Шелкопряд

Кларенс Т. Хантер перевернул последнюю страницу написанного собственноручно романа и вопросительно посмотрел на Шейлу. Глаза девушки блестели в неровном пламени свечей, губы едва заметно дрожали.

- Не понравилось? – вежливо уточнил Хантер.

Шейла не смогла сдержаться и прыснула в кулак:

- Почему? Фантазия у тебя ого-го какая. Но писательского опыта маловато. К примеру, вот: «Стивен увидел дочь лесника Мэри. Это была девушка со свежим лицом и сапфировыми, точно спелые сливы, глазами».

- Что не так-то?

- Оставим в покое сравнение глаз со сливами и сапфирами. Мне от этого стало немного не по себе. Но что значит свежее лицо? То есть, бывает еще и тухлое?

- Ну, не знаю, - неуверенно сказал Хантер. – Я это в одной книжке прочитал и позаимствовал. Раз другие пишут, почему мне нельзя?

- Не стоит брать на вооружение явно неудачные приемы. Вырабатывай свои. Например, как бы ты описал меня?

Хантер задумался. Вытащил из кармана плоский боевой разрядник и почесал электродами затылок.

- У тебя чуть вытянутое, миловидное, но решительное лицо с тонкими правильными чертами, высокий лоб, самые обыкновенные губы и прямой нос. Одним словом, ты как девушка-рыцарь из романов. Все портят глаза.

- Почему? – поразилась Шейла.

Кларенс погасил почти догоревшую свечу, зажег новую, выбросил в контейнер с водой огарок и продолжил:

- Они грустные и беспомощные, как у оленешки. Правда, оленешка этот здорово брыкается. И обнимается.

Шейла улыбнулась:

- Вот и в романах так же пиши. Ты очень наблюдательный. Чего еще ожидать от зануды? Ты же на меня ворчишь всякий раз, когда я хотя бы на несколько сантиметров сдвигаю предметы на твоем столе.

- Ладно. И на том спасибо, - удрученно сказал Кларенс, прислушался и выглянул в проход между стеллажами. В неверном свете дежурных ламп он увидел высокую фигуру, одиноко бредущую по коридору, заставленному контейнерами со значками опасности разных степеней. Директор Центра разработки вооружений профессор Невтриносов. Сам пожаловал.

- Здравствуйте, профессор! – крикнул Хантер. – Вы, как всегда, вовремя. Весь романтический ужин при свечах коту под хвост.

Ученый покосился на две винтовки, аккуратно прислоненные к стене.

- В сталкеров играете, да? – ехидно спросил он. – На складе боеприпасов?

- Увы, только в подсобке можно отключить дежурное освещение. Иначе никакой романтики.

Невтриносов скептически посмотрел на контейнер в качестве стола, снарядную гильзу вместо подсвечника и осклабился:

- Что-то я не вижу здесь еды?

- Мы вкушаем духовную пищу, - важно ответил Хантер, достал из походной сумки банку консервов и вскрыл ее армейским ножом. – У нас литературные чтения. Так Вы пришли сделать нам внушение?

Несмотря на напускную серьезность, ученый прыснул.

- Нет, я не за этим, - сказал он и сел на пустой ящик. – У меня серьезное задание. На ЛВ-2816 найден подземный храм, построенный неизвестной цивилизацией. На глубине тринадцати километров.

- Сколько? – Кларенс едва не опрокинул открытую банку.

- Я уточню, - нахмурился профессор и поводил пальцем по сенсорному экрану коммуникатора. – Да, ошибка. Храм находится на глубине ста тридцати метров.

- Это ближе к истине. Пошлите команду в бронекостюмах высшей защиты…

- Уже, - перебил Невтриносов. – Ничего они не добились. Едва выбрались. Нам нужен человек с… нестандартным видением ситуации.

Хантер поковырял вилкой консервы и отправил в рот тефтелю в томатном соусе. Вкуснотища.

- Удивительно, - задумчиво сказал он. – Мы, со всей нашей техникой бессильны против сооружения каких-то жалких примитивов.

- Не бессильны, - возразил ученый. – В крайнем случае, можно выжечь храм выстрелом орбитальной ионной пушки вместе с районом…

- Или разнести планету на астероиды. Сделайте это, профессор.

- Там разумная жизнь, люди. Четвертый уровень, конечно, махровое средневековье. Но все же, Хантер, пожалей их…

- Никогда! -  воскликнул Кларенс.

Ученый постучал кулаком по ящику и продолжил:

- Не перебивай. Пожалуйста. Давай сделку: ты проверишь храм, а я помогу тебе с научной работой.

- Какой работой? – изумленно спросила Шейла.

- Влияние эстетики боевых машин на боевой дух десантных подразделений, - мрачно сказал Хантер. – Все, профессор, я согласен. Но более ни слова о моей монографии.

- Вот и ладно, - просиял ученый с высоты своего роста. – Отдыхайте пока. Отправитесь завтра с утра. Можешь взять свой звездолет.

- Вылетаем по готовности! – быстро сказал Кларенс. – Грузите в «Призрак» координаты. Думаете, я смогу спать после постановки задачи?

Он проверил походную сумку, схватил импульсную винтовку, поманил Шейлу и, что было сил, рванул на посадочную площадку.

 

«Призрак» сошел с орбиты, погасил космическую скорость и вывалился из облаков над узким извилистым ущельем. Огненное сияние раскаленного воздуха погасло, на дисплеях вспыхнули указатели атмосферного режима. Отточенным движением Хантер положил машину на крыло и ухнул вниз, почти к самому дну зловещей трещины. Усеянная острыми валунами неровная поверхность надвинулась почти вплотную.

