Пролог и Глава 1

Пролог

Когда-то это был один город. Город был прекрасен, велик и един в своем великолепии. Он стоял на кристально чистой реке, его башни касались неба, а его люди были умны и трудолюбивы. Днём город возвышался крышами своих башен на горизонте, а ночью сиял, как второе солнце, спустившееся на землю, чтобы отдохнуть. Захваченные его славой, в город приходили торговцы с товарами из дальних земель, учёные и художники со своими диковинными произведениями и прочий люд, каждый со своим чудом. И каждый пришелец мог здесь найти себе место. Город жил своей жизнью и процветал, становясь ещё больше и могущественнее. И, будучи заняты своими делами, жители города не заметили угрозу, что была буквально у них под ногами. Река, тёкшая с вершин гор, вышла из берегов, и бушующий поток холодной, как лёд, воды смёл казавшиеся неколебимыми стены. За считанные дни город был разделён на две половины, а в середине не осталось ничего, кроме бурного потока, на дне которого в ледяной воде лежали руины.

Так не стало Великого Города, а вместо него остались два города поменьше. Бедствие разрушило жизни, разделило родных и принесло тяжелые времена, когда всему нужно было дать новое начало, ибо старый уклад привёл к разрухе и трагедии. И оба города стали строиться заново, но каждый – по- своему. В одном городе мечтательные художники и рациональные учёные собирали механизмы, помогавшие им двигаться быстрее и поднимать тяжелые грузы. В другом городе мудрые жрецы и чудотворцы закрылись от мира, и говорят, что они изучали тайные силы мироздания. Шли годы, оба города вылечили свои раны, научились жить не похожими друг на друга жизнями и уже выглядели совершенно по-разному. Сменились поколения, никто уже не стремился попасть на противоположную сторону реки. И если старики ещё помнили, что когда-то объединяло обе половины Великого Города, то дети уже начали придумывать страшные истории о том, почему никто не ходит в «Город-По-Ту-Строну-Реки», и какие ужасные чудовища живут там. Чем больше проходило времени, тем меньше города становились похожими друг на друга, и никто не стремился больше на тот берег.

Но так было до тех пор, пока с неба не упал человек.

***

С неба упадёт человек.

Это означает, что тому, кто сейчас стоит на палубе, нужно возвращаться назад, в заточение. Это означает, что сегодняшняя вылазка провалится, наживка не сработает, а зверь так и не выйдет. Тот, кто стоит на палубе, сейчас начнёт разворачивать старое судно. Гнилые доски и ржавые балки заскрипят, изогнутся, но в очередной раз не сломаются, ведь их будет держать вместе слово их хозяина. Рваные, изъеденные сыростью и солью одежды будут болтаться, как щупальца мёртвого осьминога, пока трясущиеся руки будут вращать стонущий штурвал влево, затем через десять ударов сердца – вправо. И неважно, что сейчас ночь, вокруг густой и холодный туман, а Река то и дело открывает голодные пасти своих водоворотов, намереваясь сожрать судно. Тот, что на палубе, знает, что будет делать. Всегда знает.

Когда он будет подплывать к берегу, его присутствие заметит молодая пара. Их не отпугнёт ни туман, ни холод, ни близость к Реке. И кто знает, что за безрассудное ребяческое любопытство вообще привело их сюда. Может быть, они не верят в страшные сказки о нём. Может быть и верят, но хотят убедиться, получить острые ощущения опасности и приключения. Он не мог быть уверен в их намерениях, но точно знал одно: ему придётся их забрать. Это цена за любопытство.

Скоро он снова выйдет на воду. Но по другой причине, которую он пока не может отчетливо увидеть, ибо она сейчас слишком далеко, в грядущем.


Глава 1

Человек, который упал с неба

Двое молодых мужчин сидели за столом в небольшой комнате с голыми стенами и всего одним узким окном. Тот, что моложе, одетый в простую одежду, был, видимо, подавлен, в то время как мужчине напротив, одетому гораздо опрятнее, это состояние собеседника как раз и было нужно.

- Мда, интересно… Осмелюсь заявить, уважаемый, вам повезло. Не каждый день с неба падают люди, в конце концов.

Человек в жилете внимательно разглядывал того, кто сидел перед ним за столом.

- Повезло? – переспросил человек за столом.

- Да. Потому что когда мне интересно, я обязательно докопаюсь до истины, уж поверьте, господин… - человек в жилете заглянул в один из листов, что лежали на столе, – Агний. А фамилия?

- Я из семьи плотников, если вы об этом спрашиваете. Фамилий в нашей деревне нет.

