А в этом разделе мы всем нашим дружным сайтовым коллективом пишем один рассказ. Начинает один из админов ресурса, а в комментариях эстафету уже подхватываете вы. По истечении срока, всё это дело собирается в один файл и ссылочка на него выводится на главную страничку сайта.

После пробуждения

До конца мероприятия осталось:
Событие прошло
Антей проснулся. Несколько минут он лежал, пытаясь сообразить, где находится и что происходит. Затем, пришло осознание: он на космическом корабле и отправился, вместе с сотней других путешественников, на поиски лучшей жизни. Видимо, путешествие подходит к концу. Антей покинул капсулу, огляделся по сторонам, но никого не обнаружил... 
Тип мероприятия:
Завершённые
+5
17:39
1177
RSS
Все капсулы справа и слева от него были как будто вспороты огромным старинным консервным ножом. Наружу торчали неровные рваные края металлических крышек, блестел оплавленными каплями прозрачный пластик, щетинились обрывки проводов и разноцветных трубок. Под босыми ногами хрустела какая-то бурая сухая корка.
Антей медленно прошел вдоль ряда искореженных капсул, заглядывая в каждую. Где все? Вот сюда укладывалась Сантина, кареокая землянка с огромной грудью и кривыми ногами. Здесь должен был спать почти пятнадцать лет капитан Лейкс. Парень помнил, как этот бородатый пожилой мужчина показывал каждому, какую капсулу занять, напоминая в сотый раз, что делать, когда очнутся от анабиоза. Не «если» очнутся, а «когда»! Что случилось?! Где все?!
Молодой мужчина вдруг почувствовал, что сильно замерз. Надо было найти хоть какую-то одежду. Где-то в дальнем конце длинного освещенного! (значит система обслуги корабля работает) отсека послышался тихий ритмичный звук. Стук? Антей бросился туда. Уже подбегая к пластиковой перегородке, искрящейся множеством красных точек и двумя зелеными, он вдруг заметил краем глаза в самом конце ряда капсулу, которая на щетинилась рваными разрывами, а мирно закруглялась стальным коконом. В круглом прозрачном окошке прорисовывался нечеткий контур человеческого лица в золотистом ореоле. Первое желание было — открыть срочно капсулу. Но бывший курсант училища космических стюардов знал, что этого делать нельзя. Надо нажать красную кнопку и подождать полчаса.
Кнопку нажал и прошел чуть дальше к перегородке. Красные лампочки обозначали вскрытые капсулы, две зеленые его и вот эту с человеком, который скоро проснется.
А вот и контейнер с их одеждой. Пока юноша выбирал себе подходящий наряд, активированная система пробуждения закончила свою работу, крышка капсулы отодвинулась и… Антей обалдело уставился на лежащую в ней голую девушку.
16:40
+7
Блондинка еще не совсем проснулась и, пользуясь этим, Антей наклонился над ней, и пристально посмотрел в ее лицо. Девушка была ему совершенно не знакома. Прекрасные, светлые волосы, прямой носик, пухлые губки. Высокая грудь с маленькими, розовыми сосками, плоский живот и длинные, гладкие ноги. Осмотр удовлетворил Антея, но вот с идентификацией было сложнее. Он взглянул на табличку с именем астронавта, прикрепленную к кокону. «Амалия Штольц». — Впервые слышу это имя, — подумал Антей.
У девушки дрогнули ресницы и Антей отпрянул от кокона, смутившись. Он отвернулся к соседнему кокону, и снова стал разглядывать покореженную крышку.
— Антей! — хрипловатый после сна голосок звучал требовательно. — Антей, пора вставать?
— Давно пора, — откликнулся мужчина, обернувшись на голос.
— А где остальные? — спросила девушка. — Почему никого больше не видно? Разве еще не проснулись?
— Не проснулись. — хмуро ответил Антей. — И, скорее всего, уже не проснутся. Одевайся, ты мне нужна.
Девушка ловко выскочила из кокона и, шлепая босыми ногами по полу, подошла к шкафчику с одеждой. Немного подумав, она открыла шкафчик без обозначения, и натянула комбинезон с логотипом Земной федерации на левом рукаве. На Антее был точно такой же комбинезон, но логотип был совсем другой, Союза миров.
Мужчина хмыкнул, отметив еще одну странность, и отвернулся.
02:32
+6
Девушка подошла к капсулам и внимательно их осмотрела.
— Внешнюю оболочку капсул сняли направленным взрывом, — Амалия указала на рваные края и оплавленный пластик. — А после аккуратно проломили вторую оболочку, которая не такая крепкая, как внешняя, и вынули тела. Смотри, — она указала на влажные следы на полу. — Это жидкость, в которой люди находятся в капсулах. Если пойдем по следам, то найдем похитителей. — пальцем она проследовала по разводам на полу и указала на дыру в стене. — Но прежде нужно раздобыть хоть какое-то оружие, — и она направилась к контейнеру с личными вещами.
«Кто она такая?» — Антея беспокоило то, с каким хладнокровием блондинка проанализировала их положение. Он сам с трудом сохранял спокойствие — неизвестность всегда пугала парня до тошноты, а эта девушка не только разобралась с ситуацией, но и взяла ее под свой контроль. Следовало разобраться с тем, кто такая Амалия и откуда она взялась на борту, ведь Антей лично проверял списки пассажиров — никого с таким именем там не было. Но это дело следовало отложить на потом, ведь сейчас ему предстояла более важная задача.
— Нужно быть очень аккуратными, — девушка беззастенчиво рылась в личных вещих в поисках оружия. — Мы не знаем, чьих это дело рук. И даже не факт, что рук, — усмехнулась девушка, извлекая из недр контейнера крионож и тщательно его осматривая. — Посмотри внимательно на корку под ногами. Видишь следы?
Антей присмотрелся. Действительно, на корке неизвестного происхождения помимо их с девушкой следов виднелись отпечатки чьих-то массивных сапогов и гусениц двух некрупных роботов.
— Рассмотрел? Держи, — Амалия протянула Антею крионож. Сама она держала в руке миниатюрный бластер. Заметив хмурый взгляд парня, Амалия усмехнулась. — Уж поверь, я с этим справлюсь лучше тебя. Пошли, — девушка кивнула в сторону дыры.
16:08
+3
Антей, попытался войти в пролом первым, но Амалия дернула его за рукав, и выставив перед собой бластер, вошла первой. Недовольный мужчина, покручивая в руке нож, которым неплохо владел, отправился следом. Амалия внеапно присела, и на корточках метнулась за какое-то оборудование, которым был заставлен отсек. Одновременно она зашипела на Антея, давая тому знать, что надо пригнуться и спрятаться. Антей послушно присел, и тихонько переместился за невысокий контейнер слева от себя.
Осторожно выглянув, он увидел двух подсобных роботов, которые, жужжа пластиковыми гусеницами, споро нагружали транспортную платформу зелеными ящиками.
Стояла тишина, нарушаемая только работающими роботами. Но, вот послышался голос, который что-то произнес. Роботы тотчас остановились, развернулись, и покатили платформу дальше, в следующий отсек. На спинах роботов отчетливо красовался логотип Союза миров.
Амалия, прятавшаяся за станком с блестящими рычагами, шепнула Антею:
— Осторожно, там кто-то есть!
— Слышу, — подумал Антей, — там кто-то есть. А вот ты кто? И откуда взялась?
Но, в ответ он только кивнул головой, показывая девушке, что он ее понял.
Не поднимаясь, все также на корточках, Амалия, обходя станки, двинулась вперед. Добравшись до дверного проема, она осторожно выглянула, и поднявшись во весь рост, призывно махнула Антею.
На цыпочках приблизившись к переборке, Антей также глянул в проем. Отсек был пуст. На полу, покрытом пылью, виднелись следы гусениц роботов и детали крепежа, оставшиеся после снятия оборудования.
21:25
+4
Мне кажется, что история получается. Даже жаль с ней будет расставаться. Я призываю всех читателей поддержать Ералаш. Пишите. Пишите и продолжайте этот рассказ. 80 человек прочитало, а пишут только трое. В чем дело? Неужели нет ни фантазии, ни желания?
...
21:27
У меня была мысля присоединиться, вот только мне духу не хватает, чтобы продолжать чужое. Мало ли что.
21:31
Это не чужое, это наше общее творчество. Мы — соавторы.
...
21:36
Попытка — не пытка. Попробовать что ли?
Конечно, да. Я тоже сомневался (боялся своей неопытности), но написал все же. 🙂
12:14
+1
«Антееей! Мы тебя чувствуем. Мы знаем, ты где-то здесь, проснувшийся и растерянный», — раздалось сверху. Слова произносились протяжно, нараспев и даже будто… весело, что ли, но Антея охватил необъяснимый ужас.
— Не вздумай идти на контакт! — встревоженно прошипела мужчине Амалия.
...
18:31
+5
Странностей становилось всё больше и больше, однако внезапное послание Антей счёл нужным, пока что, проигнорировать. Впрочем, как и просьбу Амалии. Вместо того, чтобы вступать в разговор неизвестно с кем, или с чем, разумно будет остаться сосредоточенным на сложившейся обстановке.
Следующий шаг мог сулить одно из двух.
Роботы помечены логотипом Союза миров, а значит его, Антея, должны встретить подобающе. Логотип Земной федерации на комбинезоне Амалии настораживал: в сфере освоения дальних рубежей галактики Союз миров и Земная федерация являлись довольно-таки серьёзными конкурентами. Но действительно ли Амалия из Земной федерации? Или же она надела комбинезон с её логотипом, лишь бы побыстрее спрятать наготу от любопытных мужских глаз? В любом случае, Антей не помнил, чтобы Амалия хотя бы раз промелькнула у него перед глазами накануне погружения в криосон, когда их корабль проходил мимо Юпитера. Проблем с памятью, какие наблюдались у проведших в искусственном сне длительное время, у Антея не имелось. После старта корабля он постарался запомнить, пусть и не по именам, но хотя бы в лицо, каждого, с кем отправился в очередное космическое путешествие.
Собиравшие оборудование роботы не настораживали его так сильно, как эта девушка — неизвестно кто, да ещё и оставленная таинственными похитителями в капсуле, как и он сам. Может, за ними ещё вернутся? Допустим: вернутся, заметят, что капсулы, которые по каким-то причинам оставили на потом, открыты. Станут ли их двоих — из целой сотни — искать по всему исполинских размеров кораблю?
Антей бросил напряжённый взгляд на бластер в руках таинственной Амалии. Похитители определённо вооружены лучше. А может, деятельность роботов была направлена на благое дело, и других членов экипажа не похитили, а наоборот — спасли? Ни он, ни она не знали, что произошло на самом деле.
Следующий шаг сулил одно из двух: либо объединение и дальнейшее сотрудничество, либо начало игры в кошки-мышки. Глядя на бластер в руках Амелии, Антей вздрогнул от мысли, как бы, в худшем случае, она не стала кошкой, а он — мышкой.
...
18:31
+1
Ну вот, попробовал. Чую, что всё запорол.
19:31
+2
Как по мне, вышло неплохо. Точно не хуже, чем у остальных.
...
19:38
+1
Что ж, спасибо.
16:54
+1
Норм.
07:44
+3
Размышления парня снова прервал голос сверху: «Антееей! Неужели ты меня забыл? А может ты решил, что я тебя отпущу?». На этот раз он был не веселый, а громкий и злой и вызывал жуткую боль в голове. Антей поморщился, потер виски и непроизвольно застонал внезапного взрыва боли. Теряя сознания, он услышал уплывающий злой голос Амалии и чьи-то крики.

