Охота на попаданца.

Охота на попаданца.

Охота на попаданца.

 

Кларенс Т. Хантер поднес к руке горлышко прибора, похожего на карманную флягу и решительно вдавил кнопку-сердечко. Аппарат отчаянно хрюкнул, и выплюнул на ладонь порцию неаппетитной буро-зеленой массы.

Дверь бесшумно отворилась, и в лабораторию тихо, как мышь, проскользнула Наташа.

- И ты будешь это есть? – спросила она, сцепив в замок маленькие руки с алыми ногтями.

- Придется - ответил Кларенс. – Кому еще можно поручить испытание АПР-14-2, кроме как не пилоту? Всем известно, что я – мальчик для битья.

- Испытание… чего? – недоуменно спросила девушка.

- Аварийного питательного регенератора. Аппарат производит смесь, содержащую все необходимые человеку вещества. Чем пахнет?

Наташа втянула воздух и зажала нос:

- Плесенью и ацетоном.

- Надеюсь, что смесь хотя бы без вкуса, - сказал Кларенс.

Он решился и, подавив приступ брезгливости, прижал ладонь ко рту. Глаза Наташи превратились в два наполненных отвращением бездонных колодца.

- Солененькая пакость-то, - ухмыльнулся пилот. – Не желаешь попробовать?

- Спасибо, не надо, - прошептала девушка. – А нельзя сделать смесь более приятной? Хотя бы, как тертую клубнику или еще там что?

- Как говорит наш друг профессор Невтриносов: вид и вкус аварийного пайка должен быть таким, чтобы никому не пришло в голову питаться им постоянно. Кстати, я должен есть с ладони. В критической ситуации посуды может не оказаться под рукой.

Наташа покачала головой. Кларенс прикоснулся к ее распущенным по плечам иссиня-черным волосам. Они такие нежные…

- Я улетаю, - внезапно сказала девушка.

Пилот едва не сгенерировал порцию кашицы прямо на лабораторный стол.

- Куда? – удивленно спросил он.

- На Землю. Лилианна Андреевна сказала, что Дому Заходящего Солнца нужна постоянная хозяйка.

- Когда отлет?

- Через полчаса. Если захочешь меня увидеть, прилетай в гости. Я все равно люблю тебя.

- Зачем же ты летишь?

- Я, по-моему, ясно сказала. Повторить?

- Пожалуй, не стоит.

Кларенс облегченно вздохнул. Может, оно и к лучшему. Но когда Наташа закрыла за собой дверь, в его душе остались только горечь и пустота. Пилот с ненавистью посмотрел на флягу с кнопкой-сердечком, проглотил очередную порцию питательной смеси и побрел на посадочную площадку. Там стоял только «Призрак».

Месяц пролетел почти незаметно. Печаль разлуки испарилась под грузом рутинной работы. Профессор щедро снабжал пилота заданиями, и Хантеру просто некогда было задумываться о собственных проблемах.

 

Приняв контрастный душ, Кларенс потащился в наблюдательную башенку, достал полевой бинокль и прилип к окулярам: поднимая вихревыми двигателями пыль, на посадочную площадку садился десантный челнок «Шайенн». Посадочные опоры по миллиметру сближались с бетоном. Видимо, в кокпите сидит новичок, раз так осторожничает.

Едва улеглась пыль, открылся люк, и по выдвижной лестнице спустился солдат. Он накинул капюшон длинной полевой куртки, поправил пояс и вошел в потерну – крытую галерею, соединяющую комплекс и посадочную площадку. Курьер? Видать, профессору пришло что-то не для любопытных глаз. Запросто может куда-нибудь отправить. Кларенс вздохнул и пошел к себе в комнату. Он едва успел схватить полевую сумку и накинуть куртку, как запищал коммуникатор.

- Зайди ко мне, - пробурчал профессор. – Срочно. Дело не ждет.

Пилот вошел в кабинет. Перед великаном-ученым сидел стриженый строго по уставу десантник. Парень повернул голову. Кларенс испустил дикий вопль и пулей вылетел за дверь. Аккуратно посмотрел в щель – сержант-майор Шейла Рут Гордон едва не сползла со стула, ее плечи тряслись от еле сдерживаемого смеха.

- Ты не будешь меня больше бить? – робко спросил пилот, и плюхнулся в кресло в самом дальнем углу кабинета. – Голова до сих пор трещит.

- Если ты не будешь отнимать у меня оружие. Иначе я за себя не ручаюсь.

- Постараюсь, - сказал Кларенс. – Откуда ты взялась?

Вместо нее ответил профессор:

- Совету не понравилось, что Арена простаивает вместе с оборудованием. Здесь будет центр подготовки десантников под командованием майора Крамера. Шейла, как инструктор по рукопашному бою, откомандирована к нам.

- Я же не предлагаю тебе жениться, - напряженно улыбнулась Шейла.

- Попробовал бы я отказаться, - буркнул Кларенс. – Но в целом я, конечно, рад и все такое. Знала бы ты, как.

- Ура и к черту! – закричала десантница.

Она выдернула пилота из кресла, подхватила на руки и закружила по кабинету. Поставила на ноги, притиснула к стене и нежно прикусила ему ухо.

- Ты легкий, как перышко, - жарко прошептала девушка.

- Эй, голубки! – сурово сказал профессор и почесал квадратный подбородок. – Я вас вызвал вовсе не для того, чтобы вы мне устроили гнездо разврата!

- А я думал, вам хочется понаблюдать за молодежью. Получить несколько полезных уроков, - съехидничал Кларенс.

- Хватит пошлить! – зарычал профессор. - Послушай запись! Да внимательно!

Невтриносов ткнул пальцем в экран планшета. По кабинету поплыл грубый, искаженный помехами голос:

«Дальний разведчик «Акрон» запрашивает экстренный сеанс транссветовой связи с командованием сектора!»

«Акрон, база «Старлайт» на приеме» - ответила девушка-диспетчер.

«База «Старлайт», мы засекли внезапную энергетическую активность на планете 2251. Возможно, залп ионной пушки. Запрос на операцию «Коготь охотника».

«Ответ отрицательный, «Акрон». На 2251 разумная жизнь гуманоидного типа. Уровень развития – четвертый. Ожидайте прибытия тяжелого крейсера «Бодега-бэй».

«Принято, база «Старлайт». Ждем подкрепления. Конец связи».

Профессор постучал ногтями по столу. Кларенс продолжал стоять рядом с Шейлой, почесывая затылок электродами боевого разрядника, похожего на пульт.

- Ты ничего не хочешь спросить? – поинтересовался Невтриносов.

- Я не любопытный, - ответил пилот. – Я и без Вас знаю, что операцией «Коготь охотника» называется стандартная поисковая процедура по эвакуации артефактов нашей цивилизации с еще не освоенных планет. И, наверное, Вы хотите, чтобы я принял в ней участие.

- Какая проницательность, - съехидничал профессор. – А теперь слушай внимательно. Несколько лет назад в этом районе пропал звездолет-разведчик. Его так и не нашли. Почему-то не сработал аварийный маяк.

- Я знаю эту историю, – вставил Кларенс.

- Так вот, мне с этого звездолета нужен модуль памяти, - продолжил ученый. – Именно сам модуль. Его надо извлечь прежде, чем до звездолета доберется десант с «Бодега-бэй».

- Зачем это Вам, профессор? – встряла в разговор Шейла. – Пытаетесь утаить сор в избе?

Ученый поморщился и раздельно произнес:

- Просьба заместителя председателя Совета Развития Дастина Мэйна. Кроме того, постарайтесь разыскать пилота.

- Что ж, тогда я пошел раскочегаривать «Призрак», - сказал Кларенс и шагнул к выходу.

- Куда? – остановил его профессор и нажал какую-то кнопку. В дальнем конце кабинета с жужжанием отъехала массивная стальная дверь. – В телепорт, пожалуйста.

Невтриносов кинул Кларенсу флягу-регенератор. Тот сунул ее в походную сумку.

- Проведешь полевой тест, - улыбнулся ученый. – Ну, удачной охоты, Хантер!

 

Стальная дверь закрылась, и наступила темнота. Перед глазами промелькнула радуга телепортации. Стены раздвинулись, и Кларенс очутился посреди поля, поросшего травой почти до колен. Прямо перед ним, казалось, совсем рядом, два заснеженных горных пика царапали безоблачную синеву. Чуть левее, за мрачной зубчатой стеной леса вспухал столб черного дыма.

Пилот прислушался к стрекотанию кузнечиков, щебетанию каких-то пичужек и обернулся к Шейле:

- А я-то думал, нас телепортируют на посадочную площадку.

- Похоже, дружок, нас обоих крепко поимели, - сказала девушка, и ее глаза потемнели. – Вернемся, я задам профессору хорошую трепку!

- Предлагаю отложить разборки с Невтриносовым до лучших времен. Так как мы теперь попаданцы… нет, скорее, засланцы, давай посмотрим, какими средствами воздействия на потенциального противника мы располагаем.

- У меня есть боевой нож, - сказала Шейла.

- Ну, складная ковырялка и у меня есть. Я говорил про оружие.

Шейла вытащила настоящего монстра и протянула Кларенсу. Он улыбнулся при виде темного пятнадцатисантиметрового клинка с насечкой на обухе. Массивная рукоятка с прочной гардой удобно легла в ладонь.

