Часть вторая. Глава 12. Необузданная стихия.


20.05.О.995

Над Великим каньоном. Граница Государств Востока.

 

 

В дверь постучали. Вернее, в узкую рейку, окантовывающую натянутую на нее ткань.

Негромко, но настойчиво.

Чиируна сразу же открыла глаза. Легким движением соскочила с высоко подвешенного гамака. Тонкие доски пола спружинили под босыми ногами. В крошечной каютке было темно. Но она различила приподнявшуюся на локте Лайану, открывшую глаза и непонимающе оглядывающуюся Талису и продолжающую безмятежно посапывать на другом верхнем гамаке Лалишу.

Чиируна шагнула к двери и откинула хлипенький крючок, который они приделали больше для проформы, чем в целях защиты девичьего достоинства.

В узкую щелочку, на которую она приоткрыла дверцу, пролился тусклый свет, обрамлявший массивную фигуру старшего рулевого Манаада.

- Госпожа шкипер, - уважительно, но немного насмешливо, обратился он. – Вы просили разбудить, когда будем подлетать.

- Спасибо, господин старший рулевой, - не преминула съязвить в ответ девушка. – Мы скоро придем.

И прикрыла дверцу, не забыв накинуть крючок.

С Манаадом у нее до сих пор сложные отношения, со времен их первой стычки, когда они бежали из разоренной базы повстанцев. Они, время от времени, обмениваются колкостями, хотя и видно, что и опытный рулевой и юная шкиперша очень уважают друг друга и испытывают почти дружескую симпатию.

Чиируна, после взгляда в освещенный коридор, практически ничего не видела в темноте каюты. Только неясное движение.

Это рядом с ней быстро одевается корабельный карго, а по совместительству - глава экспедиции и заместитель адмирала - Лайана.

- Уже скоро каньон? - с зевком спросила Талиса Канода, спустив ноги с гамака и потягиваясь.

- Да, – ответила Чиируна и достала с узенькой полочки свою одежду. – Лайана, толкни Лалишу.

Пиратка, застегивающая последние пуговицы на жакете, повернулась и потрясла кока экспедиции за плечо.

- М-мм? Чего? – раздался сонный голос. -  Еще рано завтрак готовить…

- Вставай, соня! – веселым голосом позвала командирша. – А то все интересное проспишь!

- У-у… Было бы из-за чего… Такой сон хороший снился! Ладно, сейчас.

Одеваться вчетвером в крохотной каютке было очень неудобно. Толкаясь и ворча, девушки кое-как привели себя в порядок и гурьбой высыпали в коридор, направились в командный зал.

Помещение было погружено в темноту, только едва тлели светильники над курсовым столом и возле навигационных приборов.

Да в огромное обзорное окно на самом носу судна лились предрассветные отсветы.

Внизу под кораблем угадывались каменистые уступы.

«Наконец-то», - подумала Талиса. Бесконечное море джунглей за два предыдущих дня успело ей надоесть. Не то, чтобы ей не нравилось смотреть на зеленые леса, под кронами которых скрывались таинственные развалины древних городов и вплетенные в джунгли деревни-государства «енотов». Но было очень трудно отыскать ориентиры, и работа навигатора была неимоверно сложной. То ли дело в горах! Бери любую вершину или седловину, и сверяй курс.

Вспомнив о своих обязанностях, она обернулась к курсовому столу.

Рядом с ним, на легоньком стульчике в расслабленной позе сидел ее помощник – Паалант. Паренек, поймав ее взгляд, быстро встал, подошел.

- Доброе утро! – поздоровался он. – Курс держим. Я внес поправки, но они совсем небольшие.

- Ага, - чуть вздохнула Талиса. – Показывай. Ой! С добрым утром!

Парень улыбнулся и повел ее к столу с расстеленной и закрепленной зажимами картой - однолиговкой.

Тем временем Чиируна выслушивала доклады мастера ветров, вахтенного баллонного и дежурного механика.