Кларенс радостно завопил «рок-н-ролл!» и понесся в нескольких метрах от земли, ловко уворачиваясь от красно-коричневых в пасмурном свете стен, возносящихся ввысь на добрых пятьсот метров. Все вокруг слилось в сплошную кутерьму. Чуть слева выросла непреодолимая каменная преграда. Легкое движение ручки, и звездолет, едва не зацепив скалу, вновь мчится в узком коридоре…

Жуткая гонка длилась ровно пять минут. «Призрак» выскочил на открытое пространство - узкую, шириной всего в несколько километров, полосу между горными массивами. По дну каньона змеилась горная река.

- Ну, и манеры у тебя, Хантер! – раздался в наушниках восторженный голос Шейлы. – Никак не могу привыкнуть.

- Это же звездолет. Зацепили бы скалу – ей же хуже. Кажется, мы прибыли.

В скале, у самой земли, темнел обрамленный чуть зеленоватой облицовкой прямоугольный портал. Между камней петляла извилистая тропинка, через реку был переброшен деревянный мост. Кларенс пронесся мимо, развернулся, пролетел над рекой и осторожно посадил машину между валунов.

- По-моему, надо было сесть поближе к входу. Слишком далеко идти, - озадаченно сказала Шейла.

- Для начала надо провести рекогносцировку. Наши коллеги пошли напролом и потерпели неудачу, - назидательно ответил Кларенс. – Если встретим людей, пожалуйста, не убивай их. По крайней мере, сразу. Дай мне шанс их допросить.

- Есть, командир! – откликнулась десантница.

Кларенс спустился в шлюз, повесил на плечо импульсную винтовку и открыл наружную дверь. Засвистел воздух, не давая атмосфере планеты просочиться внутрь звездолета.

Хантер спрыгнул на каменистую землю и по-джентльменски подал руку Шейле.

- Спасибо, сэр, - ухмыльнулась девушка и нажала кнопку закрытия люка. Свист прекратился, словно его обрезало. Кларенс обошел валун и замер, прислушиваясь.

- Что случилось? – обеспокоенно спросила Шейла.

- Наверное, я схожу с ума. Мне кажется, кто-то играет на… арфе. Точно, арфе. А теперь еще и поёт. Какая-то девушка. И если мы пойдем по тропинке, скорее всего, придем к неизвестной певунье.

Шейла ухмыльнулась:

- Ты всегда говорил, что по ушам тебе проехал танк?

- Это не мешает мне быть меломаном и разбираться в музыкальных инструментах.

Девушка вздохнула:

- Да… Постоянно узнаешь что-то новое о лю… партнере по странствиям.

Хантер схватил ее за неожиданно горячую руку и потащил за собой. Через несколько минут его взору открылся настоящий оазис: посреди голых скал раскинулась поросшая голубовато-зеленой травой низина. Совсем рядом с горной кручей отчетливо маячил выбеленный дом с двускатной крышей. Несколько странных деревьев, похожих на кучу переплетенных коряг, росли возле увитой плющом изгороди. Для чего она в таком безлюдном месте?

- Вечно нас занесет в какую-нибудь дыру, - прокряхтел Кларенс, перелезая через ограду. Шейла легко перепрыгнула забор и вопросительно глянула на спутника.

Хантер заглянул в открытое окно. Стройная молодая женщина вдохновенно перебирала струны небольшой настольной арфы. Пальцы легко порхали по ним, и музыкальный инструмент отзывался пафосной, но чарующей музыкой. Кларенс отметил некоторую жесткость скуластого лица, широко расставленные глаза и на удивление коротко стриженые волосы. Он не мог оторвать взгляд и очнулся, лишь когда кто-то сказал:

- Обернись, разбойник. Медленно, не то я проткну тебя.

Кларенс выполнил приказ. Музыка прекратилась.

- О господи, ушастик. Ты откуда взялся? – спросил он у высокого мужчины в легких кожаных доспехах, намекая на вполне очевидную примету – слегка оттопыренные уши. В руке тот держал длинный меч.

- Я – рыцарь Джеймс Непобедимый. Отвечай на мои вопросы, или умрешь!

- Вот тебе и несинхронизированный мир… Я тебя не слушаю, посолю и скушаю…

- Хантер! – бесцеремонно перебила его Шейла. – Не время шутить!

- Это еще почему? Если бы я захотел, превратил бы его в шашлык или решето двадцатью двумя различными способами. Ушастик, а твоя дама сердца ничего так. Только рост у нее, как у водонапорной башни…

Рыцарь, взмахнув мечом, бросился на Кларенса. Шейла, точно стена, встала между мужчинами. Ее непоколебимость заставила Джеймса отступить.

- Я, благородная леди Шейла Гордон вызываю на поединок рыцаря Джеймса Непобедимого! – крикнула она.

Рыцарь бросил на землю перчатку. Интересно, откуда он ее взял? Хантер схватил Шейлу за руку:

- Девочка, если ты погибнешь, я все здесь разнесу в хлам.

- Никогда бы не думала, что в тебе столько пафоса, Хантер! Верь мне! – съехидничала Шейла.

- И постарайся его не убить…

- Я болезнью Альцгеймера не страдаю! – отрезала девушка и вручила Хантеру винтовку. – Приказ помню.

Шейла вынула нож из ножен.

- При всем почтении, Ваш клинок меньше моего, благородная леди. У меня серьезное преимущество. Если желаете, можете выбрать любой меч из моих запасов.

- Я привыкла к своему оружию. Буду биться им.