Агний замолчал, уставившись куда-то перед собой. Ему было трудно собрать мысли в кучу, он был абсолютно растерян. Всё, что ему рассказали лекари, когда он пришёл в себя, казалось какой-то бессмыслицей, и то же самое утверждал этот молодой статный мужчина минуту назад. По их словам, Агний буквально свалился с неба. Упал в реку, и его, уже без сознания, прибило к набережной. Он пришёл в себя через пару часов, и с того момента с ним успели поговорить с десяток лекарей и полицейских. Но вот проблема: Агний мало чего помнил о себе. И это пугало его до дрожи. Хотя с момента пробуждения воспоминания и возвращались, но лишь по чуть-чуть, как капли дождя на мостовой, создавая мелкие желобки между камнями брусчатки. И пока они не соединились в единую водную гладь.

Сейчас Агний сидел за столом перед одним из офицеров в этой ужасно неуютной комнате. На нём была рубаха, куртка из плотной ткани с выжженной дыркой в боку, штаны из того же материала, которые сильно обтягивали ноги, и сапоги. Всё было шито достаточно грубо, толстыми нитями, однако идеально сидело на нём.

- А вы, говорите, кто?

- Я ведь уже представился… Но вы, вероятно, в шоке, так что я повторюсь. Дэнис Крюк, титулярный советник.

Советник по имени Дэнис сел за стол напротив Агния, и тот, наконец, поднял на него взгляд.

- Необычность этой ситуации не только в том, что вы плюнули на многолетние старания лучших изобретателей столицы нашего славного государства, воспарив аки птица, – Крюк обозначил паузу, указав пальцем вверх, – так ещё и Река не стала забирать вас!

Агний, всё ещё собирающий мысли в кучу, огляделся.

- Я… Понять не могу, что вы хотите от меня?

- Ничего особенного, просто пару ответов. Как вы оказались в небе, и почему Река не дала вам утонуть?

Агний поморщился и закрыл лицо руками.

- Я… я не помню…

- Это я уже слышал. В любом случае, то, что ты сделал, выглядит как нечто ненормальное, – в голосе советника появились ледяные нотки. – Поэтому мы сегодня и здесь, чтобы я убедился, что ты не один из них.

- Из кого?

- Чудиков с того берега.

- А что с ними не так? – спросил Агний уже скорее рефлекторно, чем осознанно.

- Не лучшее время, чтобы прикидываться дурачком, Агний. Ладно бы ты просто так пропархал мимо, но ты сделал это именно этой ночью, в День Огня и Воды, чтобы все видели. Хотел показать людям, какой ты гений, чтобы все изумились твоему изобретению? Ну что ж, у тебя получилось. Да только ни мне, ни моему начальству, ни особенно Его величеству не верится, что какой-то деревенщина без фамилии смог создать то, что не смогли профессиональные учёные и инженеры. Скорее выглядит, как баловство с запрещёнными книжками и незаконное нарушение границы между Городами! – титулярный советник смотрел Агнию прямо в глаза. Этот взгляд словно не позволял ему ни отвернуться, ни даже моргнуть.

- Почему вы говорите так, будто уже всё решили? О каждом встречном судить по одному виду – не по-людски это! Заперли меня здесь, как собаку провинившуюся. А может, я украл чего? Да нет, все своё у меня, хоть и взять с меня нечего!

Агний откинулся на стуле, уперев руки в бока. Он не позволит никакому ряженому городскому индюку обвинять его в… чём бы то ни было. И хоть сам он в столице ни разу не был, и ни дел, ни обычаев здешних не знает, но в обиду себя не даст. Однако уверенно-расслабленный вид он придать себе не смог: стул, на котором он сидел, оказался табуретом. Не почувствовав спинку, он едва успел извернуться и подставить правую руку, пока левая так и оставалась упёртой в бок.

- Гимнастикой занимаемся? – спросил Дэнис Крюк, чуть приподнявшись и глядя вниз на задержанного.

- Монетка упала, вот я и подобрал… – буркнул Агний, возвращаясь в нормальное сидячее положение. – Слушайте, я человек не местный, вырос в деревне, как сюда попал – знать не знаю, и страшно мне от этого, если уж начистоту. Чего вы от меня хотите?

Крюк ещё раз оглядел допрашиваемого. Хоть он и был молод для своего положения, но не первый год работал в полиции и ел свой хлеб не просто так. Агний не врал, что ничего не помнит, как и не врал о своём происхождении (речь, движения тела, да и весь его вид выдавали типичного деревенщину, пускай с прибабахом), и он действительно был напуган происходящим. Парень был моложе его, лет двадцать, не больше… Но что-то не позволяло титулярному советнику поверить ему полностью. Ещё секунду поколебавшись, он принял решение.

