Поход первый. Любопытство

В действительности всё совершенно иначе, чем на самом деле. Антуан де Сент-Экзюпери

Гудок электровоза Максим услышал издалека. Пассажирский поезд зашипел, заскрипел тормозами, сбавляя ход перед станцией и, покачиваясь, свернул на первый путь.

Максим поднял фотоаппарат, проверил настройки и несколько раз нажал на кнопку затвора. Отличные кадры. Правда, небесного цвета локомотив слишком нарядный для невзрачного состава из красно-серых пассажирских вагонов, но ничего страшного.

У платформы остановился серый УАЗ с мигалками.

- Транспортная полиция! На каком основании проводите фотосъемку? – круглолицый сержант выскочил из машины. – Ваши документы?

Максим протянул паспорт.

- Гражданин Безымянный? Вы задержаны!

- За что? – Максим чуть не уронил фотоаппарат.

- В отделении разберемся!

Наверное, лучше было не спорить. Максим покорно забрался на заднее сиденье. Сержант захлопнул дверь. Водитель нажал на газ, и машина рванула с места, будто гоночный болид.

По дороге сержант вытряхнул из спортивного рюкзака Максима перцовый баллончик и штык-нож:

- Зачем это тебе?! – рявкнул полицейский.

Максим только развел руками:

- От собак защищаться.

- А ты знаешь, что штык-нож - холодное оружие? Значит, статья у тебя уже есть!

Сержант достал сотовый телефон, набрал номер и несколько минут с кем-то разговаривал. Потом удивленно присвистнул и ухмыльнулся Максиму в лицо:

- Да ты, я смотрю, крупная птица! На тебя пришла ориентировка! – и приказал водителю: - В ОВД!

Машина развернулась так, что Максим повалился на сержанта.

- Осторожнее! – прикрикнул тот через сиденье. – Я тебе дрова, что ли?

Наконец, УАЗ остановился возле украшенного колоннами трехэтажного здания. Водитель открыл дверь и Максим спрыгнул на асфальт, вдохнул запах пыли и весенней листвы, сморщился и громко чихнул. Сержант толкнул его в спину:

- Вперед, пошел! В камере будешь нос прочищать!

- Постойте! А мой рюкзак? Там же фотоаппарат!

- Забудь! Это теперь вещественные доказательства!

На проходной, перед монитором видеокамер, скучал дежурный. Он пожал руку сержанту, лениво потянулся и спросил:

- Что у тебя? У нас тут тоска смертная.

- Зато нам весело мотаться туда-сюда. Оформляйте фотографа.

Дежурный взял паспорт Максима, раскрыл документ и вдруг подскочил, будто ему в штаны насыпали горящих углей:

- Этого к Фирсову, быстро! – крикнул он. – С формальностями потом разберемся. Надеюсь, знаешь, куда?

Сержант едва ли не силой втащил Максима на второй этаж и, не стуча, втолкнул в его кабинет с табличкой «куратор ФСБ».

За лакированным письменным столом сидел грузный человек с невыразительными, будто стертыми чертами лица и тяжелым взглядом широко расставленных глаз. Он встал, подошел к Максиму, обогнул его вокруг, будто оценивая, можно ли ему доверять, и принес стул.

- Я вас не задерживаю, сержант, - неожиданно мягко сказал он.

Хлопнула дверь.

- Так вот ты какой, Максим Безымянный, победитель террористов? – в голосе незнакомца не было ни тени издевки.

- Победитель… кого?

- Не прикидывайся. Задурить головы целому отряду матерых убийц – думал, мое ведомство оставит это без внимания?

- Если вы про ту, давнюю историю, так это чистая самооборона! – отчаянно крикнул Максим. Но собеседник его не слушал. Он сел за стол и соединил кончики пальцев:

- Будем знакомы. Полковник ФСБ Александр Фирсов. Сожалею, что мы тебя напугали. Задержали, доставили в отделение…

- Отобрали рюкзак. Фотоаппарат, нож - вздохнул Максим. – Сержант ваш. Сказал, что вещдок.

Лицо Фирсова потемнело:

- Мне ни о чем не докладывали. Я разберусь.

Полковник нажал кнопку селектора:

- У гражданина Безымянного при себе был рюкзак. Пожалуйста, принесите его в мой кабинет. Немедленно!

Сержанту хватило минуты.

- Холодное оружие, - он выложил на стол штык-нож.

- Это уже не твоя забота. Свободен!

Полицейский будто испарился.

- Надеюсь, другие наши противоречия мы разрешим так же легко, как и это.

Максим вдруг почувствовал исходящую от полковника сладкую, как патока, ложь и встряхнул головой, пытаясь рассеять наваждение.

Фирсов повернул ноутбук:

- Садитесь же, наконец. И прочтите, пожалуйста.

- Максим Игоревич Безымянный, рост один метр восемьдесят сантиметров, худощавый…

- Да не здесь, - нетерпеливо перебил полковник.

- Так… Редкий неудачник, способен навлекать неприятности на других. Даже в смерти ему не везет – он все еще жив. Ерунда какая-то. Послушайте, это про меня в шутку написано!

- А здесь? – полковник ткнул толстым пальцем в экран.

У Максима полезли на лоб глаза.

- Особые способности: эмпатия… что это?

- Ты чувствуешь настроение других людей. Можешь устанавливать с ними мысленный контакт. Читай дальше!

- …убеждение, дар предвидения. Это бред! У меня ничего такого нет! Вы хотите сказать, что я – экстрасенс? Их не бывает!

- Разумеется, не бывает, - согласился Фирсов. - Слово «экстрасенс» давно дискредитировано шарлатанами. Поэтому и написано «особые способности». Они у тебя есть и сейчас я это докажу.

- Вперед! – несмотря на всю серьезность, разговор начал забавлять Максима.

Фирсов откинулся на спинку кресла:

- Конечно, все выглядит совсем не так, как нам показывают по телевизору. Все гораздо тоньше и страшнее. Ты думаешь, что честно сдавал экзамены, когда учился в университете?

