?
— А что, нужен он тебе?
— Да, очень нужен, — горячо воскликнула Таня.
— Сильно-сильно? — усмехаясь спросил старичок.
— Да, да, да, — с жаром закричала девочка.
— А пойдешь ко мне в гости, если достану?
— Пойду, дедушка!
— Ну, не такой уж я и дедушка, — сердито проворчал старичок.
Он пошарил по кустам и вытянул из них длинную ветку. Подойдя к берегу, он ловко зацепил веткой мячик, который послушно выкатился на берег.
Начиналась гроза.

— Пойдем быстрее, а то вымокнем, — тревожно воскликнул старичок. Он взял за руку Таню, крепко прижимающую к себе мячик, и повел ее к лесу.

Если бы мы последовали за ними, то вскоре услышали бы громкий рев Тани, а потом ее крик «Мама!» И еще раз. А потом тишина. Лишь какое-то сопение доносилось из зарослей.

Таню так и не нашли. Лишь на следующий год грибник в лесу обнаружил небольшой земляной холмик, на вершине которого красовался новенький, резиновый, красно-синий мяч.
-
07:52
Наша Таня громко плачет
По головке мячик скачет.
Это шуточки отца
Мячик вылит из свинца.
07:56
Ищут пожарные
Ищет полиция.
Скорая помощь
Братишка с сестрицею.

Вот гвоздодер
Вот тиски, вот пила
Банда Танюшина
Их напрягла.
14:42
+1
Большой розовый мяч с разноцветными пятнышками весело прыгал на берегу реки и убегал от Тани. Шестилетняя девочка, вспомнив пожелания родителей и бабушки, пнула пятнистого шутника. Она попробовала подружиться с деревенскими детьми. В результате её, городскую девчонку, у которой якобы есть вши, прогнали с площадки.
— Это у них вши. Лучше одной играть. Где он?
Увидев бабушкин подарок, плывущим на середину реки, испуганная Таня подбежала по причалу, упала и расплакалась. Малышку больше разбитых коленок беспокоил мяч.
— Деточка, чего плачешь?
Улыбающееся зелёное лицо мужчины с зелёными усами и бородой настолько удивило девочку, что она успокоилась.
— Дяденька, мой мячик упал.
— Тю. Он не утонет. Не реви, а то лицо будет страшным. Там лодка стоит, — странный человек, который плескался у причала, махнул в сторону ивы. — Возьми её и забери свою игрушку.
— Без взрослых нельзя.
— Правильно. Умничка. Ну, не плачь. Ты же такая красивая. Улыбнись. Придумал! Я верну тебе мяч, а ты выполнишь моё желание. Договорились?
Танечка знала, что нельзя говорить с незнакомыми, но ей хотелось вернуть мячик, чтобы не расстраивать любимую бабушку. Она кивнула. Вскоре к её ногам подкатился мокрый мяч. Обрадовавшаяся девочка поблагодарила незнакомца и заметила, что у него вместо ног был рыбий хвост.
— Дяденька, кто вы?
— Твой новый папа.
Чешуйчатая рука водяного затащила Таню под воду.
Подул ветерок. В реку снова упал пятнистый мяч.

***

Спустя неделю имя Татьяны Свердловой внесли в длинный список пропавших без вести детей у реки Волга. Иногда появлялись свидетели, которые говорили, что детей в воду затаскивал зелёный мужчина. Полицейские нервно шутили, что водяной решил поиграть в многодетного папочку.
Само пространство содрогалось от ярости беспокойного духа. Прогибалась под страшными ударами защита магического круга. Пронзительный, душераздирающий плач баньши слышался даже сквозь воск, которым чародей предусмотрительно залепил уши. Лишь работавшие на пределе своей мощности обереги помогали ему еще сохранить жизнь — и рассудок.
— Это не поможет тебе! — кричал он, до побелевших костяшек вцепившись в магический посох. Ураганный ветер трепал его волосы и полы одежды.
— Твоим Истинным Именем я связываю тебя, дух Татьяна!
Тонкие нити магической силы потянулись к призрачному силуэту девочки, обхватывая его, — но слабо, слишком слабо. Боль, отчаяние, самобичевание — все это придавало сил беспокойному призраку.
И делало его смертельно опасным.
— ОТДАЙ… МЯЧ!..
Чародей скорее почувствовал, чем услышал, как плач складывается в эти слова. Да. У всех своих жертв Татьяна просила принести ей ее мяч, который когда-то, еще при жизни, уронила в реку. Некоторые из тех, кому доводилось услышать об этом, пытались принести ей мяч, — не тот же, разумеется: где возьмешь мяч, потерянный пятьдесят лет назад. Но точно такой же.
Ни один из них не возвращался. Потому что не знали они главного секрета.
— Не мяч тебе нужен. Не из-за мяча ты так терзаешься.
— ОН! УТОНУЛ!!!
Крик баньши должен был убедить ее саму. Но чародей знал, что за ним скрывалось. В глубине души знала и сама Татьяна.
— Кто?! Кто утонул?!!!
Он ненавидел себя за ту жестокую требовательность, с которой он вскрывал раны чужой души. Но иначе было нельзя. Слишком много людей пострадало от ее бессильной ярости.
— МЯЧ! — отчаянно крикнула в ответ Татьяна.
— Мяч не мог утонуть! Не лги мне! Твоим Истинным Именем я заклинаю тебя! Говори мне правду! Кто утонул?!
Она молчала. Едва ли она сама понимала, почему борется с заклятьем. Но она боролась. Ее память не желала открывать ей истину.
— Кто. Утонул?!
Чародей бросил всю свою волю на связывающее заклятье. Если бы сейчас Татьяна снова попыталась пробить его защиту, он бы не выжил. Но она не пыталась. Её воля наконец-то поддалась.
Она снова заплакала, но это был другой плач. Не душераздирающий стон, несший смерть услышавшим его, а лишь слезы маленькой девочки, потерявшей близкого человека.
Мяч не мог утонуть. А вот человек — очень даже.
— Вася…
Она произнесла всего одно слово и тут же содрогнулась всем астральным телом. Ветер стих, и слова полились из нее рекой:
— Я просила его этого не делать! Я просила его не лезть за этим мячом! Но он не слушал. Он хотел показать себя… Хотел быть рыцарем… «Тихо, Танечка, не плачь», — говорил он!
Чародей слушал, не перебивая. Теперь только ждать, пока накопившаяся боль выльется из обнаженной раны. Наконец, он сказал:
— Он любил тебя. Как мог, по-детски, но любил. И он скучает по тебе. Он ждет тебя.
— Где?.. — только и смогла спросить баньши.
— Там, куда рано или поздно отправляются все души. Там, куда давно пора отправиться тебе. Просто прислушайся, и ты услышишь его голос. Услышишь, что… он ни в чем тебя не винит. Он сам сделал свой выбор. И он ждет тебя там, за гранью.
Дух замер — и вдруг растаял. Чародей устало вздохнул, рассеивая круг. Иногда он ненавидел свою работу.