- Хорошо, господин Агний, ждите здесь.

Дверь позади советника открылась. Он встал, взял бумаги со стола, и поспешил выйти. Агний остался один в полутёмной комнате, где были только стол, два стула и узкое окно под потолком. Он все ещё не до конца пришёл в себя, голова немного кружилась, мысли беспорядочно носились и сталкивались в голове, как рой мошкары. Смутно помнилось, как лекари привели его в чувства, потом пришли двое одинаково одетых мужиков… Дорогу он помнил смутно, но, в конечном итоге, его привели сюда. Он примерно представлял, где находится. Агний был наслышан про полицию – «специальных людей в столице, которые борются за справедливость». Так говорилось в одной из книг, которые он читал, когда был мальчиком. Но в происходящем сейчас было мало справедливости.

Даже если он действительно первым догадался, как сделать аппарат, позволяющий поднять человека в воздух, то что в этом преступного? Разве его не должны, наоборот, хвалить? Если в Железном Городе, том самом Железном Городе, никто пока не изобрёл ничего подобного, разве ему не должны выдать награду от самого короля и назвать его творение величайшим научным открытием десятилетия? Хотя, подумав ещё немного, Агний решил, что как раз славы ему не хочется. Ведь тогда кто-нибудь, пользуясь его идеями, создаст такое же изобретение, если не лучше. А это была его, Агния, мечта, ничья другая. Вся его жизнь, каждая мысль каждого дня была связана с этой мечтой и с путями её воплощения в жизнь. Просто так он никому её не отдаст.

Ещё бы вспомнить, как он её осуществил.

Что-то вроде скелета огромной птицы с колёсами возникло перед его внутренним взором. Незаконченный вариант, что не прошёл испытания в поле примерно год назад. Он делал какие-то доработки, что-то было добавлено, какая-то невероятно важная деталь, которая довела аппарат до совершенства… Но что именно? Ответ на этот вопрос скрывался за толщей воды, удар о которую забрал у Агния эти воспоминания. Как же так? Самой большой его мечтой было научиться летать, и сейчас, когда у него, наконец, получилось, он не мог вспомнить самую важную деталь.

За дверью послышались шаги. Нужно ли рассказывать? Рассказать о себе, своей мечте научится летать, месяцах поиска книг по механике, наблюдений за птицами, препарирования пойманных на охоте уток, чтобы понять устройство крыла, и ещё о множестве событий и решений, что помогли его мечте осуществиться… Нет. Если уж его так грубо приволокли сюда, то что-то им явно не понравилось. Лучше держать язык за зубами.

Вернувшийся титулярный советник Дэнис Крюк сказал, что «начальство приняло решение отпустить его за неимением факта нарушения закона». Но следствие не окончено, и поэтому Агнию нужно каждый день в три часа являться в участок и «отмечаться в журнале», что бы это там не значило. На его левую руку надели металлический браслет с часами, который он бы не смог снять при всём желании. Агнию объяснили, что так столичная полиция помечает людей, которым «закрыт выход из города до завершения расследования». Дальше было ещё несколько непонятных в своей официальности предложений, после чего ему дали пару листов бумаги, на которых ему зачем-то нужно было написать своё имя. По окончании этой процедуры его притащили в комнату с одной безупречно белой стеной и там сделали несколько фотографий. Агний старался не морщиться от вспышек. Живя в деревне, он ни разу не попадал на фотографию, а те, что ему довелось повидать, выглядели так, будто процесс доставлял изображённым людям неудобство.

Но увидеть результат ему так и не удалось, ведь уже через минуту его посадили в экипаж и повезли в таверну, где он мог получить ночлег и питание три раза в день за счёт городских властей до окончания следствия. Агний остался сидеть на краю кровати в неуютной и ужасно маленькой комнате с одним узким окном. Совершенно один.

***

Проводив задержанного, Крюк пошёл отчитаться.

- Товарищ премьер-майор.

- Да, заходи, Дэнис, – отозвался лысый мужчина в рубашке, сидевший за столом. На столе стопки документов и пепельница с дымящейся сигаретой. На вешалке рядом висел его мундир с двухзвёздными эполетами на плечах. – Я всё ещё не получил твой отчет по делу.

- Я послал его по пневмопочте.

- Понятно. Опять затор у них, наверное. Ну, рассказывай.

- В общем, отправил я нашего упавшего, – начал советник. – Техники вроде бы уже наладили работу карты, так что я дал ему браслет, но на всякий случай приставил к нему капрала Терри, чтоб следил. Так что никуда не денется. Если у него есть сообщник из фокусников, то рано или поздно он выйдет с ним на контакт. Сам Агний говорит, что у него провал в памяти, потому и не может ничего толком рассказать.

