Взгляд на идеологию романа «Мастер и Маргарита»

Взгляд на идеологию романа «Мастер и Маргарита»
(набросок статьи)


Вчера подумал, пришел к выводу, что «МиМ» текст не просто антисоветский, а реально КОНЦЕНТРИРОВАННО антисоветский и содержит в себе код разрушения СССР.
Причем конструкцию Булгакова сложной назвать нельзя.
Первое это то, что он писался действительно в стране атеистической, причем атеизм был частью советской идеологии (тут не поспоришь!). Атеизм (научный атеизм) – это один из духовных базисов «строителя коммунизма». Светломыслящий атеист, верящий в науку противопоставлялся «дремучему и отсталому» верующему в мракобесие.
В первой сцене некто, представленный как «иностранец» дискутирует с двумя советскими философами, находящимися на атеистической позиции. При этом иностранец довольно злобно (и убедительно для невнимательного читателя!) ломает этих атеистов в полемике (доказывая и существование Бога и существование Христа и существование дьявола). Выигрывает спор.
Затем этот главарь банды «иностранцев» (враг, интервент и прочее), с такими же мерзкими подручными на протяжении 20 глав не раскрываясь еще пока, издеваются над советскими гражданами, четко показывая всю гнилость советского строя и идеологии (делается сие виртуозно!) Перед нами такие советские граждане как: алкоголики (Бездомный), идиоты (он же), подхалимы (Лиходеев), приспособленцы (Берлиоз), хамы (Рюмин), сволочи (Латунский), взяточники (Никанор Иваныч), подлецы (Варенуха), Римскому можете сами поставить диагноз (у него целый комплекс болячек!), гуляющие на стороне (Семплеяров), чиновники-идиоты (история с пустым костюмом). Положительных персонажей среди советских граждан нет ни одного. НОЛЬ! Воланд говорит «люди как люди, квартирный вопрос только испортил их» (90% советских граждан жило либо в бараках, либо в коммуналках – удар ниже пояса!). Положительный персонаж в первой части один – Мастер, который выглядит как… диссидент! Человек неспособный реализоваться у себя на родине и обреченный несмотря на талант тихо помирать в психушке. Человек четко либеральных взглядов, пишущий… антисоветский роман, про Пилата. Еще «упорно положительными» на общем фоне ходячих карикатур на людей выглядят конечно члены «шайки Воланда». Они симпатичны, циничны, легки в общении, не задумываются о том, подслушивает их кто-то и как отреагируют на их слова. Кем они показаны? Правильно! Иностранцами. Теми, кем и представились в самом начале. Точка симпатий читателя направлена на Воланда и его шайку, вектор антипатии идет к советскому обществу, четкий и безупречный на протяжении всей первой части. Придраться невозможно.
Попутно идет рассказ про «историю Пилата и Иешуа Га Ноцри». Иешуа Га Ноцри говорит не то, что говорил исторический Христос и не ведет себя идентичным способом, но пилит… правильно! Антисоветскую пропаганду, которой пытается аргументировано противостоять Пилат. Причем в отличие от советских граждан библейский Пилат показан умным человеком и с положительным вектором.
Вот цитаты Иешуа Га Ноцри: https://citaty.info/character/ieshua-ga-notsri - почти все его цитаты. Кем он показан в этих цитатах? Правильно! Блаженным «представителем мракобесия», человечком с крестиком на шее. А перед ним тогда кто? НКВДешник, представитель советской власти, побывавший на войне, свято верующий в силу кесаря (генсека) и разбирающим дело «антисоветчика», на которого написали «расстрельную» статью, типа «враг народа». И человечек с крестиком уделывает этого НКВДешника! Громит его в полемике и по существу перепрограммирует.
Мракобесы-атеисты – 2/0.
Это все первая часть.


Смотрим вторую!
Во второй части Воланд наконец полностью раскрывается и его шайка-лейка аналогично! Теперь это типа «дьявол и его окружение». Но на дьявола и демонов они при этом ни капельки не похожи! Раскрывшись они остаются приятными, добрыми ироничными и непринужденными жителями западного общества, и также неистово противопоставляются советским гражданам, как и ранее.
Добавляется Маргарита, которая, изменив мужу летит на Адский шабаш, чтобы спасти своего Мастера (того что диссидент!).
Адский шабаш (бал королей) выглядит весьма странно, он более похож не адскую оргию, а скорее на церемонию вручения Оскара с последовательным выходом звезд. Мир в нем четко Западный: блестящий, сияющий и грандиозный! На нем, к слову, Воланд убивает пытавшегося внедриться агента НКВД (барона Майгеля) и завершает спор с Берлиозом (который к слову точно приводит аргументацию Е. Ярославского – главного советского атеиста на протяжении всего романа.) отправив того в «небытие».
Мракобесы-атеисты 3/0 дополнительное время не требуется. Матч закончен!


