ГЛАВА 14 Герб

Гибнущий в пламени дом затрещал прогоревшими костями, весь разом подломился. И – цепной реакцией пошёл его обвал каскадом, от порога дальше вглубь. Будто, кто-то поочерёдно вышибал изнутри подпорки.

Староста влетел в пожарище ураганом. Схватил женщину за плечи, застонал, превозмогая яростный жар. Мать мальчишки попыталась извернуться. Но, староста оторвал её от земли, и с разворота швырнул назад – прямо в руки своему брату. Тот поймал огненное тело, и сразу повалил на тонкий слой снега. Староста во весь опор выскочил следом наружу. И через миг дымящаяся кровля ухнула, словно в бездну, подорвав клубы угольного дыма, и россыпи искр. Дом обвалился остатками всей своей мощи, смешавшись в груду покорёженных, обугленных обломков.
Если только, он на него решился своей волей… Фарбаутр медленно повернул голову в сторону ведьмы – единственной из селян, кто по-прежнему оставался на месте. Холодная, непроницаемая, совершенно безучастная к происходящему – к судьбе ученика, его матери… Одна посреди двора, отдельно от всех. Не человек… Потустороннее существо в людском облике. Безжалостное и практичное, как большинство в мире магов. И скорое на расправу с теми, кто ему уже не нужен.
А здесь – грубое колдовство, откровенно в лоб. Чтобы вышвырнуть чужаков за порог, и только. Но – наложено оно, конечно, неспроста, брат прав – любому чародею есть, что прятать. И пока солдаты с полицаями будут обследовать берег и допрашивать стариков, нужно осмотреть избу ведьмы на предмет иных волшебных диковин. А возможно и подсказок, где скрывается беглец. Благо, опасность в доме теперь минимальна. Самый мощный удар заклятья приняли на себя первопроходцы, как это обычно бывает. Если что там и осталось, то – может, эхо защитной магии, слабые отголоски. Поэтому, работать можно спокойно.
Упоминали полицаи и о старых – невероятно древних – фолиантах, с полуистёршимися названиями на корешках. Они занимали в смежной комнате целую полку. Сейчас там зияла пустота. А на полу валялись сброшенные оттуда месяцеслов, патерик, апракос, литургия часов и прочие религиозные писания. Вряд ли те самые, что видели полицаи. Фарбаутр разгрёб сапогом книжную кучу – эти томики гораздо новее. И тоньше. Ведьма выставила их просто для интерьера. Ибо, на верующую не была похожа. Икон, во всяком случае, Фарбаутр в доме не заметил.
Фарбаутр, готовый кинуться следом, повернулся обратно к комнатам – глянул вниз: посох! Нельзя его тут оставлять, позорно убегая с пустыми руками! Уж этот артефакт нужно забрать у ведьмы обязательно! Вот только удастся ли за ним хотя бы нагнуться…? Спасение брата отняло последние ресурсы, взамен наполнив адской болью до предела и дальше. Ещё немного – и она хлынет через край, с разрывом сухожилий и связок. Потом лопнут жилы, вены и волокна. А кости и суставы, кажется, трещат и ломаются прямо сейчас!


Закончено
0
10
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!