- Да, это серьезная штука. Но я им пользоваться не умею. Не учили.

- Естественно, ты же пилот. У вас другие заморочки, - Шейла сунула нож обратно в ножны.

- Жалко, мне здесь нечего пилотировать. Ладно. У тебя хоть что-то, - обиженно сказал Кларенс. – А у меня ничего нет. Гол, как сокол.

- Не прибедняйся, - десантница хлопнула пилота по карману. – Свою громыхалку ты сегодня пользовал вместо расчески. С этой штуковиной ты один расправишься с ордой зомби, взводом солдат и мутантом-аллигатором вместе взятыми.

- На самом деле у разрядника куча ограничений, а у встроенной пусковой установки и того больше.

- Отбиться в случае чего есть чем, - резюмировала Шейла. – В общем, не пропадем.

- И с голоду не помрем. Аптечка тоже в наличии. Предлагаю пойти туда, где дым. Хоть какой-то ориентир.

- Есть, командир! - ответила десантница.

Кларенс посмотрел в глаза девушке, покачал головой и размашисто зашагал вперед.

 

Лес показался пилоту довольно неуютным местом. Раскидистые кроны деревьев почти закрывали солнечный свет, внутри царили сумрак и прохлада.

- Ты ничего не чувствуешь? – спросила десантница.

- Нет, - ответил Хантер. – Я в интернате сунул нос в пробирку с аммиаком, и чую запахи, только если можно вешать топор.

Он втянул воздух и все же почувствовал странный аромат. Чуть сладковатый, нежный, он манил к себе, постепенно усиливаясь по мере того, как Кларенс и Шейла пробирались все дальше и дальше в чащу. Внезапно, словно очерченная невидимой линией, перед ними раскинулась круглая поляна размером с несколько футбольных полей. Густой туман стлался над землей. Диковинные ярко-красные цветы проглядывали сквозь серую пелену. В паре десятков шагов в лес убегала тропинка, отчетливо видимая среди деревьев. Приятный запах щекотал ноздри, став совершенно невыносимым. Хоть топор вешай.

- И что ты об этом дума… - попытался спросить Кларенс и осекся.

Глаза Шейлы бессмысленно вытаращились, губы расплылись в отвратительной ухмылке. Девушка что-то промычала и двинулась вперед, в самую глубину поляны.

- Стой! – закричал Кларенс и схватил десантницу за плечи.

Молниеносным движением она швырнула его на землю и… время остановилось. В полном безмолвии Кларенс увидел, как тяжелый армейский ботинок медленно надвигается на него. Черные зубцы протектора на толстой рифленой подошве ощерились металлическими шипами. Пилот протянул руку, взял девушку за голень и рванул изо всех сил. Мир оттаял.

Шейла вскочила на ноги, но Кларенс уже нажал на кнопку разрядника. Оглушительная фиолетовая молния ударила в то место, где туман был особенно силен. Пилоту показалось, будто там на секунду поднялся черный дымок. Он схватил очнувшуюся девушку за руку, вытащил на тропинку и побежал прочь от страшного места.

- Что это было? – спросила бледная, как полотно, Шейла, когда жуткий аромат стал едва уловим. – Я помню только музыку в голове. Как будто кто-то играл на флейте.

- Нечто, способное капать на мозги, - ответил Кларенс. – И у меня нет никакого желания выяснять подробности.

- Ты же убил его? – неуверенно спросила девушка.

- Или на время вывел из строя. Мы про него ничего не знаем. Может, это энергетическая сущность? К счастью, разряд такой мощности трудно не заметить – я эту штуковину как минимум дестабилизировал.

- Ты знаешь, - сказала Шейла и вытерла блестящие капельки пота со лба, – теперь я знаю, что такое настоящий страх. Но почему он не убил нас обоих?

- Спросишь тоже. Возможно, глюковище не может контролировать два мозга одновременно. А, может, просто мой мозг оказался не совместим с его импульсами.

- Ты быстро строишь теории, - криво ухмыльнулась Шейла.

- Я же шизоид, да еще аналитик, - самодовольно сказал Кларенс. – Как известно, только шизоиды оценивают незнакомую обстановку, отбросив предыдущий опыт. Вот почему их считает за благо заполучить любая экспедиция. Не просто так профессор вцепился в меня, как клещ.

Шейла прижалась к пилоту и впилась мягкими влажными губами в его рот. Ее колотило, словно в лихорадке, глаза блестели.

- Ты знаешь, - вдруг сказала она, - Мне кажется, мы первые, кто идет по тропинке от поляны.

Девушка опрокинула Кларенса на покрытую старыми листьями землю и расстегнула молнию на брюках.

- Что ты делаешь? Не здесь же! – закричал пилот.

- Давай скоренько. Я не могу больше терпеть. Надо снять стресс, - простонала девушка, усаживаясь на него и ерзая сильными стройными бедрами. Она схватила его за руку и сунула ее за пазуху, к небольшой упругой груди с маленькими твердыми сосками.

Через несколько минут Шейла охнула, закусила губу и выгнулась. Кларенс ощутил волну неземного наслаждения. Еще бы, после месяца воздержания. Девушка встала и застегнула брюки.

- Я положил тебя на траву на поляне, ты плакала, но душа пылала, - фальшиво пропел Кларенс, вставая на ноги.

- Шут, - печально улыбнулась Шейла. – Но я не могу без твоих прибауток, честно.

Она отряхнула листья с формы, взяла напарника за руку и зашагала вперед. Ни дать, ни взять влюбленная студентка на прогулке.

Огненно-красный шар заходящего солнца коснулся близкой горной вершины, когда тропинка вывела путников на опушку. Кларенс остановился и вытащил из сумки монокуляр.

В широкой долине, раскинувшейся меж высоких заснеженных гор, лежал город, окруженный крепостной стеной. Освещенные закатом серые здания с маленькими оконцами высились над каменными зубцами. Укатанная колесами повозок дорога петлей огибала пустой, без воды, ров и убегала к холмам предгорья. Очевидно, где-то там находился перевал.

Ворота были распахнуты, в них сновали вооруженные люди. Откуда-то из-за стены поднимался тот самый столб черного дыма, уставившийся в посеревшее закатное небо, словно гигантский указующий перст.

- Что ты на это скажешь? – спросил Кларенс у девушки.

- Нам надо искать ночлег. Думаю, в город соваться не стоит.

- Глянь на два часа, возле леса. Что видишь?

- Деревня?

- Умница. Там и заночуем. Увы, я не взял с собой аварийную палатку.

Пара десятков крепких деревянных домиков притулились к самой опушке. Кларенс распахнул дверь и крикнул с порога:

- Эй, хозяева! Встречайте гостей!

Ответа он не дождался. В комнате, свет в которую пробивался через маленькие, затянутые полупрозрачной пленкой окошки, никого не было. Кларенс постучал кулаком по деревянному столу, пошевелил тряпье на деревянном топчане и потрогал большую печь в углу. Холодная.

- Может, они в хлеву? Скотину там кормят, - неуверенно сказала Шейла.

Кларенс вошел в бревенчатый сарай.

- Эй, кто-нибудь до… - крикнул он и тут же умолк на полуслове.

На полу, безжизненно раскинув руки, лежала женщина. Широко раскрытые глаза уставились в потолок, на земляном полу расплылось темное пятно. Белые босые ноги торчали из-под грубого платья. Шейла нагнулась над телом. Кларенс прошел в стойло и нервно пошевелил ногой сено.

Светлый прямоугольник дверного проема заслонила массивная тень.

- Развлечемся, цыпа! – крикнул хриплый голос. – Я тебе покажу, как любят наемники!

Кларенс поднял разрядник – на пути Шейла! Стрелять нельзя! Верзила шагнул, в луче света блеснули доспехи. На ум пришло красивое слово «ламеллярный», но что оно означает, Хантер, к сожалению, не мог вспомнить.

Внезапно незнакомец выхватил кинжал и бросился к пилоту. Шейла встала на пути врага. Солдат сделал выпад, десантница легко увернулась и молниеносно вонзила ему нож в грудь. Выдернула клинок – темная струя брызнула на целый метр. Верзила захрипел и, как подкошенный, рухнул навзничь.

- Ты его… - прошептал Кларенс.

- Убила, - спокойно договорила Шейла, тщательно вытирая окровавленное лезвие о штаны мертвеца. – Надо было вежливо попросить его выйти и не приставать к приличным девушкам? Никогда бы не подумала, что упрекну тебя в излишней гуманности.

- Оставь моральный вопрос в покое! Но… прямо сквозь нагрудник?

- Хантер, не сравнивай кустарную поделку и высокотехнологичное изделие.

- На будущее, старайся действовать не так травматично. Я не умею допрашивать трупы! Но мы их понимаем – это уже кое-что. Синхронизированный мир.

Кларенс почесал в затылке разрядником и выглянул на улицу – темное небо заискрилось звездами. Путники обыскали селение – пусто.

- Надо уходить, - сказала Шейла. – Убитого будут искать.

- Уже темно, - сказал Кларенс. – Электричества у аборигенов нет, так что до завтра сюда никто не придет.

Пилот вошел в дом.

- Надо установить дежурство на ночь. Кто первый?