***

Антею было восемнадцать, когда он окончил училище космических стюардов. За пять лет до этого Союз миров и Земная федерация снова зкалючили перемирие, которое было самым долгим в истории двух империй. Тогда среди выпускников разных училищ было модно искать работу именно в Союзе, благо там их принимали с распростертыми объятиями. Антей решил не отставать от тенденций и устроился на первый попавшийся корабль Союза. Работа была не сложная — ухаживать за хозяином корабля и следить за работой очистительных систем. Хозяин был гларлом по имени Арогд — огромным слизнем, уход за которых заключался в уборке со спального места засохшей слизи, чистке его рудиментарных крыльев, удалении паразитов со складок кожи и удовлетворении разных мелких прихотей, вроде очередной добавки или годового отчета по расходу топлива кораблем. Гларлы были телепатами, так что Арогд при любой необходимости мог найти Антея на корабле и вызвать к себе, мысленно обращаясь к юноше. За эту грязную работу парню платили баснословные для Федерации деньги, так что Антей был полностью доволен своей должностью, пока однажды не стал свидетелем одного разговора.

Однажды Арогд не вызвал Антея на вечернюю чистку крыльев, но юноша понимал чем чреват пропуск процедуры — засохшая слизь с крыльев счищалась часами. Это была очень тонкая, практически ювелирная работа, так как крылья были очень хрупкими, похожими на стрекозиные, и являлись для гларла объектом гордости, поэтому любые повреждения были недопустимы. Антей всегда был человеком ответственным, так что, не дождавшись вызова, сам пошел к хозяину.

Дверь комнаты гларла была неприкрыта, из-за чего еще издалека юноша услышал трескучую, щелкающую речь колла, разговаривающего с Арогдом, и механический голос модулятора речи, переводящего язык этих насекомых на общий.
"… для нападения на Землю," — услышал Антей и застыл. Арогд ответил телепатически, так что парень не мог его услышать. Судя по всему, ответ коллу не понравился, и он нервно защелкал: «Ты трус, Арогд! От тебя требуется лишь передать послание, никто не отправляешь тебя на войну!».

«О какой войне они говорят?» — руки Антея затряслись от страха. — «Неужели Союз планирует новую войну?» Он потихоньку начал пятиться назад, стремясь как можно скорее уйти, пока его не обнаружили, но не успел — Арогд почуял его присутствие.

«Человек? Подслушивает?» — прощелкал колл. Антей, уже не скрываясь, бросился бежать к спасительным капсулам. Арогд поднял тревогу и капитан корабля по громкой связи объявил приказ найти и убить человека, но они опоздали — именно в этот момент юноша, сбив парочку роботов-чистильщиков, ворвался в отсек со спасительными капсулами и активировал ближайшую, конечной точкой маршрута указав планету Земля. Отправленные на поиски капсулы дроны вернулись ни с чем — было уже слишком поздно.

Прилетев на Землю, юноша обратился в соответствующие инстанции, но его не восприняли всерьез — добытая информация была не новостью, в Федерации и без него знали о воинственном настрое Союза и активно принимали ответные меры, используя перемирие для увеличения собственной военной мощи. Антея отправили на Землю-2, полную копию оригинальной Земли, даже вращающуюся по той же орбите, но по ту сторону Солнца от оригинала. Земля-2 была создана из металла и пластика и предназначалась в первую очередь для защиты настоящей Земли, не так давно ставшей столицей Федерации. Населяли ее одни военные и подобные Антею — люди, способные помешать установившемуся порядку своими мыслями, идеями, новостями. Это была планета нищих и неугодных. Прожив здесь несколько лет, парень понял что нужно выбираться. Тогда-то он и встретил веселого бородача-капитана, рассказавшего ему об идее поиска лучшей жизни. Так он и оказался на этом корабле…

***

Где-то на границе сознания Антей услышал обеспокоенный женский голос. Из-за волн головной боли он едва почувствовал укол, но его после стало лучше. Парень пришел в себя, открыл глаза и сел, борясь с тошнотой. Перед ним на корточках сидела Амалия и держала в руке шприц.
— Наконец-то, — недовольно прошептала Амалия, делая странные знаки бровями. — Вставай давай, тут кое-кто хочет поговорить с тобой, — девушка снова дернула бровями и что-то сказала одними губами.
07:48
+3
Черт, слишком много имен на А 😅
14:04
+2
И вычитай, есть опечатки.
16:54
+1
Ошибки-то ошибками. Мне кажется, гениально!: З

Извините, что влез в разговор. Просто я уже больше не мог. У всех такие замечательные тексты. Хотя… немного не схожие с моей идеологией, ну да ладно. Извините.
17:27
+2
Хорошо, позже тщательно проверю. Писал на одном дыхании, вот и опечатки.
17:59
+2
Писать на одном дыхание — это вполне нормально. И… конечно же, КРУТО! )))
18:15
+2
Спасибо)
...
18:16
+2
на одном дыхание

На одном дыханиИ.
18:19
+2
Вот здесь опечатка!: з
18:46
+1
Может, присоединитесь к нам?
18:50
Конечно! Только я не знаю, что именно нужно делать.

Есть ещё время. Как-нибудь сяду и напишу. Хотя… Вы можете закончить рассказ и до этого. Но я не пожалею. Намого интереснее в данный момент читать.
Целая неделя еще впереди. А у истории, как по мне, есть шанс вообще не закончиться вовремя с таким потенциалом. 😅
...
19:42
+1
Первым делом нужно прочитать текст от начала до конца и вникнуть в сложенную предыдущими соавторами ситуацию, а уж затем продолжить её так, как хочется.
Что именно она сказала, Антей так и не смог понять. Девушку резко отодвинули в сторону, а его самого подхватили с двух сторон под руки и небрежно сбросили на литое кресло из дешевого пластика: никаких тебе подстроек под габариты тела, удобства и расслабляющей мягкости. Перед глазами всё завертелось, живот стянуло противной ноющей болью, и парня вырвало остатками стазисной жидкости, коей всех переселенцев щедро накормили перед погружением в анабиоз.
Окружающий мир еще не остановился, когда Антея резко дернули за волосы, заставляя откинуть голову назад.
Зрение в норму вернутся не успело, и черты чужого лица то расплывались, то кусочками проявлялись с необычайной четкостью. Большой, мясистый нос. Короткая белесая щетина. Впалые щеки. Морщинки от уголков рта. Залысины «лежал в женских прелестях». Один живой карий глаз и один — имплантированный, с неприятным стальным оттенком. Судя по последнему — нанитов в этом глазу нашпиговано будь здоров. Дорогая штучка. Такие обычным людям не достаются — только военным. Спецназу, мать его за ногу.

— Теперь, сосунок, рассказывай. Имя, должность, кем заслан? — изо рта говорившего неприятно несло какими-то лекарствами.

Вместо страха Антея опять стошнило. Прямо на допрашивающего. Благо внутри почти ничего не оставалось. Но спецназовцу хватило. Он резко отпустил парня, отшатнулся, выматерился и вытерся кинутым ему соратниками универсальным бинтом.
06:52
+2
Здравствуйте! Я присоединюсь, ладно?
Конечно! 😊
08:55
Да, само собой! Чем нас больше, тем лучше)
Конечно! Чем больше соавторов, тем интереснее :)
Николай
07:07
+1
Спали они по очереди. Так положено. И когда один просыпался, другой тут же узнавал об этом.
— Эрл! Привет! Я хорошо поспал.
Напарник не отвечал.
— Эй! Ты там уснул что ли? Слышишь меня? Отзовись!
Инструкция инструкцией, но человек есть человек. Бывает, что он нарушает инструкции.
— Эрл!
Тишина. А может быть, что-то с ним случилось?
Андрей отстегнулся. Держась за стену, переместился в кабину управления. Что за чертовщина? Она была пуста. Но такого быть не может! Оставалось еще осмотреть кладовку. Так они называли грузовой отсек. Эрла и там не было.
Не мог же он покинуть корабль! И задания у них такого не было. И сделать это одному невозможно.
Стал вызывать Центр.
— Земля! Земля! Я Цезарь!
Да что за фокусы? В эфире тишина. Он посмотрел на панель. Что это? Ни одни прибор не работал.
Случилось что-то страшное, необъяснимое. Но ясно одно. Он обречен.
… Эрл потянулся. Зевнул.
— Привет, Андрей! Ты что там? Это же я! Хватит прикалываться!
А может, он уснул, вопреки инструкции? Вдруг с ним что-то случилось? Он направился в кабину управления. Она была пуста. Может, пошел за каким-нибудь инструментом в грузовой отсек? В кладовке его тоже не было.
— Земля! Земля! Это Цезарь! Ответьте!
Тишина. Не работает ни один прибор. Что-то ужасное, необъяснимое убило, растворило Эрла без остатка. А теперь пришла его очередь.
Эрл ущипнул себя. А! Остался синяк. «Значит, я еще живой!» Он не знал только одного: радоваться ему или нет.
… Никто не покидал Центра. Даже технички. Прошли уже сутки, как корабль не выходил на связь. Можно докладывать президенту. Их больше нет. И «Цезаря» нет. Причину они, может быть, выяснят. Но это позднее.
А так всё хорошо шло. Их страна снова подтвердила статус первой космической державы. Самой великой! Нас не догонят! И вот…
— Сэр! Смотрите!
Он бросился к монитору. На синем экране (его называют «экраном смерти») черный текст:
«Мои требования банальны. Тридцать миллиардов долларов вот на этот счет… И вы снова получите связь с «Цезарем».
— — Эрл!
— Ты проснулся, чувак? Ну, ты спать!
Он рассмеялся.
— Как обстановка?
— Всё работает, функционирует. Постой! На связи Земля.
— Сэр! Мы его видим! А вот и Андрей! Фу! Они живы-здоровы.
Директор кивнул. В конце концов, тридцать миллиардов – не деньги. Они не стоят жизни этих парней. Но они найдут того подлеца обязательно! И тогда… тогда он не отвертится. Будет работать на них. И с ними.