- Как пожелаете, благородная леди. К сожалению, у нас нет возможности соблюсти все формальности.

- Обойдемся! – крикнула Шейла. – Защищайтесь, сударь!

- Это из другой эпохи! – сказал Хантер. Но его уже никто не слушал.

Рыцарь махнул мечом, десантница отскочила, ловко увернувшись от смертоносного лезвия. Тогда Джеймс попытался ткнуть Шейлу в грудь, но та нырнула под клинок, подпрыгнула и ударила противника рукояткой ножа по темени. Джеймс медленно опустился на землю. Хантер вернул Шейле винтовку. Женщина, еще совсем недавно игравшая на арфе, выбежала из дома и бросилась к бездыханному телу.

- Он жив, я только оглушила его, - попыталась успокоить ее Шейла. Кларенс поднял меч и на всякий случай отбросил его в сторону. От греха подальше.

Рыцарь зашевелился, открыл глаза и пошарил руками по земле.

- Я опозорен, - прошептал он. – Первое поражение в поединке за много лет…

- Не считается, - перебила его Шейла. – Твои боевые навыки давным-давно устарели. На досуге я покажу тебе пару приемов.

- Подумаешь, врезали по тыкве… - начал было Кларенс.

- Как ты смеешь вмешиваться в разговор благородных, простолюдин? – взъярился рыцарь. Наверное, с досады.

Хантер вытащил из кармана разрядник и нажал на кнопку. Сверкнула молния, превратив ближайшее дерево-корягу в дымящуюся головешку. Гром разряда ударил в уши. Ни Джеймс, ни женщина не шелохнулись. Вот это выдержка!

- Это чтобы вы знали, кто здесь на самом деле главный, - невозмутимо сказал Кларенс и помог рыцарю встать. – Тоже мне, нашли простолюдина. Вам все ясно?

Джеймс медленно кивнул:

- Куда уж яснее. Девушка-рыцарь сопровождает колдуна. И такое бывает. Ты мог бы вмешаться в нашу схватку или убить меня, но не стал этого делать. Удивительно для могущественного чародея.

 - Раз я вам понравился, может быть, вы пригласите нас к себе?

- Пусть войдут, - сказала женщина.

Хантер прошел в просторную выбеленную гостиную. Круглый стол, стулья, камин, пара шкафов и маленькая настольная арфа – вот и вся нехитрая обстановка. Закрытая дверь вела, очевидно, в спальню.

- Для начала давайте познакомимся. Кларенс Хантер. Джеймса я уже знаю. А как Вас звать, леди? Не могу же я обращаться к Вам «зовутка».

- Хелависа, - коротко и сурово ответила женщина приятным мелодичным голосом. – Нельзя ли проявлять к собеседникам больше уважения?

- У меня куда-то делся рот, но я хочу орать, - ухмыльнулся Хантер. – Я буду называть Вас коротко – Хела. Джеймс, как Вы, дипломированный рыцарь, оказались в этой глуши?

- Однажды я полюбил ведьму…

- Все, - перебил его Кларенс. – Дальше можешь не продолжать.

- Почему? – возмутилась Шейла. – Мне интересно…

- Не хватало мне выслушивать жизнеописание благородного рыцаря-зачинщика Джеймса Непобедимого. У меня и без того забот полон рот. Давайте сначала присядем.

Кларенс абсолютно бесцеремонно уселся на грубый стул, обхватил спинку ногами, покачался, словно на деревянном коне, и продолжил:

- Но пару вопросов я все-таки задам. Чем вы питаетесь среди голых скал, и почему ведьму никто не преследует?

Джеймс криво улыбнулся:

- Я видел всякое, но шут-колдун никогда еще не переступал порог моего дома.

- Значит, я первый. Хоть в чем-то у меня приоритет. По существу есть что сказать? – невозмутимо поинтересовался Хантер.

Вместо рыцаря ответила Хелависа:

- Никто не осмелится причинить вред ведьме в Проклятых Землях. Продукты нам раз в месяц привозят на корабле. Совсем недалеко большая река. Дань стражнику пустоши – святая традиция.

- Надо было не гонять по ущелью, а облететь местность на высоте, - мрачно сказал сам себе Кларенс. – Переходим к главному пункту. Что интересного есть в храме?

- Точно не знаю, - сказал Джеймс. – Я в нем ни разу не был. В святилище много ловушек. Но, если повезет, можно попасть в камеру к Пророку. Говорят, она совсем близко от входа.

- Говорят, в столице Конфедерации кур доят. А точного плана у вас нет? Риторический вопрос.

Джеймс развел руками:

- Ходы постоянно меняются… Так говорят те, кто выбрался.

- Все понятно. Ну, если вы ничего не хотите сказать на прощание, то пока.

Хантер встал, сделал знак Шейле и вышел. На потемневшем небе проступили блестки далеких звезд. Джеймс осторожно отворил калитку.

Кларенс обогнул валун и открыл дверь в борту звездолета. Десантница остановилась и, удивленно глядя на спутника, спросила:

- Мы разве не в храм?

- Темнотища уже. Мне страшно, - съехидничал Хантер из шлюза, подавая девушке руку.

Шейла не сдержала улыбки:

- Мы же полезем под землю. Там все равно ничего не видно. К тому же у нас есть приборы ночного видения.

- Я устал и спать хочу. Короче, утро вечера мудренее. За ночь, я думаю, храм не рухнет.

Кларенс вошел в каюту, рухнул на койку и прижался к переборке. Шейла пристроилась рядом, обняв его за шею. Уснули они только через час.