- При всем моем уважении, - ответила Шейла и повалилась на топчан, - ты вряд ли выдержишь утренние часы.

Через несколько минут десантница уже спала.

Кларенс пошарил в печи, нашел какой-то чугунок, приоткрыл дверь и поставил его на торец, прижав к косяку. Соорудив нехитрую сигнализацию, пилот осторожно лег рядом с девушкой и моментально уснул.

Очнулся он на полу. Шейла, сжав кулаки и раздувая ноздри, устроила командиру выволочку:

- Ты подставил нас обоих! Повезло, что сюда никто не заявился!

- Я же принял меры, - попытался оправдаться Кларенс.

- Думаешь, нам хватило бы времени? Ладно. Спи уж… пилот, - десантница поставила чугунок на печь и закрыла за собой дверь.

 

Едва взошло солнце, Кларенс и Шейла вышли на окраину деревни. Столб дыма над городом почти исчез. Наверное, там больше нечему гореть.

Пилот нагнулся и провел рукой по зеленым стеблям травы, сбивая искрящиеся капли.

- Температура ниже точки росы, - объявил он. – Возможно образование тумана.

- Тьфу на тебя! – поморщилась девушка. – Никакой романтики! Я думала, ты скажешь…

- …сейчас бы прогуляться босиком и все такое? – съехидничал Кларенс. – Это не мое. Вот от гусеничного транспортера я бы не отказался. Кстати, какой у нас на сегодня план по добрым делам?

- Не понимаю, - озадаченно сказала Шейла, сорвала синий цветок и чихнула.

Кларенс начал отгибать пальцы:

- Во-первых, мы шарахнули разрядом нечто непонятное. Во-вторых, воткнули нож в аборигена. Прикинь, какую мы создали себе репутацию? А ведь мы не знаем, что здесь происходит…

- По-моему, все и так понятно! – перебила Шейла. – Город захватил злой герцог, его солдаты грабят и убивают мирное население!

- Исторических романов начиталась? – съехидничал Кларенс. – Короче, ставлю боевую задачу: добыть «языка».

Шейла шагнула.

- Куда? – крикнул пилот. – Не сейчас же!

Девушка не послушала командира. Она осторожно, на цыпочках, подкралась к покосившемуся дому, последнему на единственной улице деревни, и замерла.

Осторожно приоткрылась темная деревянная дверь, щуплая фигурка выскользнула из проема. Пилот не успел открыть рот: неизвестный юркнул в кусты и метнулся к лесу. Шейла рванулась за ним. Тренированная десантница в три прыжка догнала беглеца, повалила на спину и прижала коленом к земле. Несколько секунд хилые кулачки отчаянно молотили ее грудь, но девушка не замечала жалких попыток сопротивления.

Раздался слабый стон, и руки незнакомца бессильно раскинулись в стороны. Ладони конвульсивно подрагивали.

- Зачем ты это сделала? – зарычал Кларенс.

- Я не могла его просто так отпустить, Хантер, - резко ответила Шейла.

- Я не об этом! Зачем ты его убила?!

- Он сам вырубился. Да ты только посмотри на него!

Шейла привстала, не убирая, однако, колено с груди незнакомца.

Мальчик лет одиннадцати-двенадцати лежал в густой траве, закатив глаза. Рваная рубашка задралась, ребра выпирали под замызганной темными разводами кожей.

Кларенс достал автоматическую аптечку и прижал к тощей руке. Щелкнул анализатор, за ним инъектор.

- Голодный обморок, - сказал пилот, и достал флягу-регенератор. – Очнется, надо накормить пацаненка.

- Этой гадостью?

- Идеально для восстановления питания после длительного голодания. Во всяком случае, так говорит профессор, - неуверенно ответил Хантер.

Мальчик открыл наполненные ужасом глаза и рванулся в сторону. Шейла прижала его локтем к земле.

Кларенс выдавил на ладонь сразу две порции питательной смеси. Ребенок сморщился, стиснул зубы и замотал головой. Десантница схватила его за подбородок, и медленно раскрыла рот, разомкнув обветренные губы. Пилот стряхнул смесь, мальчик глотнул, глубоко вздохнул и обмяк, очевидно, смирившись со своей судьбой. Из глаз полились слезы, оставляя светлые дорожки на чумазом лице.

- Не надо, пожалуйста, - прошептал он, дрожа всем телом, словно его только что вытащили из холодильника.

- Хантер! – вдруг сказала десантница. – Это не мальчик!

- Мутант? Андроид? Зомби? – запутался в предположениях Кларенс.

Шейла фыркнула и звонко расхохоталась:

- Это девочка, дурачок!

- Как ты догадалась?

- Например, у нее нет того, что положено мальчикам.

- И есть то, что положено девочкам?

- Пожалуй, иметь это ей пока рановато. Как тебя зовут, подруга? – спросила Шейла.

- Дана, - прошептала девочка. – Пожалуйста, не мучайте меня. Лучше убейте. Я не хочу, как мама…

- Все, что мы делаем, для твоего же блага, - самоуверенно ответила девушка. – Кстати, я – Шейла, а он – Кларенс. И мы… путешественники.

- Я думала, вы - солдаты герцога, - сказала Дана.

Десантница торжествующе посмотрела на пилота.

- Раз в год и палка права, - ответил он без тени замешательства.

Шейла встала и помогла девочке подняться.

- Иди домой, или куда хочешь. Ты свободна, - сказала десантница.

Дана не двинулась с места.

- Мне некуда идти… Возьмите меня с вами… - прошептала она и умоляюще посмотрела почему-то на Шейлу.

- Ты же только что отчаянно сопротивлялась? - недовольно спросил пилот.

- Поставь себя на ее место, Хантер! – ответила десантница. - Я бы вообще дралась так, что клочья летели.

- Ладно. Она нас не утянет. Но сначала ее надо немного одеть. Пустых домов полно, может, что и найдется?

В большом крепком срубе Кларенс нашел большой сундук с одеждой. Шейла набрала ведро воды из колодца, попросила пилота выйти из комнаты, и занялась ребенком. Через полчаса умытая Дана, одетая в новую рубашку, курточку и походные штаны, вышла на солнышко и сощурилась. Хантер критически оглядел девочку. Одежда чуть великовата, но сойдет.

Десантница достала гребешок, расчесала Дане волосы и завязала их в хвостик желтой ленточкой. Эстет.

Пилот достал флягу-регенератор.

- Я не хочу есть эту гадость, - капризно сказала Дана.

- Вашу светлость никто не спрашивает, - грубо ответил Кларенс. – Тебе нужно усиленное питание, а ничего другого у меня нет. Протяни руку. Живо!

Дана подставила маленькую ладонь. Прибор хрюкнул, и выплюнул порцию смеси. Девочка зажмурилась, и проглотила буро-зеленую массу. Кларенс и Шейла тоже подкрепились, слизывая с ладони смесь.

- А ничего так, вкусненько, - сказала десантница. – Я думала, будет куда хуже.

- Да? Тебе… нравится? – вытаращился Хантер.

- По сравнению с червяками в джунглях Ротары это просто деликатес. Жаль, у нас не было такого прибора.

- Теперь я понимаю, для какого контингента профессор изобрел свою шарманку. Ладно, потопали в город. Может, что-нибудь разузнаем?

- Нельзя туда, - тихо сказала Дана.

Пилот хотел схватить девочку за плечо, та отпрянула и вцепилась в Шейлу. Тогда он демонстративно сложил руки на груди, отвернулся и обиженно сказал:

- Идите лесом, большими шагами! Пусть герцог доламывает этот Шахрисабз, мне по барабану! И мне все равно, что сейчас его солдаты наверняка ищут пропавшего товарища!

Кларенс вошел в дом, плюхнулся на жесткий топчан и защелкал предохранителем разрядника. Шейла появилась на пороге через несколько минут. Из-за ее спины робко выглядывала Дана. Пилот отвернулся к стене.

- Что за детский сад, Хантер, – строго сказала десантница. – Дело очень серьезное. В горах лежит разбитый звездолет…

- … на острове хорошая погода. Спасибо, кэп, - огрызнулся пилот. – А то я не был у профессора на брифинге.

- Дана говорит, есть пещера, через нее мы выйдем прямо к месту падения. Можно идти через перевал, но у нас нет нужного снаряжения.

- В пещерах живут ледяные тролли, - прошептала Дана. – Лучше через перевал.

Кларенс расхохотался:

- Неужели ты такая доверчивая, Шейла? Мало ли какие фантазии взбредут в голову ребенку? Ледяные тролли! Да и откуда крестьянка может знать обстановку?

- Она не крестьянка, Хантер!

- Из рабочих? – ухмыльнулся пилот.

- Перестань ерничать! - стукнула кулаком по стене Шейла. - Отец Даны был егерем у какого-то барона. Она сказала, что сама видела место катастрофы.

Кларенс нехотя поднялся и пустился в рассуждения вслух:

- Я не особо верю в такое везение. Сразу нарваться на человека, который знает местность? Шанс один из миллиона. С другой стороны, а кто еще может бродить по лесам в поисках съестного? Ладно, мы ничего не теряем. Вперед, на аудиенцию к молочным… то есть, ледяным троллям. Надеюсь, нам удастся пробраться незаметно.