Интересно, конечно, но нужно как-то связать с уже имеющимся сюжетом.
Сознание вернулось скачком. Исчезли в дымке чужие сущности, «Цезарь», Центр. Вокруг стало серо, сыро, беспросветно, тихо. А потом проявился тихий шум, медленно перерастая в отдельные хорошо различаемые слова:

— … Уверен, что вещество то же?
— Уверен, Гарик, уверен! Быть мне под нашатырем всю жизнь, если это не так!
— Отчего же на него не подействовало как на других?
— Пока не знаю. Он вообще, судя по представленной медкарте, уникальный тип. Переболел столькими опасными болячками и остался не только жив, но и вполне себе здоров.
— Мало ли чего в медкарте липовой загружено…
— Какое там загружено! Во-первых, так никто подставляться не будет. Сам понимаешь — слишком уж яркая примета для шпиона. Во-вторых, я проверил — он действительно всем этим, — на мгновение перед чуть прояснившимся взором Антрея мигнул противный голубой свет визорного экрана и двух расплывчатых фигур на его фоне, — болел. Антитела врать не умеют, Гарик!
— Хочешь сказать, что у парня сильный иммунитет?
— Не просто сильный, дружище! Бери выше — он феноменальный! Да и обмен веществ у парня очень быстрый.
— Думаешь наш Антоша из экспериментальных?
— Нет! — один из собеседников издал тихий довольный смешок. — В том-то и дело — нет! Ни единого признака! Да ты и сам видишь: он и внешне абсолютно нормален. Этот Антей, если он, конечно, Антей, просто уникум.
— Значит дозу вещества он получил наравне с другими?
— Да. Вот только его организм на нее среагировал иначе чем организмы других переселенцев. В стазисной жидкости, куда эту гадость запихнули тоже и которую парень выблевал, я обнаружил неизвестный вирус. А в крови нашего Антоши — антитела к оному.
— А девчонка?
— С ней другая история. Вирус к ней попал со стазисной жидкостью и начал действовать только по пробуждении из анабиоза…
— То есть она не получила дозу со всеми?
— Нет. Каким-то образом она этого избежала.
— И что с ней теперь?
— Сделал сыворотку из антител нашего уникума и ввел в ее кровь. Теперь жду результатов. Будем надеяться, что «принцесса» очнется, и ты сможешь задать ей свои вопросы… О-о-о! Кажется наш Антоша проснулся…

Зрение Антея и в самом деле окончательно прояснилось. Теперь он отчетливо видел и окружающую обстановку навороченной лаборатории и двух собеседников, чей разговор он невольно подслушал. Один из них — давешний спецназовец, второй — медик в белом спецкостюме.
15:26
+1
Признаться, я уже начинаю теряться в деталях сюжета. 😅
Да, их становится всё больше и больше. dance Главное, чтобы они друг другу не противоречили и в конце сложились в цельную картинку. drink
Это очень сложно, но, думаю, мы справимся. 🙂
15:59
ну так вперед) А мы потом соберем и на стену повесим то, что получилось)
18:11
+2
— Что… что происходит? — язык плохо слушался Антея. Он пытался вспомнить, что с ним произошло, но в памяти всплыли только обрывочные образы: раскуроченные капсулы, Амалия, подсобные роботы и голос Арогда.
— Все в порядке, пацан, — спецназовец усмехнулся. — Ты, в отличие от тех бедолаг, что летели с тобой, будешь жить. Пока, — многозначительно пояснил он.
— На самом деле неизвестно, умрут ли они, — возразил медик. — Вирус не поддается идентификации, а тел вы так и не добыли, поэтому нельзя точно сказать, что будет с зараженными.
Гарик раздасованно крякнул:
— А! Нас опередили. Шавки Союза перехватили корабль раньше и унесли тела. Даже бой не дали — просто смылись при виде нас, — презрительно процедил спецназовец и снова обратился к парню. — Вставай, нам нужно определить тебя в камеру на время перелета.
— Что? Зачем? Куда мы летим? — Антей не понимал, что происходит и кто эти люди, и раз уж сбежать он не мог, следовало раздобыть хоть какую-то информацию.
— Узнаешь, Антоша, — осклабился Гарик и сковал наручниками руки с трудом вставшего Антея, силой заломив их парню за спину.
У меня кстати появился вариант общей картинки-разгадки событий (частично связанной кстати с кусиком от Николая). 😄Правда, пока пунктиром и… все ещё может круто измениться, поскольку неизвестно какие новые факты появятся yahoo
Это хорошо. У меня было много идей, но я решил, что не стоит делать сюжет слишком замудренным — эту кашу еще расхлебывать ведь придется.
21:17
Если есть общий вариант, надо писать. Состыковывайте все!
У каждого есть свои идеи по поводу дальнейшего развития сюжета. Пока мы их не обсуждали, сложно говорить о конкретном общем для всех участников плане написания. Хотя я и не против такового. Вот только не знаю, стоит ли говорить о сюжете и общей нити повествования открыто (чтобы все приходящие авторы тоже об этом знали), или же нужно сохранить интригу для читателей и обговорить все приватно…
Кратко изложить свою идею я могу и сейчас
02:13
Мне кажется, что сюжет уже очевиден. И не надо ничего обговаривать.
Да, мне нравится то, что получилось. А еще больше то, что получится.
...
22:38
А чего все вдруг так оживлённо заговорили о концовке? Но ещё интересно — о том, что история получается? Предыдущие Ералаши оставались незаконченными и получались «так себе»?
Всякое бывает)))! Были более удачные варианты или менее. И законченные истории тоже))).
Жил да был один диктатор — Пятьсотлетний император.
Жил в реальности другой,
Но подать до нас рукой.
К ним девица угодила,
Что учиться — жуть любила.
И девица как была,
Всех мужчин с ума свела.
Увидел император тот:
С ума сведён его народ,
И стал он думать «как же быть»,
Как то проклятье победить.
Уж стал судить, уж стал рядить,
Как ту красотку убедить,
Хоть денег ей за то отдать
Или графинею назвать.
В графини дама не пошла
И денег тоже не взяла.
Сказала: «В жены я хочу,
За императора пойду!»
А коварная девица
Ищет, где бы ей разжиться
Не деньгами и не званием —
Тамошним образованием.
Нужен деве был диплом,
Но учиться было «в лом»,
На чердак она взобралась
И уж там-то изощрялась:
Горка, стенка, гарнитур,
Куча статуй и скульптур,
Барельеф, лепнина, кант,
На кровати — красный бант
Вазы, рюмки и графин
(Хоть графин-то был один!)
В общем, было не пройти,
Не протиснуться внутри!
Увидал то император,
Взял свой верный перфоратор,
Саморезов полведра,
С громким возгласом «Ура!»
Побежал он на чердак.
Просверлил дверной косяк,
Прикрутил к нему доску,
И промолвив: «Всё, ку-ку!
Заточил девицу в плен я,
Вот сюжет для гобелена.
Будет знать как всякий хлам
Тырить по чужим углам».
Но девица не сдавалась,
И на крышу пробиралась.
Ну, а с крыши сразу в сад,
Ведь ей нет пути назад.
Ей еще здесь всех спасать,
Значит надобно бежать!
Даже против если будут,
Героиню не забудут!
А в саду один вассал
Что-то на стене писал.
Император влез на крышу
И немного офигел,
Как увидел, чем он пишет
На заборе слово «мел».
Думал так он, в на деле,
Был то лодр, дородный, в теле.
Мел он выронил из рук,
И издал, пардоньте, пук.
Увидав вассала в деле
Девушка остолбенела:
«О-го-го! Вот это… почерк!
Он учить меня захочет
Каллиграфии прям тут.
Остальные подождут».
В том саду дремал дракон,
Одинок был страшно он,
А еще подслеповат…
И с принцессой перепутав,
Утащил девицу Лютый
В край, где гроз гремит раскат…
Но дракона удивила
И вассала прихватила
Дева знойная с собой,
Чтоб учили всей толпой.
«Лютик, ящерка, постой!
Тот вассальчик будет мой!
Нук, поставь меня на место,
Буду я его невестой!»
«Мел откуда у него?»-
Так не понял ничего
Офигевший в раз дракон,
И прогнал негодных вон!
Тут нагрянул император
(Взял, конечно, перфоратор).
Кликнул стражу и Барбоса,
И дракону дал по носу.
«Сад имперский! Вон! Бардак!»
А девицу на чердак…
«Снова тащат на чердак,
Не отвяжутся никак!» —
Но девица лишь вздохнула,
Промеж глазок долбанула
Властелина-старика
(Тот лишился парика).
Все реальности сплелись
В сказку под названьем жизнь
С параллельными мирами
Шутки ведь приводят к драме.
Император сам не понял
Кто кого там удраконил.
Тут девица извернулась,
Так коварно улыбнулась,
«Мери сью» вдруг прошептала,
Меч достала, закричала
Вслед дракону «Фус-ро-да»,
И случилася беда.
Грянул гром, дворец подпрыгнул,
И дракончик спинку выгнул
Сделался татуировкой
На предплечье у воровки
И девиц, вот это да,
Вдруг нагрянула толпа!
Все блондинки по призванью,
По природному старанью.
Выползают там и тут,
Мэри Сью их всех зовут.
Увидав такое дело
Супербэтмэн Гендальф Белый
К ним примчался под шумок
Только он понять там смог
Что у них образовалась
Неевклидова реальность.
Был бессмертным наш герой,
Но болел… так, ерундой…
Лишь в маразм порой впадал
И о многом забывал.
Белобрысое бабье
Супермена вмиг снесло,
Замок чудом уцелел,
Только крышей поседел
Император снова вышел,
Постоял на седой крыше,
Спрыгнул деловито в сад,
И всех-всех пинком под зад.
Зад был крепкий, как стальной.
Справился легко с ногой.
Сьюшки рядом скучковались,
Но не долго совещались.
Подбежали, закружили
Повалили и скрутили,
Подняли и вновь отмыли,
В розовое нарядили.
Дали в зубы ему кляп,
Чтоб не ляпнул невпопад.
И бегом всей сворой в храм,
Свататься к его Богам.
Гендальф только уж забыл
Для чего он приходил.
Император ВИЯ звать,
Чтоб блондинок всех прогнать.
Только блонди те не промах,
Запасли роялей ворох.
И одним из них слегка
Оглушили старика.
Ноготь вдруг одна сломала,
Без сознания упала.
А другие сразу к рёв,
Позабыв про стариков.
А потом уж, ну стараться,
Над героем измываться:
Шарф гламурный нацепили,
Ноги наголо обрили,
В косы бороду сплели,
На татушку развели.
Чтоб герой наш модным был
И их видом не срамил!
Долго думал Гендальф Белый,
Побороть чем можно деву
(А ведь их здесь тыщи три!..)
Отомстить что ль авари?
Нолдор, синдар и эльдар
Захватили ваниар,
Чтоб блондинкам «навалять»
Стали глазками стрелять.
Девы в панике застыли,
Макияжик подновили,
И не поняли за кем
Взамуж побежать бы всем.
Что ни эльф — то принц наследный,
Или рыцарь храбрый-первый!
«Мой вот этот, этот твой!»
И начался мордобой…
Растрепались волоса,
И в зубах уже коса.
В это время император
Настоящий узурпатор.
Подбежал (бочком) к эльдар,
Что б раздали всем по плану,
Как блондинок одолеть
И самим не околеть.
— Не хочу, — кричит, — жениться,
Лучше я пойду учиться!
Лучше в Африку сбегу,
Но жениться не могу!
Еле-еле убедили,
Валерианкой отпоили,
Чтоб старик не истерил
И сбежать не норовил.
Гендальф в розовом прикиде,
Затаив на мир обиду,
Начал мощно колдовать,
Ему ж нечего терять
Кроме собственных бантов.
Он теперь на всё готов.
Он поднял такие силы
И Кинг-Конга, и Годзилу,
И без счёта легионы
Хитрожелтых покемонов.
Дамы видят Пикачу
И кричат: «Давай, ничью?
Нам же нечего делить,
Мы хотели лишь любить
Принцев, эльфов и вампиров,
Императоров, банкиров,
Шейхов, королей, эмиров,
Телезвезд, певцов-кумиров…
В общем всех и всей толпой,
Только был чтоб не босой,
А имел квартиру, дом
Rolls-Royce чтобы Phantom,
В банке зарубежном счет,
У правителей почет.
В общем, скромные запросы.
И остались лишь вопросы:
«Как нам это получить
И назад домой отбыть?»"
В общем, сколько не кричали
И мечами не махали,
Так и не пустили кровь
(Все же книга про любовь).
Расхватали быстро принцев,
Всех героев — пехотинцев,
Резво взяли за шкирняк
И пинком в законный брак.