- В общем, да.

- Смотри сам. У меня есть показания профессора Шершукова. Ты взял у него учебник за три дня до экзамена и сдал предмет на «отлично». Думаешь, я поверю, что ты вызубрил толстенный том за три вечера? Ты просто знал, что надо учить! Знал, какой билет тебе достанется!

- Это просто удача! У меня хватило времени примерно на четверть вопросов.

- Случайно угадал три вопроса и стратиграфическую шкалу? – усмехнулся Фирсов. - И еще четыре раза отвечал без подготовки на других экзаменах? Счастливое совпадение? Не думаю. Кроме того, есть примеры, когда ты вправлял мозги своим учителям. Например, свидетельство доцента Боровкова: он поставил тебе четверку по курсовому проекту!

- Наверное, я хорошо его написал?

- Я сам видел эту работу. Там двойки много! Но это не самое страшное. Ты убил двух преподавателей.

- Я убил?! – в ужасе вскричал Максим.

- Один умер от сердечного приступа, второй – от инсульта. И оба этих случая произошли перед экзаменами. И оба убитых любили… гм… подношения и считали студентов тупыми лентяями.

Несчастный Максим закрыл лицо руками:

- Посадите меня в тюрьму…

На этот раз Фирсов от души расхохотался:

- По какой статье? Незаконное использование магии? Ты всего лишь попробовал, провел важный опыт. Основной и контрольный. И когда сработало, ты испугался и стал все отрицать. Впрочем, своими способностями ты все равно пользуешься. Неосознанно. Пойми: нельзя убежать от себя.

Максим почувствовал себя так, будто Фирсов сбросил на него с моста железнодорожную платформу.

- Что вы от меня хотите? – прошептал он.

- Мне надо, чтобы ты пошел в Зону. Только у тебя есть вероятность вернуться оттуда живым.

- А если я откажусь?

- Я не могу тебя заставить. Но и ты пойми: мне очень повезло, что ты здесь. Раньше Зоной никто не занимался – в том беспорядке, что царил в стране, до нее просто не было никому дела. Да и мы считали аномалии городской легендой. А потом государство захотело продать территорию мясокомбината. Ты слышал, что там пропала целая госкомиссия?

Максим развел руками:

- Нет.

- Мы снарядили две экспедиции. Ни известия, ни следа.

- И вы хотите узнать, что с ними?

Максим почувствовал, будто его укололи в сердце иглой, такая волна боли пронеслась по комнате. Но лицо полковника осталось совершенно невозмутимым.

- Не только, - Фирсов положил на стол фотографию бородатого мужчины в камуфляже. – С последней экспедицией в Зону ушел мой единственный сын. Найди его. Живого или мертвого.

- Как же вы его отпустили? – вырвалось у Максима.

- Он меня не спрашивал. Я узнал обо всем слишком поздно. Да, опасность серьезная. Но и вознаграждение будет самое высокое. Деньги, почести и признание, даже государственные награды. Все, что пожелаешь.

Максим взял со стола штык-нож и сказал:

- Согласен!

- Вот так просто?

- Кому суждено быть повешенным, тот не утонет. Нельзя просто так убить человека и уйти. Это страшнее смерти.

Фирсов спросил уже деловым тоном:

- Когда ты будешь готов?

- Прямо сейчас! Что тянуть время?

- Что ты хочешь взять с собой?

- Револьвер!

- Что?

- Ну, револьвер, - повторил Максим. – Нужно же мне оружие. И патронов побольше.

Оружие нашли только через час, на складе вневедомственной охраны. Максим сам зарядил новенький, с хранения, наган и нежно, словно лаская, прошелся кончиками пальцев по гладкой вороненой стали.

Фирсов принес армейский десантный ранец и костюм «Горка». Максим переоделся и ловко упаковал свои пожитки.

- Зачем тебе камера? – полковник схватил Максима за плечо. – Лишний вес.

- Лучше остаться дома, чем куда-то идти без фотоаппарата. Надеюсь, вы не против зажигалки и фонаря?

- Нет, - буркнул Фирсов. – Возьми на всякий случай консервов и воды. Ты не хочешь ничего написать жене? Сам понимаешь, ты идешь не в туристический поход.

- Думаю, официальных соболезнований хватит, - поморщился Максим. – Мне такси вызвать? Или лучше на троллейбусе?

- Не паясничай. Я сам тебя отвезу.

Полковник вывел Максима через проходную. Лицо дежурного вытянулось от изумления. Он едва не изгрыз карандаш, но так и не произнес ни слова.

Металлические ворота заскрипели, лязгнули и закрылись. Сюда еще доносились людские голоса, веселый гомон ребятишек и шум машин. Но скоро городская суета останется позади, за высоким бетонным забором. В другой вселенной.

Впереди же простиралась неизведанная Зона. Максим оглядел массивные громады цехов и, зачем-то ступая на цыпочках, прокрался в трехэтажное здание у периметра.

Внутри не оказалось ничего интересного: старые столы советских времен, перевернутые стулья, да какие-то бумаги. В углу валялся разбитый арифмометр. Груды старых бумаг на полу покрывал толстый слой пыли.

Максим поднялся на последний этаж, подошел к окну и долго смотрел на прохожих сквозь щели в ржавых стальных листах. «Какое мне дело до всех до вас?» - наконец усмехнулся он, сбежал по лестнице и выскочил на улицу, к заводским железнодорожным путям.

Прямо за стрелкой уткнулся носом в тупик маленький заводской тепловоз. Максим забрался в кабину. Все на удивление цело: приборы и переключатели на месте, потертые тормозные краны поблескивали металлом. На пульте валялась старая ушанка, на моторной переборке удивительно ровно висела репродукция картины «Ленин читает газету «Правда».