А Лайана с Лалишей отошли в сторонку и о чем-то шушукались. До Талисы донеслось Лалишино:

- Наверное, салат… и фрукты нарежу, их надо съедать, пока не попортились…

«Кто о чем, а кок о завтраке», - с улыбкой подумала навигатор, и принялась изучать отметки на карте. По всему выходило, что каньон покажется минут через пятнадцать-двадцать. Талиса отошла от стола и приблизилась к самому обзорному окну, всматриваясь в постепенно светлеющее пространство впереди по курсу.

- Знаешь что, Талиса, - обратилась к ней Лайана. - А проложи-ка курс так, чтобы мы вышли к каньону к рассвету и направлялись вдоль него.

- Но это будет крюк, - запротестовала навигатор. – Лишний уголь, и задержимся часа на два.

- Пусть. Не обеднеем. И мы никуда не торопимся!

- Хорошо. Чии, сбрасывай ход до нуля.

Шкипер кивнула и отдала нужную команду в машинное отделение.

- Да, Чиируна, - окликнула ее Лайана. - Опусти судно пониже, метров на триста над скалами.

- На триста не опущу, слишком долго. Не хочу гонять насосы на полную мощность, – возразила Чиируна. – Сделаю на пятьсот-шестьсот через полтора часа.

- Договорились.

- Лайана, может, стоит капитана разбудить? А то мы без его ведома такие маневры делаем, – осведомилась Чиируна.

- Пусть еще поспит. Сделаем ему сюрпризик! – усмехнулась Лайана. – Думаю, он не обидится на наши девичьи шалости!

 

 

Но девичьи шалости бывают разными. Дверь капитанской каюты неслышно приоткрылась – капитан не считал нужным запираться на собственном корабле – и в нее проскользнула тоненькая гибкая тень.

 

 

Сол бросил свои первые лучи из-за горизонта. Мягкий оранжевый свет коснулся небольших облачков, летящих в темно-синем небе, на котором медленно тускнели яркие звезды. Затем волна света опустилась ниже, озарила висящий в воздухе одинокий воздушный корабль. Продолжила свой путь, высветив вершины скал, обрамляющих с запада грандиозный каньон. Но внутри гигантского разлома, протянувшегося на двести лиг с севера на юг, сохранялась синеватая мгла. На самом дне ее угадывалось непрерывное движение – это текла в прорезанном за миллионы лет узком глубоком русле Великая река. Сейчас ее уровень упал на добрые двадцать метров, от весенних максимумов. Бескрайние равнины Зеленого Каганата окончательно избавились от скрывавшей их всю весну и лето воды грандиозного паводка. Теперь большая их часть представляла собой безжизненную, замерзающую на первых морозах голую степь. Совсем скоро ее укроет многометровым слоем зимний снег. И только на узкой полосе, согреваемой теплым Дышащим морем, будет кипеть жизнь. Туда уже стекается весь народ кочевников. Народ Уберда, Брагна, Трорвля и Эртля.

Но это там, далеко на севере. А сейчас под кораблем расцвечивалось мягкими утренними красками пространство Великого каньона с текущей в самой его глубине Великой рекой, которая даже в самых узких, зажатых в каменные клешни участках, была не меньше полулиги в ширину.

Все, покинув свои места, прильнули к обзорному окну.

- Мы совсем забыли! – вдруг воскликнула Лайана. – Быстро будите капитана!

Манаад побежал к двери и столкнулся с вошедшим в зал капитаном Бирааном. И его гостьей.

 

 

Десять минут назад капитан Бираан проснулся оттого, что к его боку прижалось что-то теплое, а легкая нежная ладошка ласково погладила его по волосатой груди.

Последний раз со старым капитаном такое было несколько сезонов назад.

Пират приоткрыл глаза и посмотрел…

На молоденькую смуглую девушку. Совершенно обнаженную, прильнувшую к его боку. И смотрящую на него огромными карими глазами, обрамленными узорчатой татуировкой.