Вот один из старых ералашей)))
02:12
Отъезд крыш.
А дальше всё было нудно и по протоколу. Сперва Антея отвели в допросную. Он надеялся по дороге увидеть или услышать хоть что-нибудь, могущее подсказать ответы на его вопросы. Однако всё тщетно! На глаза ему попадались лишь красующиеся на стенах коридоров, а также на формах встречных военных эмблемы Земной Конфедерации и спецвойск. О символах последних Антей почти ничего не знал и теперь сожалел о своей незаинтересованности: вдруг это знание могло как-то помочь ему? Надежда что-то услышать тоже не оправдалась, и парень смог ненадолго почти полностью уйти в размышления.

Его до странного сильно пугали испытанные ощущения во время второй потери сознания. Почему события в видениях были настолько точны? Отчего он на краткое время так ярко и живо прочувствовал себя Андреем, Эрлом и ещё несколькими людьми, с которыми никогда прежде не был знаком? Которые, по их собственным мыслям, и жили-то почти двести лет назад!!! Отчего он фактически слышал их мысли? Плюс ко всему — голос Арогда… Ведь слышался он так, словно гларлам лично где-то рядом находился…

Неожиданное воспоминание промелькнуло вспышкой. Теперь Антей знал точно: перед первым появлением странной боли и пришедшей следом потерей сознания, голос Арогда приказал ему умереть!!! А ведь раньше гларл мог только передавать людям короткие мысли на расстоянии!

Допросная, вопреки надуманным ужасам, внешне страха не вызывала. Обычное почти пустое помещение. В центре комнаты — стул. Очевидно — для допрашиваемого, ибо этот кошмар даже на первый взгляд смотрелся неудобным. В отличие от роскошного кресла и стола, что располагались строго напротив. На небольшом расстоянии вокруг особого стула, через равные промежутки друг от друга, виднелись отверстия в полу и потолке. Они образовывали квадраты непонятного назначения один под другим.

Едва Антея усадили, и знакомый спецназовец вышел за пределы странного квадрата, из отверстий снизу вверх взметнулись красные, чуть потрескивающие лучи. Далее начался обстоятельный допрос: кто такой, где родился, где вырос, где учился, где работал раньше, почему решил лететь с поселенцами, какую должность имел на корабле… На большинство вопросов Антей отвечал особо не задумываясь — механически. Но на некоторые из них хотелось промолчать. Как, например, на этот:

— За что привод в полицию был? — Гаврил Даземский (так представился вначале допроса спецназовец) смотрел на Антея чуть прищурившись с холодным препарирующим интересом.
От неприятных воспоминаний Антей едва уловимо поморщился. Дурак он тогда был. Хотя чего еще ждать от пятнадцатилетнего пацана, выросшего в неблагоприятном районе и крайне небогатой семье? Конечно, отец и мать пытались привить тягу к честному труду, но в подростковом возрасте редко их слушаешь. Кажется, будто они совсем тебя не понимают, отстали от жизни и вообще не видят в каком мире теперь находятся. А вот ребята со школы и их друзья постарше — это да. Они явно разбираются в современных реалиях. Раскованы, никого не боятся, имеют деньги, которые сами зарабатывают, другие пацаны их уважают. А еще обратили внимание на Антея и почти приняли его в свой круг… Он гордится первыми стычками с другими группами ребят, «боевыми» ссадинами, первыми победами, похвалой Крепкого Бака и старательно учится владеть ножом… Сейчас, спустя десяток лет накатывает стыд, стоит вспомнить свое хамство родителям, молчаливые глупые бойкоты, хлопанье дверями и угрозы «добиться большего в жизни, чем вечно грязный обыватель и заучка училка».

На полноценное «испытание» он шел в уверенным в своих силах. С боевым запалом и желанием побыстрее отделаться от «ерунды». Вот только все обернулось совсем не по ожиданиям. В память Антея навечно врезался испуганный взгляд мальчишки, такого же возраста как и он сам. Тогда как-то резко накатило понимание: это человек. Не помеха. Не преграда. Он тоже мечтает. Что-то хочет. Тоже знает лучше всех как жить дальше. Тоже учится, ссорится с родителями, с кем-то дружит и, возможно, в кого-то влюблен. Осознать, что один твой удар ножом может все это уничтожить, оказалось страшно. Еще страшнее, что ничем этот дурачок такой судьбы не заслужил. Ни хорошими шмотками. Ни удачным рождением в более богатой семье. Ни своим высоко культурным поведением.

Антей не помнит как приполз в тот вечер домой. Убить он не смог: выронил нож и сбежал. Недалеко. Буквально в следующем квартале его отловили «свои» и отметелили до кровавых синяков. Несколько дней он отлеживался дома под горестные причитания матери и не отвечал ни на один вопрос. А на третий день отец отослал мать из дома и одним коротким «рассказывай» прорвал заслоны сына. Антей поведал отцу все. Не понимая, что ему делать дальше, чувствуя себя вырванным из жизни, он прятал глаза и внутренне горел от стыда.

Короткая, но емкая родительская отповедь заставила Антея устыдиться еще больше и, в то же время, помогла совсем иначе взглянуть на свое будущее. Понять, какой выгребной ямы совсем недавно удалось избежать, и даже немного порадоваться этому.

Конечно, нападение безнаказанным не осталось. Семья паренька, на которого напал Антей, составила заявление. По оставленным ими приметам Антея быстро вычислили. Однако в виду несовершенолетия и нападения без серьезных увечий для пострадавшего, его отпустили, оставив в карте личности запись о приводе в полицию. А через месяц семья Антея переселилась в другую колонию: родители хотели помочь своему сыну начать свою жизнь с чистого листа на новом месте…
Рассказывать всю эту историю чужому человеку не хотелось совершенно, поэтому на поставленный вопрос спецназовца Антей ответил кратко и малоинформативно:

— Подрался не с тем «хорошим» мальчиком…
Ау, ребят! Присоединяйтесь! Одна я историю за столь краткий срок не напишу :)
...
15:13
+1
Четыре дня осталось. Кто-нибудь другой закончит, не волнуйтесь.
Просто рассказ нравится, не хочется чтобы он остался незаконченным. А так, к сожалению, вполне может случиться, если все будут ждать остальных, ведь само ничего не напишется sad Вот и переживаю unknown
...
23:35
+1
Я бы написал что-нибудь, вот только у меня нет стимула даже для продолжения собственных работ.
У меня у самой сейчас злобный неписец, с которым я пытаюсь бороться. Но здесь я отвлеклась и текст пошел сам. Попробуйте написать хоть чуточку (абзац- два и необязательно здесь): может слово за словом родится хоть небольшой кусик, а потом и свои тексты сдвинуться с мертвой точки…
Пы. сы. Даже сдвиг на миллиметр вперед — это приближение к финишу ;)
...
12:07
+2
Попробуйте написать хоть чуточку (абзац- два и необязательно здесь): может слово за словом родится хоть небольшой кусик, а потом и свои тексты сдвинуться с мертвой точки…

Мне ведомы способы повышения мотивации к письму.
Спецназовец недоверчиво хмыкнул, но зацикливаться на этом вопросе не стал. Еще около двух часов он обстоятельно допрашивал Антея, вымотав тем совершенно.

Окончание допроса и поход в камеру от усталости воспринималось как величайшее благо и освобождение. Антей полагал, что там его сразу оставят одного и дадут отоспаться, но просчитался. По приходу в небольшую комнатку парня уже поджидали двое незнакомых медика с аппаратами сканирования, набором пробирок и баночек для анализов, шприцами для инъекций, а также длиннющим списком дополнительных вопросов на тему самочувствия и здоровья.

Когда уходящий последним медик по очереди нажимал кнопки на пульте управления, показывая на открывшиеся емкости и давая Антею последние юморные наставления, глаза у последнего от усталости слипались, а тело так и норовило соскользнуть на казенную койку:

— Ссышь в этот отсек, выдаешь анальные снаряды в тот, если тошнит — блюешь в тот. Еду получаешь по первому нажатию этой кнопки. Выкидываешь посуду туда. Если что-то непонятное начнет происходить, жмешь на эту красную кнопку и по возможности сообщаешь проблему… Усек?
— Усек.
— Вот и молодец, — медик нажал на кнопку для еды и подал Антею миску с чем-то приятно пахнущим. — Наслаждайся…
— Спасибо, — Антей благодарно кивнул и начал быстро орудовать ложкой: кушать хотелось до безумия.

С всеобщим уходом он недолго оставался не спящим. Доел предложенную пищу, выбросил миску и ложку в нужный отсек, упал на койку и, завернувшись с головой в тонкое синтетическое одеяло, отключился.
***
Переходы сменялись переходами. От мерзкого запаха слизи сбивалось дыхание, силы были на исходе. Сергеем двигало только одно: добраться до центра гларлаского корабля и внедрить придуманную им и собственноручно изготовленную химическую смесь. Только так можно уничтожить этих гадов ползучих. Только так отомстить за смерть Ани, Васьки и Тоши. За кэпа, за старпома, за медичку Леночку… за всю команду «Солнечного странника». Только уничтожив этот корабль со всеми его обитателями, можно замедлить экспансию на Пятую Вяземскую колонию и дать возможность своим отстоять ее…

До системы жизнеобеспечения корабля удалось добраться с трудом. Слизни со своей ядовитой слюной и их шустрые техники из лойтов (огромных муравьев) здорово потрепали Сергея. Но он смог! Не зря столько провозился с составом, не зря! А теперь, наконец-то миг его триумфа!

Голубой контейнер с видоизмененной слизью легко вошел в нужный слот, по трубкам побежала отрава… воздух ощутимо потяжелел, слизь на стенах окрасилась в желтый свет и начала отвратительно вонять синтетикой. Удовлетворенно выдохнув, Сергей из последних сил вколол себе быстро убивающий яд. Вот и все! Он справился…

Антей в ужасе подскочил с койки. Атака на Пятую Вяземскую колонию, команда исследовательского корабля «Солнечный странник», их страшная смерть, изобретение особой смеси быстро убивающей гларлов и лойтов — всё это так ярко, красочно, словно часть собственной жизни, словно собственные воспоминания! Так не бывает! И вообще никто до сих пор не знает, как был уничтожен главный флагман с командованием Союза во время первой волны экспансии инопланетников на Земную Конфедерацию! Только догадки и теории о том, что помогло людям дождаться подмоги и отстоять свои крайние территории!