Заверещал сотовый телефон. Максим подскочил, ударился о ручной тормоз, чертыхнулся и достал из кармана трубку:

- Я тут чуть потолок головой не проломил! Нельзя же так!

- Ты еще не передумал? – прохрипел голос Фирсова. Максим, скорее, угадывал его слова.

- Вы сами знаете ответ.

- Как знаешь. Скоро пропадет связь, и ты останешься один…– в трубке щелкнуло и на экране вспыхнула надпись «нет сети».

«Можно подумать, вокруг меня толпа народа» - злобно подумал Максим, спустился из кабины тепловоза на землю и заглянул в цех. Сюда лучше не соваться: сквозь дыры в крыше просвечивает яркое небо. Того и гляди, на голову свалится балка.

Максим прошел вдоль путей, обогнул два вагона-рефрижератора, и увидел высокое оштукатуренное здание с вывеской «Мясокомбинат».

В Зоне стояла почти полная тишина: только ветер шумел верхушками тополей, да где-то далеко угукала птица. Максим открыл ворота и схватился за стену, чтобы не упасть: ему показалось, будто над самым ухом замычала корова. Отчаянный, полный боли рев продолжался всего несколько секунд. Потом оглушительно щелкнул электрический разряд, и кто-то, наверное, рабочий, хрипло сказал: «Готова. Режьте».

Максим вытер со лба холодный пот и осветил фонариком выложенный белым кафелем барьер. Ни одной живой души.

Раздались возбужденные детские голоса. Через минуту ребячий гомон смолк и тот же рабочий произнес: «А здесь происходит процесс освобождения от жизни! Cмотрите…»

«Цех убоя скота» - прочитал Максим на чудом уцелевшей табличке и вдруг понял: в помещении стоит в буквальном смысле мертвая тишина. Все, что он слышит – он слышит не ушами. Но чем тогда? Вряд ли кто-то мог разумно ответить на вопрос.

Максим захлопнул ворота и, что было сил, побежал прочь от этой фабрики смерти. Он мчался, не разбирая дороги, придерживая кобуру с револьвером, и остановился, только когда чуть не свалился в глубокий овраг. На дне, неестественно вывернув шею, лежал труп человека в армейском камуфляже.

Максим спустился вниз и с досады хватил себя кулаком по ноге: похоже, кто-то опередил его. У покойника не было ни оружия, ни рюкзака.

За бойней начиналась разбитая грунтовка. Максим пересек лесопосадку, заросшее желтыми одуванчиками поле и понял: еще чуть-чуть, и он упадет прямо на том месте, где стоит.

Проселок закончился у мрачного бетонного здания.

Максим приоткрыл дверь, заглянул внутрь и присвистнул, увидев накрытые темно-синей тканью станки. Казалось, рабочие только что закончили смену и ушли по домам. Навсегда.

Зачем на мясокомбинате цех металлообработки? Максим пожал плечами, вошел в кабинет начальника и без сил рухнул на кожаный диван. Лишь через несколько минут он смог глотнуть воды из бутылки.

Понемногу в голове прояснилось. И вдруг Максим понял, что заблудился. Куда идти? Вернуться? Нет. Наверное, не стоит. Почему? Вряд ли он мог бы это кому-нибудь внятно объяснить, но он не чувствовал, нет, он точно знал: позади – неминуемая смерть.

Дневной свет, с трудом пробивавшийся сквозь маленькое окошко под потолком, постепенно угас. Наступил теплый весенний вечер.

Максим обыскал каморку начальника и нашел старую подушку и одеяло. Сойдет для ночлега.

Луч фонаря скользнул по входной двери и высветил старый плакат: обрамленный гвардейской лентой орден Славы и полустертые буквы: «сорок л… Побе…» Внизу кто-то приписал: «нас осталось семеро».

Максим выглянул в цех. В тишине послышалось негромкое пощелкивание, будто кто-то быстро-быстро стучал зубами. Наверное, лучше было бы закрыться в комнате, но Максима разобрало любопытство, и он направил фонарь прямо перед собой. Похожее на высокого человека белесое создание треснуло и рассыпалось на части. Значит, свет убивает монстров?

Максим достал фотоаппарат, включил вспышку и нажал на кнопку затвора.

Мгновенный яркий свет выхватил несколько блестящих, будто отполированных, силуэтов. Несколько существ разлетелись на куски. В стену ударило что-то твердое. Максим захлопнул за собой дверь, задвинул массивную щеколду и, наконец, нашел в себе силы посмотреть на экран камеры. Среди зачехленных станков застыли очертания человеческих скелетов – полностью лишенные мяса, они тянули к объективу костлявые руки.

Усталость валила с ног. Максим пристроился на диване, выключил фонарь и провалился в тяжелую, полную кошмаров, дрему. Ему снилось далекое прошлое - детство.

Серебристая модель истребителя была почти готова. Маленький Максим капнул немного клея и прижал к крылу короткий усик антенны – теперь все. Осталось добавить потеки масла, немного подкрасить самолет и тогда можно будет подвесить его над кроватью.

В комнату вошла мама – как всегда стройная и подтянутая, в ярком красном платье. Максим любил ее больше самого себя и боялся одновременно – что может быть ужаснее для ребенка? Ольга Даниловна потянула носом, поморщилась и недовольно спросила:

- Чем у тебя воняет? Да не мямли, курослеп! Отвечай, быстро!

Максим положил модель на стол:

- Вот! Сам склеил. Я молодец?

Глаза матери потемнели. Она посмотрела сначала на самолет, потом взглянула Максиму прямо в лицо и будто выплюнула в лицо:

- Деньги откуда?

- В школе экономил…

- Так… Я тебе что говорила? Всю заначку ты обязан отдавать мне! Я тебя кормлю, мне лучше знать, что покупать, а что нет!

Ольга Даниловна схватила игрушку. Повертела модель в руках и со всей силы швырнула ее об пол. Пластмассовые детали разлетелись в разные стороны. Сверкнуло прозрачное стекло кабины. Мама принялась давить ногами разбитый истребитель. Захрустела пластмасса.

