Ам-и-нет против Камасутры

   Он: Я тебя хочу.
   Она: Слушай, ты меня так хочешь, как я тебя боюсь!
   Анекдот с "бородой до пояса".

   Звёзды, мутные и непонятные, густо сияли со всех сторон и мешали разглядеть что-либо перед собой. Не было ни одной мысли в голове, ни одного воспоминания, особенно это касалось того, что до этих звёзд раньше было. Удавалось лишь свет этот лицезреть, причём, он помешал рассмотреть даже цвет отдельных звёзд и то, куда они устремлялись в своём безумном небесном танце, больше похожем на бегство от чего-то. Вдруг все звёзды словно притихли в своём сиянии, и внезапно пришла боль. Во всё тело, причём, пришла, кто её сюда звал, хотелось бы знать? Вскоре в ослеплённый световым танцем пришли мысли и воспоминания. и я открыл глаза. Лучше бы я этого не делал, ох-ох-онюшки!
   Лежать на боку и ещё ощущать затхлую сырость вокруг себя - это полбеды, но полная темнота и головокружение с дикой слабостью - это перебор уже, ребятки. Лишь невнятное движение за глазами и ноющая боль в голове отвлекала от мерзких  воспоминаний по поводу звёзд, как и еле заметный луч света сверху. посмотрев наверх. едва не отключившись от головной боли, я увидел, что нахожусь под песком и провалился в эти катакомбы через полузасыпанную песком дыру в потолке одного из этих коридоров. Интересно, дырка эта подлая была итогом работы времени и песка, или же... человека? Подумав об этом, я слегка отвлёкся от обессиливающей головной боли и выбрал последнее предположение, благо узоры по краям отверстия её подтверждали. Помогло также всё это и вполне ясно вспомнить, как вообще я тут оказался. Путешествуя с целью расхищать разные там гробницы и снискать себе славу первооткрывателя очень много чего, я нашёл банду местных коллег, которым щедро платил, вот только они решили давеча, что заплатил я им за помощь достаточно, а дома их ждут родичи, и лишний свидетель им оказался совсем не нужен, вот и оглушили втроём меня.
   Решив, что я не выберусь из известной им проклятой Пещеры взяли и скинули сюда, легко обчистив до последней нитки и связав. Да, и ещё рядом со мной лежало очень много хвороста, щепок разных, смола в крохотном ведёрке, бутыль рома с лавашом и одна коробочка спичек с написанной от руки фразой. "Да сгорят все враги наши!" - так гласила выведенная чернилами ароматная вязь. Хренушки, самосожжения от меня вам в жизни не дождаться, подумал я, поглядев на лежащий в трёх метрах от меня изрядно обугленных скелет крепкого мужичка моего сложения, и после минуты хриплой ругани всех степеней цензурности попробовал, всё-таки, встать полноценно на ноги. В общем-то, от нахлынувшего в результате головокружения и последствий падения в лице сильной черепно-мозговой травмы я через три шага после дикого кашля оставил на том скелете весь до крошки ужин, которым изрядно подкрепился в палатке этих горе-помощников. Блин, всё было же кошерным, мать вашу!
   Извинившись перед скелетом за ужин и горько сожалея, что при нём нет ничего ценного, кроме длинного старого посоха для ходьбы, я пошёл прочь поискать другой выход из этого убогого места. Собственно, детально я не помнил, как сюда попал, мог лишь догадаться об этом, ибо удар о каменный пол должен был меня убить, лишь плотный белый тюрбан спас голову от участи упавшего на камень арбуза. Это только в кино оглушение ударом проходит часика через два и кончается простой мигренью, а реально это потеря памяти обо всём почти за час до удара, постельный режим дня так на три-четыре и полная потеря нормальной подвижности на месяц с лишним.
   Вот это я на себе сейчас и испытывал в полной мере: мелкая моторика рук типа нажатия на кнопки и письма ручкой почти не работала, из рук всё валилось, память вообще работала через раз, тошнило так, что тот хлеб и ром были применены по назначению через часа три спустя после пробуждения, а до того смотреть на еду противно было до судорог. Трясущимися руками я запалил костерочек и выкинул туда испачканный ранее скелет прежнего бедогаги. Нехай подавятся своими надписями, пускай думают, что я последовал их совету, а сам найду их всех и самих сюда поскидываю или убью более приятным способом. Ну, обмажу той смолой, привяжу всех к большим камням и запалю, шашлычок какой будет... Ой, о чём это я? Смотрите, до чего сотряс мозга доводит, люди добрые! Нет, просто прирежу их одного за другим, свалю на соседей всю вину, благо это и так их всех с таким образом жизни ждёт.
   Во мраке запутанного лабиринта забытого всеми подземелья со скелетами на полу и узорами на стенах, полном густой и сочной Тьмы, нетвёрдыми шагами шёл я к своей заветной цели. И целью той была пресная вода, а ром по пустыне носить можно лишь для промывки ран и многочисленных ссадин после падения, чем с дикими ругательствами и занимался, уронив пять раз злосчастную бутылку. Потратив ром, я разбил бутылку в форме "розочки" и свирепо огляделся вокруг. Кто к нам с мечом придёт, тот... Дальше неинтересно, впрочем. Куда я мог идти, в какой бой, я и на ногах без посоха не держался, реальная жизнь и приключения на бабу Женю только в романе полны необычного, а на самом деле - сплошной караул во всех смыслах. Мат и мигрень были моими спутниками ещё час, а потом я отключился.