Самое странное: Антей мог полностью воспроизвести все компоненты сложнейшего химического состава, уничтожившего гларлов. Знал до тысячной запятой пропорциональное соотношение ингредиентов и до каждой мельчайшей подробности этапы изготовления яда-слизи. А ведь он ни разу не химик! И вообще мало что помнит со школьного курса!
Хотя, возможно, это только игры сознания: неизвестный вирус, последствия и тому подобное. Не зря о чем-то подобном медик во время собственного опроса предупреждал! Нет, нет, нет! Надо забыть и еще раз попробовать поспать! Сон, как говорится, лучшее природное лекарство!

Заснуть Антею удалось не сразу, но и второй его сон был ничуть не лучше первого…
Особенное строение, свойственное только гларласким кораблям узнавалось с первого взгляда. Эти широкие и одновременно низкие извивающиеся коридоры всегда вызывали в Антее чувство дискомфорта. Однако сейчас он ощущал себя уютно. Как будто в родном гларлатнике… Да и изображение в трех проекциях воспринималось легко, словно так и было всю жизнь.

Дверь лаборатории открылась с приятным чмокающим звуком. Укрытые медицинской слизью стены, пол и покатые горки-столы и горки-стулья приятно радовали все шесть пар глаз. Вид крылышек медички Огарийны и ее красивое, правильно утолщающееся к низу тело вызывали легкое возбуждение. И только мутанты-люди из последней партии в мягких защитных коконах смотрелись в обители науки и эксперемента чужеродно.

Одна пара глаз, тоненькие верхние и нижние ручки-веточки, маленькая голова и волосы(фу!!!!!)… И они еще считают себя красивыми! Беее! Единственное, что сейчас украшало этих слишком уж теплокровных созданий — равномерный слой слизи, идентичной гларловской. Но она и виду-то человечек не принадлежала, а являлась достижением ученых Союза!

Гларлочка наконец отвлеклась от своих исследований и милой квадратной улыбочкой залила день Арагда:
— Арагдусик, как хорошо, что ты приполз! Я как раз подготовила отчет по экспериментальным образцам…
— И как эти? — крыло лениво махнуло в сторону коконов.
— Хорошо. Сыты. Спят. По нашим датчикам успешно получают знания из их ХЗП и передают нашим хранителям. А как у тебя с их контролем?
— Замечательно, — гларл мясистым усиком погладил крылышко Огарийны, на чта та смущенно и взволнованно начала укрываться желто-оранжевой слизью. — Все экспериментальные образцы полностью мне подвласны. Я хорошо их ощущаю и каждого могу заставить сделать что угодно…
— Да? — Огарийна кокетливо вытаращила все шесть пар её фасетчатых глаз. — Мне нужно чтобы образцы попробовали покачать головой, сделаешь?
— А разве они ещё способны двигаться?
— Не должны. Но проверить-са надо…
Внутри приятно волнующе заслезилось, а собственный голос стал чарующе тонким и пискливым:
— Если тебе нужно, дождиночка, сделаю…

Некоторое время ушло на подготовку эксперимента, а потом Арагда начал по одному указывать преобразованным человечкам наклонить голову. Как и предполагалось, ни один из них не смог это сделать. Но затем случилось нечто непредвиденное. По какому-то странному наитию захотелось проверить остальных подопечных. Один-нормально, второй — хорошо… на пятьдесят четвертом Арогда застрял и в голос басовито отчаянно заверещал! Этот… человечек — Антей не только выжил, но и смог подключится к нему! К хранителю памяти гларлов первого уровня! И прямо сейчас видит его собственными глазами! Полностью воспринимает информацию его разумом и органами чувств! Паника и ужас зашипели обжигающим кипятком. Закрыться, срочно закрыться, закрыться, закрыться…

Антея резко выдернуло из сна. Несколько минут он безэмоционально смотрел в потолок. А потом осознание увиденного накатило будто цунами. Родной гларлатник? Изображение в трех проекциях? Приятный чмокающий звук? Медицинская слизь? Гларлаская мебель радует глаз, а их женщины вызывают возбуждение?
Антей еле успел добежать до стены и нажатием кнопки вызвать сборщик отходов. Однако освобождение желудка не помогло очистить память. Перед глазами Антея постоянно представали пропавшие члены его последнего корабля. Какие-то синюшные, укрытые толстым слоем слизи и заключенные по шею в странные, вибрирующие словно живые коконы…

Бред! Ну и приснилось же! Нет, надо срочно подумать о хорошем и попробовать снова заснуть. Ну хотя бы… об Амалии. Такая красотулечка, не то что гларлалка. Какие у нее ножки, грудь, глаза… Приятные виды, насильственно притягиваемые из памяти, притушили картины гларлайской реальности и, хоть и не вызвали ожидаемого возбуждения, помогли снова заснуть.

Вот только и следующий сон не был обычным…
В этот раз он ничего не видел только слышал. И почему-то воспринимал себя женщиной. Довольно странное и глупое ощущение. Голоса уже знакомых ему спецназовца и медика звучали прямо над головой:

— … и я понял, что эта гадость развивается именно в анабиозе! Иначе, вирус быстро гибнет и почти не оказывает воздействия!
— И что, как ты предполагаешь, произошло с теми несчастными?
— Судя по тем образчикам, что удалось скомуниздить твоим ребятам — мутация. Какая-то особенная. И мне совершенно не ясно, зачем она нужна гларлам. До сих пор не могу понять, зачем они внедряют часть своих генов людям?
Спецназовец присвиснул.
— Значит они не смертельный вирус разрабатывают?
— Не-е-е-ет! В том-то и дело, что нет!
— А анализы Антоши и «принцесы» что показывают?
— Ребята немного мутировали, но наверняка не так, как думали гларлы. В случае Антоши — его организм ему помог. Амалии — наша сыворотка на основе антител парня. Теперь будем наблюдать обоих и пытаться определить, что же в них изменилось. Кстати, ты выяснил как девчонка на корабль проникла?
— Почти, — в голосе спецназовца слышалось недовольство. — Мы полагаем, она из зайцев-невидимок. Тех, кто любят путешествовать нахаляву…
— Дай угадаю схему: тайное проникновение, вхождение в анабиоз после всей команды, более раннее пробуждение, снова прятки и выход в конечной точке — так?
— Угу. И наверняка проникла на корабль с подельником — мы обнаружили в системах корабля следы взлома и на две активизированных анабиозных капсулы больше, чем ожидалось. Вот только «принцеске» повезло, а ее подельнику нет…

В очередной раз проснувшись, Антей уже больше не верил будто все приснившееся — бред. Слишком уж правдоподобно и связно. Вот только что теперь ему делать? Ясно же запрут и опыты проводить начнут, если он все расскажет. Хотя могут и в психушке до конца жизни закрыть. Страшно. Не о такой жизни мечтал Антей! Не такого будущего хотел! Промолчать? А стоит ли? Оставит ли его в покое Союз, если он действительно может ментально подселяться в Арогда? И не предательство ли это своих? Знать, иметь возможность как-то помочь и ничего не сделать? Да и наивным быть глупо. Даже если он ничего никому не расскажет, где гарантия, что его куда-то отпустят и позволят жить обычной жизнью? Никакой!

Тяжело выдохнув и чувствуя неприятный страх, Антей поднялся с койки, медленно волоча ноги дошел до динамика и чуть дрогнувшей рукой нажал красную кнопку вызова:

— Мне нужно поговорить с Гаврилом Даземским и медиком. Это срочно…
16:43
+1
Вы точно решили сами закончить рассказ))
Надеюсь, ребята все же подхватят эстафету :)) Сегодня у меня было полдня свободного времени, а вот завтра и послезавтра писать будет некогда sad Так что можно сказать: писала авансом :)
Здесь осталось всего ничего: развязка и конец. Интересно, как их видят другие участники нашего ералаша
гена
12:46
Нормально работает форма, без тормозов. Хотя с редактором хз.
10:47
+2
Ему не ответили. Антей подождал пару минут и повторил попытку. Снова тишина. Чувство тревоги росло, и парень уже не мог усидеть на месте. Ходя по комнате, он попытался разобраться в сложившейся ситуации. Голос Арагда, видения, странный вирус — все это сводилось к очередному хитроумному плану Союза миров. Все сто человек, отправившихся в это авантюрное путешествие, стали жертвами страшного эксперимента гларлов. Теперь неизвестно что будет с теми людьми, что попали в руки слизняков, неизвестно что будет с Амалией. Сам он обладал полным иммунитетом к вирусу-мутагену, вот только откуда он взялся?

В памяти возник Крепкий Бак, заставляющий Антея и еще одного хилого паренька из их группы пить какие-то химикаты. Якобы эта дрянь должна была увеличить физическую силу подростков. Антей слабо верил, что это сработает, но против Бака не попрешь, тем более, главарь шайки сам пил эти химикаты, чтобы стать таким сильным и крупным. Результаты не заставили себя ждать — Антея начало рвать, а второй паренек потерял сознание, даже не допив. После они еще неделю лежали в лихорадке и мучились от кровавого поноса, благо родители Антея смогли добыть лекарства и помогли сыну.

«Неужели из-за этой непонятной дряни, которой накачал меня Бак, я теперь обладаю таким иммунитетом?» — Антей не мог в это поверить, но других объяснений не было. Неизвестно где Бак брал свои «напитки», и каким эффектом они обладали на самом деле.

Корабль тряхнуло. Антей упал на пол и разбил себе нос. Заревела тревога, за дверью послышались какие-то крики. Антей бросился к красной кнопке:
— Что произошло? Ответьте, черт возьми! — прогундосил парень, зажав нос рукой. Никто не ответил. Выругавшись, Антей начал колотить в дверь ногами и кричать, пока не обессилел.

Антей сел на кровать и попытался отдышаться. Кто-то напал на корабль или это была диверсия? Парень беспокоился за Амалию — не пострадала ли она? Помогла ли ей сыворотка? Выберется ли она? Был только один способ узнать это.

Антей бросился к аптечке. Там было много безопасных лекарств, в том числе и снотворное, представленное в одной порции, чтобы не допустить передозировки заключенного. Проглотив таблетку, парень лег на кровать и попытался расслабиться. Уснуть ему удалось быстро — снотворное было очень сильным…
Признаться, я до последнего боялся что-то писать, ибо чувствую, что мое видение сюжета этого рассказа сильно отличается от остальных. Надеюсь, я ничего не испортил 😟
По-моему, зря боялся smile У тебя хорошо получилось smile
Честно говоря, я тоже боялась (и все еще опасаюсь) что мое виденье истории не понравится остальным, тем более что долго не было никаких отметок (понравилось- не понравилось) и коммов
Мне то, что вы писали, понравилось. Особенно подробности жизни слизней)
Спасибо) Рада, что что так))) /чуточку смутилась/

Пы. сы. Ко мне можно обращаться на «ты» ;)
В этот раз сновидения и путешествие в чужое сознание были полностью осознанными. И дело тут не в опыте, нет! А в правильных установках, что прокручивал в своем сознании Антей перед погружением в сон. Он знал наверняка: без них можно легко раствориться в чужой личности, потерять себя, свои цели, забыть обо всем. Сейчас полное слияние ему лишь помешает, хотя в некоторых ситуациях оно, несомненно, — благо, ведь именно благодаря оному Антей смог так много вытянуть из памяти Арогда. Смог столь многое узнать.