- Вот так-то! – процедила сквозь зубы Ольга Даниловна. – Я тебя предупреждала? Предупреждала! Ты не послушал. Значит, виноват сам. Марш в угол!

Максим остался неподвижным. Он так и сидел за столом, оглушенный, будто мама сейчас топтала его самого. Наконец, все расплылось в мутной пелене слез.

- Ты снова реветь вздумал? – Ольга Даниловна отвесила Максиму подзатыльник, схватила его за воротник и поставила на колени. – Значит, ты девчонка? Люся, будешь до вечера стоять в углу! Никаких тебе гулянок! Ты наказан! Наказан! Наказан! И чтобы весь мусор с пола собрал!

Мать приложила Максима головой о стол. Он вскрикнул и проснулся в холодном поту…

Часы показывали восемь утра.

Максим осторожно отодвинул щеколду и открыл дверь, готовый в любую секунду ее захлопнуть. В комнату ворвался свет, ослепительно яркий после полутьмы кабинета. Снаружи разгоралось весеннее утро, солнечные лучи, освещали брошенные станки и ящики с инструментами. От скелетов не осталось и следа.

Максим вскрыл штык-ножом банку с консервами и пробормотал под нос: «А Фирсов-то не дурак!» Завтрак туриста – рыбные котлеты с перловой кашей, оказались отменными.

Покончив с трапезой, Максим накинул рюкзак на плечи, прошел цех насквозь и зашагал по тропинке через маленькую рощу. И увидел аэродром: рулежные дорожки, диспетчерская башня и заросшие травой плиты взлетно-посадочной полосы.

Чуть в стороне блестел остроносый бомбардировщик. Из колес шасси давно вышел воздух, и машина почти опрокинулась на крыло, будто подстреленная птица. Вряд ли когда-нибудь ей суждено оторваться от земли.

Максим заглянул в башню. Из груды бетонных обломков торчала нога в армейском ботинке. Через застекленные окна в потолке виднелось безоблачное небо.

Сзади засвистел реактивный двигатель. Максим выругался и побежал по рулежной дорожке. Рев нарастал, превратился в оглушающее крещендо, пронесся мимо и растворился в вышине. Но на полосе не было ничего. И никого.

За торцом взлетной полосы, высилась железнодорожная насыпь. Рельсы тянулись к заброшенной электростанции. Максим, стараясь наступать только на шпалы, добежал до закрытых ворот, перелез через забор и забрался через выбитое окно в котельную: пусто, лишь несколько ржавых труб валялись на полу.

Максим спустился в подвал и включил фонарь. На стеллажах, аккуратно упакованные в промасленную бумагу, лежали новенькие гаечные ключи.

Справа что-то белело. Максим пригляделся и едва не закричал от ужаса: у стены скрючилась высохшая мумия. Кто-то высосал человека, оставив только обтянутый кожей скелет. Рука сама по себе потянулась к револьверу.

Максим буквально кожей почувствовал: в подвале кто-то есть. Он повел фонарем, шагнул и увидел бледно-серое, похожее на бабочку, насекомое размером с человека. Отвратительное создание склонилось над вторым телом и едва слышно хлюпало, быстро надуваясь и опадая.

Наверное, надо было спасаться, бежать со всех ног. Но бабочка увидела свет, отпустила жертву и повернулась. Сверкнули сине-зеленые глаза.

Максим быстро прицелился и выстрелил. Пуля глухо ударила в голову чудовища и срикошетила в потолок. Бабочка поднялась и расправила крылья. В свете фонаря они переливались красными, синими и зелеными полосами. Один узор сменял другой, как в калейдоскопе и от этой блестящей круговерти у Максима закружилась голова. Перед глазами поплыли огненные круги.

Максим нажал на спуск еще и еще. Пять пуль с визгом отскочили в стены, не причинив монстру вреда. Бабочка рванулась вперед. Так, где у нее должен быть хоботок, раскрылись щупальца, обнажая черное отверстие. В лицо пахнуло сладковатым запахом тлена.

Максим стоял недвижимо, будто парализованный. И все же он смог вставить ствол револьвера в зияющую дыру и взвести курок. Глухо хлопнул выстрел. Монстр булькнул, завалился назад и упал на спину. Узор на крыльях померк, тонкие, будто из проволоки, ноги поскребли бетонный пол, несколько раз дернулись и застыли.

Туман перед глазами рассеялся. Максим кое-как выбил стреляные гильзы и перезарядил револьвер. Конечно, вряд ли в маленьком подвале хватит места для двух чудовищ, но все же не стоит ходить здесь с пустым барабаном.

Рядом с телом валялся автомат. Максим подобрал его и с досадой махнул рукой: затвор застрял посередине хода. Из патронника выглядывала перекошенная гильза, ствольную коробку сплющило так, будто по ней проехал грузовик. Неужели это «бабочка» постаралась?

На всякий случай Максим отсоединил магазин и сунул его в рюкзак. Патроны лишними не бывают.

Скрипнула и грохнула о косяк дверь. В проем ворвался порыв ветра. Он пронесся по подвалу, поднимая пыль, и тут же утих, будто запутался среди стеллажей.

Максим поднялся наверх, вышел из котельной и чихнул от яркого света. Присел на кучу битых кирпичей и закрыл руками лицо. И вдруг он услышал едва уловимый шум – что-то вроде низкого «буууу». Звук не раздражал, наоборот, он придавал уверенности, словно кто-то невидимый постоянно твердил: все в порядке, не бойся. Секунда – и снова лишь ветер шелестит листвой, да в молодой весенней траве трещат неугомонные кузнечики.

Но куда идти? Максим встал и побрел наугад, изо всех сил сжав веки. Почувствовал преграду, остановился и открыл глаза. Оказывается, он пришел прямо к проходной. От нее мало что осталось: деревянная сторожка давно развалилась и рухнула, полосатый шлагбаум валялся на земле.