   С дикой болью и нежеланием это делать я проснулся после кошмара, где меня ели заживо и творили кучу противоестественных дел всякие скелеты, ожившие бутылки с непонятной красной сивухой вместо рома, а сам я поджаривался на вертеле. А, чтоб жизнь не казалась коробкой шоколадных конфет, очень большие спички из коробки с надписями аплодировали всему этому и свистели "давай на бис!". Короче говоря, выругавшись и встав на ноги, я пинал ногами, поминутно рушась от слабости и с проклятьями снова поднимаясь на ноги, стены. Обвалятся, ну и пусть, мне так уже плохо, что это лишь избавит меня от головной боли и слабости, а тем уродам. что меня предали, никого сюда уже не получится сбросить. И мысли о мести отрезвили меня лучше обливания холодной водой, как и жажда. Ну, я выберусь отсюда и сделаю с вами такое, что вы о злых джиннах всем селом деткам своим чумазым сказки сто лет будете рассказывать, твари, б***ь!
   Пройдя с трудом ещё три пролёта, я больше не видел скелетов, но все настенные узоры остались прежними. Так-так, мои предшественники не прошли дальше, умерли там, где я сам недавно был, благо всех их тщательно, как мог, недавно обыскал, ножиком перочинным и запасом лекарств от заразы всякой прибарахлился, и флягу с водою тоже себе взял. Воду в от же миг применил по назначению и лекарство выпил. Ой-ой, не надо орать про мародёрство, мёртвым всё это без надобности, а живого спасёт, так что идите тортик кушать, моралисты! Почувствовав себя вскоре намного лучше и определив направление слабого сквозняка, я побрёл туда. Дойдя вскоре до очередной заброшенной комнаты, где лежал какой-то пыльный каменный саркофаг, я попробовал его осмотреть. Да, он был не пыльным, это плесень и влага его так отделали, как тот бог черепаху, но нарисованная дама с украшениями вдохновила на очень корыстный поступок. Через часа два попыток я снял на удивление лёгкую при своём внешнем виде каменную крышку саркофага, она упала и раскололась надвое. Ну, вот, и теперь коллекционеры цену скинут, с тоской думал я, выругавшись со всем чувством, на какое тогда были силы.
   Голова снова заболела, так что облик лежащей в гробу очень бледной женщины в блеклых украшениях, совсем не похожей на мумию, на себя не сразу обратил моё внимание. Но, когда обратил... Да, ребятки, может, это от сотрясения мозга, но она вызывала у меня стойкое желание совсем не обобрать её, совсем не обобрать... Я попытался успокоиться, нет я не такой. Принял обезболивающее, но от этого стало лишь хуже, желание было невыносимым, и я впился в рот мумии страстным поцелуем. И, знаете, что? Она ответила, мигом открыв мигом бездонные чёрные глаза и обняв меня так сильно, как не всяким спортсменка удастся! Дальше было безумие, просто настоящее безумие, и я не хотел его прекращать. Стоит ли после этого говорить, что моё самочувствие стало идеальным, ссадины и раны затянулись, как будто не было их никогда? Вскоре мы, лежа прямо на полу без всякой одежды и тяжело дыша, поцеловались, а княгиня Ам-и-нет, как она себя называла, сказала, что стала навеки моей женой, а я - её суженым, ибо ждала веками того, кто её пробудит. Типа она сама легла в это саркофаг, пройдя интересный ритуал. Заклятье, держащее её тут, падёт и даст её жить снова, творя всё подряд тогда, когда к ней придёт жизнелюбец, что выше морали. полный страсти и жажды мести одновременно, а все слабые духом около неё в этих лабиринтах дохнут на месте, как мухи.
   Ну, я ей в ответ, не возражая против разделения с ней всей оставшейся жизни, рассказал в деталях всё, что со мной недавно случилось. Она же, "сев на меня всадницей", заботливо поцеловала и через минут пять успокоила тем, что селянок, подбивших парней на такую глупость, покарает лично, ибо ожившей для оживления насовсем нужна пища в лице вероломных убийц и их душ. Ну, после она встала и с грацией спортсменки вышла со мной под ручку в ночную пустыню, не заботясь об одежде, и навела в том селе очень много шума. Как они все выли перед расплатой, а мы с ней всю ночь предавались страсти прямо среди мумий, в которых эти твари превратились!
   Утром, когда мы выспались, мы преспокойно оделись во всё лучшее, что сняли с этих горе-селян и, взяв всё ценное, поехали из пустыни ко мне домой. Стоит ли говорить, что княгиня силой с Того Света и просто милым нравом стала заправлять в моей коллективе наравне со мной и предаваться всем радостям жизни, когда того хотела? И что пара интриганок с их прихвостнями из моего окружения была найдена дома в виде высушенных чучел, говорить не надо, ну, правда, не надо!
0
12:01
39
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...