 

Утром Хантер и Шейла прошли по тропинке к горной речке, с журчанием катившей прозрачные воды куда-то к невидимому морю. С удовольствием втянув прохладный воздух, Кларенс прошел по содрогавшемуся от шагов мостику и, стараясь не наступать на мелкие камушки, осторожно двинулся к порталу. Шейла, с импульсной винтовкой наперевес, прикрывала тыл, но ее усилия пропали даром: ни одного живого или мертвого существа не попалось им на пути.

Наконец, каблуки берцев гулко застучали по ровному шершавому полу недлинного тоннеля. Через полсотни метров Хантер уперся в позолоченную квадратную дверь. В нее запросто могли проехать рядом два грузовика.

- Стой! Грозный вход, - изумленно прочитал он. – Ничего себе, лингвистическая конструкция.

Кларенс постучал кулаком по толстой плите, она отозвалась глухим стуком. Странный материал – не металл, но и не пластмасса.

- Придется резать? – неуверенно спросила Шейла и дверь мягко отошла в сторону, словно девушка сказала секретное слово. Хантер шагнул в сводчатый коридор, освещенный льющимся с потолка сине-зеленым сиянием. Удивительно, оно почти не давало теней.

Тоннель свернул чуть в сторону и Кларенс вышел в полукруглую камеру. Шершавые ступени винтовой лестницы вели куда-то вниз.

Спуск показался бесконечным.

- Интересно, нам подниматься столько же? Я не выдержу! – притворно заныл Хантер. – Неужели нельзя было придумать лифты?

- Лентяй! – рассмеялась Шейла. – Если упадешь, я тебя донесу.

- Не время шутить, - сказал Кларенс, шагая по ступеням. – Ничего не замечаешь? Здесь нет эха! Глухо, как в студии.

Лестница закончилась в центре большого круглого зала. Во все стороны, как спицы колеса, уходили освещенные тоннели. На стене блестели таблички. «Вам сюда не надо», «Опасно», «Не заходить», «Пророк», «Сокровищница»…

Хантер уверенно направился в коридор с надписью «Пророк».

- Стой! – закричала Шейла. – Может, он только этого и ждет? Может, это ловушка?

- А если все наоборот? Например, пророк рассчитывает, будто мы захотим его перехитрить? А мы с наглыми рожами возьмем, да и припремся прямо к нему. Сюрприз!

Тоннель закончился еще одной лестницей вниз, короткой и широкой. Кларенс нажал на ручку металлической двери, настолько низкой, что ему пришлось пригнуться, и поежился. В едва освещенной чашеобразной комнате размером с футбольное поле стоял лютый холод. Как в склепе. Лишь из-за невероятной сухости воздуха на стенах не было изморози.

- Наконец-то добрались, - сказал чей-то голос, не мужской и не женский. Вернее, и то, и другое. – Я вас ждал. Приятно познакомиться. Я и есть пророк. Вы можете звать меня Элис. Или Эллис. На выбор.

- Постой, - сказал Хантер. – У тебя пол-то какой? Как ты выглядишь?

- Никакого, - был ответ. – Не знаю, как. У меня и глаз-то нет.

- В самом деле. Зачем пророку глаза? Значит, я буду звать тебя Эллис. У тебя тут колотун адский, дружище.

- Я люблю прохладу. На глубине довольно жарко, мне трудно охладить все мое обиталище. Спрашивайте. У каждого есть по одному личному, так сказать, вопросу. Я обязан на них ответить.

- Что значит буква Т в моем имени? – быстро спросил Кларенс.

- Теодор, - сказал пророк, и Хантер никак не мог отделаться от мысли, будто Эллис ухмыляется.

- Что с нами дальше будет? – в свою очередь спросила Шейла.

- Если ты будешь все знать, разве тебе будет интересно жить? Из храма вы выйдете целыми и невредимыми, я гарантирую это.

- Тогда скажи хотя бы, куда нам топать дальше?

- В сокровищницу. Такова традиция: кто доберется до меня, возьмет столько ценностей, сколько сможет унести.

- И сколько человек удостоилось аудиенции? – вопрос Кларенса застал Эллиса врасплох.

Через несколько секунд он все-таки ответил:

- Вы первые. Ступайте с миром. Честно говоря, таких сильных противников, как вы, мне еще не попадалось.

Хантер обернулся. Двери, через которую он вошел, более не существовало. Эллис мерзко захихикал:

- В любую реку можно войти лишь один раз. А в некоторые и вовсе ни разу. Но я вам помогу.

Воздух заискрился, в стене открылся проход. Блеснула табличка «Сокровищница». Хантер, увлекая за собой Шейлу, шагнул в коридор. Тоннель поднимался, закручиваясь в спираль. Наконец, гостеприимно распахнулась массивная дверь, приглашая путешественников поживиться несметным богатством.

Кларенс равнодушно обвел взглядом золотые и серебряные слитки. Шейла открыла металлический сундук.

- Какой-то песок, - разочарованно сказала девушка, пересыпая матовую разноцветную крупу.

- Это драгоценные камни, - расхохотался Кларенс. – Необработанные, природные. Похоже, кто-то занимался добычей полезных ископаемых в промышленных масштабах. Обрати внимание: здесь только готовое к вывозу сырье.

Хантер насыпал несколько пригоршней камней в карман сумки.

- Зачем они тебе? – удивилась Шейла. – Мы можем запросто сгенерировать бриллиант размером с грузовик.

- Для анализа. Да и сам не знаю, зачем, - рассеянно ответил Хантер. Он силился разглядеть какой-то плоский предмет, сиротливо валявшийся возле аккуратной стопки золотых брусков.

 Шейла проследила за его взглядом.