Потрескавшееся шоссе вело через поселок. Наверное, в этих желтых трехэтажных домах жили работники электростанции. Максим обошел две квартиры: внутри только стены, оклеенные зелеными обоями, да кафельная плитка там, где когда-то была кухня. Не хотелось бы оставаться на ночлег в таком неприютном месте.

Дорога спустилась в низину и разделилась надвое: одна ее ветка петляла в поле, другая скрылась среди высоких сосен и зарослей кустов.

В лесу царил сумрак: даже здесь, на шоссе, солнце с трудом пробивалось сквозь густые кроны деревьев. Максим шагал и шагал, не обращая внимания на боль в натруженных ногах. Наконец посветлело, и сквозь ветви показались клочки голубого неба.

Рядом с дорогой, между толстых стволов, показалось что-то темное и высокое. Максим продрался через кустарник и увидел старую колокольню – кирпичная башня доставала почти до самых верхушек сосен. Забросили постройку, видимо, очень давно: из стены торчали ржавые скальные крючья. Когда-то здесь тренировались альпинисты.

На верхней площадке, держа в руках автомат, лежал человек.

- Эй! Ты что там делаешь? – закричал Максим. – Иди сюда!

Человек зашевелился, автомат выпал из его руки. Ремень зацепился за альпинистский крюк, и оружие повисло высоко над землей.

Покойник взмахнул руками. Кто-то втащил его в колокольню, чавкнул и недовольно заворчал.

Максим бросился бежать. Он лишь чудом не свернул себе шею о толстые стволы деревьев, сам не зная как, оказался на шоссе и выскочил на опушку.

Несколько бревенчатых домов сгрудились у дороги. Некоторые почти развалились, посреди обломков бревен торчали печные трубы. Но кое-где даже уцелели стекла: яркие сполохи заходящего солнца слепили глаза, будто частые вспышки орудийных выстрелов.

За брошенной деревней высился пологий холм, на его склон, казалось, опустилось бело-розовое облако. Максим несколько минут стоял, силясь понять, что же это такое, пока не сообразил: это цветут яблоневые сады! Наверное, еще долго плоды человеческого труда не сдадутся под натиском диких кустов и сорной травы. А может быть, здесь, в Зоне, и никогда.

Максим присмотрел дом покрепче и вошел внутрь. В просторной комнате валялся перевернутый стол. Коридор кто-то перегородил металлической кроватью. Максим сдвинул ее в сторону и рухнул прямо на ржавую сетку.

Небо понемногу темнело. Через десять минут Максим, кряхтя, заставил себя встать. Едва передвигая ноги, он поднялся на вершину холма и остановился, уже не в силах удивляться. Потом достал из рюкзака фотоаппарат и несколько раз щелкнул затвором. Мимо такого сооружения пройти нельзя.

Между полосатыми мачтами на металлических обручах неподвижно висели провода антенн. Диполя Надененко. Толстые кабели от них тянулись к похожему на серый куб зданию, с трех сторон окруженному лесом. На фасаде сооружения сохранилась вывеска «Радиоцентр».

Максим глянул на ярко-алый шар солнца над сплошной стеной леса и быстро зашагал к поваленному бетонному забору. Обогнул контрольную будку, вошел в радиоцентр и поднялся по лестнице.


Закончено
+2
767
RSS
11:26
Энергичное повествование, не скучно, затягивает, читала с интересом. Какие есть еще соображения:
1) Маловато «внутренней жизни» героя. Он так радостно согласился и без тени сомнений повалил в эту Зону, будто у него там родная бабушка живет), это выглядит не совсем естественным.
2) Стеснительно описаны сильно эмоциональные события. «увидел ту самую тварь, фотография которой наделала столько шума». Сразу хочется отлистать назад и внимательно прочитать описание твари, от этого эффект ужаса от появления твари в данном эпизоде пропадает. «Страшный булькающий звук» — тоже из этого разряда — вроде обозначено действие, но немного эмоционально «не добивает». Короче, таких эпизодах хочется пусть кратких, но специфических подробностей. А то выходит неестественное спокойствие.
14:29
Он так радостно согласился и без тени сомнений повалил в эту Зону, будто у него там родная бабушка живет), это выглядит не совсем естественным.

Это объясняется в конце первого похода. Максим же экстрасенс, он знал, что вернется. Узлы будущих событий (где его жизнь и смерть зависят от его действий), он научился видеть и понимать чуть позже. Но в целом в Зоне он особой опасности не чувствовал. Ну и ему, естественно, хотелось избавиться от назойливой опеки ФСБшников — их он боялся куда больше, чем всю Зону вместе взятую.

Стеснительно описаны сильно эмоциональные события.

С этим согласен. Ну, я тогда еще не знал, как правильно писать и образности не хватает. Это надо перерабатывать, да.
02:14
+1
В целом неплохо, но да эмоций нет. Все как-то очень просто, напоминает компьютерный квест. Пошел туда, сделал это. Нашел то, другое выбросил. Револьвер использовал и т. д.
Куда хочешь! Этот должен быть здесь один, никаких контактов, не вздумайте смотреть ему в глаза!


Если это так страшно — надели бы мешок на голову)

Лос, лос, ферфлюхтен доктор,


Я это не понял, тут должна быть авторская сноска. Не надо думать, что все изучали в школе немецкий. Я вот — совсем наоборот, английский. Поэтому сноски быть должны. А еще лучше — эти места писать на оригинальном языке, то есть латиницей.

через забор за торцом полосы


«Торец полосы» выглядит нелепо. Полоса — это же асфальтированная дорога.

сидела высохшая мумия — кто-то высосал человека, оставив только обтянутый кожей скелет.