Увидев, что капитан проснулся, она потянулась к нему, скользя по нему упругим и нежным телом. Закинула не него ногу.

От неожиданности Бираан замер. Девушка восприняла это по-своему и совсем на него наползла.

Превозмогая внезапно захлестнувшее его желание, капитан уперся рукой в девичье плечико и с силой отстранился. Девушка уступила, сев на нем верхом.

Это было уже слишком, и Бираан рявкнул:

- А ну - брысь!

Девушка обиженно на него взглянула и пересела на кровать рядом с ним. Хлипкая узкая койка заскрипела. Капитан отодвинулся от своей гостьи, вжавшись спиной в тканевую стенку.

- Ты кто? Откуда здесь?

Девушка помотала головой, показала на горло. И принялась беззастенчиво разглядывать капитана.

 - Кыш! Он взмахнул рукой, и девушка с кошачьей грацией поднялась на ноги, отступила от кровати.

Капитан сел и начал торопливо одеваться.

Девушка все так же стояла рядом, совершенно не стесняясь своей наготы. А вот старый пират стеснялся. Густо покраснев, он приказал ей:

- Одевайся!

Но та непонимающе на него посмотрела. Тогда он указал на себя, на одежду, и вновь на нее.

Гостья, кивнула и подхватила с крошечного столика какие-то тряпки, быстро надела свободное платьице из переливчитаго тонкого шелка. Оно немного просвечивало, не столько скрывая, сколько приоткрывая спрятанное под ним невероятно красивое юное тело.

- Пошли-ка к остальным! – скомандовал капитан, беря ее за плечо.

 

 

Чиируна думала, что ничто не сможет оторвать ее от созерцания величественной картины просыпающегося Великого каньона. Она ошиблась.

Шкиперша, так же как и все остальные, повернулась спиной к грандиозному каньону и уставилась на стройную девушку в удивительно красивом шелковом платье.

- Это кто? – озвучила общий вопрос Лайана.

- Нашел у себя в постели, - проворчал капитан.

- Значит заяц, - сказала Лайана и усмехнулась. – Вернее енотик. Тебя как зовут?

Девушка покачала головой. Лайана сосредоточилась и повторила это на языке Дельты.

Снова нет ответа, только девушка указала на свое горло.

- Ты не можешь говорить?

Кивок.

- Но ты меня слышишь?

Опять кивок.

- И как же нам с тобой общаться? – озабоченно спросила глава экспедиции.

Девушка подняла руки и изобразила как левой что-то рисует на правой.

- Хм. Талиса, дай ей свой планшет.

Талиса несмело приблизилась к девушке и протянула ей досточку с закрепленным на ней листом бумаги и кусочек грифеля в тканевой оплетке.

Девушка приняла это из ее рук и очень мило улыбнулась. Талиса, невольно ответила ей тем же. Почему-то гостья вызывала у нее сильнейшую симпатию.

А девушка несколькими точными движениями начертала угловатые дельтовские знаки.

- Тия-Тулани, - прочитала Лайана,

Девушка кивнула, снова мило улыбнулась, на этот раз специально Лайане.

Чиируна в который раз удивилась своей начальнице: «Она еще и дельтовские руны знает!»

- И кто ты такая, Тия-Тулани? – спросила Лайана.

Девушка что-то нарисовала и показала всем.

- Э… - не нашла что ответить пиратка.

Девушка указала пальчиком на явно порнографическую картинку, а потом, с улыбкой, на себя.

- Она девочка-игрушка, - густо покраснев, пояснила Талиса. – Я читала о них.

- Это которых выращивают для… э-э… обслуживания знатных дельтовцев? – спросила Лайана.

- Ага…

Пираты с еще большим интересом разглядывали девушку. Та высоко подняла голову и чуть-чуть изменила позу, отчего почти все мужчины испустили вздох.

- А ну прекращай мою команду совращать! – проворчал капитан.