- Что это? – изумленно спросила она.

Кларенс не ответил. Обогнул сундук и открыл в изумлении рот. Не каждый день видишь в древнем храме десантную плащ-палатку. Хантер развернул и накинул ее себе на плечи. На пол, кружась, упал пожелтевший листок. Шейла нагнулась и подняла его.

- Руководство по эксплуатации. Амулет абсолютной защиты принимает наиболее удобный и привычный для владельца вид, - прочитала девушка. – Дает неуязвимость ко всем известным и неизвестным воздействиям. Для активации надеть поверх одежды или на голое тело, если конфигурация владельца не предполагает ношение таковой…

- Вот оно, настоящее сокровище! – перебил ее Хантер и провел кончиками пальцев по приятно шершавому материалу. – А теперь ноги в руки. Валим отсюда! Быстрее!

В сокровищнице заметно похолодало. Кларенс бросился в единственный коридор, на этот раз прямой. Очередная лестница круто уходила вверх. Шейла не отставала.

Хантер взлетел по ступеням, позолоченная входная дверь исчезла в стене, открывая светлое пятно в конце тоннеля. Разгоряченное лицо уловило едва заметный ток воздуха. Выбрались!

Путешественники не прошли даже четверти пути к мостику, когда Шейла вдруг остановилась, словно пораженная молнией:

- Если храм построен древней цивилизацией, то как же мы читали надписи?

Кларенс резко прижал ойкнувшую девушку к себе и прикрыл ее плащ-палаткой. Выхватил из сумки короткий серебристый цилиндр со значком радиоактивности на торце,  рванул предохранительное кольцо и потянул спусковой рычаг.

Гранатомет хлопнул, выбросив пусковой контейнер. Оболочка разлетелась, сверкнул синий огонек трассера, и ракета с гулким шипением помчалась к темнеющему в скале порталу.

Хантер увидел себя со стороны. Он стоял столбом возле валуна, отставив руку с пустым гранатометом в сторону, другой рукой обнимая укрытую краем плащ-палатки льнувшую к груди Шейлу, так и не бросившую винтовку. Трогательная картина.

Внезапно ослепительная, светлее светлого, вспышка залила все вокруг. По сравнению с этим белесым сиянием полуденный свет показался полной темнотой. Под палящими лучами рукотворного солнца растеклись, точно растаявшее мороженое, валуны. И тут же дьявольский ветер сорвал и унес все, что еще не успело расплавиться, оставив лишь гладкую поверхность с лужицами кипящего, раскаленного докрасна, шлака.

Но посреди чудовищной вакханалии, под защитой странного и удивительного артефакта, два человека остались целыми и невредимыми. Смертоносные лучи огибали невидимый кокон, превращая все вокруг в огненный ад. Едва заметный ветерок всколыхнул одежду, и умчался по ущелью, поднимая тучи пыли, переворачивая валуны и кромсая скалы.

Наконец, бриллиантовое сияние пожелтело, стало темно-красным и погасло совсем. В небо вознесся клокочущий гриб со светлым кольцом на ножке.

Кларенс пришел в себя и посмотрел на Шейлу. Стриженые по уставу волосы десантницы буквально стояли дыбом. Есть от чего. Так он жив или нет? Резкая боль в руке развеяла все сомнения.

Хантер взвыл и разжал пальцы, но раскаленный гранатомет прилип к ладони. Отвратительно зашипела обожженная плоть. Тогда он ударил по металлическому цилиндру, отодрав его вместе с куском плоти. Хлынула кровь.

- Проклятье, я забыл аптечку, - прошипел Кларенс. Руку дергало от боли.

- Я тоже не взяла… На тебя понадеялась… Нам надо в звездолет.

- Нет. Придется ждать, пока не остынет почва и не спадет наведенная радиация.

Он сжал изувеченную ладонь в кулак и прижал девушку к себе, закусив зубами куртку на ее плече.

Минут через сорок Кларенс набросил на Шейлу плащ-палатку и, что было сил, рванул к почерневшему, чудом уцелевшему мостику, ощущая лицом жар горячей, но уже не раскаленной земли.

Лишь перебежав на другую сторону, он рискнул посмотреть на изувеченную ладонь. Зрелище ужасное: в центре залитого кровью огромного волдыря алела багровая полоса. По краям раны свисали белые лоскуты омертвевшей кожи. На пальцах не было живого места.

Хантер, кривясь от боли, решительно зашагал по тропинке к домику рыцаря Джеймса. Голова закружилась.

- Мы разве не летим домой? – удивилась Шейла.

- Посмотри на мою руку! Я вряд ли смогу вести «Призрак», – сказал Кларенс и тут же пожалел об этом.

Шейла швырнула его через бедро и прижала коленом к земле. Ее глаза сузились и полыхнули огнем еле сдерживаемого гнева.

- Думаешь, я – тупая утка? Считаешь, я не справлюсь с твоей шайтан-арбой? – закричала она прямо в лицо и вдруг сникла, – Прости меня, пожалуйста. Это нервы.

Девушка помогла Кларенсу подняться, виновато глядя в глаза. Такой взгляд растопит даже камень.

- Как я вас понимаю, - ехидно сказал Хантер. – Не каждому доводится побывать внутри огненного шара и выжить. Удивляюсь твоей покорности. Ты же могла просто не дать мне выстрелить.

- Раз ты что-то творишь, на это есть веские причины, - бледно улыбнулась Шейла. - Я привыкла к этому. Не стоит мешать тебе.

- У обитателя храма злобный, жестокий и мстительный характер. Нас в любом случае ждала бы гибель. Разрозненная картинка собралась в единое целое, когда ты спросила, как мы читали надписи на неизвестном языке. А ведь Эллис – не телепат. Он – пророк.