Вот откуда такие выводы? Я понимаю, что он провидец, но не медик же? Вообще, награждая человека даром предвиденья, автор часто использует это тогда, когда хочет. Про милицию не предвидел, а экзамены сдал. Про револьвер узнал, а про монстра не предвидел и так далее. А нстоящий провидец уходит от всех опасностей. Вообще от всех. Удачи!
12:10
В целом неплохо, но да эмоций нет. Все как-то очень просто, напоминает компьютерный квест.

Я это довольно давно писал. Почему и не хотел писать без переработки. Но, опять-таки, это — только первая половина первого похода.

«Торец полосы» выглядит нелепо. Полоса — это же асфальтированная дорога.

Нет, имеется в виду взлетно-посадочная полоса.

Про милицию не предвидел, а экзамены сдал. Про револьвер узнал, а про монстра не предвидел и так далее.

А это дальше объясняется (во втором походе, а их пока три написано). Во-первых, работать оно работает, как и в жизни, только когда само захочет. Во-вторых, Максим и сам толком еще не умеет своими способностями пользоваться.
Фото взлетно-посадочной полосы, пожалуйста. Тогда я пойму, есть ли у нее торец. Торец может быть у здания, полоса, даже взлетно-посадочная — это не здание.
20:12
Торец взлетно-посадочной полосы — вполне себе официальный авиационный термин.
Например:
«Входные огни устанавливают у порога ВПП. Они предназначены для указания начала ВПП (его торца) и излучают зелёный свет.»
sbbu.narod.ru/Private/images/Lesson7Figure03.gif
Термин авиационный, но не литературный. Так? Вы же не инструкцию для летчиков пишете, и никто из героев не летчик! Так? Поэтому используйте — «край взлетной полосы, конец… » но никак не торец. Вы, конечно, может оставить, как есть. Но я советую писать так, чтобы ни один «комар»( редактор) носа не подточил.) Удачи!
20:50
Поэтому используйте — «край взлетной полосы, конец… »

Тогда меня летчики с потрохами сожрут! Можно написать еще «порог ВПП», но это не совсем так. Честно скажу, у меня рука не поднимается писать «край ВПП». Но конец ВПП… кстати, можно попробовать.
Так разберись с аудиторией. Я сильно не уверен, что пишешь для летчиков. Но, если для летчиков, не забудь про «дроссельную заслонку»)) далее — фразы из рассказа начинающего писателя " «Я ощущал, как упругие потоки воздуха под крыльями делают самолет легче перышка, как спадает напряжение в передней амортизационной стойке. Дроссельная заслонка закрылась, и самолет, потеряв скорость, тяжело осел.»

«И тяга пропала, как будто кто–то закрыл мне дроссельную заслонку.»

Эту заслонку автор упоминал так часто, что читатели уже и смысл всего рассказа потеряли) Не повторяй ошибки!
21:22
Я сильно не уверен, что пишешь для летчиков.

Ну, они тоже могут попасться среди читателей. И сделают фэйспалм. )
ну, Макс, вот не подкопаешься ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A2%D0%BE%D1%80%D0%B5%D1%86 Торе́ц — поперечная грань протяжённого объекта, по форме близкого к цилиндру или прямоугольному параллелепипеду. У цилиндрических объектов торец находится в плоскости, перпендикулярной продольной оси, и имеет форму круга. У прямоугольного параллелепипеда торцом обычно называют наименьшую по площади грань. Если материал параллелепипеда имеет направленную структуру (например, древесина, волокна которой вытянуты по направлению роста), то торцом считается плоскость, перпендикулярная направлению структуры материала.

Все, торец может быть лишь у параллелепипеда, а не у плоскости, а любая дорога, будь то взлетка либо просто улица, не может быть параллелепипедом, стало быть торца быть у нее не может. А может быть поребрик, бордюр...)))
23:44
стало быть торца быть у нее не может.

Но в терминологии-то называется торец. Исторически так сложилось.
15:40
+1
Я когда последний раз сдавал на права — выучил 1 из 40 билетов за 15 минут перед экзаменом и именно он мне и попался) Интересно, у меня тоже есть приличные шансы выжить в «зоне»?))

Собственно, сюжет интересный, любителям сталкерской тематики придётся по вкусу. Однако повествование, на мой взгляд, ведётся слишком быстро, история разворачивается чересчур стремительно, не позволяя читателю в должной мере прочувствовать атмосферу произведения, прочувствовать его героев. Для черновика, в общем-то, неплохо, если планируете затем уместить сюжет в формат небольшой повести. На более крупную форму не тянет из-за сжатости и скомканности повествования — слишком много событий для первой главы.

Опять-таки, подчеркну, что основная сюжетная идея мне очень понравилась — здесь и оригинальность, и принципиально новая фантастическая наработка, но для хорошего качественного произведения крупной формы стиль и язык требуют длительной редактуры. Действия, разворачивающиеся в первой главе, я бы на месте автора расширил бы до трёх-четырёх глав, за счёт более детального описания, как непосредственно самих событий, так и окружающего их фона. Произведению явно не хватает эмоционального накала, не раскрыты характер и мораль персонажей, в том числе главного героя. По своему языку и структуре текст напоминает скорее сценарий для компьютерной игры, ну или очень сырой черновик. Хотя при хорошей, более тщательной реализации на выходе может получится очень качественное чтиво, нашедшее бы множество читателей.
16:27
+1
Я с вами абсолютно согласен)
18:39
Для черновика, в общем-то, неплохо, если планируете затем уместить сюжет в формат небольшой повести.

Я вообще планировал написать на эту тему небольшой рассказ и все. Но оно само как-то у меня вылилось уже в три похода (это — первая половина первого похода). Более того, к третьему походу даже концепция малость изменилась и первую часть, естественно, надо редактировать и приводить к общему знаменателю. Вопрос, когда я за это возьмусь?
Я когда последний раз сдавал на права — выучил 1 из 40 билетов за 15 минут перед экзаменом и именно он мне и попался) Интересно, у меня тоже есть приличные шансы выжить в «зоне»?))