Девушка тут же кинулась к нему и прижалась к боку, искательно заглядывая снизу-вверх в глаза.

- Ты чего?!

- Ты у нас самый главный, - засмеялась Лайана. - А у них инстинкт - обслуживать тех, кто на вершине власти. Так Талиса?

- Так, - ответила девушка-навигатор, и сумрачно пояснила. – Их отдают воспитателям в раннем детстве за совсем маленькие деньги. Те их долго готовят и обучают, а потом, по огромной цене продают самым богатым и знатным мужчинам. А когда девушки теряют свежесть, ее перепродают уже подешевле, тем, кто на ступеньку ниже. И так далее, пока к среднему возрасту женщина не оказываются в самом низу. Если не кончают с собой до этого.

Во взглядах пиратов появилось явное сочувствие.

- Но она такая красивая! Наверняка еще у первого хозяина! – подала голос Лалиша.

- Но всегда есть те, кто красивее и моложе, - задумчиво сказала Лайана, и обратилась к девушке на общевосточном: - Ты меня понимаешь?

Девушка кивнула.

- Ты хочешь улететь из Дельты?

Та быстро покивала, потом показала на себя и изобразила указательным и средним пальцами бегущего человека.

Не дожидаясь разрешения, выскочила за дверь. По коридору протопали быстрые легкие шаги босых ног.

Она вернулась минуты через две, крепко прижимая к груди какой-то продолговатый сверток. Оглядела всех вопросительным и настороженным взглядом, а потом шагнула к Лайане. Развернула ткань и показала ей нож.

Он был довольно большой, похожий на охотничий или боевой. Прямое лезвие сантиметров двадцать в длину, заточенное с одной стороны. По обратной стороне от гарды до середины лезвия были зубцы пилки, немного стертые. Вообще нож был явно старый, острые грани были заглажены, лезвие потеряло зеркальный блеск, который угадывался лишь возле самой гарды, и стало матовым.

Серо-синеватым.

Цвета металла, который не видел до сих пор никто из присутствующих.

- Это не сталь, - прошептала Лайана. – Но мне почему-то кажется, что он прочнее стали.

Она наклонилась над ножом. Девушка инстинктивно отодвинула руку, но потом опять протянула нож, давая атаманше внимательно его разглядеть.

- Тут клеймо. Затертое. Но буквы видны. Я не знаю этого алфавита… А известно мне очень многие.

- Может ледольский? – спросила Чиируна.

- Нет, не он, - покачала головой Лайана. – Сдается мне, это что-то особенное. И невероятно древнее. Она достала из ножен маленький стальной кинжальчик и, заручившись кивком девушки-енотки, с силой провела его кончиком по лезвию неизвестного ножа.

 - Как я и предполагала. Никаких следов, – и, опять перейдя на общевосточный:  - Что ты за него хочешь? Чтобы мы тебя отвезли в восточные страны?

Девушка кивнула и тут же помотала головой в знак отрицания, Осторожно завернула нож в тряпицу, зажала его подмышкой правой руки, в которую взяла планшет и принялась рисовать левой.

Несколькими взмахами грифеля она очень точно изобразила центромирский «глобус» номиналом в 50. Причем, явно, в натуральную величину. Показала на него и два раза сжала и разжала левую ладонь.

- Пятьсот «глобусов» в придачу?

Кивок.

- Договорились.

- Еще бы, - проворчала Чиируна. – не представляю, сколько он на самом деле стоит.

- Это ее решение, - пожала плечами Лайана. – Кстати, капитан, мы тут немного посвоевольничали.

И она указала рукой на сказочную картину по курсу корабля.

Капитан хмыкнул, шагнул вперед. Но его опередила девушка-енотка. Она, распахнув в восхищении глаза, кинулась к обзорному окну и осторожно ступила на стеклянный участок пола. Прижала ладони к прозрачному стеклу, впитывая в себя великолепный вид.


Закончено
0
8
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...