- Веди нас, девочка, - просто сказала Шейла и улыбнулась.

У Кларенса перехватило дыхание: столько тепла и нескрываемой радости было в глазах десантницы. Телячьи нежности. Он поморщился, и побрел за Даной и Шейлой.

 

Группа прошла вдоль опушки по краю засеянного злаками поля. Девочка быстро нашла нужную тропу, и уверенно повела спутников по утоптанной дорожке в лесную чащу. Кларенс замыкал процессию, пытаясь не запнуться о многочисленные корни. Вдруг Дана остановилась втянула носом воздух и посмотрела на Шейлу:

 - Дудочник…

Десантница схватила Кларенса за руку:

- Точно! Ничего не чувствуешь?

- Нет, - ответил пилот.

- Тот же аромат, что тогда, ну… когда я едва не...

Хантер шмыгнул носом и уловил приторный запах.

- А! Этот пердимонокль в тумане!

- Никакой не пер… пер… – прошептала Дана, прильнув к Шейле. – Дудочник он. Мы все танцуем для него под луной. Но лучше обойти подальше.

- Полностью согласен. Веди, - сказал пилот. – Тебе лучше знать, проводница.

Дана свернула с тропинки, и повела группу куда-то в сторону. Всего через несколько минут Кларенсу показалось, что они окончательно заблудились среди хаотично разбросанных шершавых стволов деревьев. Но девочка уверенно нашла дорогу по каким-то одной ей ведомым признакам, и вскоре они уже вышли на новую тропу, петлявшую в полутьме леса.

- Можно подумать, у нее навигатор в голове, - сказал Кларенс в спину Шейле, и едва не врезался в нее: так резко остановилась напарница.

Впереди, насколько хватало глаз, раскинулось нежно-бирюзовое поле, трава в полтора человечески роста колыхалась, казалось, под легкими порывами ветра. Кларенс послюнявил палец и поднял его над головой: полный штиль. Пилот пригляделся к тонким голубоватым стебелькам: они все унизаны острыми листиками, на кончиках виднелись маленькие блестящие крючочки.

Хантер рискнул пойти напролом, но стебли превратились в твердые прутья. Пройти, теоретически, можно. Вопрос лишь в том, сколько сил и времени придется потратить впустую.

- Куда ты завела нас, сусаня? Не видно ни зги! – обернулся пилот к девочке.

- Я не Сусанна, - определенно ответила она. – Надо пройти Поле Истины.

Дана закатала рукав, и сунула руку по локоть между бирюзовых стеблей. Шейла сделала то же самое. Кларенс остался стоять столбом.

- Ну! – нетерпеливо сказала десантница. – Нам долго ждать?

- Я туда не полезу! – сказал пилот.

- Почему?

- Да вот еще! Может, лучше обойдем?

- Полтора дня, - прошептала Дана. – Через поле - самый короткий путь.

Шейла прыгнула к пилоту, и схватила его за грудки:

- Не испытывай мое терпение! Раз она говорит, надо!

Кларенс рванулся в сторону. Десантница скрутила пилота боевым приемом. Едва не содрав кожу, закатала рукав куртки, кителя, рубашки, швырнула Хантера в траву, и наступила на грудь. Руку едва заметно защекотало, словно мурашки побежали по коже.

- Неженка, сто одежек нацепил, – прошипела девушка.

Стебли заколыхались, зашевелились, и вдруг расступились, образовав что-то вроде открытой галереи. В конце нежно-голубого «тоннеля» резким контрастом зеленели листья деревьев самого обычного леса.

- Вот и все, а ты боялся! – ухмыльнулась Шейла, и рывком поставила пилота на ноги.

Кларенс раскрыл было рот, но бранные слова застряли в горле. Впервые за все время знакомства Дана улыбнулась и словно маленькое солнышко вспыхнуло на опушке.

- Я, конечно, видел всякое, но трава-телепат – это слишком даже для меня! Я злой! – процедил пилот.

Стебли заколыхались, словно насмехаясь над человеком. Кларенс попытался ударить с размаха носком ботинка по бирюзовой стене, она расступилась, образовав как бы пустой круг. Смех Даны рассыпался серебряным колокольчиком:     

- Какой ты смешной! Даже злиться не умеешь!

Хантер в сердцах махнул рукой, и зашагал к зеленеющей впереди зубчатой полоске леса.

Когда солнце склонилось к закату, бесконечное, как показалось Кларенсу, блуждание по лесным тропам подошло к концу. Дана еле переставляла ноги, но едва где-то вдали послышался шум воды, девочка бросилась бежать.

На опушке, у подножия уходящего в небо горного массива, стоял охотничий домик. Рядом шумела река. Дана опустилась на колени, черпая ладонью и жадно глотая чистую, как слеза, воду.

- Надо переночевать здесь, - сказала она. – Ночью идти нельзя. Ледяные тролли просыпаются.

Хантер потянул за ржавую ручку. Дверь со скрипом отворилась. Пилот глянул внутрь: два заваленных тряпьем топчана, печка, несколько горшков, миски. Нехитрая обстановка. Кларенс растянулся на топчане, и даже застонал от удовольствия.

Шейла вытащила из-под печи топор и вышла. Снаружи раздался стук. Через несколько минут она вернулась, сунула поленья в топку и достала зажигалку. Сухие дрова быстро занялись жарким пламенем.

Дана села на другой топчан и вдруг спросила:

 -  Шейла, зачем тебе оруженосец? Он трус, ленивый и неумейка.

- Видишь ли… - начала десантница, но Кларенс поднял руку.

- Дана, - сказал пилот. – Мне пока просто не представилось возможности проявить себя. Но откуда ты взяла, что рыцарь – Шейла?

- У нее благородные манеры, а ты ведешь себя, как шут и простолюдин.

Кларенс хотел улыбнуться, но вспомнил, что этим он только напугает девочку.

- Ничего себе, благородные манеры. Швырнула меня оземь со всей дури. А если бы я чего-нибудь сломал?

- Шейла добрая. Другой рыцарь тебя бы побил, - серьезно сказала Дана. – Ты не выполнил ее приказ.

- Интересные у вас понятия о доброте, - ухмыльнулся пилот и спросил у десантницы, не изменив позу: - Я первый дежурю?

- Да, - ответила та. – Конечно, я тебе не доверяю, но и мне надо поспать.

Шейла пристроилась на топчане рядом с Даной. Девочка обхватила ее, уткнувшись лицом в грудь, словно ища у десантницы защиты. Девушка провела ладонью по стянутым желтой ленточкой волосам и поцеловала Дану в лоб.

«Прямо, как родные» - проворчал Хантер, и осторожно закрыл за собой дверь.

 Заметно похолодало, пилот закутался в куртку так, что торчал только его невыразительный нос. В темном небе зажглись редкие звезды, из трубы охотничьего домика курился уютный дымок. Совсем рядом шумела река, унося холодные и прозрачные воды… куда, кстати? Увы, карту профессор выдать не удосужился.

Кларенс сел на камень, достал коммуникатор и, открыв на экране философский трактат «О тщете всего сущего», с головой ушел в размышления о смысле жизни…

Неожиданно кто-то схватил пилота за плечо. Он выхватил разрядник, отпрыгнул, и облегченно вздохнул: Шейла Гордон собственной персоной.

- Часовой из тебя, как пуля из конфеты, - укоризненно сказала десантница. – Ребенка из-под носа украдут, а ты и не заметишь. Ну, хотя бы не уснул – уже прогресс.

- Пришла проверить пост? – ухмыльнулся Хантер.

- Смена караула. Ты знаешь, сколько времени? Спать иди, оруженосец. Я подбросила дров, так что не замерзнешь.

- Слушаюсь, благородный рыцарь-зачинщик, - нарочито церемонно ответствовал пилот, закрывая за собой дверь.

В комнате было тепло от натопленной печи, красно-оранжевые сполохи весело играли на полу. Веки начали слипаться.  Хантер, сам не зная зачем, пошевелил пылающие дрова кочергой, и закрыл топку. Свалился на топчан, укрылся куском какой-то дерюги и уснул, как убитый.

 Утром десантница сорвала импровизированное одеяло:

- Подъем, мышь-соня!

 Шейла нагрела в горшке воды, умыла и причесала Дану. Та жмурилась, улыбалась и льнула к девушке, подставляя хорошенькое личико. Кларенс исподлобья посмотрел на умильную картину и сурово сказал:

- Я готов. Выдвигаемся.

- Грязнуля, - улыбнулась Дана. – Не умылся даже.

- Нет времени, - ответил пилот, но все же плеснул себе в лицо теплой водой, прежде чем выйти в утреннюю прохладу.

Через полтора часа Дана вывела группу к черному полукруглому отверстию, зияющему в сплошной скале. Теперь Кларенс пошел первым, освещая серый гладкий пол и стены встроенным в разрядник фонариком. Скорее, это даже не пещеры, а искусственные выработки. Кто же их прорыл?

- Главное – не шуметь, - предупредила Дана. – Ледяные тролли сейчас спят. И не смотрите им в глаза. Они едят души.

- Спасибо за своевременную информацию, - съехидничал Кларенс и остановился, поводя фонарем по сторонам. Вправо и влево от главной штольни уходили ответвления.