Когда пойдем?)))
После первого курса училища мы сдавали экзамены. Их было аж пять и все устные, по 20 билетов. По четырем предметам я выучил по билету и вытащил именно их. А причина везения банальна до невозможности))) Билеты просвечивались, и хотя они лежали текстом вниз, если напрячься, то можно было разобрать номер с другой стороны. Я это заметил еще на консультациях, о чем и сказал всей группе. Большинство последовало моему совету, и вытаскивали билеты, которые они выучили, но кто-то и не смог разобрать номера на обратной стороне билета. Не повезло… А вот преподаватели были в восторге от результатов экзамена, ведь в основном были 4 и 5 и совсем мало троек.😂
06:44
Когда найдём зону)))
Ну, кстати, в моём случае была чистая удача — выпавший рандом 1 из 40) Ну или неосознанная сверхспособность)))
А мне нравятся стремительные события в начале произведения. Мелочи можно разжевать и дальше по тексту, но сюжет должен затягивать сразу и не отпускать. Хотя, удержать можно и описанием кирзового сапога, если написать хорошо и увлекательно. А у автора получается и хорошо и увлекательно.
Насчет сырости текста автор предупредил сразу, так что, по этому поводу и претензии не предъявишь — «я ведь предупреждал»))).
А вот насчет самой идеи такой Зоны — где-то я уже видел такое. Пока читал, не мог отделаться от впечатления, что давным-давно, когда мне было лет шестнадцать, в каком-то журнале фантастики, подобное уже встречалось. С фантастикой тогда было в нашем поселке несколько напряжно, поэтому хорошие произведения врезались в память всерьез и надолго. Вот и то врезалось, но не помню ни автора ни названия. Но журнал стоит перед глазами, и такое чувство, что вот-вот вспомню. Нужно посмотреть на полке, может я его и перевез, когда переезжал, в чем не уверен. Но, мне теперь интересно, насколько могут совпадать идеи у разных людей, и в разный период времени.
Написано интересно, занимательно. Хочется прочитать, что будет дальше, но не получается. Продолжение автор не выложил(( А такой маленький отрывок очень сложно критиковать — сюжет пока не ясен, образ главного героя не раскрыт, мир слишком туманный, непонятный. Само собой это все впереди, в последующих главах. Вот я пожалуй и напишу полноценный отзыв, когда смогу прочитать побольше, и решу для себя, хвалить произведение или ругать))
Пока же ограничусь только вычиткой:
Едва Макс открыл дверь, как его скрутили, заломили руки за спину, и, надев наручники, швырнули в потрепанную полицейскую машину .

Парня же на лестничной площадке скрутили у двери его квартиры. Не могли же сразу в машину кинуть. Должны были из подъезда вывести, стащить по ступенькам. Думаю, этот момент не стоит игнорировать. А дверь в квартиру полицейские удосужились закрыть? Про это не упоминается, и странно, что Максима это даже не беспокоит.
Вы садитесь, дайте ему кто-нибудь кресло.

Воспринимается как «вручите ему кресло». Лучше «дайте ему сесть» или «освободите для него кресло».
исходящий от полковника импульс гнева

исходящую от полковника сладкую, как патока, ложь

И там и там от полковника что-то исходит. Фразы похожи, это коробит (хоть они и имеют противоположное значение).
Максим взвел курок, и выстрелил в приближающееся существо – бесполезно. Пуля тюкнула в красно-серую шкуру и отлетела куда-то в сторону.