Как бы не хотелось это признавать, но теперь Антей понимал как устроено сложнейшее общество гларлов до мельчайших мелочей. При всей якобы ненужности этих знаний, главные тщательно оберегаемые тайны этой расы стоили вывернутого желудка. Как оказалось, среди слизней всегда существовала особая каста с необычными способностями — хранители прошлого. Эти индивидумы в своих сновидениях имели прямой доступ у иному слою реальности — общему метафизическому подпространству памяти и знаний гларлов. Именно там хранились воспоминания всех мертвых и ныне живых представителей их расы. Надо ли говорить насколько значима роль хранителей в гларласком обществе? Память предков, любые исчезнувшие знания или умения, неизвестные страницы истории — все-все открыто им. И не просто открыто. Хранители памяти почти все телепаты. Они с легкостью могут передавать найденные осколки прошлого другим своим соплеменникам и немного управлять намерениями последних…

Удивительные возможности, за что Арогда и ему подобных наверное стоило бы уважать. Однако они замахнулись на чужое! Эксперементаторы и теоретики их расы предположили, что и у людей тоже есть свое собственное единое пространство мысли, знаний и воспоминаний. Драгоценное хранилище! Нетронутое! Ибо люди открытого доступа к нему не имеют! Как же интересно покопаться в нем! Выведать все тайны чужой цивилизации! Познать слабости человеческой расы. Покорить ее, разрушив Земную Конфедерацию и захватив все миры оной. А чтобы провернуть подобное потребовалось всего-то приживить группе людишек часть собственных генов. Сделать неполноценных, полностью подконтрольных гларлам людских хранителей памяти. Превратить обычных людей в своеобразные ключи, через которые гларласким хранителям будут передаваться знания людской расы. Наследие всего человечества…

Однако кое с кем гларлы просчитались. С ним. С Антеем. Ведь он сам превратился в самого настоящего, первого в человеческой истории, хранителя людской памяти. И не просто хранителя, а, судя по знаниям пришедшим от Арогда, сильнейшего телепата. Плюс ко всему прочему Антею после полного слияния со своим бывшим нанимателем-слизнем удалось познать почти все знания последнего. Шикарный подарок! Великолепный! Воистину: справедливость существует! Что и кто бы не говорил!

Теперь осталось правильно им воспользоваться. Антею хотелось верить, что ему это удастся. Что новые способности помогут успешно разрешить пока еще неизвестные проблемы. Но реальность как всегда оказалась несколько иной…
Как почувствовать чужие сознания вокруг себя только разумом? Сложно! Очень сложно! Привычными органами чувств это было бы намного проще! Пред взором чужие разумы непременно предстанут яркими сгустками света в полнейшей темноте. Зазвучат мелодией каждый своей, различной и по громкости, и звучанию. Запахами тоже обязательно выделятся, пусть даже одной едва уловимой ноткой. Как и вкусом. А ведь есть еще осязание… Один разум будет непременно горяч, другой — холоден, третий шершав как наждачная бумага, четвертый станет тянутся и прилипать как противная клейкая масса… Вот только когда ты не слышишь, не видишь, не вкушаешь, не вдыхаешь, не осязаешь; когда ты в неведомом для тебя пространстве, где и тела-то твоего нет, как быть тогда? Как осознать самого себя и других?

Сложная, безумно сложная задача! Если не знать, конечно, что главное здесь — лишь твоя внутренняя суть. Мысль и воображение. То, что даже без физического воплощения делает тебя тобой. То, что позволит и в этой нереальной реальности создать собственное тело, наделенное и осязанием, и вкусом, и слухом, и речью, и зрением. То, что наделит тебя силой строить тела для чужих разумов, в соответствии с восприятием их тобою.
Именно это помнил Антей, когда оказался в странном ничто. Помнил и с восторгом следил, как проявляются из полнейшей темноты собственные светящиеся пальцы, руки, ноги… Как вспыхивают светом, звуками, запахами чужие сознания вокруг него.

В этом множественном сиянии он легко смог определить своих (людей) и чужих. А также Амалию, ведь она была не только человеком, но и немного похожей на него по способностям, благодаря сыворотке. По равномерному спокойному сиянию, по приятной легкой мелодии, по нежному умиротворяющему аромату разума девушки Антей понял: с ней все в порядке. Правда об остальных людях он такого сказать не мог. От них несло отчаянной решимостью, упертой злостью и… готовностью умереть. Антей не мог сказать как он определил их общий настрой. Он просто знал о нем всё.

Больше всего парня пугало то, что огни людей постепенно гасли один за одним, а звезды других рас все прибывали и прибывали. Желая знать происходящее он потянулся к одному из ярких людских огоньков и увидел мысли этого человека будто фильм или звукозапись в обычном планшетнике…
Ребят, писала со слипающимися глазами, поэтому в качестве текста не уверена. Если что: пишите — буду править. Надеюсь, за завтрашний день успеем дописать наш рассказ. Подключайтесь обязательно! Времени осталось совсем немного!
09:49
+3
Впрочем, ничего интересного в мыслях этого человека не было — одни маты. Это был спецназовец, поливающий слизня огнем из компактного огнемета. Слизь гларла не давала тому загореться, но и не защищала от температуры, из-за чего зажатый в угол слизень извивался и корчился, медленно зажариваясь. Увлеченный убийством гларла человек не заметил опасности сзади. Рассеченный поперек мощным ударом косы лойта спецназовец рухнул на пол.

Ошеломленного Антея выкинуло в странное ничто. Сомнений не оставалось — это нападение гларлакского корабля. Устремив свой взгляд в даль, Антей смог различить сотни тысяч огоньков. Обычный корабль не мог вместить столько гларлов, что означало одно — на них напал флагман, гигантский гларлакский корабль, больше похожий на небольшую планету. Один из таких однажды напал на Пятую Вяземскую колонию. Антей прекрасно знал это из памяти Сергея, медика с корабля «Солнечный странник», сумевшего в одиночку уничтожить главный флагман с командованием Союза.

Антей понял, что нужно делать. Скользнув к ближайшему к его камере спецназовцу, он попытался подчинить того. Это было непросто — Антей смутно понимал как это делается. Мощным потоком своей мысли он пытался сломить волю спецназовца.Человек остановился и замер, а после начал заваливаться на бок. Антей попытался взять его под свое управление и ему это удалось.

Антею удалось удержать равновесие в теле спецназовца. Осторожно сделал шаг, потом еще и еще. Тело плохо слушалось, и он совсем его не чувствовал, будто оно из ваты. Сориентировавшись, Антей нетвердыми шагами, придерживаясь за стенку, пошел к камере. На месте он непослушными руками попытался открыть дверь. Из-за спешки он нервничал — в любой момент сюда могли добраться слизни или лойты. С трудом ему удалось попасть ключ-картой в узкую щель, и дверь открылась. На кровати он увидел свое бессознательно тело. Лицо его было очень бледно и вымазано в засохшей крови. Антей аккуратно вышел из тела спецназовца и скользнул в свое, родное тело. Еще раз мельком окинув взглядом весь корабль, он отметил уменьшившееся количество людей, а после проснулся.

Антей знал, что ему нужно делать. Подскочив с кровати, он бросился в коридор, на ходу сняв с еще не упавшего тела спецназовца бластер. Парень был уверен, что оружие ему понадобится. На пути к медблоку его ждало много неприятностей, но только там он мог достать все ингредиенты для яда, изобретенного Сергеем. К тому же, там находилась Амалия…
Путь к лаборатории выдался трудным. Конечно, в училище у Антея был предмет по самообороне. Вот только особыми навыками хорошей стрельбы парень так и не обзавелся. Теперь жалел об этом неимоверно, ибо пробираться пришлось чигирями, по возможности избегая встречи и с противником, и со своими. Технические коридоры, воздуховодные туннели, сеть каких-то проходных отсеков с непонятными устройствами. Значительно выручали Антея знания спецназовца, в которого он немногим ранее подселялся. Благодаря этим знаниям и карте-ключу удалось быстро подобраться к лаборатории. А вот там случилась первая неприятность:
— Кто такой? — дуло одного из охранников лаборатории недвусмысленно нацелилось в грудь Антея.
— Антей Мартовский. У меня есть важная информация для начальника лаборатории по поводу нападающих…

Иногда взгляд может рассказать многое. Здесь был именно тот самый случай. Антей сразу понял — его не пропустят. Или повяжут, или убьют — третьего не дано. Действовать мягко времени не было, а поэтому Антей со всей силы ударил ментально по всей группе охраны. Парни как подкошенные попадали на пол и схватились за головы. Ничего, через пять минут отойдут! Антей же в несколько шагов оказался у двери лаборатории, открыл ее картой-ключом одного из упавших охранников, буквально влетел в нужное помещение, снова запер дверь и заблокировал возможность ее открытия снаружи.

Развернувшись, он увидел уже знакомого ему медика и, не мешкая кинулся к нему. Из воспоминаний Арогда Антей знал, что лучше всего нужные воспоминания передаются через прикосновение. Именно это он и сделал. Цапнул медика за руку и толкнул вал своих воспоминаний в перемешку с чужими. Глаза мужчины расширились. От объема информации и скорости ее передачи медик грузно осел на пол и на некоторое время впал в прострацию.

Антей не стал терять времени на приведение мужика в чувство и бросился к шкафам с реактивами. Ему повезло: большая часть из них оказались открытыми — видимо совсем недавно медик что-то из них доставал. Однако на этом везение закончилось. Да, знания Сергея из прошлого помогали, вот только личного опыта работы у Антея не было. Все в буквальном смысле валилось из рук. А еще, со времен Сергея, многое изменилось, ведь техника не стоит на месте. Полностью погрузившись в процесс создания ядовитой слизи, Антей не заметил как медик пришел в себя и тихо приблизился к нему со шприцом.

— Зачем ты? — Антей еле ворочал языком, с трудом рассматривая расплывающиеся черты мужчины.
— Это не твой бой, парень — криво усмехнулся медик. — Здесь я справлюсь сам, а наши спецы постараются доставить привет из прошлого гларлам. Твой бой там — в иной реальности. Ты же понимаешь — мы можем не выстоять. А даже если победим, то навряд ли доберемся до мутантов. Они останутся у гларлов и позволят слизням нас одолеть в будущем. А так не должно быть…
— Что… что я… — Антей догадывался о следующем приказе, но надеялся, что ошибся.
— Ты должен их убить. Всех, Антоша. И ты знаешь: я прав.
— Я… я…
— Ты их убьешь и спасешь человечество, парень. Кстати, если свидимся еще, можешь звать меня Олегом…

Медик сказал ещё что-то, но Антей его уже не слышал — он спал.
Настройка «убей их всех» от Олега сделала свое дело. В пространстве мысли нет расстояний, поэтому Антей, едва провалился в сон, почти сразу же оказался рядом с множеством мутировавших людей. Их сознания светились зеленоватыми огнями и приятно, знакомо грели. Здесь они воспринимались как свои. Как близкие. Как друзья. Как семья.
Ответственный, чуть вспыльчивый капитан Лекс. Мечтательница Сантина, которая была влюблена в тощего нытика Марти. Сам Марти — дотошный завхоз с глуповатым стремлением помочь всем и каждому. Веселушка Рокси. Пусть и толстушка, но как она умеет и любит готовить! Как много человеческого тепла и света излучает вокруг себя… Неловкий системный настройщик Яша — ее муж и такой же светлый, говорливый человек…

А ведь здесь было много больше изменившихся людей, чем сотня. Много-много больше. Как можно их убить? Уничтожить? Навсегда стереть из жизни? Разве Антей имеет хоть какое-то право на это?