- И куда нам теперь? – спросила Шейла.

- Все равно, - отозвалась Дана. – Мы выйдем в одно и то же место.

Хантер, стараясь ступать как можно мягче, пошел по главному ходу. В пещере становилось все холоднее и холоднее. Дана зябко поёжилась. Кларенс снял куртку и набросил ее на узкие острые плечи девочки. Та посмотрела с благодарностью, Шейла – с удивлением.

- Могла бы сообразить, мамаша, - пробурчал пилот.

Штольня расширялась, в стенах появились затянутые паутиной ниши. Хантер осмотрел одну – пусто, если не считать вбитых в стены проржавевших скоб. Никаких зацепок.

Внезапно галерея закончилась, луч фонаря высветил уходящие вверх каменные ступени. Кларенс осторожно поднялся по лестнице и вышел на балкон внутри огромного круглого зала. Стены терялись в темноте, и размеры помещения трудно было определить даже приблизительно. Что-то металлическое блеснуло на стене, пилот посветил фонариком, и подумал, что сходит с ума.

- Coolant… охладитель, резервуар два, - прочитал он вслух и направил луч вниз.

- Ледяные тролли, - прошептала Дана.

Кларенс всегда думал, что тролль – уродливое и неуклюжее существо невероятной силы. Разумеется, авторы многочисленных романов фэнтези бессовестно лгут.

Создания, вповалку спящие на полу, были изящны и даже нежны. Вытянутые тела с тонкими длинными конечностями покрывала голубовато-серая кожа без единой морщинки. Вместо головы отчетливо виднелись два небольших нароста. Там, где у нормального человека должен был находиться пупок, темнело вытянутое отверстие.

Пилот, едва дыша, прокрался к галерее на другом конце балкона. Дана и Шейла шли на цыпочках, держась за руки.

Внезапно Кларенс вытянул руку с разрядником и нажал на кнопку. Фиолетовая вспышка осветила искаженное невыразимым ужасом лицо десантницы. Молния прочертила зигзаг, прошла по изящным фигурам на полу, очевидно, не причинив им вреда. Оглушительный гром обрушился с потолка.

Наросты на плечах троллей вытянулись, между ними засверкали синие искры. У основания «антенн» раскрылись блестящие разноцветные очи.  Кларенс понял, что не может отвести взгляд. Десятки человеческих глаз смотрели прямо в душу, источая вселенскую любовь…

Что-то резко ударило в грудь. Пилот отлетел в темноту, в лицо пыхнуло жаркое красно-оранжевое пламя. Наваждение исчезло.

Хантер побежал, не выпуская разрядник из рук. Дана и Шейла не отставали, наконец, девочка воскликнула:

- Все, все! Они нас не видят!

Десантница ощутимо встряхнула пилота:

- Ты, кретин! Зачем ты это сделал? Ты нас чуть не убил!

- Эксперимент. Мы должны думать о тех, кто придет сюда после нас. Мне показалось, я видел огонь. Что это было?

- Термобарическая граната.

- Ничего себе, девичьи секреты. Что у тебя еще в сумочке вместо помады? Будем считать, нам повезло. Дана, что произойдет, если тролля поджечь?

- Растает, - едва слышно пролепетала девочка и вцепилась в Шейлу. Та подняла ее на руки.

- Прекрасно. Значит, я впишу в отчет рекомендацию использовать в пещерах огнеметы.

- Кларенс, неужели тебе… не страшно? – спросила Дана. Ее голос дрожал.

- Запомни девочка: если человек скажет тебе, что он ничего не боится, он или дурак, или псих. Дураком меня никто не назовет, вывод очевиден. Я – псих. Похоже, и Шейла тоже.

 Хантер повернулся и, более не таясь, быстро зашагал по ощутимо уходящему вверх коридору.

Постепенно исчезли странные ниши, перестали мозолить глаза черные отверстия боковых проходов. Наконец, содрогаясь от холода, пилот ступил на заснеженное плато между торчащими почти вертикально горными пиками. Далеко внизу раскинулась долина. Серое пятно города отчетливо выделялось на изумрудном ковре.

- Шейла, сюда! – Дана стояла возле каменного выступа, и смешно махала свисающими рукавами куртки.

Пилот обошел скалу, и сразу забыл о пронизывающем до костей ветре. Не зря они проделали утомительное и опасное путешествие: на груде каменных обломков, чуть задрав к небу острый, как игла, нос, лежал маленький звездолет-разведчик. Треугольные крылья были покрыты тонким слоем снега.

- Теперь я знаю, как герцог берет города, - сказал Хантер, указывая на квадратное отверстие в толстом фюзеляже. – Кто-то вытащил турель с ионной пушкой.

Кларенс откинул вспомогательную панель в борту, но дисплей так и остался безжизненным черным пятном. Нет питания. Тогда пилот открыл большую крышку, набрал на механическом цифровом замке сервисный код и потянул рычаг. Маслянисто щелкнул фиксатор, створка упала, образовав пандус. Дана пронзительно взвизгнула и едва успела отскочить.

- Ты хоть предупреждай! – возмущенно сказала Шейла.

- Прошу прощения и бобро пожаловать, - стуча зубами, ответил пилот и переступил комингс.

Покрытые пластиковой облицовкой стены оказались абсолютно сухими, несмотря на лютый холод, царивший внутри звездолета. Освещая путь фонарем, Кларенс вихрем пронесся по коридору жилого отсека на корму, влетел в машинное отделение, и с досады ударил кулаком в переборку: на месте обоих нейтринных генераторов, словно лунки вырванных зубов, темнели пустые гнезда. Повсюду валялись сорванные панели, из технологических отверстий блестящими змеями торчали силовые кабели.

Едва не сбив с ног Шейлу и Дану, пилот рванул обратно в нос. Открыл аварийный распределительный пульт, и клацнул переключателями. Загорелись зеленые лампы, вспыхнуло аварийное освещение, показавшееся ослепительным после почти полного мрака. Чуть слышно зашуршал воздух во вспомогательной системе жизнеобеспечения. Зашипела, захлопываясь, створка входного люка.

Хантер осклабился: какое счастье, что аварийный генератор можно демонтировать лишь в доке. В противном случае смерть от холода стала бы для него… и остальных вопросом ближайшего времени.

Кларенс вернулся в машинное отделение и попытался запустить реактор. Зажужжал зуммер, на дисплее вспыхнула красная надпись «нет горючего». Пилот растер замерзшие уши и сказал:

- Ничего себе. Куда ж оно делось-то? Я не помню случая, чтобы звездолет израсходовал чистую энергию. Быстро в кокпит!

Теплые струи воздуха из забранных решетками отверстий быстро прогрели кабину. Задраив переборку, Кларенс развалился в кресле командира, достал коммуникатор и нажал несколько кнопок на главной панели. Вспыхнули дисплеи, засветились сигнальные лампы и механический голос проревел: «Запуск невозможен! Множественный отказ систем! Рекомендуется немедленный доковый ремонт!»

- Спасибо, кэп, - съехидничал пилот в адрес автомата.

- Теперь я знаю, зачем ты его взяла, - неожиданно сказала Дана. – Никто не мог попасть внутрь Аиста. Кларенс – волшебник.

- Колдун. Злой, естественно, - поправил ее Хантер и оглянулся. Шейла сидела в кресле навигатора, девочка устроилась на коленях десантницы, разглядывая сияющими глазами разноцветную иллюминацию.

Кларенс выбрал в меню пункт «личные данные владельца», и присвистнул. С экрана очаровательно улыбалась настоящая Златовласка. Длинные локоны рассыпались по плечам, маленький носик элегантно украшал миловидное кукольное личико. Впечатление портили только глаза: безжизненные, равнодушно-скучающие, они не знали ни жалости, ни сострадания. Ни любви.

От визга Даны заложило уши. Она прижалась к Шейле, спрятав голову на груди десантницы.

- Что такое? – изумился пилот.

- Леди Кровавая рука, - прошептала девочка. – Любовница и фаворитка герцога…

- Неважно, какого герцога, - перебил ее Хантер. – Можешь обижаться, но я не собираюсь выписывать ему аусвайс. Только дрозда. Значит, на планете куролесит коммандер Ирма Ирвинг собственной персоной.

Кларенс перекачал данные с накопителей звездолета в коммуникатор и повернул выключатели аварийных маяков. На панели загорелись желтые лампы. Пилот открыл крышку технологического отсека и вынул из разъемов серебристые цилиндры - модули памяти. Закончив дела, обернулся и сделал несколько снимков Шейлы и Даны.

- А вы неплохо смотритесь! Пока вы отдыхали, я реактивировал маяки. Теперь челнокам с крейсера найти эту скорлупку пара пустяков.

- Значит, мы можем просто сидеть и ждать эвакуации?

- Нет. Где-то неподалеку гуляет турель с ионной пушкой. Ее нужно нейтрализовать. Если челноки собьют, дело может кончиться орбитальной бомбардировкой. Предлагаю план действий: ночуем здесь, а завтра влупим герцогу и его пассии по самые помидоры!

- Я не хочу идти мимо ледяных троллей, - сказала девочка и содрогнулась. – А через перевал мы не дойдем без теплой одежды.

- Вы хотели волшебства? - ухмыльнулся Кларенс. – Чудо будет! Естественно, плохое. Я же злой колдун.