- И что из этого? Я ничего не понимаю, - десантница глянула на искалеченную руку напарника, достала из кармашка индивидуальный пакет и занялась перевязкой.

- Один из способов предсказать будущее – создать его. Наш друг, словно шелкопряд, тянул и переплетал нити прошлого и будущего. Он менял конфигурацию лабиринта, воздействуя на строителей в далеком прошлом. Передать им информацию о нашем языке для него раз плюнуть.

Кларенс присел на плоский валун. В глазах прыгали черные мушки, голова кружилась. Шейла продолжила мучительную экзекуцию:

- Откуда пророк знал, какой алфавит мы используем?

- Наши предшественники в бронекостюмах наследили. Эллис пытался их погубить, но, видимо, не сумел подобрать подходящей реальности.

- Зачем же он позволил нам добыть артефакт?

- Видимо, в этой ветке мы должны были его найти, потерять и погибнуть. И если бы не ты…

- Я? – изумилась Шейла.

- Да. Единственным вопросом ты создала узел и позволила мне перевести стрелку. И более ядерного взрыва я боялся, что Эллис успеет пересоздать лабиринт. К счастью, теперь наш противник мертвее мертвого. Пространственно-временная коллизия уничтожена.

- Откуда ты знаешь? - быстро спросила Шейла.

Хантер внимательно рассмотрел повязку. На ней проступило красное пятно.

- Если бы ты когда-нибудь побывала в бункерах, по которым прошла ударная волна ядерного взрыва, ты не задавала бы глупых вопросов.

- А если пророк нематериален? Вдруг он – энергетическая субстанция?

- Нет. Пророк – реальное живое существо. Он прокололся, любезно сообщив нам о своей любви к прохладе.

Хантер, кряхтя, поднялся и, опираясь здоровой рукой на плечо Шейлы, побрел по тропинке. Укрытый скалами дом Джеймса остался, на первый взгляд, цел. Правда, хозяин закрыл ставни: видимо, на обращенной к взрыву стороне выбило стекла.

Перед изгородью Шейла остановилась и спросила:

- Что бы будешь делать с артефактом?

- Отдам его Джеймсу. Зачем он… - Хантер осекся и уставился прямо в глаза Шейлы. Внезапная догадка озарила неугомонный разум.

- Что случилось? На тебе лица нет…

- А я-то думал, как Эллис собирался лишить меня артефакта! Через Джеймса!

Кларенс перелез ограду, пнул жалобно скрипнувшую входную дверь и бесцеремонно вломился в спальню.

Полуголый рыцарь лежал на огромной кровати с пологом, обняв прижавшуюся к нему Хелавису в тонкой ночной рубашке. Его лицо исказилось от ужаса, он вскочил с постели, попятился и наткнулся на стену. Хантер, глядя прямо в испуганные глаза, машинально протянул для пожатия изувеченную руку. В глазах потемнело от боли. Откуда-то издалека донесся крик, похожий на хриплое воронье карканье…

Хантер очнулся на приятно жесткой кровати. Рядом сидела Хелависа. Она смазывала его ладонь сладко пахнущими снадобьями, бормотала что-то под нос и тихонько дула на рану. Адская боль сменилась невыносимым зудом. Кларенс потянулся было почесаться, но получил по здоровой руке.

- Вот я слабак. Тряпка. Подумаешь, руку обжег.

- Не наговаривай на себя, - тихо сказала Хелависа и поежилась, словно в комнату ворвался ледяной ветер. - У тебя плоть содрана почти до кости. Ожог во всю ладонь. Пальцы покрыты волдырями. Как ты это терпел? Я поражена…

Она провела перед глазами ладонью, опуская завесу крепкого сна. Уже в полузабытьи, Хантер почувствовал, как земля вздрогнула, словно при землетрясении…

Утром Кларенс, с трудом сдерживая острое желание разодрать под повязкой руку, накинул плащ-палатку, нацепил на плечо походную сумку и отыскал Джеймса и Шейлу на заднем дворе. Они усердно колотили друг друга короткими тренировочными мечами.

- Эй, голубки! – крикнул Хантер. – Устроили спарринг! Я сейчас начну ревновать! Джеймс, расскажи-ка мне, дружок, как ты связывался с пророком?

Рыцарь выронил меч:

- Н… никак… я не знаю, о чем ты говоришь!

- Ты все еще боишься Эллиса? Его больше нет. С чудовищем, тиранившим твой мир, покончено навсегда.

- Я тебе не верю! Его нельзя убить!

Хантер сунул руку в сумку и швырнул в Джеймса пригоршню драгоценных камней:

- Узнаешь? Говори, или Шейла тебя изобьет. Больно и жестоко. Она профессионал, поверь мне на слово.

Джеймс посмотрел взглядом обреченного:

- Но он действительно никак со мной не связывается. Наверное, я и так делаю то, что ему нужно.

Внезапно рыцаря прорвало. Он сжал кулаки, навис над Хантером, словно сторожевая башня и затараторил:

- Ты не представляешь, сколько хороших людей исчезло в этом доме! Они куда-то провалились, будто их никогда не было!

- Пропавших людей действительно никогда не было в новой реальности. Они вообще не рождались. Все за мной! – крикнул Хантер и медленно побрел в ущелье. Споткнулся, схватился за плечо подвернувшейся ему под руку Хелависы и едва не упал от изумления.