Он снова словно наяву увидел парня, которого должен был убить. Тогда он не смог отнять жизнь. Тогда не было значимых причин для подобного. Сейчас они были. Страшные. Убедительные. Оправдывающие. Но Антей не мог через себя преступить. Чувство неправильности разрывало. Выворачивало. Корежило.

— Не могу! — то ли прокричал, то ли прошептал Антей, разрываемый вполне ощутимой болью.

А потом он почувствовал прикосновение. Амалия. Совсем рядом.

Здесь, в царстве мысли, девушка выглядела абсолютно черной копией самой себя, присыпанной с ног до головы искрящимися блестками-огоньками. Она молчала. Но в этой реальности разговоры являются отображением мысли и, естественно, совершенно необязательны. Прикосновения тоже лишь фантазия разума. На самом деле оно сильно схоже с единением. Осознанным. Осторожным. Оставляющим тебе право на собственное осознание в только что созданном общем подпространстве.

Сейчас Антей чувствовал девушку как самого себя и знал — она ощущает то же, что и он. Здесь, среди почти пятисот мутировавших, находился ее близкий друг — неугомонный Тошка. Авантюрист каких поискать, он всегда пытался найти лучшее место для себя. Вырваться из всеобщего круга бедности, пусть и не всегда законными методами. Нет, он никогда не вредил кому либо по-крупному: не убивал, не крал ничего особо ценного, да и вообще избегал любого прямого столкновения. В далеком прошлом Тошик бы несомненно получил титул Великого махинатора и комбинатора, настолько умел в этой жизни вертеться. А еще он на диво преданный друг. Настоящий и единственный для Амалии. Через единение Антей словно сам пережил вместе с ним множество приключений. Опасных. Смешных. Захватывающих дух. И всюду, в любых ситуациях чувствовал поддержку. Общность душ. Взаимопомощь. Дружбу с большой буквы.

Для Амалии убить Тоху, это убить саму себя. Предать доверие того, кого предавать никак нельзя. Для нее подобное — как собственная смерть. И все же она понимает — выбора и в самом деле нет. Если гларлы смогут читать воспоминания всех людей как открытую книгу, если узнают все человеческие тайны, возможно людей больше не будет. Их уничтожат. Почти полностью. А оставшихся превратят в надежных, преданных рабов. Суть жизни которых сведется к служению гларлам. Все, что чуждо слизням — будет уничтожено. Стерто из памяти всех миров. Хорошее. Плохое. Так или иначе, слизни уничтожат человечество. Всех людей.

Их нужно остановить! Необходимо! Отступать нельзя! Нельзя!!! Нельзя!!! Но как сделать этот страшный шаг? Как преломить себя? Как стать убийцей ни в чем не повинных людей?

Один краткий миг и Амалия оказывается рядом с сознанием лучшего друга. А вместе с ней и Антей. Прикосновение. Призыв друга из его неосознанного состояния. Пробуждение Тошки в этой реальности. Радость узнавания. Свет и тьма. Боль, горечь осознания своей неволи. Уже сейчас парня тянет за нити его хозяин. Нынешняя свобода для него лишь временна — слишком далеко зашла мутация и изменения необратимы. Чувство сожаления и прощания с жизнью жжет, разъедает нутро.

— Позволь мне позаботится о своей смерти самому — последняя мысль Тохи обращена к Амалии, но отлично слышна и Антею.
Осознание высказанного и согласие прийти не успевает. Свет лучшего (уже для обоих) друга последний раз вспыхивает по-особенному ярко и взрывается множеством светящихся частичек.

— Н-е-е-е-ет! — крик боли, кажется общим на двоих. Сейчас и Амалия и Антей — оба потеряли друга. Потеряли частицу себя. Кусочек света и тепла. Безвозвратно.

Миг безвременья. Миг чудовищного осознания. Миг горечи. Миг сожаления. Миг гордости за ушедшего. И понимание: надо двигаться дальше. Ведь еще ничего не закончилось, и сделан только первый шаг.

Медленно Антей и Амалия разделяются и начинают «обходить» сознания мутировавших людей. Первые полноценные хранители людской памяти вырывают подневольных на краткий миг из рабства и передают знаниеоб истине происходящих событий. Многие из мутантов сами решают уйти. Многие. Но не все. Маленькая группка из восемнадцати измененных людей отчаянно цепляется за жизнь. Хоть такую. Рабскую. Ведь в обрывках чужих воспоминаний так легко чувствовать себя живым и свободным от гларлов. И что им до остального человечества? Они будут жить.

— Предатели! — оглушительно шипит Амалия и касается первого из оставшихся, отдавая приказ на уничтожение. Антей ощущает насколько тяжко дается ей это. Насколько противно ее воле. Ее разуму. И только специально вызванная злость, безысходность и долг вынуждают девушку действовать.

Глубокий стыд охватывает Антея. Он должен был быть первым. Он должен взять на себя эту ношу. Сам. Не она.

— Остановись, — в собственных мыслях странная нежность к девушке, а также непреклонность и уверенность в собственных дальнейших действиях. — Я сам…

Она отступает. С облегчением. А Антей словно отгораживается от морали, от любых мыслей кроме одной, подчиненной главной цели.

Сознания гаснут одно за одним. В душе, за воздвигнутой стеной, с уходом каждого из них горестно и больно завывает ветер совести, ломаются хрупкие скульптуры жизненных установок. Только понимание необходимости собственных действий позволяет держатся. Понимание и… Амалия. Да, поначалу она отстранилась и позволила Антею действовать самому. Но лишь поначалу. А потом, словно опомнившись, соединила их эфимерные тела, чтобы разделить тяжесть свершаемого между ними обоими…

Когда погас последний зеленоватый огонек, у Антея и Амалии одновременно с горечью и пеплом сожаления вырвались три коротких слова: «вот и всё». Вот только, как оказалось, на этом ещё ничего не закончилось.

Словно по волшебству в некотором отдалении от них начали вспыхивать ультрамариновыми огнями сознания гларлов-хранителей. Оказываясь в пространстве мысли рядом друг с другом, они не могли быть по одному, а поэтому непрерывно сливались в единое целое.
Когда из разрозненных чуждых огней собрался огромный монстр, Антей и Амалия уже знали: перед ними все хранители гларлаской цивилизации. Чужаки пришли чтобы наверняка уничтожить «неудавшиеся результаты эксперимента»…
Ребят, опишите кто-нибудь эпическую битву — у меня пока нет сил, и времени совсем мало осталось. Постараюсь написать следующий за ней кусик…
19:25
+1
У вас уже есть готовая концовка? Если да, то лучше писать, ибо я не знаю, как правильнее закончить. А времени осталось совсем ничего.
Как закончить я вижу. По моим ощущениям до конца осталось кусочка три:
1: битва с монстром и полный его разгром (возможно нашим героям поможет третья сторона — некий высший древний разум)
2: «разговор» с древним высшим разумом; фактически полное закрытие гларлаского эксперимента и намёк на новые горизонты для человечества в целом
3: пробуждение наших героев в обычной реальности, завершающие штрихи
Второй кусь из этих трёх у меня уже есть, в третъем кусочеке что писать знаю, а вот по первому лишь отдельные фрагменты.
Может возьмёшся за эпическую битву? Она у меня пока не идёт. А я займусь последним отрывком?
К сожалению, я сегодня не в состоянии что-либо писать… 😞
Жаль. Тогда поробую успеть. Третий кусь уже пишу. К первому вернусь уже после его написания. Может кто-то сможешь написать битву с гларласкими хранителями до того как я закончу третий
...
21:25
А если закончить не успеть, что тогда? Останется всё так, без концовки?
Вроде как да :(
Если желающие за, могу немного продлить сроки, а второй запустить параллельно))). Мы всегда стараемся идти на уступки quiet
...
22:44
Госпожа Петайкина, раз госпожа Галустьян тревожится на счёт концовки и оставшегося времени, то, видимо, стоит продлить срок.
Если не успею закончить до конца нынешнего срока, то было бы неплохо продлить ералаш хотя бы на сутки.
Продлевать уже не нужно. Мы закончили smile Спасибо за предложение :)
...
00:57
Молодец, что закончили.
Интересно, а никнеймы соавторов во время публикации текста укажут? А главное, кому какие отрывки принадлежат? Нет, второе уже лишнее.
Участники ералаша будут указаны)))
14:46
Хорошо, что не наказаны )))
В первое мгновение они растерялись. Застыли. Ибо чужая мощь подавляла. Требовала сдаться. Прогнуться. Полностью подчиниться.
Только чудо позволило ребятам сперва устоять, а потом уклониться от первого удара огромного слизкого щупальца. Очнувшись, Амалия и Антей усилили свобственную броню, увеличили скорость, обросли многочисленными пушками и опасными прибамбахами. Они крутились, уклонялись от чужих атак, пытались атаковать сами…

Вот только уж слишком были не равны силы. Раны, что удавалось нанести в этой реальности, почти не оказывали на монстра хоть каких-то значимых изменений. Он все также бодро двигался, нападал, придумывая все новые и новые способы атаки. А вот Амалия и Антей, несмотря на особенности пространства мыслей, начали уставать. Да и что они могли сделать против тех, кто здесь уже давно освоился и знал все хитрости и увертки?

Помощь пришла неожиданно. В какой-то миг, когда Антею и Амалии стало очевидно собственное поражение и они дрались из последних сил, сквозь них прошелестел ветер чужого разума. Новый участник боя ощущался настолько могучим, что Амалия и Антей остановились не в силах двигаться дальше. Монстр тоже замер. А потом, ни с того ни с сего начал взрываться тысячей мелких взрывов, оставляя в пространстве облако зеленой пыли.

Когда взорвалось последнее гларлаское сознание, от монстра осталось лишь объемное облако зеленой пыли, которое медленно осело и превратилось в огромную лужу вонючей жидкости. Несмотря на особенности данной реальности избавится от этого запаха никак не удавалось…
Полностью расслабиться тоже не получалось. Мучала мысль о том, что нынешняя сокрушительная победа лишь временная отсрочка. Рано или поздно родятся новые гларлы-хранители, слизни снова повторят прошлый опыт и опять придется проходить и через уничтожение своих и через уничтожение нового монстра. Если бы только можно было как-то это остановить! Самый простой и казалось бы неосуществимый способ виделся в одном — запретить гларлам выход в их собственное и чужие ХЗП. Чтобы вновь рожденные слизни из особой касты потеряли свою главную особенность. Тогда и опыты для них станут бессмысленными, и человечеству с этой стороны ничего не будет угрожать…

Едва эта мысль оформилась, следом за ней пришло знание как это сделать. Антей и Амалия все еще спаянные в единое целое приблизились к луже и, преодолевая непонятное сопротивление, коснулись ее. При прикосновении к ней стало понятна ее суть. В каждой частице необычной «жидкости» заключался ключ к хранилищу знаний гларлов. Как только родится гларл с подходящими способностями, часть от этой субстанции, от открывающей знания ни живой ни мертвой сущности, перейдет к нему. Для того чтобы не допустить подобного, следовало лишь сковать ее большей частью своих особых способностей. Лишится многого, совсем недавно обретенного во имя зашиты своих. Ни Антей, ни Амалия не раздумывали над тем как поступить ни мгновения.