За прозрачным фонарем кабины стемнело, скалы призрачным чудовищами маячили на фоне темно-синего неба. Пилот забрал у девочки куртку, и вышел в жилой отсек. Внутри царил жуткий холод: аварийная энергосистема не рассчитана на весь корабль.

Кларенс схватил задубевший матрас и втащил его в кокпит. Принес одеяло и встряхнул его. Что-то негромко стукнулось об пол. Пилот поднял фотографию в простой пластиковой рамке, покачал головой и сунул снимок в походную сумку.

Дана уже пускала пузыри, негромко посапывая носиком. Шейла откинула спинку, осторожно уложила девочку в кресло. Укрыла ее одеялом, постелила куртку и пристроилась на матрасе. Хантер лег рядом, обнял ее за плечи и, пригревшись, почти моментально провалился в сон.

 

Едва лучи восходящего солнца обласкали кровавым огнем горные вершины, Кларенс разбудил Шейлу и сказал:

- Пристегни Дану на откидное сиденье. И сама привяжись покрепче.

- Что ты задумал? – выполнив указания, спросила девушка.

- Я же сказал: чудо! Вся носовая часть небольших звездолетов – спасательная капсула с вихревым двигателем. Правда, запас энергии рассчитан только на торможение и посадку, но нам хватит.

- Ты – гений! – Шейла даже хлопнула в ладоши.

- Только не надо меня целовать. Дана, покатаемся? Держись!

Кларенс бросил взгляд наружу. Желто-оранжевые сполохи играли на ледяных потеках, темные прожилки камня отчетливо синели сквозь снежные наносы. Вся эта красота, достойная кисти великого художника, не оставила бы равнодушным и самого черствого сухаря. Пилот сделал несколько снимков камерой коммуникатора, откинул на правой консоли крышку и потянул желто-полосатый рычаг.

Сзади негромко бахнуло, засвистел вихревой двигатель. Скалы остались позади, внизу поплыло залитое оранжевым восходящим солнцем зеленое море. Промелькнула бирюзовая полоска – Поле Истины. Хантер развернул капсулу и повел ее к ясно видимому серому пятну.

Он промчался над черепичными крышами и едва увернулся от высоких башен замка. В стене зиял аккуратный пролом, через который могли рядом въехать десяток грузовиков. Груды камней валялись на месте зданий. Очевидно, именно здесь солдаты герцога проникли в крепость после залпа ионной пушки.

Капсула вылетела на поле перед разрушенными городскими воротами. Наверное, герцог с основной частью армии уже отправился вывозить добычу: лишь один большой шатер, да с десяток палаток пестрели среди ярко-зеленой травы.

Чуть поодаль стояла странная конструкция. Хантер проскочил над ней, развернулся и процедил сквозь зубы:

- Вот это тачанка…

На грубо сколоченной платформе с четырьмя большими деревянными колесами, стояло металлическое полушарие с торчащим раструбом излучателя. Рядом высился тонкий цилиндр. Турель и нейтринный генератор.

Внезапно ионная пушка дала залп: капсулу встряхнуло, что-то оглушительно грохнуло, отчаянно завыл поврежденный вихревой двигатель. Горизонт беспорядочно замелькал перед глазами. Второе попадание будет фатальным.

Пилот с трудом стабилизировал вращение, прямо на него неслась городская стена. Хантер сбросил скорость, капсулу повело в сторону. Она нырнула в ров, несколько раз кувыркнулась и замерла, выставив под углом острый нос.

- Вот это, я понимаю, американские горки, - пробормотал пилот и нажал ручку сброса фонаря. Прозрачный купол, блеснув на солнце, отлетел далеко вверх и в сторону.

Кларенс забрался на бруствер, и тут же нырнул назад. Над головой, едва не опалив волосы, пронесся огненный вихрь. Часть стены и несколько домов разлетелись в мелкие камни.

Шейла схватила какую-то палку, нацепила на нее куртку и подняла над головой. Ничего не произошло.

- Не считай конструкторов системы прицеливания совсем уж идиотами, - сказал Кларенс, достал разрядник и проверил ракету в пусковой установке.

Шейла вцепилась ему в плечо:

- Стой! Может, Невтриносов нас вытащит через телепорт? А потом пошлет предупреждение крейсеру!

- Я бы рад. Есть только одна малюсенькая проблемка: профессор настолько торопился, что забыл выделить мне от щедрот маяк для обратного переноса.

 Глаза Шейлы потемнели.

- Потом возмущаться будешь! – крикнул Хантер и помчался по рву.

Он добежал до угла крепостной стены, выглянул из-за бруствера и направил разрядник на турель. Раструб-излучатель ионной пушки быстро разворачивался.

- Один! Два! Т… - крикнул пилот и укрылся за земляным валом. Спину обдало жаром, мелкие каменные обломки просвистели сверху. Система наведения басовито гукнула и запретила пуск.

 Кларенс застонал. Боеголовке нужно три секунды, чтобы захватить цель. Турель разворачивается быстрее. Все, шансов нет. Рано или поздно их отсюда выкурят, и тогда…

- Хантер! – донесся до пилота крик Шейлы. – Я отвлеку!

- Стой, дура! Куда?

Но десантница уже взлетела на бруствер и замахала руками. Кларенс нажал на кнопку. Ракета пискнула, раздался хлопок, руку ощутимо подбросило. Синий огонек трассера помчался к цели. Над развернутым в сторону Шейлы излучателем колыхнулся воздух: залп!

Пилот рухнул на дно рва, едва не сломав ключицу. Глаза кольнули отблески ослепительной вспышки. Мир заходил ходуном, уши заложил резкий гул, по спине словно кто-то ударил резиновой кувалдой…

Едва утихла ярость спущенной с поводка безумной энергии, Хантер осторожно осмотрелся. В центре поля темнело выжженное пятно, в небо упирался клубящийся гриб. От каменной стены осталась груда обломков. Шатер и палатки валялись на земле, словно их сдул ураган. Шейлы нигде не было.

Пилот пошел вдоль рва. Провел тыльной стороной ладони по глазам и вытер руку о куртку. Вдруг Хантер увидел Дану, девочка стояла внизу и сосредоточенно смотрела на него.

- Кларенс! – он услышал ее сквозь звон в ушах.

- Пошла вон, - глухо сказал пилот, не в силах сдержать душивших его слез. – Это из-за тебя…

Дана опустила голову и медленно, словно побитая собака, побрела куда-то по дну рва. Грязная желтая ленточка выпала из тонкой, почти детской руки.

Совсем рядом кто-то негромко застонал. Возле бруствера, чуть присыпанная землей, ничком лежала Шейла. Кларенс задохнулся от радости, перевернул десантницу и, что было сил, прижал ее к себе, покрывая поцелуями измазанные землей щеки.

- Ну ты там типа того… полегче. Задушишь ведь. Фу, мне теперь три дня от твоих слюней отмываться. Ракета ядерная? – спросила девушка.

- Нет, обычная. Наверное, она повредила накопитель-конденсатор. Да это все ерунда! Главное, что ты жива!

- Только благодаря Дане. Она рванула меня за ногу перед самым залпом. Где она?

- Не знаю… - начал было Хантер.

Его прервал равнодушный, почти без интонаций, женский голос:

- Бросить оружие! Немедленно. Или я проткну девчонку, как куропатку!

Пилот резко обернулся. Женщина в средневековых кожаных доспехах приставила к горлу Даны острие короткого кинжала. На лице коммандера Ирвинг не было ненависти или злобы. Лишь безразличие и пустота.

Шейла бросила нож на землю. Кларенс остался недвижим.

- Тебя тоже касается! Думаешь, я не знаю, что у тебя в руках?

- Вот еще! – спокойно сказал Хантер и подобрал оружие десантницы.

- Я убью ее, – Ирма не повысила тон ни на йоту.

- Дана умрет в любом случае. Она отработанный материал. Но как только ты лишишься заложника, я сделаю из тебя качественно прожаренную отбивную.

Коммандер медленно кивнула:

- А ты умнее, чем твоя курица.

- И как успехи в птицеводстве? Курицы, куропатки, – ехидно поинтересовался Кларенс.

Ирма непонимающе уставилась на пилота. Через секунду она спокойно произнесла:

- Какое странное совпадение. Вместо героя за мной прислали шута. Не самый плохой вариант. Как жаль, что ты не попался мне раньше. Мы могли бы править вместе…

- Лучше быть нищим в индустриальном обществе, нежели королем у дикарей, - проговорил стандартную формулу Кларенс.

- Болван. Ты не представляешь, как сладко вершить судьбы людей щелчком пальцев. По твоему приказу тысячи людей идут на штурм, от одного тебя зависят судьбы империй…

- По-моему, тебе надо в Дом Заходящего Солнца, - перебил словоизлияния Хантер.

- Не знаю такого, - подняла брови Ирма. – Ты возражаешь, потому что никогда не пробовал наркотик власти.

Кларенс глянул на Шейлу. Та, жалкая и растерянная, не отрывала глаз от Даны.

- Девчонку я заберу с собой. А чтобы не лишать вас надежды… я оставлю ее в лесу, на дороге. Догоняйте.