Маргарита показана сначала неистовой «женой декабриста», готовой любой ценой вытащить своего Мастера, написавшего в прошлой части антисоветский роман и вытащить его с помощью «иностранца» Воланда. При этом СССР ее не волнует совершенно! Советская мораль и идеология – идентично! Воланд вытаскивает из психушки Мастера и отправляет к бегающей всю вторую часть полностью голой Маргарите к слову одевается Маргарита уже только после «смерти». Тут кстати тоже интересная тема: настоящая оргия происходит не на адском шабаше, а в голове у Маргариты в ее неистовом, и непрерывном обнажении всю вторую часть. Маргарита показана ко всему прочему, как человек утративший связь с реальностью, полностью погрузившаяся в хаос: "Вас не смущает, что я голая?", "Прощай дорогой, я стала ведьмой". Маргарита по существу генерирует и передает в массового читателя тот хаос, который у нее в голове и этот хаос аккуратно отправляется туда с тем же с положительным вектором, что и "мракобесие" из первой части. Читатель даже не задумывается о том, что Маргарита (четко по сюжету!) просто продает душу Дьяволу и получает за это немедленно проклятие. Все наслаждаются потоком ее трансформаций и нулевой ответственностью перед кем-либо. Как она показана в итоге? Правильно, как либералка. Бесконечная в своем падении творческая личность. Валерия Ильинична Новодворская. А еще правильней будет сказать, что все либералы женского пола брали пример и старались походить в дальнейшем именно на Маргариту: неистовую "революционерку либерализма". Точно также как все либералы мужского пола брали своим примером образ Мастера. Мастер и его Маргарита - это точно безукоризненно исполненные внедренные в массовое сознание образцы (иконы) для подражания, формирующие в советском обществе антисоветских людей. Это антиГарибальди и антиЖаннаДарк.

Теперь финал. Натворив делов и получив за это ноль наказания, вся шайка-лейка сваливает… куда? Туда где Мастер сможет найти успокоение с Маргаритой! Это не «сделка с дьяволом», это резидент западных спецслужб вывозит из страны диссидента с его женой. Вот и всё! Они покидают мерзкий советский мир и получают «успокоение» в условной «загранице». При этом Мастер еще успевает встретиться с «перепрограммированным» НКВДешником Пилатом, видимо также сбежавшим и «получившим успокоение».

Он кричит ему там: правильно «Свободен!» Свободный человек в свободной стране. Может не беспокоиться о прошлых грехах.
Занавес!
Стоп!!!

В романе есть еще один перепрограммированный, это тупой алкоголик из первой части, беззаветно верующий в советскую систему и идеологию поэт Бездомный! В финале он точно такой же диссидент, как и Мастер. По существу Мастер ему передает эстафетную палочку. Типа я улетаю, а ты тут учи и переводи всех в мою веру. Веди все из этого мрака.
Вот теперь точно Занавес!

Вот такой взгляд на гениальное творение М. Булгакова.
Это эскиз статьи, подробней будет чуть позже.

-1
08:16
189
RSS
20:23
В таком виде мне непонятен вывод статьи. То, что Булгаков не любил режим, это и так известно. То, что поначалу его мало печатали и не принимали в союзы писателей, тоже известно давно. Со временем его при жизни стали нормально издавать, а роман «Белая гвардия» был хорошо принят издателями и читателями.
07:55
Лебедев, я заметил, что у вас совсем иное представление о биографии Булгакова, нежели чем у меня.

И это уже как минимум странно smile

И из вашей рецензии я так и не понял, что собственно вам «непонятно», какой вывод?
21:06
Это не рецензия, это простой комментарий, уважаемый Лев.
У нас разные версии биографии одного человека?! Возможно, вы знали его лучше, чем я. Хе-хе. А вообще это нормально.
Вы разобрали роман «Мастер и Маргарита» по неким блокам и описали персонажей. Написали утверждение (идею). Но вывода в данной статье я не увидел. Что следует из ваших изысканий?
21:53
Вывод естественно в первой строке:

«Вчера подумал, пришел к выводу, что «МиМ» текст не просто антисоветский, а реально КОНЦЕНТРИРОВАННО антисоветский и содержит в себе код разрушения СССР.»

роман талантливый, возможно даже гениальный, написан безукоризненно (практически) и он 100% антисоветский.
20:36
Код разрушения СССР? Вы серьёзно? Нет, конечно, СССР развалили с молчаливого согласия военных и КГБ. Но я полагаю, что на это не сильно повлияла та или иная литература. Руководство предало народ в 1991 году, только и всего. Поставили свои шкурные интересы и мечты о красивой западной жизни во главу угла.
20:41
СССР разваливали все последние двадцать лет.

Ряд литературных произведений сыграли тут не последнюю роль smile
Как и вообще культура.
21:16
+1
Не путайте тёплое с мягким, уважаемый. СССР перестал существовать в 1991 году. После этого известные вам личности занимаются экономическими, политическими организационными махинациями в странах СНГ и Восточной Европы.
21:35
Не понял смысла вашего возражения smile
22:58
+1
Если так подумать, то текст «Двенадцать стульев» Ильфа и Петрова не менее антисоветский, чем вышеупомянутый «МиМ» Булгакова, ведь и там, по сути, ни одного положительного героя, жителя молодой Советской республики. Киса — дворянин, глубоко законспирированный недобиток прежнего царского режима. Ведь не даром он является руководителем ЗАГСа. Ведь как расшифровывается эта аббревиатура? Отдел Записи Актов Гражданского Состояния. Караул, куда смотрело НКВД? Такого опасного человека и в такое госучреждение. Ведь у него в руках все имена и фамилии как солдат Красной Армии так и самих НКВД…
А про Остапа вообще умолчу. Он же ж прямой иностранец. Сам признавался, что его отец «турецкоподданный». Словом, любое произведение можно перевернуть так, как возжелается…
21:37
Ну во времена оные (30-е) романы Ильфа Петрова балансировали на гране запрета, но не так четко как МиМ.

Тут дело не в том, кто «иностранец», а куда направлен вектор симпатии и самое главное «как».