- Врёт? – спросил начальник.

- Скорее всего. Лекари никаких серьёзных травм не обнаружили, сказали только, что у него шок. Первое время он вообще не говорил, только смотрел в пол и моргал, так что, может, и правду говорит, ведь удар о воду имел место… Ах да, ещё до этого был взрыв – он-то и привлёк внимание свидетелей, иначе в ночном небе никто бы не заметил нашего летуна...

Что-то яркое справа обратило взгляд титулярного советника на себя. Повернув голову, он увидел, что на подоконнике кабинета сидит голубь. В этом бы не было ничего особенного, если бы голубь не был ярко-красным, а это не сулило ничего хорошего.

- Плохие новости? – осведомился Крюк.

- Неприятные, - вздохнул премьер-майор, – сулящие много бумажной волокиты. На, почитай.

Начальник протянул Дэнису лист пергамента, стремящегося вернуться в форму свертка. Он распрямил лист в руках и прочитал:

Полиции Железного Города

Вчера вы запустили нечто опасное со своего берега на нашу территорию. Вы сделали это во время празднования Дня Огня и Воды. Мы надеемся, что это не объявление войны.

Для мирного разрешения возникшего недоразумения, необходимо провести разговор-на-чистоту. Мы предлагаем вам выслать одного представителя в наш город для проведения разговора. Ждём представителя четырнадцатого числа месяца новых начал.

Верховный Совет Белокаменного Города.

Он вздохнул:

- Они явно не сильны в официальном стиле. Но ведь мы ничего не запускали, так?

- Разумеется, нет, Дэнис. Его величество пока не выжил из ума, насколько мне известно. Сам посуди, если бы в этом городе изобрели нечто летающее, я бы одним из первых узнал об этом.

Дэнис ещё раз взглянул на письмо.

- Думаете, они приняли летательный аппарат Агния за «нечто опасное»? В письме сразу же утверждается, что из нашего города было запущено что-то в их сторону.

- Вполне вероятно, – сказал начальник. – По итогу мы имеем парня, который изобрёл летательный аппарат, умудрился взорвать его во время полета, чем взбудоражил наших соседей, и в довершение всего, не утонул в Реке! Сам видишь, дело вырисовывается серьезное и странное, тут явно не обошлось без фокусов. И угораздил же его чёрт выплыть именно к нашему берегу…

- Значит, я буду исполнять роль парламентёра, – кивнул титулярный советник. – Через три дня, так?

- Через два. Не забывай, у них там нет цифры тринадцать, – ухмыльнулся начальник. – Ну а пока не упускай этого… Агния из виду.

***

Мальчик по имени Яков возвращался домой после захватывающей игры в стражу и бандитов с соседскими детьми. Игра началась ещё днём. Периодически затихая и возобновляясь опять, она пронесла их через три разных двора, где Яков раньше никогда не был. Осознание, что уже поздно и пора идти домой, пришло ребятам лишь тогда, когда один из них споткнулся и чуть не разбил себе лицо, в сумерках не увидев ямку на мостовой. Тогда они всей гурьбой побежали по домам, пока родители не начали их искать. Но прежде Яков решил ещё раз посмотреть на то место, куда вчера упал огненный шар. Это ведь совсем не далеко от его дома, на той же самой улице.

Сейчас здесь стоял человек в мантии смотрителя. Позади него кривая обугленная яма была огорожена чем-то вроде большого пузыря, сверкавшего серебристыми песчинками в свете фонарей. Сквозь этот пузырь Яков разглядел ещё двоих взрослых, которые явно что-то изучали в яме. Подойти ближе он не осмелился, несмотря на то, что его так и распирало любопытство. Что же они смогли там найти? Но всё же он не стал ничего спрашивать у смотрителя, потому что другой такой же вчера вечером не принял Якова всерьез, когда тот рассказал, что видел, как всё случилось.

В тот вечер он забежал домой, чтобы взять банку светлячков, когда в небе появилось маленькое солнце и упало прямо здесь. Несколько секунд яма горела, как ещё один памятный костёр, но потом огонь стал уменьшаться, а хаотичные языки пламени стали складываться в чёткие изгибы. Воспоминание в голове Якова было чётким, словно картина, однако его рассказ был полон эмоций, свойственных восторженному ребёнку. Он подозревал, что нечаянно приукрасил пару деталей. Смотритель, что слушал его вчера, улыбнулся и предложил ему пойти домой. Скорее всего, он не поверил в последнее, что успел рассказать Яков, хотя это было чистой правдой! Из образовавшейся чёрной ямы действительно вышла голая женщина, а потом убежала в переулок.


Пишется
0
4
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!