Ирма потащила девочку через поле - туда, где паслись несколько чудом уцелевших лошадей…

Едва за всадницей улеглась пыль, десантница швырнула Кларенса на землю:

- Какая же ты тварь! – зарычала она. – Отработанный материал, да?

Время остановилось. Кулак Шейлы медленно приближался, он рос в размерах, вот уже можно разглядеть мелкие складки на костяшках. Обручальное кольцо на безымянном пальце… оказывается, она вышла замуж?

Хантер не попытался увернуться. Так и лежал, встречая свою судьбу. Кулак остановился в нескольких миллиметрах от лица. Мир оттаял.

Девушка схватила пилота, прижалась к нему, едва не задушила поцелуем и прошептала:

- Боже мой, я чуть не убила тебя! Прости меня, ну, пожалуйста, прости. Ты же говорил то, что она хотела слышать? Так ведь?

- Болтал то, что мне велит сердце, как говорят в фэнтезийных романах. Случайно угадал. А я и не знал, что ты замужем, - сменил тему Кларенс.

- Только заметил? Это для рядовых. Я же инструктор, так меньше пристают. Лучше скажи, что нам делать?

- Отдыхать.

- Что?! Мы могли бы пуститься в погоню!

- Лошадям – нет! Челнокам – да! Наша общая подруга ничего не знает о крейсере. Она думает, мы здесь одни. Короче, наслаждайся небом, солнцем, и схваткой с парой десятков солдат. Они уже спешат по нашу душу.

Кларенс поднял разрядник. Сверкнула молния, треск и гром разорвали тишину. Человек в чешуйчатом панцире дымящейся головешкой повалился на землю. Остальные замерли, как вкопанные.

- Кто хочет еще? Кто следующий?

Пилот шагнул. Солдаты попятились и побежали так, будто за ними, набирая скорость,  по склону горы летела снежная лавина.

- Сражение закончилось, едва начавшись, - ухмыльнулся пилот, осторожно спустился в ров и подобрал желтую ленточку.

Шейла села на бруствер, и обняла колени руками…

 

Из-за города, едва не задевая верхушки домов, выскочили два челнока. Один из рукотворных жуков, расставив в стороны аэродинамические плоскости, выпустил посадочные опоры и аккуратно коснулся земли. Второй, ощетинившись пушками и ракетными установками, остался кружить в безоблачной синеве.

Опустилась рампа, и остроносая БМП на четырех больших колесах резво скатилась на грунт. Рассыпавшиеся в охранный порядок десантники с нескрываемым изумлением смотрели на Кларенса.

- Кто командир? - крикнул он.

- Лейтенант Джон Боуден! – отозвался высокий круглолицый офицер и странно ухмыльнулся.

- Сажайте ганшип! – приказал Кларенс. – Немедленно!

- Ты забыл добавить «сэр», первый уорент-офицер Хантер, - процедил лейтенант сквозь зубы. - Потрудитесь обращаться к вышестоящему начальнику по уставу!

- Вот еще… - начал было Хантер, увидел бессмысленные глаза Боудена и осекся. Умная же тварь… из всех выбрала командира.

Но Шейла осталась в своем уме. А что, если… Кларенс направил разрядник в сторону и нажал на кнопку. Оглушительно сверкнула молния, ударив прямо в торчащий из-за бруствера нос капсулы. Лейтенант встряхнул головой.

- Тебя поимели, Боуден, - усмехнулся Кларенс. - Сажай ганшип, быстро! Биологическая опасность!

Лейтенант достал коммуникатор и отдал приказ. Челнок, чуть покачиваясь, выпустил опоры и приземлился, подняв тучу пепла на краю выжженного круга. Лишь тогда Хантер вздохнул с облегчением.

- Над полянкой в лесу пролетали? – спросил Кларенс. – Круглая такая проплешина, с интригующим туманом и веселенькими цветочками.

- Да, - ответил Боуден. – Не было времени разглядывать.

- И прекрасно. Иначе бы всем хана! Сидите здесь и не рыпайтесь, пока не получите от меня сигнал! Мне нужен ганшип, и срочно! Нет времени объяснять! На всякий случай запомните: воздействие существа можно снять электромагнитным импульсом!

Кларенс поднял челнок и повел его к горам. Серая лента дороги петляла среди неподвижного зеленого моря. Несколько раз система прицеливания засекала активность, и каждый раз солдат, или чудом уцелевший крестьянин валился ниц или падал на колени, умоляюще воздев руки к небу.

Прямо по курсу появилась туманная плешь, дорога пошла чуть в сторону, обходя опасное место. Сканер целеуказателя сдавленно пискнул. Пилот бросил челнок вниз, погасил скорость и пошел на посадку: в нескольких сотнях метров от дороги, обняв руками ствол дерева, стоял человек.

Спрыгнув на землю, Кларенс побежал по примыкающей к дороге узкой тропинке. Шейла, обогнала его, как спринтер на чемпионате мира. Выхватив нож, десантница одним взмахом перерезала веревки. Дана обняла ее, прижалась, дрожа всем телом, будто в лесу стоял лютый мороз.

Хантер грубо схватил девочку за руку, прижал к локтю аптечку. Щелкнул инъектор, вводя успокоительное средство. Дана вскрикнула:

- Уйди… Ты плохой…

- Я гораздо хуже, чем ты думаешь, - ухмыльнулся Кларенс.

Над головой пронесся сноп огня, оставляя в лесу выжженную просеку. Негромко свистя вихревыми двигателями, ганшип развернулся для новой атаки. Пилот застонал: Ирма заманила его в ловушку! Ей нужна была новая игрушка взамен потерянной! Какой же он профан! Теперь все: от ганшипа нет спасения. Система наведения видит сквозь ветви, туман, воду, грязь… сквозь все.

Кларенс переключил разрядник на минимальную мощность и ткнул десантницу в шею. Та ойкнула и свалилась на землю, будто ей в сердце попала пуля.

Дана закричала, в ее глазах плескался ужас.

- Прости. Так надо, - сказал Хантер и нажал на кнопку. Девочка рухнула, как подкошенная.

Кларенс, что было сил, рванул по тропинке туда, где ярко-красные цветы кутались в серое покрывало. В носу сладковато защекотало ароматом смерти, Хантер встал на краю открытого пространства, раздвинул ветви и выглянул.  

Ирма почему-то не стреляла. Ганшип завис над серой пеленой. Как магнитом, его потянуло к центру поляны. Челнок закачался, завалился на хвост, потом на нос. Правая атмосферная плоскость уперлась в землю и с ужасным скрежетом сломалась. Машина кувыркнулась и замерла. Свист двигателей оборвался, и наступила тишина.

Сверкнув на солнце, далеко в лес отлетел фонарь кабины. Словно в замедленном кино, Ирма медленно выбралась из кокпита и скрылась в тумане.

Кларенс поднял разрядник – поздно. Что-то чавкнуло, хрустнуло. По лесу прокатился вздох, будто воздух ворвался в невидимую воронку. Полоснув молнией в туман, Хантер побежал по тропинке назад.

Дана и Шейла лежали без чувств. Кларенс достал флягу и нажал на кнопку-сердечко. Прибор выплюнул порцию питательной смеси. Пилот поднес ладонь к аккуратному носику девочки, та открыла глаза и сморщилась.

- Все кончено. Врага больше нет, - сказал Хантер и стряхнул смесь Дане прямо в приоткрытый рот. Та послушно проглотила невкусную пищу, вздохнула и спросила:

- Дудочник?

- Да. Жаль, конечно.

- Не должен человек так умирать, - серьезно сказала Дана.

- Да мне ганшип жалко. Машина-то ни в чем не виновата. Как ее теперь доставать?

Шейла закашлялась и открыла глаза.

- Только не бей! – попятился Кларенс. – Крайняя необходимость!

- Не буду. Лучше помоги встать, - десантница протянула руку и с трудом поднялась на ноги.

- Идти можешь?

- Ты уж меня совсем не держи за слабака! – окрысилась Шейла.

Хантер махнул рукой и потопал на дорогу. Сзади, немного пошатываясь, брела десантница, на ее руку опиралась Дана. Пройдя несколько километров, Кларенс достал коммуникатор, связался с лейтенантом Боуденом и вызвал челнок. Когда он закончил, Шейла схватила пилота за плечо:

- Хантер! Куда мы денем…

- …нашу Чикититу? Разумеется, возьмем к себе. У меня и в мыслях не было иного.

Десантница просияла:

- Значит, в тебе есть что-то человеческое.

Кларенс почесал в затылке разрядником.

- Дана теперь важный свидетель. Ее показания куда более ценны, чем наши с тобой вместе взятые.

- Тьфу на тебя, Хантер! Я и не думала, что ты – такой сухарь!

- И это мне говорит человек абсолютно без чувства юмора, - съехидничал пилот.

- Так ты прикалываешься! – глаза девушки снова заблестели.

- В каждой шутке есть доля… шутки.

Над головой засвистели вихревые двигатели. Челнок неуклюже развернулся, выпустил опоры и пошел на посадку. Через час Хантер, смыв с себя средневековую грязь, заперся в первой попавшейся каюте крейсера «Бодега-бэй», прижал к груди разрядник и уснул.