Тропинка обрывалась сразу за скалами.  Мостик исчез. Девственная горная речка издевательски журчала среди камней. На другой стороне ущелья в небо упиралась сплошная бурая  стена без малейшего намека на портал. И никаких следов ядерного взрыва. Ни выжженной воронки, ни оплавленных валунов. Ничего.

Джеймс просиял. Он схватил Хантера за здоровую руку и, приплясывая, начал трясти ее так, будто собирался оторвать.

- Это пытки? – вежливо поинтересовался Кларенс.

- Пророк сгинул! – радостно кричал рыцарь. – Сгинул навсегда!

- Я ничего уже не понимаю. Какой-то бедлам! - встряла Шейла.

- Не пытайся разобраться. От этих коллизий можно запросто получить вывих головного мозга. Давайте лучше осмотримся.

Но между валунов было пусто. Звездолет исчез. Хантер нажал несколько кнопок на электронных наручных часах, и «Призрак» проявился, словно голографическая фотография.

- Активировалось маскирующее устройство, - пояснил Кларенс и открыл в борту люк. – Интересно, кто его так напугал?

- Он живой? – удивился Джеймс. Как ни странно, в его голосе не было ни тени испуга.

- Разумеется, нет. Просто «Призрак» обвешан сенсорами, как новогодняя елка. Уж не знаю, празднуют ли у вас Новый Год, как на Альдебаране.

В просторном кокпите все разместились без особого труда. Хантер кое-как обхватил забинтованной рукой ручку управления, поднял машину в небо и перемахнул горную цепь.

На равнине, возле отрогов хребта раскинулся мегаполис. Сверкая полированной сталью и стеклом, царапали тучи небоскребы. Здания поменьше правильными кольцами улиц окружали деловой центр. На окраине утопали в зелени маленькие, словно игрушечные,  одно- и двухэтажные дома жилых районов. По многоуровневым развязкам транспортных магистралей мчались разноцветные автомобили.

- Что… это? – изумленно спросил Джеймс.

- А это, мой дармоедик, фокус такой! – заорал Кларенс, уворачиваясь от небоскреба. – Я сильно недооценил нашего друга-храмовника. Это же надо – держать целую цивилизацию в средневековье! К счастью, за пределы планеты его власть не распространяется.

- Он же знал твое среднее имя, Теодорыч, - съехидничала Шейла.

- Сегодня моя очередь тупить, - сказал Кларенс, разворачивая звездолет на обратный курс. –  Но, наверное, он не мог выбирать для нас реальности – только читать. Иначе бы мы никогда не научились летать к звездам.

 «Призрак» пронесся над электростанцией – линии  электропередач тянулись по равнине к мегаполису, и вылетел в ущелье. Хантер посадил звездолет на старое место между валунами.

На первый взгляд жилище Джеймса и Хелависы не изменилось. Но когда Кларенс попытался открыть калитку, из дома вышел высокий седой человек в рубашке, брюках и галошах на босу ногу.

- Музей сегодня закрыт! – сказал он. – Не мешайте, пожалуйста, работать. Приходите завтра.

- Какой музей? – прошептал Джеймс.

- Вы откуда свалились? – улыбнулся мужчина. – Домик рыцаря-отшельника и ведьмы. Самый известный артефакт старины. Сохранился практически в первозданном виде.

Охранник… или смотритель нахмурился:

- Наверное, вы прилетели на флаере. Летать по ущелью очень опасно и строго запрещено. Вы можете подвергнуться…

- Аркебузированию, сиречь казни расстрелянием? – съехидничал Хантер.

- Хватит хохмить! Я, конечно, вас не заложу, но лучше вам здесь не оставаться. В любую минуту может нагрянуть патруль и оштрафовать на круглую сумму.

- Постойте! – крикнул Джеймс. – Я же настоящий хозяин дома! Рыцарь Джеймс Непобедимый!

- А я в таком случае – верховный правитель Груэр, - ухмыльнулся смотритель.

- Неужели вы не видели портрета в спальне? – в отчаянии воскликнул рыцарь.

В разговор вмешался Кларенс:

- Одежда, я так понимаю, Вас не убедила. Может, сыграть на арфе?

- На чем? – непонимающе уставился смотритель.

- Ну, музыкальный инструмент в гостиной. Рама, а поперек натянуты струны.

- Не порите чушь! Секрет игры на нем утрачен много веков назад. Я – доктор исторических наук, много лет пытаюсь его разгадать! Впрочем, я ничего не теряю. Кроме времени, которого у меня мало!

Ученый открыл калитку, впуская незваных гостей в дом. Хелависа села за арфу, и сладчайшая мелодия заполнила комнату, врываясь, казалось, в самую душу. Доктор некоторое время слушал, потом бросился к телефону, потеряв галошу.

- Стоп! – сказал Хантер. – Сначала мы уйдем, а потом разбирайтесь между собой. Надеюсь, с вами будет все в порядке и все такое. Последний пространственно-временной пролом закрыт навсегда.

Хелависа перестала играть. Музыка смолкла.

- Вы улетаете? – недоуменно спросила она.

- Ты думаешь, мы здесь совсем останемся? Я мечтаю отсюда свалить с той минуты, как приземлился!

Джеймс протянул руку. Хантер отступил на шаг, сунул руку в сумку и высыпал драгоценные камни на ладонь рыцарю.

- Нет уж. Одного раза достаточно, - сказал он. – Это вам подъемные, так сказать. На случай, если здесь еще не избавились от денег. Не прощаюсь окончательно. Я надеюсь еще прилететь на концерт в исполнении очаровательной Хелависы. Ждите в гости!

- До свидания, - просто сказала Шейла.