Почему Максим продолжал стрелять стоя на месте, когда логичнее было бы убегать сломя голову? И почему монстр остановился перед ним, позволив себя убить, а не врезался в него на полном ходу, сбивая с ног своей тушей и подминая под себя? Это воспринимается как-то нелогично.
Еще на мой взгляд со сценой проникновения в Зону не следовало бы торопиться. Лучше бы сначала больше рассказать читателю о данном мире, о причинах ситуации, в которой оказался главный герой. А героя пустить в Зону, скажем, в главе третьей.
В целом произведение очень понравилось. Жду продолжения.
01:33
Прочитал и что могу сказать. В целом очень даже неплохо, но есть парочка но. Во первых не то чтобы объясняется какие именно способности у героя есть, и как ему угадывание билетов поможет выжить в этой самой зоне. Как по мне, так навыки спецназовца, вкупе с навыками профессионального выживальщика там помогли бы куда больше. Судя по всему герой не наделен ни первыми (открыл дверь как лох, да еще и позволил себя скрутить. Вопрос как он будущее предугадывает если даже не смог предвидеть что его заметут и отправят хер пойми куда), ни вторыми, что как-бы ставит под сомнение его выживаемость и стрессоустойчивость даже в условиях обычной дикой природы, не говоря уж об аномальной зоне. Кстати о ней. Как мне показалось с ней тоже не все в порядке. Во первых, почему бы ему не взять с собой фонарик вместо вспышки фотоаппарата. Уж в плане создания света который для странных херовин вроде как неприятен, он куда эффективнее, а, во-вторых, где, собственно сама зона. ИМХО конечно, но ощущение чужеродности в ней должно присутствовать сразу, когда герой пересек ее условную границу. Причем ощущение чужеродности такое, чтоб читатель напрягся и его пробрало буквально до мурашек. Тут зона, ничем поначалу толком от заброшки, с которой не успели попиздить все, что плохо лежит, по сути не отличается. И только потом, очень медленно и неторопливо начинает себя раскрывать. Теперь о герое. Он слишком безэмоционален или его эмоции описываются настолько мельком, что их как-будто и нет. Так может вести себя либо прожженный вояка, хотя как мне кажется, там пересрался бы даже он, либо какой-то отмороженный засранец у которого нет чувства самосохранения. Вообще. Такие вот претензии к первой главе, но даже с их учетом, мне понравилось то, что вышло.
01:43
Во-первых, это еще концепт не оформившийся. Во-вторых, у героя есть две основных способности — предвидеть будущее и «работа с человеком» (определить эмоциональный настрой и кое-что еще). И эти способности в Зоне куда важнее навыков выживальца или спецназовца. (Кстати, способности эти работают очень тонко, едва уловимо и очень легко этот настрой сбить. Более того: таким людям, как ГГ Зона иной раз начинает «подыгрывать». Она не 100% враждебна и не для всех. Поэтому ГГ иной раз ведет себя бесстрашно — он знает, что ничего плохого не случится)
А то, что Зона открывается медленно — так и должно быть. Она у периметра мало чем от заброшки отличается. А ближе к центру там и проявляются разные чудеса. И чем ближе к центру, тем больше растянуто пространство и тем длиннее расстояния.
01:52
А чем важнее то?
01:55
Просто это совершенно не объясняется в тексте, да и не обыгрывается тоже.
01:58
Это пока не обыгрывается, потому что это самое начало. А дальше (особенно во второй и третьей частях) все станет понятно. (Кстати, части я называю «походы»). К примеру, там тренированные спецназовцы хотели пойти по удобной тропинке через поле, но ГГ-проводник прямо сказал им, что лучше пробираться краем болота — пусть и неудобно идти, зато относительно безопасно.
01:59
А тренированным спецназовцам ликбез по особенностям местной аномальной специфики не провели чтоли?
02:04
А кто там вообще знает, что там есть? И многое в Зоне для обычного человека непредсказуемо, лишь такие, как ГГ могут уловить, что что-то не так. Но у людей с «особыми способностями» свои слабости — в частности, они видят призраков и те могут их увести с собой, а обычные люди — «глухие», призраков не видят и они им не страшны. (Ну вот, я уже спойлерить начинаю).
02:06
Ну так туда посылали экспедицию за экспедицией не зная что там с ними дальше. И даже какой-то высокопоставленный хрен послал туда своего сына. Немного странно звучит.
02:09
Ну, ушло в Зону несколько экспедиций. Как обычно — одна пропала, послали спасательную… и та пропала. А то, что полковник послал туда сына — ну пока еще никто не знал, что там так серьезно все. На эту Зону 25 лет никто внимания не обращал.
02:11
Тоесть у них аномальная херня, в которой пропадают экспедиции и при этом на которую всем пофиг? Вопрос, если пофиг что там делали экспедиции, а если они пропали, то зачем отправлять сына в заведомо опасное место?
02:14
Поначалу никто не посылал экспедиций. Потом вдруг спохватились, а поздно — Зона уже сформировалась. А почему полковник отправил сына… ну, потому что доверять больше никому не мог, наверное.
02:16
Немного странная логика. Отправить человека, которому ты доверяешь и на которого тебе не насрать в место в котором он с вероятностью в 90% погибнет. Судя по обстановке там действие происходит в постсовке а тут бы ограничилось отправкой пушечного мяса и кучей рапортов о том что они пропали без вести.
02:22
Почему с вероятностью 90%? Никто еще точно не знал, даже не думал, что так все серьезно. И, кстати, сын полковника мог пойти сам, без ведома отца. Ну вот захотелось ему посмотреть. Кстати, в Зоне нельзя передвигаться большими группами — много людей вызывают сильные возмущения. Зона начинает уменьшать численность группы. Даже ГГ — Проводник «высшей категории» максимум смог вытащить 11 человек (и то с оговорками). Обычно — максимум 5-6, это предел. Поэтому больших отрядов в Зоне не бывает. (Ну, это снова спойлер).
02:24
Ну так ГГ туда впускали через ворота, да и периметр вроде охранялся, не? Или там срочников поставили со зрением -8?
02:27
Периметр не охраняется — зачем? Местных и так туда калачом не заманишь. Да и ворота тоже без охраны, это просто ГГ через них впустили. А сын полковника сам ФСБшник. Ксиву показал и прошел куда угодно. (Хотя на самом деле он просто был в составе экспедиции).
02:31
Ладно, убедил)
РЕЦЕНЗИЯ НА ПРОИЗВЕДЕНИЕ АВТОРА MAXFACTOR «МАКСИМ. ЗОНА»

«Ощущение чьего-то присутствия не давало Максиму покоя, он зажег фонарик и, осторожно открыв дверь, вышел в цех. В зловещей тишине слышался шорох,
треск и стук, как будто невидимые игроки быстро-быстро стучат
костяшками домино»
MAXFACTOR

«Эх, сколько я зарезал, сколько перерезал, сколько душ невинных…» — наверное, я совершенно испорченный человек, поскольку именно эти строки первыми пришли на ум. А еще представился автор, лениво «гоняющий» по рту самокрутку. И насколько же верным оказалось утверждение Антуана де Сент-Экзюпери: «В действительности всё иначе, чем на самом деле».

Что понравилось:

1. Интригующее название. Хоть и не сразу ясно, о какой Зоне идет речь, поэтому читать будет весьма разношерстная публика, а это огромный плюс автору;

2. Быстрое развитие событий. Временами даже сверхскоростное. Только что герой смотрел в бинокль, а секунду спустя уже мчится в полицейской машине (эх, не зря я… «прибыла в Одессу банда из Амура…»);

3. Необычный сюжет. Обычно я не особо люблю повествования про различные вылазки в Зону. Исключение из правил, пожалуй, составляют рассказы Сергея Алексеева. А тут неожиданно затянуло и понравилось. Не возникало у меня желания бросить не дочитав. Тут и аномальная Зона, и сверхъестественные способности, и необычные твари – «все смешалось в доме Облонских».

Из минусов:

1. Несколько сырой текст, которому вычитка только добавит плюсов;

2. Немного не хватило эмоций.

В целом, произведение понравилось. Моя оценка 8 из 10.
19:32
Раз интерес к подобным произведениям остается, зову всех прочитать мой рассказ book-worlds.ru/proizvedeniya/fantastika/boevaja-fantastika/hraniteli.html, в том числе и автора «Зоны». Буду рад любым комментариям.