 

Челнок шел на посадку. Серые купола сооружений центра разработки вооружений темнели среди желтых барханов планеты-полигона. Посадочные опоры коснулись площадки. Кларенс едва успел выключить двигатели, как Шейла опустила рампу, спрыгнула на бетон и помчалась в потерну. Дана закричала из пассажирского кресла:

- Шейла! Шейла! Ты куда?

Хантер вдавил кнопки сброса ремней и крикнул:

- Сиди пока здесь! Не то и тебе достанется!

Он не помнил, как добежал до кабинета профессора. Рванул дверь и облегченно вздохнул.

Шейла стояла посередине кабинета, гневно сжав кулаки. Долговязый ученый, как обычно, сидел за столом, положив перед собой портативный компьютер. В кресле в углу  раскинулся усатый толстяк в строгом костюме.

- Привет, Дасти! Здравствуйте, Трофим Федосеевич, – спокойно сказал Хантер и швырнул на стол флягу-регенератор. – Можете выкинуть свою шарманку. Абсолютно бесполезная штука.

- Почему? – почесал подбородок ученый.

- Потому что она не умеет производить воду! Вы, наверное, забыли, что среднестатистическому человеку нужно не только есть, но и пить? Я чуть не помер, хлебая воду из ручьев!

- Что бы я без Вас делал, Хантер? Разумеется, я немедленно внесу доработки в конструкцию!

- И сделайте смесь немного вкуснее и приятнее, хорошо?

- Вы достали, что я просил? – зашевелился толстяк в кресле.

Шейла повернулась к нему.

- Стоп! – закричал Кларенс, не рискуя, однако, хватать десантницу за руку. Если выйдет из себя, пусть лучше врежет уважаемому чиновнику, чем ему, скромному пилоту.

Десантница отступила на шаг.

- Я сам разберусь, - сказал Хантер и бросил толстяку накопители. Тот сунул маленькие серебристые цилиндры в карман.

- Отлично, - сказал Дасти. – На этом я не смею Вас больше задерживать…

- Зато я смею, - сказал Кларенс. – Знакомьтесь: мистер и миссис Ирвинг.

Пилот достал из походной сумки фотографию в простой пластиковой рамке: седовласый старик обнимал за талию Ирму в легком свободном платье. Во взгляде молодой женщины читались печаль и сострадание, словно жить ее мужу остались считанные часы.

Шейла ахнула:

- Толерант*…

- Именно. Я собираюсь обсудить эту историю на ближайшем заседании Совета…

- Нет, - жестко произнес Дасти. – Тема генетического отбора – строжайшее табу. Тебе хочется выставить себя на посмешище? История Ирвингов – редчайшее исключение. Отдай мне фотографию и забудь обо всем.

У пилота заломило в затылке. Дасти прав. Никто не будет жертвовать интересами всей галактики ради двух человек с исковерканной судьбой.

- Хорошо. Но фотографию я оставлю себе. Она будет напоминать мне о благороднейшем человеке, коммандере звездного флота Ирме Ирвинг. Она спасла планету.

- Откуда ты знаешь? – разом спросили профессор и Дасти.

Кларенс закусил губу. Не стоило болтать лишнего.

- Не просто так у нее в реакторах мышь повесилась. Скорее всего, Ирма сожгла чистую энергию, изменяя орбиту крупного астероида. Иногда они желают большой и чистой гравитационной любви. Но эту тайну Дасти увезет вместе с накопителями.

Пилот открыл дверь и вдруг остановился:

- Чуть не забыл! На планете есть альтернативная жизнь. Возможно, разумная. Дудочник, Поле Истины, ледяные тролли – то, с чем нам пришлось столкнуться. Все в отчете.

- И какие будут рекомендации? – лениво спросил Дасти.

- Санировать, - невозмутимо ответил Кларенс. – То есть, уничтожить, а освободившуюся экологическую нишу занять чем-нибудь безобидным.

Чиновник подскочил в кресле:

- Ты уверен?

- Да. Оставлять все в первозданном виде слишком опасно. Ладно, всем пока.

Кларенс взял десантницу под руку и, громко стуча новыми берцами, зашагал на посадочную площадку. Наверное, Дана скучает в челноке.

- Постой! – встрепенулась девушка. – Что такое Дом Заходящего Солнца?

- Лучше не спрашивай, - ответил пилот. Шейла прижала его к стене.

- Ну-ка, быстро колись! Думаешь, я ничего не знаю про Наташу? Профессор меня вызвал специально, чтобы ты не маялся здесь один…

Шейла обмякла, отпустила Хантера и прикрыла рот рукой:

- Ой… Прости… Ты мне нравишься… Честно… Я ради тебя отказалась от должности пилота…

- Сегодня не наш день – мы оба болтаем лишнее. Ладно, не переживай, верю всякому зверю. Но тебе, ежу, погожу.

- Ты не ответил на вопрос!

Кларенс поморщился:

- Это что-то вроде реабилитационного центра для ветеранов. Острые ощущения помогают им избавиться от последствий стресса.

- Я хочу туда. Или ты считаешь, я не ветеран? Не переживай, я обещаю не убивать Наташу.

Хантер едва сдержал смех. Он забрался в челнок. Дана спала в кресле и чему-то улыбалась.

- Ее придется отправить в интернат… - сказала Шейла. Это не было вопросом.

- Конечно. Девочке придется долго учиться и привыкать к нашим реалиям. Кстати, как ее записать? У них там, похоже, фамилий нет вообще.

- Я давно придумала. Дана Люси Гордон, как же еще?

 

 

 

 

* толерант – человек, не прошедший по генетическим показаниям стабилизацию организма.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

+2
16:15
521
RSS
Здравствуй, Кларенс!Пишет тебе горячая почитательница мачей, мачет и прочего. Давеча прочитала очередные мемуары, что хочу сказать:

— Придется — ответил Кларенс. – Кому еще можно поручить испытание АПР-14-2, кроме как не пилоту? Всем известно, что я – мальчик для битья.

И никто не побоялся тебя, мой дорогой, пульнуть в космос?

Глаза Наташи превратились в два наполненных отвращением бездонных колодца.


Ох, и страшные у дамочки глаза: без дна, да еще и наполнены чем-то. Бедненький ты мой!

— Как говорит наш друг профессор Невтриносов: вид и вкус аварийного пайка должен быть таким, чтобы никому не пришло в голову питаться им постоянно. Кстати, я должен есть с ладони. В критической ситуации посуды может не оказаться под рукой.


Какие глупые у нас солдаты!Они же не знают, что жрать с руки надо, на всякий случай. Да и нам следует. Вдруг, пригодится?
Наташа покачала головой. Кларенс прикоснулся к ее распущенным по плечам иссиня-черным волосам. 


Фууу, дорогой!Ты бы хоть руку вымыл!

— Я улетаю, — внезапно сказала девушка.

Пилот едва не сгенерировал порцию кашицы прямо на лабораторный стол.



Взяла метлу и… Да, меня бы тоже после подобного стошнило.

Приняв контрастный душ, Кларенс потащился в наблюдательную башенку, достал полевой бинокль и прилип к окулярам


Милый, ну я же тебя прлсила, не мазать глаза клеем!

Парень повернул голову. Кларенс испустил дикий вопль и пулей вылетел за дверь.


Дорогуша, ты же солдат, а не пансионерка-истеричка!

Остальное напишу позже. Остаюсь искренне твоя!

22:29
Фууу, дорогой!Ты бы хоть руку вымыл!

Питательная смесь не прилипает к ладони и не оставляет следов. Об этом я, конечно, не сказал. Ради пущей таинственности.
Дорогуша, ты же солдат, а не пансионерка-истеричка!

Но поприкалываться-то он может. Поиграть, так сказать, на публику.
Милый, ну я же тебя прлсила, не мазать глаза клеем!

Увы, резина у окуляров такая. :)
00:22
Рассказ интересный, но это нисколько не фэнтези. Это типа «трудно быть богом» на новый лад. Конец я не понял, видимо, он как-то стыкуется с самым началом, однако, все остальные приключения были настолько интересны, что я уже катастрофически забыл, кто такая Наташа, и что за цилиндры.
12:04
Ну, не знаю. Я писал именно как темное фэнтези с элементами НФ. Почему темное фэнтези — это обязательно бывший наемник, которого во мраке преследуют орды рока и много свина? Почему это не может быть притаившееся в тумане нечто, ожидающее жертву?

Наташа — это стыковка с предыдущими рассказами, из которых я планирую сделать серию, объединенную общим мегасюжетом.
Увы, видимо, вы не понимаете конкурсной стратегии. Нельзя почти никогда вырывать из вашей серии рассказов один и выставлять его на конкурс. Есть исключения — первый рассказ в серии. Рассказ на конкурс должен выстрелить и выстрелить хорошо, и по обозначенной теме. Интересно, что скажут другие критики, но мое мнение остается неизменным. А, вообще, расписывайте все эти рассказы в полноценный роман, раз накопилось)
23:09
В роман пока не могу — мегасюжета нет как такового. Разве что в сборник. Кстати, этот рассказ внеконкурсный — я, как админ, в конкурсе участвовать не могу.
11:13
Согласен с Вадимом, НФ затмило фэнтези, но дорогие мои читатели, как затмило, ух. Читайте, наслаждайтесь и комментируйте. Удачи автору в жизни и вне конкурса!