Кларенс хлопнул дверью, перелез ограду и побежал к звездолету так, будто действительно не хотел оставаться здесь ни секунды…

 

Хантер подвесил звездолет над посадочной площадкой Центра и, вопреки обычной манере падать камнем, осторожно пошел на посадку. Едва опоры коснулись бетона, он крикнул Шейле: «За мной!», выскочил и, воровато оглядываясь, влетел в крытую галерею.

Шейле, как инструктору, полагалась отдельная комната. Как только девушка открыла дверь и включила свет, Хантер сбросил плащ-палатку прямо на пол и сказал:

- Может, немного передохнем, пока нас никто не заметил? С диспетчером я договорюсь. Проведем денек на полярной шапке, отоспимся хотя бы.

- А рука? Разве тебе не нужна коррекция?

Хантер сорвал повязку. Рана затянулась, пузыри ожогов лопнули, зарастая розовой молодой кожей. Никаких рубцов не было и в помине.

- Настоящая магия! – восхитился Кларенс. – Даром, что средневековье. Летим!

Официально они прибыли в Центр только через три дня. Невтриносов, как обычно, сидел в своем кабинете за столом, что-то печатал на компьютере и чесал квадратный подбородок. Увидев Хантера и Шейлу, он просиял:

- Вернулись? Я уже думал списать вас в боевые потери!

- А мы вас разочаровали? Ничего, я подслащу пилюлю. Победили мы пещерного клоуна. Остальное не моя забота. Этим пусть занимается Совет Развития.

Невтриносов не успел ничего ответить. В комнату, едва ли не печатая шаг, вплыла атлетически сложенная женщина в форме Десантного Корпуса. Ее чистое и невинное, как у юной девушки, лицо, наверное, неоднократно служило причиной разнообразных недоразумений с новобранцами. Хантер бесцеремонно подскочил к ней и, водя пальцем по нашивке, прочитал по слогам:

- Майор Агнесса Энн Крамер. Профессор, я думал, раз Крамер – так обязательно мужик. А оно вон как… Только не просите меня взять ее в жены!

Майор и бровью не повела на выходку Хантера. Она сказала приятным твердым голосом:

- Мастер-сержант Гордон, я по вашу душу. Вы получите дисциплинарное взыскание. Сезон подготовки в самом разгаре, а мой лучший инструктор по рукопашному бою исчезает на десять дней…

- На десять дней? – Шейла и Кларенс вскричали одновременно. Она – со страхом, он – с нескрываемым облегчением.

- Да, - ответила сбитая с толку Агнесса. – Что вас так удивило?

- Значит, временной сдвиг составил всего неделю, - сказал Хантер. – Мы запросто могли исчезнуть лет на пятьсот.

- Шейла выполняла ответственное боевое задание, - сказал профессор. – Мое задание. Майор, убедительно прошу вас не наказывать ее.

- Скорее, она достойна награды, - ввернул Кларенс. – Мы вернулись только благодаря ее смелым и решительным действиям в критической ситуации.

- Не через мою же голову! Профессор, почему я, командир и прямой начальник Шейлы, узнаю обо всем последней?

- Экстренная необходимость, - ответил ученый. – К тому же я вас не нашел.

- Я летала по делам. У меня есть заместители. Могли бы обратиться к ним.

- Я человек сугубо гражданский, - виновато сказал Невтриносов. – Прошу прощения, не догадался.

- Ладно, - мило улыбнулась Агнесса. – Никаких взысканий для Шейлы не будет. Но все же я хочу поставить ей на вид отношение к армейскому имуществу. Она бросила на полу плащ-палатку. Я сложила ее и отправила с ближайшим транспортом на центральный резервный склад.

Кларенс представил километровые ангары, заставленные стеллажами с обмундированием. Тысячи одинаковых аккуратно сложенных плащ-палаток, кителей, брюк. Теперь артефакт найти практически невозможно… Зачем нужен склад в эпоху регенераторов, способных за секунду произвести все, что угодно? Никто этого не знал. Наверное, просто затем, что армия – очень консервативная организация.

- Первый уорент-офицер Хантер! Ты с нами? – майор провела рукой перед глазами Кларенса.

- Шейла получила дрозда незаслуженно, - сказал он. – Плащ-палатку на пол бросил я. Наверное, оно и к лучшему.

- Виновата, сержант Гордон, - сказала Агнесса. – С завтрашнего утра приступите к подготовке новой группы.

- Минутку! – сказал Хантер. – Профессор, может, перевести Шейлу пилотом?

- Не слишком ли жирно - два пилота на один Центр? – взъярилась Агнесса. - У меня инструкторов не хватает! Тем более таких, как Шейла! Она лучшая…

- Ее навыки я испытал лично. На себе, - нахально перебил ее Хантер, наплевав на субординацию. – Шейле никто не мешает совмещать тренировки новобранцев и… гм… особые миссии.

- Тогда зачем ее куда-то переводить? Я могу просто отпускать ее по служебной надобности.

- В самом деле. Но, чтобы не возникало недоразумений, я официально объявляю о создании команды «Призрачный дракон». Я – мозг и крылья, Шейла – зубы и когти.

- Сказал бы сразу, что хочешь жениться, - съехидничала Агнесса. – Союз мужчины и женщины обычно называется браком.

- Салатик вы едва не поели на наших похоронах. Перебьетесь. Но миссия, конечно, была очень тяжелая. Мы хотим немного отдохнуть.

- Да уж, - вставила Шейла. – Ты меня здорово напугал. До сих пор отойти не могу.

- Тебя-то ладно, - сказал Хантер. - В этот раз я напугал сам себя. А это куда страшнее.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Закончено
0
135
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!