Что-то эфемерное, едва уловимое заструилось из их сути. Ощутимо ослабляя. Меняя. Вырывая из их сознания что-то очень важное. И безумно нужное. Однако они не отступились. Не усомнились. За все нужно платить. А за победу — цена всегда была и будет высокой.
Когда зеленая «лужа» превратилась в холодную изумрудную кристаллическую гладь, и Антей и Амалия одновременно ощутили присутствие чужого разума. Сильного. Древнего. Всеобъемлющего. Живого. Немного заинтересованного, но абсолютно не враждебного.

-… Дети… — прошелестел ветром он, пронизывая новоявленных хранителей новой порцией знаний.

И они осознали. Да, дети. Уже подросшие. Готовые к новой ступени развития, ибо воспользовались обретенным могуществом только для защиты. Но еще не доросшие до высшего порядка существования, ибо не увидели множество других более удачных путей для будущего обоих цивилизаций: и гларлов, и людей.

-… Отныне человеческое хранилище знаний открыто для людей… — новое откровение и мгновенный пронизывающий поток знаний.

Теперь известно еще кое-что. С этого мига людям открыта дорога на новую ступень. Теперь во многих представителях человеческой расы пробудятся способности хранителей. Многие из них смогут общаться с другими людьми и передавать им знания телепатически. А также полноценно сливаться сознаниями с другими хранителями. Но следующая ступень за этой закрыта. А с ней и способности по вселению в чужие тела, слиянию с нехранителями и управление ими. Ибо пока рано. Человечество до этого не доросло. Не заслужило.

— Пока закрыто гларлаское хранилище знаний, новый путь не откроется…

И здесь все понятно. Большую часть способностей каждого нового появившегося хранителя будет изыматься на блокировку хранителей-гларлов. Однако, исправив ошибку с гларлами, обнаружив более правильное решение, люди смогут не приносить часть своих способностей в жертву и, соответственно, ступят на путь к новому уровню собственного развития.

— … Да будет так!
Пространство мысли мигнуло калейдоскопом и… выкинуло двух первых полноценных людских хранителей памяти за свои пределы. Открыли глаза Антей и Амалия уже в своей привычной реальности.
Снова ощущать себя в физическом теле оказалось крайне неудобно. Отчего-то сильно чесалось под лопаткой, болела левая рука на сгибе, занемели ноги и отчаянно до звезд перед глазами хотелось в туалет.

— Проснулся, герой? — рядом раздался насмешливый голос Олега.
— Угу, — прохрипел Антей и с трудом сел на больничной койке. Осмотрелся вокруг и ухватился за стойку с капельницей, пытаясь встать. Тело неожиданно повело от слабости.

— Куда? — Олег в одно мгновение оказался рядом и поддержал парня под руку
— Отлить нужно.
— Идти можешь?
— Могу.
— Тогда погоди чуток, — медик деловито отключил поток лекарств, отсоединил от мягкой иглы в левой руке Антея прозрачный соединительный шланг капельницы, по которой оные лекарства поступали, и повел парня к нужному отсеку каюты-палаты. По мере передвижения по каюте и освобождения мочевого пузыря, Антей попытался выяснить о событиях, происшедших в реальности:

— Как наши? Мы…
— Победа, парень! Тяжело, конечно, ребятам досталось. С потерями. Но все слизни на флагмане подохли. Даже странно, столько лет прошло, а до сих пор не нашли противоядия к яду нашего Сережки. Теперь у нас есть трофей из трофеев! Шутка ли — почти целая планета вражеских технологий! Руководство и все наши спецы писяют кипятком от радости. Естественно, всех участников ждут большие плюшки. Медальки там, почет, слава и… денежное вознаграждение немалое. Ты, Антоша, тоже в списке! Правда, теперь тебе от спецвойск деваться некуда. Пойдешь служить, герой. Ты же понимаешь, что по другому не выйдет?
— Понимаю, — безэмоционально отозвался Антей и снова сел на кровать.
— Сейчас Гарик подойдет — расскажешь ему как там у тебя в иной реальности все прошло. А я пока тебя осмотрю…

Медицинский осмотр не продлился долго и достаточно быстро сменился мягким допросом. В этот раз Гавриил Даземский разговаривал с Антеем благожелательно и даже по дружески, удивляя этим безмерно. Антей же ничего не скрывал. Для протокола и аудио записи рассказал все от и до, а неофициально передал нужную информацию телепатически.
В конце, когда Гавриил Даземский уже собирался уходить, Антей у него осторожно спросил:
— Могу я сейчас увидеть Амалию?
Спецназовец в ответ окинул его добродушным и самую малость веселым взглядом:
— Конечно, можешь. Девчонка, кстати, что надо. Огонь. Подожди, малость…
Далее Гавриил связался с кем-то из своих и, получив ответ, что с допросом девушки уже закончили, вызвался помочь Антею дойти до ее палаты.

У самого входа в нужную каюту, Гавриил приостановился и серьезно посмотрел на парня:
— Слышь, Антоша. Ты извини за резкость, если что. Служба сам понимаешь. Ты моих ребят здорово выручил. Вовек не забуду. Ни я, ни они. Так что завтра ждем тебя и девчонку твою в нашем тесном кругу. Подробности, где собираемся, скину Олегу. И зови меня Гарик…
Грубоватая откровенность спецназовца вызвала в Антее неожиданно приятное чувство тепла.
— Окей, — немного неловко ответил он и с поддержкой нового друга зашел в палату Амалии.
Девушка сидела на кровати и что-то отвечала Олегу. Едва вошел Антей, она замолчала на полуслове и повернула голову в его сторону.
— Привет, — собственный голос звучит хрипло. В душе цветком расцветает нежность и осознание. Она уже своя. Родная. Самый близкий человек из всех живущих в миру людей.
— Привет, — тихо шепчет она в ответ.
На краткий миг, миг пока еще непривычного единения и родства душ, они остаются одни. А потом, осознав присутствие в палате двоих невольных свидетелей, одновременно смущенно краснеют.
— Т-а-ак, — многозначительно тянет Олег и подмигивает спецназовцу, что усаживает Антея на соседнюю с Амалией койку. — Похоже нам сейчас здесь не место, дружище.
— Точно, — весело усмехается тот в ответ и подмигивает Антею. — Ребяткам надо потрындеть наедине. Идем, Олень, не будем им мешаться…

Едва за Олегом и Гариком закрывается дверь, Антей переводит взгляд на Амалию, осторожно тянется к ней и берет за руку.
— Я… — пальцы девушки смущенно дрожат.
— Честно говоря сразу тебя не узнал. Никогда бы не подумал, что из босоногой двенадцатилетней крошки может вырасти такая красотка… Да и не знал, что ты способна покинуть семью…

Когда Антей пытался влиться в банду Крепкого Бака, он иногда видел сестренку одного из подельников главаря. Шустренькая девочка, худорлявая пацанка с большими как у олененка Бемби глазенками. И влюбленная в него по самые ушки, как теперь стало известно.
— Ты наверно уже знаешь… видел: я не смогла оставаться такой как прежде после твоего испытания…

Да, слияние многое «рассказало» Антею. Влюбленная девчонка хотела увидеть триумф своего кумира. Увидела. Обдумала. И решила тоже не связываться с криминальным миром. Фактически перекроила свою судьбу. Чему, кстати, немало поспособствовал ее лучший друг — Тоха.

— Знаю.
— Ты тоже изменился, — Амалия смущенно потеребила синтетическое одеяло на своей койке.
— Но ты меня сразу узнала. А вот я попал впросак…
— Прекрати… — в голосе девушки послышались сердитые нотки. — Я же все чувствую…

Антей неожиданно развеселился и успокоился. Он тоже все чувствовал, а поэтому его сомнения, смущение и непонятный страх отступили будто их и не было. Неловко покачнувшись, Антей плюхнулся на койку Амалии, нежно обхватил лицо девушки ладонями и с наслаждением сделал то, что хотел сделать очень давно: поцеловал ее сладкие, манящие губы…
В душе словно образовался многоцветный, яркий водоворот. Нежность, страсть, любовь, родство… Никогда прежде ему не было так хорошо. Никогда прежде он не был так счастлив.

— Ты чувствуешь? Это...?

Амалия неожиданно резко отстранилась и устремила взгляд на стену, словно пыталась увидеть что-то сквозь нее.

— Новые хранители, — тихо и чуточку напряженно прошептал в ответ Антей.

Оба они, и Антей и Амалия, замерли от странного, почти физического ощущения прикосновения ветра перемен. Их окутало, приняло в свои объятия отчетливое знание: для всего человечества начало свой медленный неотвратимый восход знамение новой эры…

КОНЕЦ.
Ур-а-а-а-а!!! УСПЕЛИ! Оле-оле-оле!!! yahoo
Ребята, плз, проверьте на ошибки свои кусочки. Будет обидно если описки попадут в финальную версию рассказа. Я свои только что закончила проверять (правда, не уверена, что все ошибки и описки нашла, но на нормальную проверку времени уже почти не осталось).
...
00:55
Я свой поправлял ещё в первые дни после написания. Что и стоит подправить, то только отрывок перед текстом Петайкиной про первое обращение к Антею разума извне. Уж очень тот отрывок изобилует запятыми.
15:48
+1
Да, было бы неплохо, поскольку мы хотим вывесить этот рассказ в следующий четверг на стену.
...
18:23
Результат проведённого Ералаша всегда через неделю в группу ВК вывешивают? Или когда как?
19:17
+2
Когда как, но тут явно тот случай, который того стоит)
...
19:20
+1
А чего этот случай стоит? Вычитки и исправления ошибок?
21:10
+1
Того, чтоб поместить его на стену.
14:25
+1
Хочется спросить участников, в каком жанре хотели бы видеть новый ералаш?
14:47
+1
Лично меня жанр рассказа полностью устраивает.
Сложно сказать. 🤔Я в основном пишу в жанре фэнтези, но здесь тема зашла очень хорошо: муза разбушевалась на полную катушку и желание писать буквально подстегивало.
...
16:20
+1
Мне если только философия, поэзия и стихи не по силам. Ну и старославянское.
Фэнтези;
Мистика;
Постап;
Фантастика;
Детектив;
Психологический триллер;
Сказка;
ЛФР

Что из этого интереснее? Стихи или проза?
22:22
+3
Проза однозначно (моё мнение). Фэнтези или фантастика вполне приемлемо. Вот не в курсе, что такое ЛФР.
22:28
+1
ЛФР — любовно-фантастический роман)
22:29
+1
Я за фэнтези.
Проза несомненно. Стихи у меня не идут от слова «совсем». Сказку тоже не хотелось бы — не тянет совершенно. В некоторых жанрах я никогда не писала, но попробовать, думаю, будет интересно
мне бы в стихах… но, подчиняясь большинству, пусть будет проза фэнтези детектив))) А не слабо ли?!
15:45
Тематика или наобум?
тематику нам придумают))